Охрана Калуга.

ЧОП ТРАЯН КАЛУГА

 
     Контакты : Информация о компании : Охрана объектов :  Пультовая охрана : Сопровождение грузов : Инкассация : Видеонаблюдение : Статьи
монтаж систем видеонаблюдения ООО ЧОП ТРАЯН  
 

Охрана Калуга. Видеонаблюдение в Калуге. Контроль доступа в Калуге.

 

Охрана объектов

Пультовая охрана

Сопровождение грузов

Инкассация

Системы видеонаблюдения

Контроль доступа

Охрана периметра

Досмотровое и антитерор-оборудование

Все для защиты информации

Прокладка локальных сетей

Детективное агентство

Заказать монтаж оборудования

Наши услуги

Прайс-лист
 
 


  Rambler's Top100  
  На доработке!!!  
  На доработке!!!  
   

      

ОСНОВЫ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

ОСНОВЫ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Об авторе

Юрченко Ирина Анатольевна

Родилась 17 октября 1966 г. в г. Москве. В 1985 г. окончила Московский техникум железнодорожного транспорта им. А.А. Андреева. С 1986 г. сотрудник органов внутренних дел. В 1992 г. окончила Академию права г. Москвы. С 1996 г. работает преподавателем кафедры криминалистики Московской Академии МВД России.

МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

В последние годы в России обострение криминагенной обстановки и соответственно роста преступности, снижение уровня жизни населения, связанного с социально-экономиической нестабильностью, высокой технической оснащенностью и изощренностью преступных элементов при совершении тех или иных деяний, т.к. преступность не имеет предела ни во времени, ни в пространстве, она деформирует общечеловеческие ценности, подрывает экономику, постоянно угрожая жизни и благополучию всех и каждого. Причем ее опасность в историческом аспекте развития общества постоянно возрастает и требует постоянного пересмотра в использовании и совершенствовании технических средств, приемов и методов, способствующих более полному и быстрому раскрытию преступлений, а также профилактики и предупреждению преступлений.

Современная реальность в области воздействия на преступность настоятельно диктует признать в течение многих десятилетий сложившую негласную сферу защиты человека и общества от преступных посягательств в качестве не только единого и самостоятельного вида социально полезной юридической деятельности, но и подлежащей правовому регулированию по общим правилам.

Эта деятельность называется оперативно-розыскной, в которой возникают специфические оперативно-розыскные правоотношения и которая фрагментальн представлена в комплексе некоторых видов как государственной, так и иной юридической деятельности (контрразведывательной, уголовно-процессуальной, уголовно-исполнительной, административной и частной детективной деятельности), требующая изучения с единых правовых позиций. Последнему и служит настоящий учебный курс.

При изучении курса “ Основы оперативно-розыскной деятельности ” необходимо руководствоваться действующим Федеральным Законом об оперативно-розыскной деятельности и разработанными на его основе подзаконными нормативными актами.

Изучение курса “ Основы оперативно-розыскной деятельности ” осуществляется в тесном взаимодействии с другими юридическими и общественными дисциплинами.

В соответствии с программой курса в пособии рассматриваются общие положения, лежащие в основе оперативно-розыскной деятельности. Рассматриваются понятие, предмет, методы, принципы и система ОРД; излагаются основные положения оперативно-розыскного законодательства; определяются субъекты оперативно-розыскной деятельности, показывается их компетенция, и др.

Форма и способы изучения материала определяются с учетом специфики изучаемой темы. Однако во всех случаях необходимо обеспечить сочетание изучения научного толкования того или иного понятия, даваемого в учебниках и лекциях, с самостоятельной работой студентов, выполнением практических заданий, подготовкой сообщений и докладов, написания рефератов.

Для большей наглядности и лучшего усвоения студентами курса “ Основы оперативно-розыскной деятельности ” необходимо активнее использовать схемы, слайды, наглядные пособия, другие разработки и материалы.

Первичные навыки научно-исследовательской работы должны приобретаться студентами при написании рефератов по специальной тематике.

Каждая тема содержит подлежащие изучению вопросы, изложение материала, а также перечень нормативных и литературных источников, в которых содержание темы расскрывается более подробно.

В учебном пособии дается правовая характеристика терминов, наиболее часто встречающихся в оперативно-розыскной деятельности. Краткий словарь может быть использован не только при изучении курса “ Основы оперативно – розыскной деятельности ”, но и специальных курсов, изучаемых в рамках этой дисциплины.

Автором-составителем учтены новейшие изменения оперативно-розыскного и иного законодательства и современная практика органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Работа представляет интерес и для студентов юридических учебных заведений, а также и для студентов учебных заведений, где этот предмет не является профилирующим.


ПРОГРАММА КУРСА ОСНОВЫ РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Раздел 1
ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОПЕРАТИВНО - РОЗЫСКНОГО ПРОЦЕССА

Сущность и содержание оперативно - розыскной деятельности. Правовая основа оперативно - розыскной деятельности.

Раздел II
ЮРИДИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СУБЪЕКТОВ ОПЕРАТИВНО - РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Понятие субъектов оперативно - розыскной деятельности. Их система и основные положения юридического статуса. Оперативные подразделения органов и должностные лица, участвующие в осуществлении оперативно - розыскной деятельности, как субъекты оперативно-розыскной процесса. Иные участники как субъекты, непосредственно осуществляющие оперативно – розыскную деятельность.

Раздел III
ОПЕРАТИВНО - РОЗЫСКНАЯ ТАКТИКА И СПОСОБЫ ПОЛУЧЕНИЯ ОПЕРАТИВНО - ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ

Оперативно – розыскная тактика. Использование в оперативно – розыскной деятельности специальных технических средств.

Раздел IV
СТАДИИ ПРОЦЕССА ОПЕРАТИВНО – РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Оперативный поиск. Аналитический поиск и исследование оперативно - розыскной информации. Оперативная проверка. Информационное обеспечение и документирование оперативно - розыскной деятельности. Особенности оперативно – розыскной деятельности, осуществляемой по фактам преступлений – инцидентов.

Раздел V
ИНЫЕ ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОПЕРАТИВНО - РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Решения в оперативно - розыскной деятельности. Сроки в оперативно – розыскной деятельности. Контракт (договор) в оперативно – розыскной деятельности. Оперативно – розыскные меры пресечения. Новые правила документирования результатов оперативно – розыскной деятельности.


РАЗДЕЛ 1
ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОГО ПРОЦЕССА

Тема 1.
СУЩНОСТЬ И СОДЕРЖАНИЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

1. Понятие, сущность и научное определение оперативно–розыскной деятельности

Прежде чем определить понятие “оперативно-розыскная деятельность”, требуется уяснить смысл сказанного термина. В статье 1 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” (далее Федеральный Закон об ОРД) определено, что оперативно-розыскная деятельность – вид деятельности, осуществляемый гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности”, в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств. Примечательно, что оперативно-розыскные законы стран СНГ и Балтии демонстрируют различный подход к определению правового содержания оперативно - розыскной деятельности. Вместе с тем в большинстве указанных законов, хотя и в различной форме, сделан акцент на процессуальном аспекте оперативно-розыскной деятельности. Специфика здесь в том, что ОРД рассматривается и как система оперативно-розыскных мер — Украина (“…гласных и негласных поисковых, разведывательных и контрразведывательных мер, осуществляемых с применением оперативных и оперативно-технических средств” - Закон Украины “Об ОРД” от 18 февраля 1992 г.), и как правовые действия (Латвия), и как государственно-правовое средство (Беларусь, Молдова), и как государственно-правовая форма (Литва). Рассмотрим, что надо понимать под этим определением.

Деятельность как таковая – это занятие, труд, а оперативно-розыскная – это разновидность социально полезной человеческой деятельности, но не любой, а юридической, т.е. часть опосредованной правом государственной властной деятельности компетентных государственных органов, нацеленной на выполнение социально полезных задач и функций.

Безусловно, что основным здесь является то, что оперативно-розыскная деятельность – это разновидность деятельности государства. Только Российская Федерация в лице высших органов законодательной, исполнительной и судебной власти (в пределах их компетенции) может наделять правом осуществлять оперативно-розыскную деятельность каких-либо субъектов, возлагать на них определенные обязанности и осуществлять контроль за реализацией норм Федерального Закона об ОРД в оперативно-розыскной деятельности.

Научное определение оперативно-розыскной деятельности

Базируясь на теории вопроса, можно сделать вывод о целесообразности трактовки ее определения в “узком” и “широком” смысле слова.(см. далее)

В “узком” смысле слова оперативно-розыскная деятельность – это основанный на федеральном законодательстве вид социально полезной юридической деятельности уполномоченных на то законодателем субъектов, представляющих собой систему поведенческих актов конспиративного и гласного применения специальных сил, средств и методов, а также совершения оперативно-розыскных действий и принятия оперативно - значимых решений, осуществляемый с целью защиты человека и общества от преступных посягательств при наличии объективного затруднения или невозможности достижения этой цели посредством реализации иных законных средств (т.е. речь идет о Уголовно-розыскной деятельности).(см. далее)

В “широком” смысле слова в определении оперативно-розыскной деятельности изменяется содержание одного из основных субъективных элементов – цели. Вместо ее узкой направленности (защита охраняемых законом объектов от преступных посягательств) целью данной деятельности выступает обеспечение безопасности человека и общества (разумеется, включая и государство).

Таким образом, в определении оперативно-розыскной деятельности можно выделить две группы признаков:

1)объективные;
2)субъективные.

Субъективные признаки динамичны, подвижны. К ним относятся:

    • установление той или иной (“узкой” или “широкой”) цели такой деятельности: условие регулирования общественных отношений в оперативно-розыскной деятельности на уровне закона (всех или их части – большей или меньшей);
    • запрет или, наоборот, разрешение на применение тех или иных специальных сил, средств и методов (совершение оперативно-розыскных действий);
    • определение пределов гласности (или конспиративности) в оперативно-розыскной деятельности.

В свою очередь группа объективных признаков определения оперативно-розыскной деятельности также складывается из связанных между собой (и с субъективными признаками) условий (затруднения или невозможности достижения поставленной цели посредством использования иных законных мер) и совокупности признаков, характеризующих объективность содержания оперативно-розыскной работы.

Особо отметим: использование в определении оперативно-розыскной деятельности (в “узком” смысле слова) фразы о том, что ее проведение возможно только тогда, когда “объективно затруднено или невозможно достижение поставленной цели посредством применения иных законных средств”, подчеркивает исключительный, вынужденный характер этой деятельности. По существу, речь идет о социально обусловленном состоянии крайней необходимости. Причем под использованием законных средств, способов и мер следует понимать, прежде всего, те, которые предусмотрены уголовно-процессуальным законодательством.

О термине “оперативно-розыскная деятельность” и его использовании

В теории известны многочисленные попытки объединить одним термином суть всей негласной работы (оперативная, сыскная и т.д.). В законодательных же актах, принятых в течение последних пяти лет, наибольшее развитие получил термин “оперативно-розыскная деятельность”, понимаемый, к сожалению, далеко не однозначно.

“Оперативный”, согласно толковому словарю русского языка под ред. Ожегова С.И. (стр. 452), означает:

1) во-первых, непосредственно, практически осуществляющий что-нибудь;

2) во-вторых, способный быстро, вовремя исправить или направить ход дел.

Однако практика, зачастую, свидетельствует о противоположном. Анализ же содержания положений некоторых нормативных актов заставляет задуматься о якобы большей “быстроте” негласной работы по сравнению с другими видами правоохранительной деятельности, например предварительным следствием. Так, срок производства дел оперативного учета в Федеральном Законе об ОРД вообще не оговорен.

Отметим также и то, что термин “оперативный” недостаточно полно отражает направленность этой деятельности на достижение конкретного результата. Таким образом, при употреблении термина “оперативно-розыскная деятельность”, речь идет о непосредственно-розыскной, практически-розыскной или “быстро”-розыскной работе, как правило, осуществляемой в негласной форме.

2. Виды и направления оперативно-розыскной деятельности

Наличие в оперативно-розыскной деятельности различных правовых отношений определяет ее комплексный характер, где можно выделить определенные виды.

Основными из них являются:

1. Оперативно-розыскной процесс можно определить как применение в определенном порядке компетентными должностными лицами оперативных подразделений органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, положений оперативно-розыскного законодательства и детализирующих их норм подзаконных нормативных актов в интересах решения задач оперативно-розыскной деятельности сообразно предусмотренным законом основаниям проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Под ним мы понимаем основанную на законе и облеченную в форму правовых отношений деятельность правоохранительных органов, использующих негласные и иные специальные силы и средства, а также участвующих в ней лиц. Причем эта деятельность осуществляется в целях предупреждения совершения преступлений, поиска событий преступлений и розыска лиц, уклоняющихся от правосудия, а также с целью способствования решению задач уголовного судопроизводства и уголовно-исполнительного производства.

Необходимо отметить, что характерная черта оперативно-розыскного процесса в том, что его участниками, действующими под руководством персонала оперативных подразделений, нередко являются частные физические лица:

а) гласно содействующие оперативным аппаратам как их внештатные сотрудники;

б) конфиденциально сотрудничающие с оперативными аппаратами. Эти участники оперативно-розыскного процесса имеют конкретные обязанности и права, которые закреплены на законодательном и ведомственном уровне. Следует отметить, что оперативно-розыскной процесс может быть характерен и наличием такой специфической фигуры, как частный детектив. Это вероятно в тех случаях, когда частный детектив заключает договор со своим клиентом — участником уголовного процесса на сбор сведений по уголовным делам, а также на поиск граждан, местонахождение которых неизвестно.

Следует отметить, что оперативно-розыскной процесс может быть характерен и наличием такой специфической фигуры, как частный детектив.

Характер этих услуг свидетельствует о том, что частный детектив может быть участником такого этапа оперативно-розыскного процесса, как оперативно-розыскное сопровождение дознания и предварительного следствия, а также той модификации оперативно-розыскного процесса, в рамках которой комплексно применяются различные ОРМ в интересах обнаружения разыскиваемых лиц.

Рассматривая осуществление частными детективами сыскной функции в интересах решения задач оперативно-розыскного характера, надо специально отметить три из них:

а) поиск без вести пропавших граждан, то есть тех, местонахождение и судьба которых остаются неизвестными. При этом случаи безвестного исчезновения гражданина, имеющие возможные последствия уголовного характера, являются предметом обязательного впоследствии рассмотрения криминальной милицией через ее уведомление частным детективом (убийство, наезд транспорта со смертельным исходом и т. д.);

б) поиск утраченного гражданами, предприятиями, учреждениями, организациями имущества. При этом необходимо учитывать, что утрата имущества может носить криминальный характер, то есть быть результатом халатных действий или бездействия, а также присвоения преступниками. В этих случаях частный детектив также становится участником оперативно-розыскного процесса, т.к. окончательно разрешение проблем, связанными с криминальными фактами утраты имущества, относится к компетенции правоохранительных органов, куда частный детектив обязан представить информацию;

в) сбор сведений по уголовным делам на договорной основе с участниками процесса. При этом частный детектив в течение суток с момента заключения контракта с клиентом на сбор таких сведений обязан письменно уведомить об этом дознание, следователя, прокурора или суд, в чьем производстве находится уголовное дело.

Участие частного детектива в оперативно-розыскном процессе может быть различным. Прежде всего, он может тесно сотрудничать с оперативным работником, опираясь на его поддержку. Однако это возможно лишь в том случае, если интересы клиента частного детектива и оперативного работника или подразделения совпадают. В противном случае частный детектив будет работать в автономном режиме, осуществляя как бы параллельное официальному частнодетективное расследование. В этом случае возможности частного детектива по сравнению с условиями деятельности оперативного работника будут ограничены.

2. Обеспечение административно-правовых режимов (с помощью оперативно-розыскных сил, средств, методов и действий).

Внутри основных видов оперативно-розыскной деятельности в зависимости от решения тех или иных задач различаются подвиды. Суть тех из них, которые непосредственно указаны в Федеральном Законе об ОРД, заключается в том, что эта деятельность осуществляется:

  • для предупреждения совершения общественно опасных противоправных деяний (абз. 2 ст. 2 гл. 1 Федерального Закона об ОРД);
  • для выявления, выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших (абз. 2 ст. 2 гл. 1 Федерального Закона об ОРД), пресечения (абз. 2 ст. 2 гл. 1 Федерального Закона об ОРД) и раскрытия преступлений (абз. 2 ст. 2 гл. 1 Федерального Закона об ОРД);
  • с целью розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания (абз. 3 ст. 2 гл. 1 Федерального Закона об ОРД).

Эти подвиды оперативно-розыскной деятельности составляют уголовно-розыскной процесс.

Во втором виде (ч. 2 ст. 7 Федерального Закона об ОРД) выделяют так называемую оперативно-проверочную работу (то есть органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, вправе собирать характеризующие личность сведения в строго указанных в Федеральном Законе об ОРД случаях).

Кроме того, в оперативно-розыскной деятельности различают иные виды (не основные). Например, сбор информации, сведений, данных и иные действия по обеспечению безопасности государства и общества (Федеральный закон Российской Федерации об оперативно-розыскной деятельности: добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации (абз. 4 ст. 2 гл. 1), а в ст. 2 содержится указание о том, что она может производиться для розыска без вести пропавших граждан (абз. 3 ст. 2 гл. 1 Федерального Закона об ОРД).

Направления оперативно-розыскной деятельности в зависимости от предусмотренных ст.1 Федерального Закона об ОРД целей можно выделить следующие:

а) защита жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина от преступных посягательств;

б) защита собственности от преступных посягательств;

в) обеспечение безопасности общества и государства (в аспекте защиты от лиц, совершающих преступления).

3. Элементы содержания, предмет, формы и цель оперативно - розыскной деятельности

Понимая содержание как внутреннюю основу существования предмета объективной действительности, являющейся источником развития предмета и перехода его в новое качество, невозможно раскрыть содержание предмета и перехода его в новое качество, невозможно раскрыть содержание оперативно-розыскной деятельности без уяснения ее цели и задач, объектов и субъектов, форм и видов, средств, методов и действий, а также определения так называемого оперативно-розыскного процесса и его стадий и др. Особую сложность в исследовании содержания ОРД вызывает ее многоаспектовый характер. Эта ее особенность проявляется в том, что оперативно-розыскная деятельность (в “широком” смысле слова) является одним из наиболее эффективных средств государства в достижении поставленной цели с помощью применения специальных средств и сил. Отсюда следует, что ОРД как определенный компонент социально-правовой системы зависит от содержания социально-политического строя общества. Поэтому оперативно-розыскную деятельность можно представлять как системную составляющую политики государства, взаимосвязанную с фактическими усилиями ее субъектов и участников по решению задач и достижению целей применения специальных сил, средств и методов. Эта деятельность характеризуется единством теоретического познания “конспиративно-гласной” реальности и практического преобразования оперативно-розыскных отношений. Они весьма многообразны, но все же их можно систематизировать, отнеся к собственно оперативно-розыскным, социально-политическим и духовным сферам российского общества.

По поводу содержания и структуры практики оперативно–розыскной деятельности органов внутренних дел существуют различные точки зрения. Достаточно подробный анализ этих суждений провел В.А.Лукашов[См., Лукашов В.А. введение в курс "Оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел". Киев., 1976, С. 13-15.]. Данный анализ позволяет отметить, что содержание ОРД раскрыть в полном объеме практически невозможно. Вместе с тем, исходя из понятия оперативно - розыскной деятельности, можно придти к единственно правильному выводу о ее содержании: содержание оперативно-розыскной деятельности представляет собой систему управленческих и разведывательно-поисковых мероприятий.

Различные аспекты оперативно-розыскной деятельности структурно выглядят следующим образом:

  • оперативно-розыскная деятельность как непосредственно практическая, направленная на применение специальных сил и средств для защиты охраняемых объектов;
  • как составляющая информационной работы, предназначенной утолить информационный “голод” государственных органов власти России;
  • как компонент идеологической работы, направленной на повышение правовой культуры участников данной деятельности, а также правовой культуры общества в целом;
  • как организационная деятельность, реализуемая в управлении практической работы оперативных сотрудников;
  • как научная работа;
  • как педагогическая деятельность, призванная применять полученные наукой знания в практической оперативно-розыскной деятельности.

Для оперативно-розыскного процесса свойствен определенный круг субъектов, усилиями которых он осуществляется.

В их числе:

  • персонал оперативных подразделений, обладающих полномочиями в полном объеме применять все оперативно-розыскные мероприятия и действовать на всех стадиях производства по отдельным материалам или делам;
  • частные физические лица, гласно или конфиденциально содействующие сотрудникам оперативных подразделений;
  • сотрудники различных служб, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, действующие, как правило, по заданиям и поручениям сотрудников оперативных подразделений.

Объектом оперативно-розыскного процесса является сфера и инфраструктура социально-аномальных проявлений, прежде всего противоправных, совершаемых, как правило, профессионально и организованно.

Объектом познания теории оперативно-розыскной деятельности выступают следующие явления и процессы объективной действительности:

  • преступность как социальное явление;
  • оперативно-розыскная деятельность как вид общественной практики борьбы с преступностью;
  • правовое регулирование ОРД.

Преступность в качестве сложного социально опасного явления представляет собой не застывшую совокупность преступлений, а активный негативный социальный процесс. Суть его заключается в воспроизводстве запрещенных законом общественно опасных деяний и их последствий. Ликвидировать преступность практически невозможно. Но, изучив причины и условия ее существования, формы проявления и способы совершения преступлений, пути формирования общественного поведения личности, можно влиять на ее состояние. Для этого необходимо выработать систему мер борьбы с преступностью, направленных на профилактику, предупреждение и раскрытие преступлений.

Наличие вышеуказанного родового объекта оперативно-розыскной деятельности и обуславливает специфическую систему оперативно-розыскного процесса, который может складываться как “от лица”, относящегося к категории потенциально опасных с точки зрения преступного поведения граждан, так и “от факта” противоправного поведения, виновный, в совершении которого не установлен.

Родовой объект оперативно-розыскной деятельности, в свою очередь, дифференцируется на непосредственные объекты, которые упоминаются в различных статьях оперативно-розыскного закона.

Объектом познания теории ОРД наряду с преступностью является практика оперативных аппаратов. Данная наука предназначена для обслуживания практики борьбы с преступностью с использованием оперативно-розыскных сил, средств и методов.

Между субъектами и объектами–физическими лицами оперативно-розыскного процесса – складываются определенные отношения. Они отличаются конфликтностью, противодействием, противоборством. Это вполне закономерно, так как субъекты оперативно-розыскного процесса должны разрешать задачи, связанные с выявлением криминальной информации, ее обработкой и использованием для предупреждения, пресечения и раскрытия противоправных деяний. В свою очередь, объекты оперативно-розыскного процесса – физические лица – прилагают усилия для того, чтобы остаться не разоблаченными и избежать соответствующих мер принуждения. При этом закон гарантирует осуществление оперативно-розыскного процесса на основе соблюдения прав и свобод человека, что нередко стараются использовать в своих интересах представители криминальной среды.

Предмет познания является производным от объекта познания. Он формируется в процессе определенных познавательных операций с объектом познания. В качестве предмета познания выступают свойства, связи, отношения, законы, присущие самому объекту познания.

Представление о предмете не является чем-то неизменным. Предмет познания в определенной отрасли знания формируется постепенно.

Формирование предмета теории ОРД как самостоятельной науки связано с процессом дифференциации юридической науки, выделением из нее самостоятельных отраслей знаний. Появление новых отраслей в юридической науке носит объективный характер и обусловлено не только потребностями практики, но и развитием науки.

Предметом теории оперативно-розыскной деятельности, как и любой другой науки, являются закономерности, отношения, связи и другие объективные стороны, присущие объекту исследования.

Главным структурным элементом предмета теории ОРД являются закономерности. Поэтому основная задача ОРД – изучение и выявление определенных закономерностей, присущих объекту исследования.

В специальной юридической литературе неоднократно делались попытки конкретизировать перечень, содержание и особенности проявления закономерностей в оперативно-розыскной работе. Отмечалась важность изучения закономерностей и закономерных связей возникновения, обнаружения и использования в оперативно-розыскной деятельности фактов, необходимых для предотвращения, пресечения и раскрытия преступлений.

Обобщив накопленные по этому вопросу знания, Д.В. Гребельский[См., Гребельский Д.В. Теоретические основы и организационно-правовые проблемы оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел., М., 1977, С. 53 - 58.] провел научную классификацию и выделил основные группы закономерностей, проявляющихся:

  • в преступности;
  • в организации оперативно-розыскной деятельности;
  • в познавательной стороне ОРД;
  • в деятельной стороне оперативно-розыскной работы;
  • в правовой регламентации ОРД.

Вместе с тем следует отметить, что закономерности являются главным, но не единственным элементом структуры предмета теории оперативно-розыскной деятельности. Структура предмета теории оперативно-розыскной деятельности, наряду с закономерностями, включает в себя также общественные отношения, возникающие в практике оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел.

Общественные отношения, возникающие в оперативно-розыскной деятельности, носят объективный характер, через них проявляются свойства и специфические черты.

В.В. Сергеев полагает, что возможно двоякого рода отношений в ОРД. Одни из них составляют отношения между органом внутренних дел и оперативным аппаратом, между оперативными работниками и их начальником. Это - административные правоотношения, они не определяют сущность ОРД.

В другую группу входят правоотношения, возникающие в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, применения оперативно-розыскных средств и методов в целях предупреждения и раскрытия преступлений и привлечения виновных к ответственности. Именно эта группа фактических отношений обладает всеми необходимыми признаками правоотношений и принимает форму оперативно-розыскных правоотношений[Cм., Сергеев В.В. О природе отношений, возникающих в процессе оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. // Труды ВШ МВД СССР, Вып.№ 9, С.36. ].

Анализ изложенного позволяет сформировать следующее определение

Предмет теории оперативно-розыскной деятельности включает в себя, наряду с закономерностями, общественными отношениями, определенного рода связи, возникающие между явлениями, процессами, элементами и т.д.

Формы осуществления оперативно-розыскной деятельности подразделяются на два вида: гласно и негласно. Должностные лица государственных органов, осуществляющих ОРД, могут официально (гласно) представлять интересы конкретного государственного органа или выступать от его имени. Наряду с этим оперативный сотрудник или лицо, содействующее проведению оперативно-розыскной деятельности, может осуществлять свои правомочия, предоставленные Федеральным Законом об ОРД, в негласной форме.

Использование в борьбе с преступностью негласных оперативно-розыскных средств и методов, наряду с гласными, является вынужденной, защитной мерой общества и государства. Как правило, подготовку и совершение умышленных особо тяжких и тяжких преступлений достаточно хорошо конспирируют (в частности, при совершении преступлений против жизни человека и безопасности государства). Поэтому общество и государство не только одобрили применение против общественно опасных деяний лиц, совершающих преступления, систему законных оперативно-розыскных мероприятий, но и обязали своих представителей (субъектов) осуществлять такого рода деятельность. При ином подходе было бы весьма затруднительно обеспечить неотвратимость уголовной ответственности для лиц, совершающих умышленные преступления скрытно, с различными ухищрениями.

Цель оперативно-розыскной деятельностиэто осознанный образ прогнозируемого результата, на достижение которого направленно действие (действия) оперативного работника (оперативника), конфидента и других участников этой деятельности.

Направляя оперативно - розыскную деятельность на достижение социально полезных целей, законодатель выделил интересы человека и гражданина (жизнь, здоровье, права и свободы), поставив их на первое место в перечне объектов защиты, т.к. в соответствии со ст. 2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства. Защита жизни человека от преступных посягательств с помощью оперативно-розыскных средств и методов наполняет конституционное положение о том, что каждый имеет право на жизнь (ч. 1 ст. 20 Конституции Российской Федерации), реальным содержанием. Наряду с этим признанные и гарантированные гл. 2 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина непосредственно поставлены государством под охрану от преступных посягательств. В частности, таким “охранным” средством является осуществление оперативно-розыскной деятельности в необходимых и допустимых законом случаях.

С помощью оперативно-розыскной деятельности государство осуществляет охрану собственности. Причем в соответствии с ч. 2 ст. 8 Конституции РФ защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

Целью оперативно-розыскной деятельности является также обеспечение безопасности общества и государства от преступных посягательств. В соответствии со ст. 1 Закона Российской Федерации от 05 марта 1992 года “О безопасности” под безопасностью понимается состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Причем под жизненно важными интересами законодатель понимает совокупность потребностей, удовлетворение которых обеспечивает существование и возможность прогрессивного развития личности, общества и государства.

К основным объектам безопасности законодатель относит, в частности, общество (его материальные и духовные ценности) и государство (его конституционный строй, суверенитет и территориальную целостность). Государство есть основной институт политической системы классового общества, оно осуществляет управление обществом. Его безопасность – это совокупность общественных отношений, которая выражается в защищенности жизненно важных интересов (прежде всего – конституционного строя) основного института политической системы современного общества от внешних и внутренних угроз, позволяющая ему функционировать и развиваться. Безопасность государства составляет один из важных элементов всей системы безопасности Российской Федерации.

Под обеспечением безопасности (общества и государства) следует понимать организацию и реализацию системы мер (различного характера) с целью нейтрализации или локализации потенциальных или реальных угроз нормальному функционированию и развитию российского общества и государства.

4. Принципы оперативно–розыскной деятельности

Под принципами данной деятельности понимаются руководящие идеи, основополагающие начала, выработанные оперативно-розыскной практикой, которые закреплены в нормах законодательных и иных нормативных актах, регулирующих общественные отношения в области оперативно-розыскной деятельности, и которые отражают политические, экономические и социальные закономерности развития современного российского общества, а равно нравственные и правовые представления россиян относительно сущности, цели, задач и процедур осуществления оперативно-розыскной деятельности.

а.) В науке о праве принципы классифицируются на общеправовые, межотраслевые и отраслевые (специальные). Изложенное относится и к принципам оперативно-розыскной деятельности, рассматриваемой нами как разновидность юридической науки.

б.) В данной деятельности общие (общеправовые) и межотраслевые принципы. Это такие, как законность, гуманизм, равенство граждан перед законом и соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществление оперативно-розыскной деятельности. Среди межотраслевых принципов назовем, такие как конспирация, разведывательной активности, сочетание гласных и негласных методов и средств, сотрудничества с населением и опоре на его помощь, подотчетности и подконтрольности, высшим органам государственной власти и управления. Кроме того, должностные лица органов-субъектов оперативно-розыскной деятельности осуществляют свою деятельность в соответствии с принципами, предусмотренными законами, определяющими нормативно-правовой статус органов, в штаты которых они входят.

в.) Для оперативно-розыскного процесса важно и то, что при использовании в установленном законом порядке результатов оперативно-розыскной деятельности должностные лица оперативных подразделений обязаны руководствоваться принципами, предусмотренными или выводимыми из норм Уголовного, Уголовно-процессуального, Таможенного, Налогового, Уголовно-исполнительного кодексов, а также Кодекса об административных правонарушениях.

г.) Вместе с тем оперативно-розыскную деятельность характеризуют и специальные (отраслевые и внутриотраслевые) принципы (оперативность, применение конфидентов, всесторонность, полнота и объективность производства дела оперативного учета).

Подчеркнем, что все принципы ОРД самостоятельны, причем среди них нет главных и второстепенных. Внутри системы принципов не может и не должно быть противопоставления одного принципа другому.

Рассмотрим каждый из перечисленных принципов в отдельности.

Конституционный принцип законности непосредственно указан в ст. 3 Федерального Закона об ОРД и состоит в том, что участники оперативно-розыскной деятельности (оперативники, конфиденты и др.) обязаны точно исполнять требования Конституции Российской Федерации, законодательства и иных правовых актов, составляющих правовую основу оперативно-розыскной деятельности.

Обеспечение законности в ОРД обязательно предполагает:

  • ее осуществление исключительно субъектами, уполномоченными на то оперативно-розыскным законодательством;
  • то, что никакие события и ничьи деяния не могут стать объектом ОРД, а также никто не может подвергаться воздействию оперативно-розыскных средств, методов и действий иначе, как по решению оперативного работника (оперативника), принятому в соответствии с законодательством в области оперативно-розыскной деятельности;
  • надлежащее применение оперативно-процессуальных норм, в частности проведение оперативно-розыскных мероприятий в соответствии с основаниями и с соблюдением соответствующих условий в установленном законодателем порядке и др.;
  • оформление хода оперативно-розыскного процесса соответствующими документами. Поэтому в случае установления физических лиц и их сообществ, деятельность которых указывает на основании для проведения оперативно - розыскных мероприятий, может заводиться соответствующее дело оперативного учета, где и сосредоточиваются документы, отражающие процесс подготовки и осуществления ОРМ. Однако дела оперативного учета могут не заводиться в случае проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении лиц в связи с необходимостью в сборе данных, требующихся для принятия решений: о допуске к сведениям, составляющим государственную тайну; о допуске к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды; о допуске к участию в оперативно-розыскной деятельности или о допуске к материалам, полученным в результате ее осуществления; об установлении или поддержании с лицом отношений сотрудничества при подготовке и проведении оперативно - розыскных мероприятий; о выдаче разрешений на частную детективную и охранную деятельность.

В указанных ситуациях оперативно-розыскной процесс оформляется отдельными документами, учитываемыми согласно правилам делопроизводства, установленным в органах, осуществляющих ОРД.

Начало и осуществление оперативно-розыскные мероприятия могут быть только в интересах:

1) поиска и фиксации фактических данных, необходимых для установления конкретных лиц и их сообществ, причастных к противоправной деятельности;

2) выявления обстоятельств совершения преступлений и различных противоправных деяний, а также иной информации об оперативной обстановке на территориях и объектах оперативного обслуживания;

3) поиска и фиксации фактических данных, необходимых для раскрытия преступлений;

4) оперативно-розыскного производства по делам оперативного учета, заводимых по фактам тайных, с элементами маскировки преступлений;

5) оперативно-розыскного сопровождения предварительного следствия по уголовным делам;

6) оперативно-розыскного обеспечения деятельности органа, осуществляющего ОРД, в особых условиях (правовой режим чрезвычайного, военного положения, иные чрезвычайные обстоятельства);

7) оперативно-розыскного обеспечения деятельности органа, осуществляющего ОРД, по нейтрализации опасности, угрожающей сотрудникам оперативных подразделений, членам их семей и близким; лицам, оказывающим оперативным работникам содействие на гласной и конфиденциальной основе, а также потерпевшим, свидетелям, другим участникам уголовного процесса;

8) оперативно-розыскного обеспечения исполнения заданий, поступающих из иных органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и подразделений субъектов оперативно-розыскной деятельности;

9) раскрытия преступлений международного характера, в том числе в рамках сотрудничества с Интерполом;

10) оперативно-розыскного обеспечения и исполнения запросов, поступающих в органы, осуществляющие оперативно–розыскную деятельность, в соответствии с международными договорами (соглашениями) Российской Федерации о сотрудничестве с соответствующими международными организациями и правоохранительными органами зарубежных государств в сфере борьбы с преступностью;

11) исполнения поручений следователя, указаний прокурора или определений суда по находящимся в их производстве уголовным делам, а также оказания им содействия в производстве отдельных уголовно-процессуальных действий;

12) обнаружения разыскиваемых лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклонившихся от уголовного наказания, а также без вести пропавших граждан;

13) обеспечения безопасности Президента Российской Федерации, а также других лиц, охраняемых в соответствии с Федеральным законом “О государственной охране”;

14) обеспечения охраны государственной границы Российской Федерации;

15) обеспечения оперативной проверки конкретных лиц, если решается вопрос об их соответствии работе на важных государственных постах, в государственных органах, а также учреждениях, организациях, иных объектах, о доступе к государственным или иным охраняемым законом секретам;

16) обеспечения режима и правопорядка, установленного уголовно-исполнительным законодательством в пенитенциарных учреждениях;

17) обеспечения возмещения ущерба, нанесенного в результате преступления.

Обязанность должностных лиц оперативных подразделений при проведении оперативно-розыскных мероприятий учитывать их соответствие степени общественной опасности противоправных посягательств и угрозе, различным интересам общества и государства:

  • привлечения к ответственности должностных лиц, виновных в нарушении законности;
  • разработку и принятие мер, направленных на устранение причин и условий нарушений законности;
  • неотвратимость ответственности в случае нарушения законности.

В качестве гарантий законности оперативно-процессуальной деятельности выступают судебный контроль и прокурорский надзор за оперативно-процессуальной деятельностью. Гарантом законности при ее осуществлении также является ведомственный контроль.

Принцип гуманизма

В оперативно-розыскной деятельности принцип гуманизма – один из присущих данной деятельности общеправовых принципов, вытекающих из оперативно-розыскной практики и содержания норм законодательства в области оперативно-розыскной деятельности. Он отражает всего несколько сторон гуманизма в праве: уважение и соблюдение прав и свобод человека и гражданина (ст. 3; ст. 5; ч. 2 и ч. 4 ст. 8; ч. 3 ст. 10; п. 1 ч. 1 ст. 14 Федерального Закона об ОРД), предупредительный характер оперативно-розыскной деятельности (ст. 2; ч. 1 ст. 10 Федерального Закона об ОРД), осуществление оперативно-розыскных мероприятий в исключительных случаях, т.е. тогда, когда иными мерами невозможна или объективно затруднена защита охраняемых интересов от преступных посягательств (ч. 3 и ч. 4 ст. 8 Федерального Закона об ОРД).

Гуманизм в оперативно-розыскной деятельности проявляется в приоритетности мер, которые принимают органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, направленных на предупреждение совершения лицами преступлений. В ОРД запрещается выполнять оперативно-розыскные действия или выносить решения, унижающие достоинства лица, приводящие к незаконному распространению сведений об обстоятельствах его личной жизни, ставящие под угрозу его жизнь или здоровье, необоснованно причиняющие ему физические или нравственные страдания.

Принцип гуманизма органически присущ оперативно-розыскной деятельности. Его конкретизация во многих статьях Федерального Закона об ОРД свидетельствует, о том, что он отражает сущность оперативно-розыскной деятельности.

Уважение и соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-процессуальной деятельности. На этот принцип законодатель указал особо. Кроме его упоминания в ст. 3 Федерального Закона об ОРД, он конкретизирован в предписаниях ст. 5 “Соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности”. В частности, Законом гарантируется следующее:

  • лицо, полагающее, что действия органов, осуществляющих оперативно–розыскную деятельность, привели к нарушению его прав и свобод, вправе обжаловать эти действия в вышестоящем органе, осуществляющем оперативно-розыскную деятельность (прокурору или в суд);
  • лицо, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке, т.е. в отношении которого в возбуждении уголовного дела отказано либо уголовное дело прекращено в связи с отсутствием события преступления, или в связи с отсутствием в деянии состава преступления, и которое располагает, что при этом были нарушены его права, вправе истребовать от органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, сведения о полученной о нем информации (в пределах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих возможность разглашения государственной тайны);
  • орган, осуществляющий ОРД, обязан предоставить судье по его требованию оперативно-служебные документы, содержащие информацию о сведениях, в предоставлении которых было отказано заявителю (за исключением сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе).

Равенство граждан перед законом в оперативно-процессуальной деятельности

Этот принцип означает, что мероприятия оперативно-процессуальной деятельности проводятся независимо от гражданства, пола, национальности, возраста, места проживания, образования, социального, служебного и имущественного положения и должности лиц, их политических и религиозных взглядов, принадлежности к партиям или к иным общественным организациям (ч. 1 ст. 8 Федерального Закона об ОРД). Упомянутые факторы не должны влиять на оперативно-процессуальную деятельность, если иное не предусмотрено законом.

Отраслевые принципы оперативно-розыскного процесса

Принцип конспирации является одним из непосредственно определенных законодателем принципов ОРД. Он заключается в организации этой деятельности таким образом, чтобы сохранить в тайне от посторонних лиц (прежде всего от совершающих преступления) тактику, содержание, формы и методы, силы и средства совершения, конкретных оперативно-розыскных действий, проведения оперативно-розыскных мероприятий и операций.

Организация оперативно-розыскной деятельности на основе этого принципа является крайней мерой со стороны общества и государства, вынужденных защищать своих граждан от преступной деятельности. Прежде всего, такой, которая протекает в условиях не очевидности, с различными ухищрениями со стороны лиц, совершающих преступления, пытающихся скрыть свою криминальную деятельность.

Принцип сочетания гласных и негласных методов и средств. Этот принцип также назван законодателем в ст. 3 Федерального Закона об ОРД. Он проявляется в оперативно-розыскной деятельности двояко:

во-первых, информация о цели, задачах и принципах оперативно-розыскной деятельности, основаниях для совершения конкретных оперативно-розыскных действий, для заведения и прекращения дел оперативного учета на граждан России, а также о видах и способах контроля за оперативно-розыскной деятельностью в соответствии с Федеральным Законом об ОРД открыта для каждого;

во-вторых, не подлежит разглашению информация, которая в соответствии с действующим законодательством составляет государственную или иную тайну, а равно касается личной жизни, чести и достоинства граждан, получена в ходе оперативно-розыскной деятельности, кроме как в случаях и в порядке, установленных в оперативно-розыскном законодательстве.

Осуществление оперативно-розыскной деятельности только уполномоченными на то законом субъектами. Этот принцип вытекает из содержания предписаний ст. 13 и других Федерального Закона об ОРД, а также иных законодательных актов и характеризует уголовно-розыскную деятельность, во-первых, как сугубо юридическую и, во-вторых, как проводимую исключительно теми субъектами (оперативные сотрудники, оперативные подразделения и др.), которым полномочия на это предоставил российский законодатель.

Принцип оперативности (наступательности) выработан уголовно-розыскной практикой и вытекает из содержания норм законодательства в области оперативно-розыскной деятельности (см., например, ст. 1 , абз. 2 ст. 2, п. 1. ст. 14 Федерального Закона об ОРД). Под оперативностью понимается система характеризующих оперативно-розыскной деятельностью уголовно-розыскную деятельность качеств, в которую входят быстрота и непрерывность уголовно-розыскной деятельности, активность ее участников, согласованность и массированность привлекаемых сил и средств.

Оперативность состоит в том, что оперативники и иные должностные лица обязаны (в пределах своих полномочий):

  • проводить действительную работу по предупреждению совершения преступлений;
  • проявлять инициативу в их обнаружении; своевременно и обоснованно заводить дело оперативного учета;
  • предпринимать все предусмотренные законодательством в области оперативно-розыскной деятельности действия для установления лиц, намеревающихся совершить или совершивших преступление, с целью создания условий для последующего неотвратимого применения к ним мер, предусмотренных уголовно процессуальным законодательством, а также выяснять причины совершения преступлений и условий, способствовавшие и способствующие их совершению.

Этот принцип проявляется в направленности оперативно-розыскной деятельности на опережение:

  • умышленного совершения лицами общественно опасных противоправных деяний (т.е. на предупреждение совершения преступлений, обнаружение их на этапе, называемом в теории права “голым умыслом”);
  • действий лиц, совершивших неоконченное преступление (т.е. на недопущение дальнейшего развития протекающей преступной деятельности).

В принципе оперативности отражена защитная функция оперативно - розыскной деятельности, раскрывается поисковый, предупреждающий характер данного вида юридической деятельности.

Принцип всесторонности, полноты и объективности производства деле (оперативного или сыскного учета) в ОРД проявляется многоаспектно:

всесторонность подразумевает выдвижение всех возможных оперативных версий по делу и их равноценную проверку. Причем оперативник не вправе перелагать обязанность отработки выдвинутых оперативных версий на иных участников оперативно-розыскной деятельности;

полнота означает такую степень глубины исследования (отработки) оперативных версий, которая позволяет однозначно принять соответствующее обоснованное и мотивированное юридически значимое решение;

под объективностью подразумевается непредвзятый подход к толкованию исследуемых обстоятельств сыскного дела, недопущение однобокости, отсутствие как обвинительного, так и оправдательного уклона в ходе оперативной проверки и разработки. Кроме того, оперативник обязан принять меры к установлению причин и условий совершения общественно опасного деяния (если таковое будет установлено). Запрещается также домогаться сообщений агентов и получения сведений от других участвующих в деле оперативного учета лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер.

Принцип привлечения конфидентов к оперативно - розыскной деятельности отражает один из ее сущностных аспектов (см. ст. 1, п. 2 ст. 15, ст. 17 и ст. 18 Федерального Закона об ОРД).

Конфидент – обобщенное название категории физических лиц, участников оперативно-розыскной деятельности (агентов, штатных негласных сотрудников оперативно-розыскных органов и др.), которые вступили на основаниях и в порядке, предусмотренных законодательством в области оперативно-розыскной деятельности, в отношения тайного (конспиративного) сотрудничества с оперативно-розыскным органом в лице его представителя-оперативника, выступающего от имени и по поручению России, для оказания ему содействия в решении конкретных задач оперативно-розыскной деятельности.

Без использования в оперативно-розыскной деятельности конфидентов она как таковая перестанет существовать и воплотится в иной вид социально полезной юридической деятельности (прежде всего, в уголовно-процессуальную). Оперативно-розыскные и оперативники в достижении целей оперативно-розыскной деятельности опираются на конфиденциальное содействие отдельных лиц (см. ст. 17 Федерального Закона об ОРД).

5. Соотношение оперативно-розыскной деятельности со смежными видами деятельности

Для выявления сущности и содержания оперативно-розыскной деятельности как относительно самостоятельного явления общественной жизни проведем сравнительный анализ ее и смежных с ней явлений. Его место в системе российского права расположено в комплексе отраслей антикриминального цикла. Из достаточно широкого спектра таковых представляется наиболее актуальным сравнить оперативно - розыскную деятельность с социальной, юридической деятельности, уголовным, конституционным правом, криминалистикой, контрразведывательной и разведывательной, уголовно - процессуальной и административной, а также с частной детективной деятельностью.

Оперативно-розыскная и социальная деятельность

Социальная деятельность – это совокупность социально значимых действий, осуществляемых субъектами (обществом, классом, группой, личностью) в различных сферах и на различных уровнях социальной организации общества, преследующих определенные социальные цели и интересы и использующих во имя достижения этих целей и удовлетворения интересов те или иные средства – экономические, социальные, политические и идеологические. Вполне понятно, что социальная деятельность может быть как полезной, так и вредной для общества. Отрицательные проявления социальной деятельности хорошо известны (противоправные общественно опасные деяния, негативные явления (коррупция, наркомания, алкоголизм, проституция и т.д.) и социальные отклонения (бюрократизм, аморальные поступки и др.)). О различных негативных социально-правовых проявлениях учеными различных отраслей юриспруденции написано не мало. Анализ такой литературы свидетельствует об отсутствии достаточных оснований для отнесения оперативно-розыскной деятельности в разряд асоциальной с точки зрения права. Однако не все так гладко в рассмотрении вопроса об отклонениях в сфере морали.

Типология моральных отклонений может быть проведена различными способами и по различным основаниям. Существенное значение при этом имеет учет нормативного и поведенческого аспектов. Как представляется, наличие определенного диссонанса во взаимосвязи норм морали применительно к оперативно-розыскной деятельности и дает пищу для спекулятивных, порой, рассуждений об антиморальном ее характере и, следовательно, необходимости ликвидации ее негласной части. Нравственная проблема соотношения цели и средств ее достижения является одной из наиболее острых для негласной работы спецслужб и правоохранительных органов. Оперативно-розыскная деятельность – это крайнее, вынужденное средство защиты социума от антиобщественных проявлений. Она должна проводиться только при наличии объективного затруднения или невозможности достижения цели защиты человека и общества от преступных посягательств посредством реализации иных законных средств (в частности, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством).

Оперативно-розыскная и юридическая деятельность

В научной литературе юридическая деятельность понимается неоднозначно. В частности, В.Н. Карташов понимает под ней такую опосредованную правом трудовую, управленческую, государственно-властную деятельность компетентных органов, которая нацелена на выполнение общественных задач и функций и удовлетворение тем самым как общесоциальных, групповых, так и индивидуальных потребностей и интересов[См., Карташов В.Н. Юридическая деятельность: понятие, структура, ценность., Саратов, Изд-во Саратовского ун-та , 1989, С. 31. ]. Анализ различных мнений о понятии юридической деятельности (В. Н. Кудрявцев – рассматривает юридическую деятельность как совокупность действий и операций, направленных к единой цели; Орзих М. Ф. под таковой понимает социальную активность, с помощью которой достигается опосредствованный правом результат)[См., Кудрявцев В.Н. Право и поведение., М., Юрид.лит., 1978, С.14.; Орзих М.Ф. Право и личность. Киев; Одесса: Вища школа, 1978, С.127.] позволяет сделать следующие выводы:

Во-первых, она представляет собой разновидность социальной деятельности. Ей присущи основные черты, характерные для любой социальной деятельности – предметность, целесообразность, упорядочность, избирательность, системность, планомерность, самоорганизованность и др.

Во-вторых, юридическая деятельность по своей природе – это политическая, исторически-конкретная деятельность.

В-третьих, эту деятельность если не санкционирует государство, то по крайне мере не запрещает.

Каково же соотношение юридической и оперативно-розыскной деятельности?

Как представляется, они соотносятся как родовое и видовое явления, причем родовым, т.е. более “широким” и объемным, выступает юридическая деятельность. Действительно, все вышеперечисленные черты юридической деятельности характерны и для оперативно-розыскной – начиная с ее социальной обусловленности и заканчивая политическим характером. Особо отметим тождество удостоверительно-поисковой направленности как первой, так и второй. Суть данной направленности заключается в том, что любой их субъект (будь то законодатель, судья или оперативник) вынужден для принятия решения вести поиск, собирать, официально подтверждать и закреплять соответствующую информацию.

Однако имеются и существенные отличия. В ОРД происходит видовая конкретизация, детализация тех или иных черт юридической деятельности применительно к вполне определенной разновидности деятельности социума.

Соотношение оперативно - розыскной деятельности и уголовного права

ОРД тесно связано с уголовным правом, в общем понимаемым в виде совокупности правовых норм, определяющих преступность и наказуемость деяний, основания уголовной ответственности, систему и порядок назначения наказания, а также условия освобождения от уголовной ответственности и наказания. Среди отраслей, объединенных комплексом законодательного регулирования борьбы с преступностью (точнее – защиты охраняемых законом объектов от преступных посягательств), в наибольшей степени насыщено указаниями, относящимися к смежным областям, уголовное законодательство. Эти указания имеют, как правило, принципиальный характер. Они являются направляющими по отношению к уголовно-процессуальному, уголовно-исполнительному и оперативно-розыскному законодательствам, предрешая, предопределяя содержание ряда норм и институтов этих отраслей.

Если уголовное право определяет, какие общественно опасные деяния являются преступными, то оперативно-розыскная деятельность устанавливает оперативно-розыскные процедуры предупреждения, выявления и пресечения этих наиболее общественно опасных противоправных деяний, а также розыска лиц, их совершивших. Оперативно-процессуальные формы деятельности оперативно-розыскных органов, содержащиеся в ОРД, должны соответствовать принципам и задачам уголовного права. Не случайно единство природы уголовного права и оперативно-розыскной деятельности проявляется в общей для них задаче – охране личности, общества и государства от преступных посягательств (см. ст. 2 УК РФ, ст. 1 и ст. 2 Федерального Закона об ОРД).

Немаловажно и то, что в ОРД широко используются категории и понятия уголовного права, в частности преступление, состав преступления и др.

Важным связывающим звеном между ОРД и уголовным правом является оперативно-розыскная (сыскная) квалификация деяния в оперативно-розыскной деятельности. Применяя в ходе оперативно-розыскной квалификации нормы Общей и Особенных частей уголовного кодекса Российской Федерации, субъект правоприменения (как правило, оперативный сотрудник) устанавливает достаточные материальные основания для заведения того или иного дела оперативного учета. Ошибочная оперативно-розыскная квалификация события влечет неверное решение отдельных оперативно-процессуальных вопросов (например: необоснованное заведение или прекращение дела оперативного учета из-за неправильной оценки полученной информации) и невыполнение одной из важнейших задач ОРД.

Оперативно-розыскная деятельность и уголовно-процессуальное право

В отличие от уголовного права как отрасли, в которую включены нормы ОРД, уголовно-процессуальное право регулирует деятельность ограниченной законом группы государственных органов и должностных лиц (суда, прокуратуры, органов дознания и предварительного следствия), их отношения друг с другом и с гражданами при расследовании и судебном разрешении уголовных дел.

Несмотря на это, различие, конечно же, далеко не единственное; эти родственные отрасли права тесно взаимосвязаны и взаимозависимы. Тезисно перечислим некоторые положения, по которым, прежде всего, видна общность ОРД и уголовно-процессуального права.

Во-первых, и та, и другая правовая отрасль предназначены служить правовым средством целенаправленной защиты человека и общества от преступных посягательств.

Во-вторых, ОРД во многом заимствует из уголовно-процессуального процедурную форму для создания собственной формы, причем процесс использования достижений родственной отрасли права только начат и на этом пути предстоит еще много неизведанного.

В-третьих, некоторые положения ОРД напрямую содержатся в уголовно-процессуальном законе (например: указания о необходимости осуществления ОРМ органами дознания (ст. 118 УПК), возможности дачи следователем поручений и указаний органам дознания о производстве оперативно-розыскных действий (ч. 2 ст. 127 и ст. 196 УПК) и др.).

В-четвертых, просматривается единство в общей для обоих видов юридической деятельности задачи – предупреждение совершения преступлений (ст. 2 УПК и ст. 2 Федерального Закона об ОРД).

В-пятых, в ОРД подлежит творческому использованию теория доказательств, наиболее полно разработанная в рамках уголовно-процессуального права.

Соотношение оперативно-розыскной деятельности и конституционного права

ОРД предназначена регулировать общественные отношения, которые так или иначе связаны, с одной стороны, с регламентацией прав и обязанностей субъектов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а с другой – граждан в связи и по поводу ограничения конституционных прав последних в целях обеспечения безопасности охраняемых законом объектов. Прежде всего, в рамках ОРД должны быть разработаны процедурные правила механизма правового регулирования по реализации гарантий соблюдения прав и свобод человека и гражданина, установленные Конституцией Российской Федерации и законно ограничиваемые в оперативно-розыскной деятельности.

Соотношение оперативно-розыскной деятельности и административного права

Глубокая связь их вполне реальна и вместе с тем имеются и различия. Наличие последних не позволяет считать ОРД часть административного права. Основные правоотношения в ОРД возникают не в связи и по поводу практической реализации исполнительной власти, т.е. осуществления государственно-управленческой деятельности, а в связи и по поводу совершения преступления. ОРД призвано регулировать именно такие отношения посредством установления определенных правовых правил (процедур) осуществления оперативно-розыскной деятельности. Естественно, это не характерно для административного права, регулирующих общественные отношения в сфере государственного управления.

Вместе с тем имеются общие черты у рассматриваемых отраслей права. В частности, характерным для обоих является то обстоятельство, что как административно-процессуальные нормы, так и положения ОРД, могут устанавливаться не только высшими органами государственной власти, но и содержатся в нормативных актах, издаваемых исполнительно-распорядительными органами (ст. 4 Федерального Закона об ОРД и ст. 2 Кодекса РФ об административных правонарушениях).

Соотношение криминалистики и оперативно - розыскной деятельности

Неразрывные связи существуют у криминалистики с теорией оперативно-розыскной деятельности, которая возникла и развивалась вначале как часть криминалистики. В последние годы был заложен фундамент теории оперативно-розыскной деятельности и обоснована необходимость формулирования самостоятельного предмета этой науки, отличного от предмета криминалистики, хотя и тесно с ним связанного. Эта взаимосвязь выражается в том, что при разработке проблем криминалистической тактики и методики расследования учитываются возможности оперативно-розыскной деятельности, определяемой ее теорией, а при разработке последней – положения и рекомендации криминалистики. Рекомендации криминалистики должны, помимо прочего, способствовать созданию оптимальных условий для проведения оперативно-розыскных мероприятий, связанных со следственными действиями, а рекомендации оперативно-розыскной деятельности – для проведения соответствующих следственных действий.

Соотношение оперативно-розыскной и контрразведывательной деятельности

Согласно ч.1 ст. 8 Федерального Закона “Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации” ФСБ России и некоторые другие российские спецслужбы правомочны проводить контрразведывательную деятельность. Законодатель определил ее как деятельность органов федеральной службы безопасности в пределах своих полномочий по выявлению, предупреждению, пресечению разведывательной и иной деятельности спецслужб и организаций иностранных государств, а также отдельных лиц, направленной на нанесение ущерба безопасности России (ч. 1 ст. 9). Эта деятельность является разновидностью служебной деятельности ряда спецслужб России (ФСБ России, ФСВР России, ФАПСИ при Президенте России и некоторых др.), а ее суть заключается в противодействии разведывательно-подрывной деятельности специальных служб иностранных государств, иностранных организаций и их представителей (как правило, конспиративными средствами и приемами) с целью обеспечения безопасности России.

Перечислим основные отличия оперативно-розыскной деятельности от контрразведывательной:

  • целью первой является защита человека, общества и государства от преступных посягательств, а второй – обеспечение безопасности России посредством противодействия разведывательно-подрывной деятельности, проводимой иностранными спецслужбами и организациями в ущерб ее жизненно важным интересам;
  • круг субъектов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (ст. 13 Федерального Закона об ОРД), гораздо шире круга государственных органов, проводящих контрразведывательную работу;
  • общие правила оперативной деятельности изложены в нормах Федерального Закона об ОРД, а контрразведывательной – в Федеральном Законе об органах федеральной службы безопасности.

Соотношение оперативно-розыскной и разведывательной деятельности

Законодателем впервые предпринята попытка раскрыть понятие разведывательной деятельности в тексте Федерального Закона “О внешней разведке”. В нем оно раскрывается через указание на средства ее проведения (ст. 2). Разведывательная деятельность – это системное применение специальных сил, средств и методов и совершение специфических действий, совершаемых с целью получения информации о замыслах, планах и мерах иностранных государств и иностранных организаций (их представителей), потенциально или реально угрожающих безопасности Российской Федерации.

Как следует из сказанного, разведдеятельность имеет собственную цель, отличную от цели ОРД. Она осуществляется в основном за пределами Российской Федерации (и это тоже отличает ее от оперативно-розыскной деятельности). Ее основными “контрагентами” являются, с одной стороны, Российская Федерация (в лице своих представителей – ФСВР России и других спецслужб), а с другой – иностранное государство или международные организации. Наконец, разведдеятельность регламентирована специальным законодательным актом – Федеральным законом о внешней разведке, нормативные предписания которого не распространяются на оперативно-розыскную деятельность.

Оперативно-розыскная и частная сыскная (детективная) деятельность

Частная детективная и охранная деятельность как некое социально-правовое явление современной российской действительности весьма молодо. В России частная детективная (сыскная) деятельность легитимирована в 1992 году. В соответствии с Законом Российской Федерации от 11 марта 1992 года “О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации” под частной детективной (сыскной) деятельностью понимается оказание на возмездной договорной основе услуг физическим и юридическим лицам предприятиями (частными детективами) в целях защиты законных прав и интересов клиентов. Причем на лиц, осуществляющих частную детективную деятельность, действие законов, закрепляющих правовой статус работников правоохранительных органов, не распространяется. Кроме того, частные детективы не в праве осуществлять оперативно-розыскные действия, отнесенные законом исключительно к компетенции органов дознания.

Основные отличия оперативно-розыскной деятельности от частной детективной (сыскной) состоят в следующем:

  • ОРД осуществляется исключительно государственными органами, а сыскная – негосударственными организациями и частными лицами;
  • целью ОРД является защита жизни, здоровья, прав и свобод личности, собственности, безопасности общества и государства от общественно опасных противоправных деяний лиц, а в частной детективной деятельности – получение прибыли посредством совершения действий по защите законных прав и интересов своих клиентов.

Однако по содержанию и, в частности, по решаемым задачам, между оперативно-розыскной деятельностью и частной детективной много общего. Согласно ч. 2 ст. 3 Закона о частном сыске и охране сыщики занимаются поиском без вести пропавших, сбором сведений по уголовным делам на договорной основе с участниками процесса и др. Аналогичные задачи по защите лиц от преступных посягательств и розыску без вести пропавших граждан решаются в оперативно-розыскной деятельности. Кроме того, в ходе частного сыска проводятся, по существу, некоторые из оперативно-розыскных мероприятий (например: устный опрос граждан и должностных лиц, наведение справок, изучение предметов и документов, наблюдение для получение необходимой информации).

В соответствии со п. 2 ч. 1 ст. 7 Закона о частном сыске и охране сыщикам запрещается выдавать себя за сотрудников правоохранительных органов. Следовательно, за должностных лиц иных учреждений и предприятий, организаций выдавать себя детективы имеют право (например, могут представиться работниками жилищно-коммунального хозяйства (РЭУ, МРЭУ, ДЭЗ, озеленительных контор и т.д.), агентами страховой компании и др.). Таким путем законодатель дал, по существу, “добро” сыщикам на проведение негласной деятельности.

Тема 2.
ПРАВОВАЯ ОСНОВА ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

1. Оперативно-розыскная деятельность: традиции, история, практика

Признание общечеловеческих ценностей для правовой науки и практики чрезвычайно важно. Ведь именно эти ценности тесно соединяют право с нравственностью, возрождают во всей полноте такие категории, как совесть, справедливость, честь, достоинство, милосердие.

История России феноменальна. Изучение проблем преступности в России, ее профилактики имеет тоже богатую историю.

Масштабы и темпы роста преступности сделали ее одним из основных факторов, препятствующих осуществлению социальной реформы, порождающих у граждан чувство тревоги за свою жизнь и благополучие, снижающих доверие к органам власти и управления, к проводимой государством политики, напрямую угрожает российским стратегическим интересам и национальной безопасности. Одним из наиболее существенных факторов, определяющих криминальную ситуацию, является ослабление социального контроля над преступностью. Существовавшая ранее система контроля за личностью ушла в прошлое, новая же, адекватная современной криминогенной ситуации в России, пока не построена. Правоохранительная система, несущая основное бремя контроля за преступностью, переживает кризис, обусловленный, с одной стороны, определенным разрушением кадрового ядра, а с другой – снижением доверия населения, правовым нигилизмом.

Решение проблем борьбы с преступностью и ее профилактики невозможно без комплексного использования сил, средств и методов различных отраслей знаний.

Мы рассматриваем историю правового регулирования оперативно-розыскной деятельности в неразрывной связи с историей становления и развития российской государственности. Следовательно, основные периоды развития правового регулирования ОРД в основном совпадают с этапами формирования российской государственности. Отсюда в истории России можно выделить (с известной долей условности) три базовых периода правового регулирования оперативно-розыскной деятельности:

  1. Правовая регламентация сыскной работы в Российской Империи (XVIII в. – начало ХХ в.).

    В данном пункте можно выделить еще несколько значимых этапов:

    • регламентация розыска до преобразований Петра I;
    • правовая регламентация розыскной работы со времени преобразований Петра I и до 60 - х годов ХIХ в.;
    • нормативно-правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности с 60-х гг. ХIХ в до начала ХХ в (до марта 1917 г.).

     

  2. Правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности в советский период (середина 1918 г. – август 1991г.).

    Второй, советский период разделен на четыре достаточно значимых этапа: середина 1918г. – 1930 г.; 1931 г. – 1952 г.; 1953 г. – середина 70-х г.г.; середина 70 - х г.г. – август 1991г.

     

  3. Правовое регулирование ОРД в современный (постсоветский) период (с марта 1992 г. по настоящее время).

Наряду с указанными основными периодами в нормативной регламентации оперативно-розыскной деятельности, в ХХ столетии нами выделяются еще два, относительно кратковременных, но весьма содержательных (условно названных переходными) периода:

1) с момента отказа Временного правительства от нормативных правил розыска царской России и до установления в Советской России собственных нормативно-правовых рамок негласной розыскной работы (март 1917 г. – середина 1918 г.);
2) период современной “смены вех”, т.е. период постепенного замещения нормативных актов Советского Союза российскими нормативными актами и, одновременно, регламентация оперативно-розыскной работы не в подзаконных актах, а на уровне законов (август 1991 г. – март 1992 г.).

Таким образом, история развития правового регулирования ОРД в России в XVIII – ХХ вв. насчитывает три основных периода.

Анализ содержания соответствующих нормативных актов свидетельствует о зависимости выбора властями того или иного уровня правового регулирования сыскной работы от социально-политической и экономической обстановки в стране. С ростом демократических завоеваний уровень правовой регламентации негласной работы правоохранительных органов и спецслужб неуклонно возрастал и, наоборот, с началом очередной полосы внутренних потрясений, войн и т.п. законодатель, как правило, ужесточал правовой режим негласной работы этих органов и служб.

1.1. Правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности с преобразований Петра I до 60 - х г.г. ХIХ в

История правовой регламентации сыскной работы на Руси начинается с ХVIII в. Еще в первой редакции “Русской Правды” (“Суд Ярослава”) упоминалось о таких формах розыска, как “свод” и “гонение следа” (описанном в ст. 77 Пространной правды. В условиях, когда древнее Русское государство еще не имело специальных органов уголовного розыска, правило “куда приведет след, там и находится преступник” позволяло осуществлять розыск без представителей государственной власти. Они являлись прообразом будущего уголовного розыска (проводимого как в рамках современного уголовного процесса, так и в ходе оперативно-розыскной деятельности.). Однако как раз с преобразований Петра I , направленных на формирование новой государственности, становится наиболее заметной тенденция на усиление регламентации тайной сыскной работы (понимаемой в “широком” смысле слова), впоследствии названной оперативно-розыскной.

Именно в годы правления Петра I предпринимается попытка ввести регулярную полицию, создается орган политической полиции – Тайная канцелярия розыскных дел (1718 г.)[См.,ВеретенниковВ.И. Из истории Тайной канцелярии. 1731 - 1762, Харьков, 1911; Гурлянд И.Я. Приказ великого государя Тайных дел., Ярославль,1902; Российское законодательство Х - ХХ веков. В 9-ти томах.,Т. 4., М., Юрид. лит-ра., 1986.], восстанавливается институт сыщиков[См., Крылов И.Ф. , Бастрыкин А.И. Розыск, дознание, следствие., Л., Изд-во Ленинград.ун-та.,1984, С.90.] и, кроме того, издается инструкция (1719 г.), которая разрешала создавать розыскные команды из военнослужащих[См., Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Указ.соч., С.90]. Разведывательная работа именно в эти годы впервые приобретает правовую основу. Однако эти акты не предназначались для регламентации собственно ОРД, и поэтому нет достаточных оснований утверждать о наличии системного подхода в правовом регулировании негласной работы в это время.

Основным нормативным актом этого периода является изданный в 1782 году Устав благочиния, или Полицейский. Он содержал важные правила организации полиции, а также положения, касающиеся компетенции полицейских органов (в частности, на полицию возлагались обязанности по контролю за общественными организациями). По мнению некоторых ученых, именно Устав благочиния окончательно отделил судебную власть от следственно-розыскной, а последняя была передана в руки общей полиции. Причем Устав не потерял значения и в начале ХIХ в.

В первой половине ХIХ в., т.е. до известной судебно-правовой реформы 60 - х годов, было принято еще несколько актов, в той или иной мере регламентировавших розыск: “О средствах к исправлению полиции в городах”, “Учреждение и наказ министру полиции” и Положение о земской полиции 1837 года. Вместе с тем в первой половине ХIХ в. компетенция полиции оставалась в основном той же, что и ранее.

1.2. Правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности во второй половине ХIХ в. – начале ХХ в. (до марта 1917 г.)

Со второй половины ХIХ в. и до начала ХХ в. отмечаются две волны нормативно-правовых преобразований полицейской системы, которые непосредственно затронули организацию розыскной работы: реформы 1862 г. и 1880 г. Если важнейшей причиной первой “волны” являлась крестьянская реформа 1861 г., то вторая была вызвана желанием Александра II “положить предел беспрерывно повторяющимся покушениям дерзких злоумышленников поколебать в России государственный и общественный порядок” (О создании Верховной распорядительной комиссии по охране государственного и общественного спокойствия: Указ // ПСЗ. Собр. 2. Т.55 № 60492). Поэтому совершенствование правовой регламентации сыскной работы проходило под знаком разработки более действительных правил борьбы с нарастающей революционной деятельностью. В это время принимается серия нормативных актов.

В частности, в Положении о негласном полицейском надзоре (1882 г.) предусматривалось проведение полицией негласного надзора как способа предупреждения государственных преступлений посредством наблюдения за лицами сомнительной благонадежности.

Еще в начале ХХ в. в России уголовный сыск, важнейшая часть оперативно-розыскной деятельности, было урегулирован Законом от 06 июля 1908 г. “Об организации сыскной части”. В соответствии с ним в 89 городах Российской Империи в структуре полицейских управлений для производства розыска по делам общеуголовного характера как в городах, так и в уездах были образованы сыскные отделения. Законом предусматривался контроль со стороны прокуроров за деятельностью сыскных отделений. Причем первые вправе были давать поручения чинам сыскных отделений по производству розыска. Кроме того, в Законе были сформулированы задачи сыскных отделений. Ими являлись производство розыска по делам общеуголовного характера. Наряду с этим сыскные отделения обязаны были проводить дознание по преступлениям, а также выполнять отдельные поручения не только прокуроров, но и судебных следователей. Таким образом, совершенствующаяся полицейская практика начала ХХ в. с неизбежностью привела к необходимости регулирования отношений в оперативно-розыскной деятельности на законодательном уровне, то, что и произойдет через восемьдесят с небольшим лет, оперативная практика наших дней приведет к такому же выводу и современного российского законодателя.

Отметим, что временные границы окончания этого этапа правового регулирования оперативно-розыскной деятельности не совпадают с датой свержения самодержавия и победы Февральской буржуазно-демократической революции 23 - 27 февраля 1917 г., т.к. отдельные нормативные акты, регламентирующие сыскную работу, формально не были отменены и продолжали действовать еще некоторое время.

1.3. Первый переходный период (март 1917 г. – середина 1918 г.)

Его характерными чертами являлись следующие:

Во-первых, временное буржуазно-демократическое правительство под давлением широких революционных масс вынуждено было отметить царские нормативные акты о “широкой” оперативно-розыскной деятельности, в частности Положение о контрразведывательных отделениях и “Наставление по контрразведке в военное время”. Им же были ликвидированы политическая полиция и жандармери (военная контрразведка осталась нетронутой).

Кроме того, учитывая значимость такого звена полиции, как сыскные отделения, Временное правительство предложило их не “упразднять, а передать в ближайшем будущем Министерству юстиции”[См. Мулукаев Р.С. Полиция в России (IХ - начало ХХ в.) ., С. 100.].

Во-вторых, первые месяцы после Великой Октябрьской социалистической революции (до середины 1918 г.) в Советской России негласная работа вообще не регламентировалась. Ее регулирование проводилось на основе “революционного сознания”. Наряду с этим оригинальным “правовым” источником применялись также правила Временных положений.

Вместе с тем следует отметить, что уже в июле 1917 года в столице создается Управление уголовного розыска. Причем розыск и следствие ведутся в рамках общего суда и местного самоуправления.

1.4. Правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности в советский период (середина 1918 г. – август 1991 г.)

За более чем семьдесят лет правления Советской власти в правовом регулировании негласной оперативной работы можно выделить несколько самостоятельных этапов.

Первый этап (середина 1918 г. – 1930 г.) – это период возникновения и становления правового регулирования оперативно-розыскной деятельности в Советской России. Точную дату отсчета данного периода установить достаточно сложно, т.к. в начале своей деятельности органы ВЧК не имели агентурного аппарата. Его создание было официально разрешено лишь после решения Президиума ВЧК в феврале 1918 года и лишь спустя несколько месяцев органы ВЧК начали устанавливать внутреннее агентурное наблюдение в антисоветских партиях, организациях, группах и на особо важных объектах. Поэтому условно начало этого этапа определено с середины 1918 года.

Субъекты оперативно–розыскной деятельности: органы ВЧК – ГПУ при НКВД РСФСР – ОГПУ при СНК СССР и оперативно-розыскные подразделения рабоче-крестьянской милиции НКВД. Отметим, что до октября 1918 года центрального аппарата уголовного розыска вообще не существовало, и руководили оперативно-розыскными органами местные советы. Впоследствии, в 1922 году уголовный розыск был выведен из органов милиции. В центре же было создано Управление уголовного розыска, ведавшее оперативно-розыскной деятельностью на всей территории РСФСР. В дальнейшем органы уголовного розыска неоднократно подвергались реорганизации. Причем “политика Коммунистической партии всецело определяло направления и формы борьбы ВЧК с врагами Советской власти, а претворение в жизнь политической линии партии составляло главное содержание всей деятельности чекистских органов”.

В это время происходит трансформация взглядов власть имущих на предназначение негласной работы. От попыток воплотить на практике принцип “цель оправдывает средства” и направить деятельность ВЧК на беспощадную борьбу с контрреволюцией – до реализации нормативно-правовых установок по … осуществлению негласного надзора за “противосоветскими политическими партиями, группами и лицами”, пересечением всякого рода контрреволюционных явлений, а также шпионажа, спекуляции, бандитизма и преступлений по должности.

Объективные и субъективные факторы, наиболее повлиявшие на суть, содержание и форму правового регулирования оперативно - розыскной деятельности.

Среди них отметим следующие:

  • совершение Великой Октябрьской социалистической революции;
  • гражданская война и разруха в стране, разгул политического бандитизма и преступности в целом;
  • принципиальная смена приоритетов в уголовно-правовой политике Советского государства по сравнению с политикой царского самодержавия и установками буржуазно-демократического Временного правительства;
  • практическое преодоление заблуждений коммунистической теории о необходимости отказа от применения негласных сил и средств в оперативно-розыскной деятельности;
  • образование в 1922 году Союза ССР и т.д.

Второй этап (1931 – 1952 г.г.) – это период реакции и его господства в правовом обеспечении ОРД. Хотя уже со второй половины 20 - х годов организационно-правовые изменения и развития авторитарного политического режима (в том числе в спецорганах, осуществлявших ОРД), точкой отсчета данного этапа правового регулирования негласной работы автором выбрана дата принятия Инструкции по учету и агентурной разработке антисоветских и контрреволюционных элементов по линии Секретно-политического отдела (объявлена приказом ОГПУ № 298/175 в июле 1931 г.). По существу правовое регулирование ОРД было переориентировано и подчинено цели и задачам карательно-репрессивной политики государства, т.е. острие отечественной контрразведки направлялось во внутрь страны на борьбу с так называемыми “враждебными силами”.

Среди предпосылок к переходу на данный этап правового регулирования ОРД следует выделить усиление влияния диктата И.В. Сталина в коммунистической партии и государстве, фактическое подчинение органов безопасности интересам одной личности.

Субъекты, осуществляющие ОРД.

На данном этапе происходила бесконечная трансформация специальных служб и правоохранительных органов. До 27 декабря 1932 г. наличествовала самостоятельная деятельность ОГПУ и рабоче-крестьянской милиции НКВД проводилась и единая работа специальных служб и правоохранительных органов. Например, постановлением ЦИК СССР от 10 июля 1934 г. был образован общесоюзный Народный комиссариат внутренних дел. ОГПУ вошло в его состав как Главное управление контрразведки Наркомата обороны СССР “Смерш”, МГБ, КГБ – вот далеко не полный перечень названий субъектов, осуществлявших ОРД на этом довольно непродолжительном историческом этапе.

Среди нормативных актов, регулирующих ОРД данного периода назовем постановление Политбюро ЦК ВКП(б) от 03 февраля 1941 г. “О разделении Наркомата внутренних дел СССР на два наркомата”. В указанном постановлении были изложены правомочия НКГБ по осуществлению ОРД (в “широком” смысле слова).

На НКГБ возлагались задачи по:

  • ведению разведработы за границей;
  • борьбе с подрывной, шпионской, диверсионной, террористической деятельностью иностранных разведок внутри СССР;
  • оперативной разработке и ликвидации остатков всяких антисоветских партий и контрреволюционных формирований среди различных слоев населения СССР и пр.;
  • охране руководителей партии и правительства.

Характерные черты и особенности данного этапа.

Во-первых, правовое регулирование оперативно - розыскной деятельности полностью переориентировано на решение задач по укреплению личной власти И.В. Сталина.

Во-вторых, бурно протекал процесс подчинения порядка регламентации оперативно-розыскной деятельности целям карательной политики государства.

В-третьих, именно в это время произошла окончательная трансформация и закрепление в нормативных актах не правовых положений (прежде всего - о политическом преследовании и проведении “актов возмездия”).

В-четвертых, на практике фактически игнорировались “устаревшие” положения нормативных актов о прокурорском надзоре за негласной работой (в частности, за оперативно-розыскными мерами органов дознания).

Третий этап (1953 – середина 70 - х годов). За этот временной отрезок происходит постепенный отказ власть имущих от порочной практики закрепления произвола в нормативных актах, регламентирующих ОРД, что являлось характерным для периода культа личности И. В. Сталина. Именно в январе 1953 года выходит постановление ЦК КПСС “Об органах МГБ”, в соответствии с которым органы госбезопасности были в очередной раз отделены от органов внутренних дел, а в сентябре того же года произошла ликвидация Особого Совещания при МВД СССР.

Субъектами, осуществляющих ОРД, являлись МГБ – КГБ при СМ СССР и МООП – МВД СССР.

Характерные черты и особенности данного этапа:

  • формирование двух различных нормативно-правовых ведомственных платформ (в МВД и КГБ при СМ СССР), предназначенных регулировать единую по сути оперативно-розыскную деятельность;
  • закрепление в ст. 29 Основ уголовного судопроизводства СССР и союзных республик и в аналогичных статьях Уголовно-процессуальных кодексов союзных республик правил об обязанностях органов дознания по осуществлению оперативно - розыскной деятельности;
  • отказ от нормативного закрепления тотального беззакония, характерного для предыдущего периода правового регулирования ОРД;
  • нормативно-правовое закрепление попыток законодателя возродить вневедомственный (прокурорский) надзор за законностью ОРМ, применяемых органами дознания.

Четвертый или последний этап в советской истории (середина 70 - х годов – август 1991 года.) – это период стабилизации правового регулирования ОРД и, одновременно, время подготовки “революционных” изменений ее правовой регламентации.

Субъектами, осуществляющих ОРД, являлись органы внутренних дел и безопасности (последовательно КГБ при Совете Министров СССР, КГБ СССР и межреспубликанская служба безопасности).

После создания в середине 70 - х годов “фундаментальных правовых основ агентурной работы” ее правила существенно не менялись на протяжении более чем десятилетия (во всяком случае, в органах безопасности), хотя объективная необходимость в этом имелась.

Застойные тенденции в правовом регулировании ОРД фиксировались на уровне ведомств, но далее этого, как свидетельствует история, дело почти не двигалось. Отдельные просчеты, имевшие место в оперативной работе, стали перерастать в нечто большее.

Особенности правового регулирования ОРД на данном этапе:

  • отсутствие современных изменений в основных правовых положениях;
  • продолжающаяся ведомственная разобщенность нормативно-правовой регламентации единой сыскной работы;
  • обилие внутриведомственных нормативных актов, порой, по-разному регулирующих схожие (или не тождественные) ситуации ОРД;
  • появление “первых ласточек” предстоящего законодательного регулирования основных нормативных положений ОРД – закрепление нормативных положений об осуществлении оперативно-розыскных мероприятий в нескольких законодательных актах (Основах уголовного судопроизводства, Закона СССР “О Государственной границе СССР” и “Об органах государственной безопасности в СССР”, а также в Законе РСФСР “О милиции”).

1.5. Второй переходный период (август 1991 г. – март 1992 г.)

Он начался с распадом СССР и длился до момента принятия в суверенной России 13 марта 1992 года Закона об ОРД. Особенностью этого периода являлось то, что на этом достаточно небольшом временном отрезке в основном продолжали действовать нормативные акты бывшего СССР (юридически уже не существующего), т.е. в основном секретные акты КГБ СССР и МВД СССР.

Кроме того, отметим, что правовое регулирование ОРД в России развивалось и продолжает развиваться не только во времени, но и в пространстве.

Широко известно, что только в течении ХХ столетия на территории бывшей царской России возникали, существовали и исчезали десятки различных государственно-правовых образований. Королевство Польское как неотъемлемая часть Российской Империи в начале века и суверенное Польское государство в дальнейшем, а затем Республика Польша. Великое княжество Финляндское как “особая” область государства Российского в начале рассматриваемого периода, во внутренних делах управляется особыми установленными на основании особого законодательства, и Финляндская Республика, как суверенное государство, - впоследствии. А образование в 1922 году СССР и вхождение в него ряда государств (последним по времени было вхождение в 1944 году Тувы)? А выход в конце 80 - х – начале 90 - х годах из состава СССР Прибалтийских республик, республик Закавказья, Средней Азии и др.? Наконец, распад векового союза славянских народов – российского, украинского и белорусского. Все это, разумеется, самым непосредственным образом влияло правовое регулирование ОРД.

1.6. Правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности в современный период (март 1992 г. – настоящее время)

Современный (постсоветский) период правового регулирования ОРД в России можно назвать наиболее значительным среди всех периодов в отечественной истории правовой регламентации оперативно-розыскной деятельности. С правового регулирования негласной работы в основном на подзаконном уровне сделан резкий скачок на уровень законодательной регламентации.

Характерные черты и особенности данного этапа:

  • закрепление общих правил ОРД на развивающем уровне правового регулирования вместо подзаконного (т.е. перераспределение нормативно-правового материала с ведомственного на законодательный уровень);
  • выделение основных правил ОРД из ранее имевшегося в подзаконных актах конгломерата правовых предписаний и их обособление в оперативно-розыскном законе, т.е. начало процесса кодификации правовых норм ОРД (в начале в Законе об ОРД, а затем – в ФЗ об ОРД);
  • резкое усиление значения соблюдения прав и свобод человека и гражданина в оперативно-розыскной деятельности;
  • необходимость учета в правовой регламентации отдельных направлений ОРД такого фактора, каким является непосредственное действие конституционных норм;
  • нормативное закрепление неразрешенного противоречия между старым и новым пониманием цели ОРД: в “узком” смысле слова - между необходимостью борьбы с преступностью и защите человека и общества от преступных посягательств; в “широком” смысле слова – между необходимостью борьбы с разведывательно-подрывной деятельностью “противника и враждебных элементов” (получением информации о них) и обеспечением безопасности личности, общества и государства;
  • законодательное определение ОРД;
  • существенное законное расширение субъектов (государственных органов), наделенных правами на осуществление ОРД и резкое обострение необходимости правовой регламентации, с одной стороны, специфики каждого из субъектов (включая раздел сфер влияния), а с другой – выделение общих правовых положений, единых для всех субъектов, осуществляющих ОРД;
  • необходимость обязательной государственной регистрации в Минюсте России ведомственных оперативно-розыскных актов, затрагивающих права и законные интересы граждан, а также нормативных актов, которые носят межведомственный характер;
  • правовая регламентация вневедомственного контроля и надзора за состоянием законности в ОРД;
  • включение в сферу правового регулирования общественных отношений, которые ранее не подвергались воздействию права, например, возникающие в сфере частной детективной деятельности.

2. Определение правовой основы оперативно-розыскной деятельности

Согласно ст. 4 Федерального Закона об ОРД (“Правовая основа оперативно–деятельности”) такую основу составляют Конституция Российской Федерации, Федеральный Закон об ОРД, другие федеральные законы и принятые в соответствии с ними иные нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти. Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, издают в пределах своих полномочий в соответствии с законодательством России нормативные акты, регламентирующие организацию и тактику проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Использованный законодателем термин “правовая основа оперативно-розыскной деятельности” весьма условен. Поэтому под правовой основой такой деятельности (точнее – нормативно-правовой) следует понимать фундаментальную, базовую часть правового регулирования данного вида государственной юридической деятельности.

В настоящее время ситуация с правовым регулированием оперативно–розыскной деятельности изменяется в сторону признания правил, действующих в цивилизованных странах. Тем не менее, пока нельзя утверждать, что законотворческий процесс закончен и определены как оптимальные границы правового регулирования оперативно-розыскной деятельности, так и его уровни.

Необходимо отметить, что российское законодательство в указанной сфере правового регулирования только формируется. Среди ученых нет единства, что под ним понимается. Поэтому для лучшего уяснения разнообразия теоретических воззрений, полагаем, можно свести к двум позициям:

  • во-первых, законодательство в области оперативно-розыскной деятельности (иначе – оперативно-розыскное законодательство), понимаемое в “узком” смысле слова;

  • во-вторых, понимаемое в “широком” смысле слова.

Оперативно-розыскное законодательство в “узком” смысле слова – это совокупность федеральных законов России, которые содержат правовые нормы, регулирующие группы однородных общественных отношений между лицом и государством в процессе защиты человека и общества от преступных посягательств путем применения специальных методов, сил и средств и совершения оперативно-розыскных действий.

Оперативно-розыскное законодательство в “широком” смысле слова – это формирующийся межотраслевой комплексный нормативно-правовой институт. Его составляет совокупность законодательных и иных нормативных правовых актов Российской Федерации высшей (после законов) юридической силы. Эти акты содержат правовые нормы, регулирующие группы однородных общественных отношений между лицом и государством в процессе обеспечения безопасности человека и общества путем применения специальных методов, сил и средств и совершения оперативно-розыскных действий, если иными мерами нейтрализация угроз жизненно важным интересам человека и общества объективно затруднена или невозможна.

В теории под правовым регулированием понимается специфическая деятельность государства, его органов и должностных лиц по упорядочению общественных отношений путем установления правовых норм и применения в необходимых случаях индивидуально–регламентирующих решений в соответствии с этими нормами по юридически значимым вопросам, возникающих в рамках таких отношений[См. Фактуллин Ф.Н. Проблемы теории государства и права: курс лекций. Казань: Изд-во Казан. ун-та , 1987, С.135.]. Следовательно, назначение правового регулирования вообще – функциональное, управленческое. Правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности также носит, прежде всего, функциональный характер. Причем в этой работе посредством правового регулирования отношения между государством (его представителями) и гражданином (прежде всего - лицом, посягающим на охраняемые уголовным законом объекты) в связи с необходимостью защиты жизненно важных интересов личности, общества и государства от преступных посягательств.

Такое регулирование осуществляется на уровне:

  • федеральных законов России;
  • нормативных правовых актов России (актов Президента и Правительства России и др.);
  • ведомственных и межведомственных подзаконных актов.

Иначе говоря, правовая система оперативно-розыскной деятельности двухуровневая: часть составляющих ее актов относится к законам, а другая – к подзаконным актам.

В свою очередь регулирование оперативно-розыскной деятельности на уровне закона (законодательное регулирование) – это правовое регулирование общественных отношений в специфическом виде функционирования государства (деятельности его представителей), осуществляемое на базовом (конституционном) и среднем (законодательными актами) уровнях.

Что касается ведомственного нормотворчества в области оперативно-розыскной деятельности то, прежде всего, следует разобраться в том, что понимается под нормативным актом органа, осуществляющего ОРД. Такой акт есть юридический акт подзаконного административного нормотворчества (разновидность правового акта управления), которым конкретизируются содержащиеся в законах нормы, призванные регламентировать общественные отношения в оперативно-розыскной деятельности.

Непосредственно указанные в ст. 4 Федерального Закона об ОРД нормативные правовые акты являются основными в регулировании общественных отношений в оперативно-розыскной деятельности, которые можно подразделить на пять групп:

1. Базовый, фундаментальный источник правового регулирования ОРД – это Конституция Российской Федерации, принятая 12 декабря 1993 года. Принимаемые законы и иные правовые акты не должны противоречить Конституции РФ. Конституционные положения о прямом действии ее норм имеет непосредственное отношение к осуществлению ОРД. Так, в гл. 2 ст. 17 – 64 Конституции Российской Федерации определяются основные права и свободы человека и гражданина, составляющие основу правового статуса личности в России (например, ч. 2 ст. 23 каждый имеет право на тайну переписи, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; ст. 25 – о неприкосновенности жилища; ч. 1 ст. 46 - каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод и т.д.).

2. “Ядро” правовой основы ОРД составляют нормы самого Федерального Закона об ОРД, принят Государственной Думой Федерального Собрания 05 июля 1995 года; подписан Президентом Российской Федерации 12 августа 1995 года; вступил в силу со дня официального опубликования в “Российской газете” 18 августа 1995 года. Это действующий комплексный нормативный правовой акт высшей юридической силы. Он регулирует общественные отношения в области ОРД, а также в сфере некоторых иных видов деятельности правоохранительных органов и спецслужб России, которые взаимосвязаны с оперативно-розыскной (в частности уголовно - процессуальной, уголовно-исполнительной , разведывательной и контрразведывательной) деятельностью, а также определяет не только содержание оперативно-розыскной деятельности, но и закрепляет систему гарантий законности при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Другие федеральные законы, которые, в свою очередь, также можно систематизировать на несколько подгрупп:

a.) первая подгруппа состоит из двух законодательных актов: Уголовного кодекса РФ и Закона Российской Федерации от 05 марта 1992 года “О безопасности”. Это основополагающие и целеуказующие источники правового регулирования ОРД.

В УК РФ, во-первых, в ст. 14 “Понятие преступления” раскрывается содержание так называемого целеуказания для ОРД – т.е. приводится понятие преступления (преступного посягательства, согласно ст. 1 Федерального Закона об ОРД);

  • во-вторых, в Особенной части излагаются так называемые законодательные модели общественно опасных деяний (конкретные составы преступлений), поиск признаков которых в том или ином действии (бездействии) лица, составляет суть большинства конкретных задач ОРД;

  • в-третьих, в Общей части УК РФ содержатся правовые институты и нормы, реализация которых происходит в ОРД (например: ст. ст. 37 - 39, ст. 41 и ст. 42 о необходимой обороне, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, меры крайней необходимости, обоснованном риске, исполнении приказа и распоряжения и т.д.).

Согласно закона о безопасности для создания и поддержания необходимого уровня защищенности объектов безопасности в России разрабатывается система правовых норм, регулирующих отношения в этой области, определяются основные направления деятельности органов государственной власти и управления, формируются или образуются органы обеспечения безопасности и механизм контроля и надзора за их деятельностью.

б.) вторая подгруппа включает в себя законодательные акты, регулирующие группы общественных отношений, которые возникают в ОРД и в связи с ней. В частности – это Уголовно–процессуальный кодекс Российской Федерации, Закон Российской Федерации от 21 июля 1993 года “Об информации, информатизации и защите информации”, Федеральный Закон в ред. От 17 ноября 1995 г. “О прокуратуре Российской Федерации”, Федеральный Закон от 20 апреля 1995 г. “О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов”.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ (принят Государственной Думой 22 ноября 2001 г., одобрен Советом Федерации 05 декабря 2001 г., вводится в действие с 01 июля 2002 года) содержит в частности положение, согласно которому на органы дознания возлагается принятие необходимых оперативно-розыскных мер в области обнаружения преступлений и лиц, их совершивших. Кроме того, УПК РФ регламентирует работу по розыску лиц, совершивших преступления.

В соответствии с Законом о государственной тайне к последней могут быть отнесены в установленном порядке сведения в области ОРД (п. 4 ст. 5):

  1. о силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах этой деятельности, а также данные о ее финансировании, если эти данные раскрывают перечисленные сведения;
  2. о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших на конфидентной основе с органами, осуществляющих ОРД;
  3. о методах и средствах защиты секретной информации и др.

В Федеральном законе об информации изложены предписания об информации о гражданах, порядке доступа граждан и организаций к информации о них, целях защиты и защите информации, защите прав на доступ к информации и др. (ст. ст. 11, 14, 20, 21 и 24).

В функции прокуратуры, согласно ч. 1 ст. 2 “Цели и направления прокурорской деятельности” Федерального Закона о прокуратуре, в частности входит надзор за “исполнением законов органами, осуществляющих оперативно–розыскную деятельность”, а в ст. 29 “Предмет надзора” гл. 3 отражено, что предметом надзора является соблюдение прав и свобод человека и гражданина, установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, выполнения оперативно-розыскных мероприятий и проведения расследования, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

Нормами Федерального закона о государственной защите предписано, что в целях реализации предусмотренных в ст. 5 мер безопасности могут проводиться ОРМ в порядке, установленном Федеральным Законом об ОРД.

Особым видом второй группы составляют законодательные акты, закрепляющие компетенцию государственных органов на осуществление ОРД и отчасти дублирующие предписания, изложенные в ст. 13 – 15 Федерального Закона об ОРД. Этот подвид составляют следующие законодательные акты:

1) Закон РСФСР от 18 апреля 1991 года “О милиции” (с последующими изменениями и дополнениями) – в п. 16 ст. 11 указано, что милиция вправе осуществлять оперативно-розыскную деятельность;
2) Федеральный Закон от 06 февраля 1997 года “О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации”;
3) Закон Российской Федерации от 21 июля 1993 года “Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы”, согласно которому учреждениям, исполняющим наказание, предоставлено право осуществлять ОРД (п. 2 ст.14);
4) Федеральный закон от 03 апреля 1995 года “Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации” (ст. 10 и др.);
5) Федеральный закон от 10 января 1996 года “О внешней разведке”;
6) Федеральный закон от 27 мая 1996 года “О государственной охране” (п. 2 ст. 15);

в.)третья подгруппа включает законодательные акты, правовые нормы которых регулируют конкретные (отдельные) общественные отношения, возникающие в оперативно-розыскной деятельности или в связи с ней. К их числу относятся: Таможенный кодекс Российской Федерации, Уголовно-исполнительный кодекс РФ, Закон Российской Федерации от 11 марта 1992 года “О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации”, Закон Российской Федерации от 01 апреля 1993 года “О Государственной границе Российской Федерации” (в ред. от 29 ноября 1996 года), Закон Российской Федерации от 24 мая 1993 года “О федеральных органах налоговой полиции”, Федеральный Закон от 15 июля 1995 года “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”.

В Таможенном кодексе, гл. 36 “Оперативно-розыскная деятельность таможенных органов Российской Федерации” в ст. ст. 224 – 226, изложены некоторые общие правила ОРД оперативных подразделений таможенных органов, а в гл. 37 “контролируемые поставки” ст. ст. 227 – 229 – достаточно конкретные правила осуществления контролируемой поставки.

Согласно Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации ст. 84 “оперативно-розыскная деятельность в исправительных учреждениях”, в исправительных учреждениях в соответствии с законодательством России осуществляется оперативно-розыскная деятельность, задачами которой являются:

  • обеспечение личной безопасности осужденных, персонала исправительных учреждений и иных лиц;
  • выявление, предупреждение и раскрытие готовящихся и совершаемых в исправительных учреждениях преступлений и нарушений установленного порядка отбывания наказания;
  • розыск в установленном порядке осужденных, совершивших побег из исправительного учреждения, а также осужденных, уклоняющих от отбывания лишения свободы; содействие в выявлении и раскрытии преступлений, совершенных осужденными до прибытия в исправительное учреждение (ч. 1 ст. 84).

Эта оперативно-розыскная деятельность осуществляется оперативными аппаратами исправительных учреждений, а также другими уполномоченными на то органами в пределах своей компетенции (ч. 2 ст. 84).

Закон о частной детективной и охранной деятельности содержит предписания, запрещающее частным детективам совершать любые оперативно-розыскные действия (ч.3 ст. 1).

Закон о Государственной границе определяет, что органы и войска ФПС России охраняют Государственную границу на суше, море, реках, озерах и иных водоемах, в пунктах пропуска через Государственную границу, а также осуществляют пропуск через Государственную границу. В этих целях они проводят ОРД (ст. 30).

В п. 14 ст. 11 “Права федеральных органов налоговой полиции” Закона о федеральных органах налоговой полиции предусмотрено проведение такого оперативно-розыскного мероприятия, как оперативное внедрение.

Предписаниями ч. 7 ст. 34 “Охрана подозреваемых и обвиняемых и надзор за ними” Федерального закона о содержании под стражей предусмотрено, что “в местах содержания под стражей в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений проводятся оперативно-розыскные мероприятия в порядке, предусмотренном законом”.

4. Четвертую группу актов составляют иные, кроме законов, нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти:

a.)акты Президента Российской Федерации;
б.) акты представительного и законодательного органа Российской Федерации (парламента);
в.) акты Правительства РФ.

5. Пятую группу составляют нормативные акты ведомств, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность или ее контролирующих.

Во-первых, нормативные акты органов, чьи оперативные подразделения непосредственно проводят ОРД, это:

а) акты, принимаемые конкретными министерством и ведомством;
б) акты, принимаемые совместно министерствами и ведомствами по тем или иным сторонам обеспечения ОРД.

Нормативные правовые акты этой группы носят, как правило, закрытый (служебный или секретный) характер и должны регламентировать, согласно ч. 2 ст. 4 Федерального Закона об ОРД, исключительно организацию и тактику проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Во-вторых, это нормативные правовые акты Генеральной прокуратуры России. Ее ведомственные акты (приказы и др.), согласно ст. 4 Федерального Закона об ОРД, не входят в число актов, принадлежащих к правовой основе ОРД (прокуратура не указана в ст. 13 Федерального Закона об ОРД среди иных органов, правомочных осуществлять оперативно-розыскную деятельность). Тем не менее ее акты для законного осуществления оперативно-розыскной деятельности весьма значительны (например: Об организации прокурорского надзора за расследованием и раскрытием преступлений. – Приказ Ген. прокурора от 21 февраля 1996г. № 10; О разграничение компетенции территориальных прокуроров и прокуроров специализированных прокуратур. – Приказ Ген. прокурора от 09 апреля 1996 г. № 24; Об организации надзора за исполнением Федерального Закона “Об оперативно-розыскной деятельности”. – Приказ Ген. прокурора от 09 апреля 1996 года № 48 и др.).

Необходимо отметить, что нормативно-правовые акты данной группы источников правового регулирования оперативно-розыскной деятельности, затрагивающие права и законные интересы граждан или носящие межведомственный характер, подлежат государственной регистрации в Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного постановлением Совета Министров – Правительства Российской Федерации от 04 ноября 1993 года за № 1187 и в соответствии с Положением о порядке государственной регистрации ведомственных нормативных актов, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 08 мая 1992 года за № 305, а также в соответствии с правилами отбора и направления нормативных актов, имеющимися в каждом из ведомств, осуществляющих ОРД.

Кроме того, оперативным сотрудникам и другим правоприменителям следует знать, что в российском законодательстве предусмотрена система защитных нормативно-правовых мер, направленных на недопущение разглашения тайны личной жизни граждан и некоторых видов профессиональной тайны. Об этом нельзя забывать, осуществляя оперативно-розыскные мероприятия. В частности, законодательством охраняется информация, которая содержит:

  • государственную тайну (см. ст. 29 Конституции Российской Федерации ; Закон Российской Федерации “О государственной тайне”; ст. 283 и ст. 284 УК РФ; Перечень конкретных сведений, составляющих государственную тайну, утвержден Указом Президента Российской Федерации от 30 ноября 1995г. № 1203.);
  • данные служебного характера (см. Положение о порядке обращения со служебной информацией ограниченного распространения в федеральных органах исполнительной власти. (Утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 03 ноября 1994 года № 1233));
  • конфиденциальные данные (см. ст. ст. 727, 771 и 1032 ГК РФ; ст. 16 Таможенного кодекса РФ);
  • тайну предварительного следствия (см. ст. 310 УК РФ; ст. 161 УПК РФ);
  • адвокатскую тайну (см. ст. 137 УК РФ; ч. 2 ст. 53 УПК РФ);
  • сведения о мерах безопасности судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов (см. ст. 311 и ст. 320 УК РФ; Федеральный закон “О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов”);
  • нотариальную тайну (см. ст. 137 УК РФ; ч. 2 ст. 16 Основ законодательства Российской Федерации “О нотариате”);
  • тайну страхования (см. ст. 137 УК РФ; ст. 946 ГК РФ);
  • банковскую тайну и тайну денежных вкладов (см. ст. 183 УК РФ; ст. 26 Закона Российской Федерации “О банках и банковской деятельности”; ст. 857 ГК РФ);
  • тайну усыновления (см. ст. 155 УК РФ; ст. 139 Семейного кодекса РФ);
  • врачебную (медицинскую) тайну (см. ст. 137 УК РФ; ч. 3 ст. 35 и ст. 61 Основ законодательства Российской Федерации “Об охране здоровья граждан”; ст. 9 Закона Российской Федерации “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании”; ст. 14 Закона Российской Федерации “О трансплантации органов и (или) тканей человека”);
  • журналистскую (редакционную) тайну (см. ст. 144 УК РФ; ст. 41 Закона Российской Федерации “О средствах массовой информации”).

3. Система правовых источников оперативно-розыскной деятельности и их общая характеристика

Как уже отмечалось, предписаниями нормативных актов, составляющих правовую основу ОРД, не охватывается все правовое регулирование общественных отношений в данной деятельности. Круг ее правовых источников гораздо шире, чем указано в ст. 4 Федерального Закона об ОРД. Раскрывая такие дополнительные правовые источники, целесообразно представить их в определенной системе.

Во-первых, это нормативные правовые акты, составляющие основу оперативно-розыскной деятельности.

Важно и то, что Закон Российской Федерации об ОРД 1992 г. определил в общих чертах нормативно–правовой статус субъектов оперативно-розыскной деятельности. В интересах его детализации, учитывая многосубъектный характер Закона Российской Федерации об ОРД 1992 г., законодателем в соответствии с концепцией реформирования правовой системы в Российской Федерации был принят в 1992 — 1995 г.г. и ряд иных законов, определяющих нормативно-правовой статус органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Среди них были Закон Российской Федерации “Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы”; Закон Российской Федерации “О федеральных органах государственной безопасности”; Закон Российской Федерации “О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации “О федеральных органах государственной безопасности”; Закон Российской Федерации “О внешней разведке”; Закон Российской Федерации “О государственной границе Российской Федерации”; Закон Российской Федерации “О государственной охране высших органов государственной власти Российской Федерации и их должностных лиц”; Закон Российской Федерации “О федеральных органах налоговой полиции”; Закон Российской Федерации “О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации”. Этим был изменен подход к формированию правовой основы оперативно-розыскной деятельности, и если здесь ранее доминировали положения ведомственных правовых актов, а оперативно–розыскная деятельность была урегулирована на законодательном уровне в фиксационной форме в уголовно-процессуальном законе, то с принятием в 1992 г. Федерального Закона об ОРД и иных законодательных актов Российской Федерации, входящих в состав оперативно-розыскного законодательства, ключевую роль в правовом регулировании оперативно-розыскной деятельности стали выполнять нормы этих законов.

Таким образом, легитимность оперативно–розыскной деятельности стала подтверждать не частная норма уголовно-процессуального закона, регламентирующего совсем иную по правовой природе, чем ОРД, функцию уголовной юстиции, а закон, непосредственно определяющий различные аспекты оперативно-розыскной работы как самостоятельного вида правоохранительной деятельности. В итоге несомненным является факт появления оперативно-розыскного законодательства, то есть, как упоминалось ранее, совокупности изданных уполномоченными правотворческими органами нормативных актов, важнейшими из которых является:

  • во-первых, Федеральный Закон об ОРД, занявший ключевое место в правовой основе оперативно-розыскной деятельности;

  • во-вторых, законодательные акты, определяющие нормативно-правовой статус и направления деятельности оперативно-розыскных ведомств.

Принципиально важно здесь то, что правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности после принятия пакета вышеуказанных законов стало в основном соответствовать международным стандартам.

Во-вторых, самостоятельную группу нормативных источников составляют законодательные акты России, хотя и не содержащие правовых институтов (норм) или отдельных правил, непосредственно предназначенных регулировать специфические оперативно-розыскные отношения, однако в силу универсального характера изложенных в них предписаний, в обязательном порядке реализуемые в ОРД. Это:

а) Кодекс РФ об административных правонарушениях;

б) Законы РФ: “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан” от 27 апреля 1995 г. с изм. и доп. от 14 декабря 1995 г.; “О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбора места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации” от 25 июня 1993 г.;

в) Федеральные законы: “Об основах государственной службы Российской Федерации” от 31 июля 1995 г.; “О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию” от 15 августа 1996 года; “Об оружии” от 13 декабря 1996 г., вступившего в действие с 01 июля 1997 года и др.

В-третьих, к таким источникам относятся некоторые акты международно-правового характера, это:

  • Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод (принятая Советом Европы 04 ноября 1950 года, вступившая в силу с 03 сентября 1953 г.);
  • Международный пакт о гражданских и политических правах (принят на ХХI сессии Генеральной Ассамблеи ООН 16 декабря 1966 г.);
  • Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (от 10 декабря 1984 г.);
  • Венская конвенция ООН “О борьбе против незаконного оборота наркотических и психотропных средств” (1988 г.);
  • Конвенция “О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам” (принята Содружеством Независимых Государств (СНГ) 22 января 1993г.);
  • Соглашение о взаимодействие министерств внутренних дел независимых государств в борьбе с преступностью (заключено на совещании министров внутренних дел независимых государств в Алма-Ате 23 – 24 апреля 1992 г.);
  • Соглашение о сотрудничестве министерств внутренних дел по технико-криминалистическому обеспечению оперативно-служебной деятельности (совершено в Ереване 13 мая 1993 г.);
  • Соглашение о сотрудничестве министерств внутренних дел в сфере борьбы с организованной преступностью (Ашхабад 17 февраля 1994г.);
  • О статусе Пограничных войск Российской Федерации, находящихся на территории Республики Кыргызстан. (Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Кыргызстан от 09 октября 1992 г.);
  • О статусе Пограничных войск Российской Федерации, находящихся на территории Республики Армении, и условия их функционирования (Договор между Российской Федерацией и Республикой Армения от 30 сентября 1992 г.);
  • О статусе Пограничных войск Российской Федерации, находящихся на территории Республики Таджикистан (Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Таджикистан от 25 мая 1993 г.);
  • О статусе и условия функционирования Пограничных войск Российской Федерации, находящихся на территории Республики Грузия (Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Грузия от 03 февраля 1994 г.);
  • О сотрудничестве по пограничным вопросам (Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь от 15 апреля 1994 г.);
  • О сотрудничестве и охране внешних границ (Соглашение между Российской Федерацией, Республикой Таджикистан и Республикой Узбекистан от 15 июля 1994г.) и ряд других;

Применяя на практике указанные правовые источники, следует иметь в виду, что в соответствии с правилами ч. 3 ст. 5 Федерального Закона “О международных договорах Российской Федерации” от 15 июля 1995 г. положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют на территории России непосредственно. В ином случае, наряду с международным договором, России необходимо применять соответствующий национальный (внутригосударственный) нормативный правовой акт, принятый для реализации положений конкретного международного договора.

Кроме названных трех групп нормативных правовых актов, нельзя не упомянуть о том, что отдельными государственными органами принимаются специальные документы, которые предназначены разъяснять предписания законодательных и иных актов в области оперативно-розыскной деятельности.

4. Понятие правового регулирования оперативно-розыскной деятельности, его пределы и уровни

В теории права под правовым регулирование понимается специфическая деятельность государства, его органов и должностных лиц по упорядочению общественных отношений путем установления правовых норм и принятия в необходимых случаях индивидуально регламентирующих решений по юридически значимым вопросам, которые возникают в рамках таких отношений. Следовательно, назначение правового регулирования вообще – функциональное, управленческое. Правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности также носит функциональный характер. Причем в этой работе посредством правовых норм регулируются отношения между государством (его представителями) и гражданином (прежде всего лицом, посягающим на охраняемые уголовным законом объекты) в связи с необходимостью защиты жизненно важных интересов личности, общества и государства.

Таким образом, правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности – это нормативно - властное воздействие Российского государства на возникающие, длящиеся и прекращающиеся в данной деятельности и в связи с ней общественные отношения с целью их упорядочивания.

Пределы правового регулирования оперативно-розыскной деятельности

Важное значение для правильного понимания предназначения и содержания оперативно-розыскной деятельности имеет уяснение вопроса о пределах ее правового регулирования. От его решения во многом зависит действительность сыскной работы и, следовательно, реальность мер по предупреждению и пресечению преступлений, совершаемых отдельными лицами, а также гарантированность защиты прав и свобод гражданина, попавшего в поле зрения российских правоохранительных органов и спецслужб. Однако теоретическое изучение пределов правового регулирования оперативно-розыскной деятельности затрудняет то обстоятельство, что в теории российского права еще не сложился единый подход к пониманию пределов общего правового регулирования. Разделяя точку зрения Ф.Н. Фаткуллина[См., Фаткуллин Ф.Н. Проблемы теории государства и права: Курс лекций., Казань, Изд-во Казан. ун-та., 1987, С. 135.], понимающего под пределами правового регулирования обусловленные определенными факторами границы властного государственного вмешательства в общественные отношения при помощи норм права, и, основываясь на настоящей дефиниции, дадим определение пределов ее правового регулирования.

И так, пределы правового регулирования общественных отношений в оперативно-розыскной деятельности – это обусловленные объективными и субъективными факторами границы государственно-властного вмешательства в общественные отношения, возникающие в связи с наличием достаточной степени вероятности совершения преступления или с его совершением и его гласным либо конспиративным предупреждением, выявлением и пресечением посредством применения специальных сил, средств и методов, а также совершения оперативно-розыскных действий по правилам норм уголовно-розыскного и некоторых иных отраслей российского права.

При исследовании пределов правового регулирования оперативно-розыскной деятельности нельзя не опираться на общие закономерности, выработанные теорией права. Так, осмысление пределов общего правового регулирования предполагает анализ по крайне мере двоякого рода взаимосвязанных обстоятельств:

  • во-первых, тех факторов, от которых, так или иначе, зависят границы данной деятельности;
  • во-вторых, меры возможности права изменять, совершенствовать или даже формировать те или иные общественные отношения.

Факторы, обуславливающие пределы правового регулирования оперативно-розыскной деятельности.

Первый фактор, от которого зависят пределы правового регулирования оперативно-розыскной деятельности, заложен в самом предмете данной деятельности, т.е. общественные отношения, подлежащие регулированию и упорядочению. В теории права определено, что возможно урегулировать все виды общественных отношений в онтологическом срезе и что потенциально пределы регулирования возрастают по мере изменения в различных сферах жизни соотношения объективного и волевого в пользу последнего. Следовательно, вся оперативно-розыскная деятельность (понимаемая как в “широком”, так и в “узком” смысле слова) вполне может быть подвергнута правовому регулированию. Причем выбор того или иного варианта регулирования во многом зависит от воли законодателя.

Суть второго фактора заключается в том, что при наличии определенной воли законодателя общественные отношения в сфере оперативно-розыскной деятельности могут подвергнуться правовому регулированию только при наличии в них объективной возможности выбора того или иного правила поведения. При отсутствии такой возможности не определена, не урегулирована и норма поведения. То есть сфера регулирующего воздействия права ограничивается нормативно-обозначенными вариантами поведения человека в каждой данной типовой ситуации.

Третьим фактором, определяющим пределы правового регулирования оперативно-розыскной деятельности, является заинтересованность государства и целесообразность его воздействия на те или иные общественные отношения при помощи права, обусловливаемые не только объективными тенденциями развития самого предмета регулирования, но и потребностями общества в целом.

Тенденции общественного развития России в последние годы свидетельствуют о заинтересованности как общества в целом, так и его индивидуумов в гораздо более объемном и “жестком” правовом регулировании негласной деятельности правоохранительных органов и спецслужб, чем это делалось ранее.

Наконец, четвертым и пятым факторами, влияющими на пределы правового регулирования оперативно-розыскной деятельности, являются соответственно индивидуальные возможности как оперативных сотрудников, так и других участников негласной работы, их способность к сознательному восприятию правовых предписаний, а также общие потенциальные возможности права, его формальная определенность, системность и обеспеченность мерами государственного принуждения или поощрения.

Все перечисленные объективные и субъективные факторы взаимосвязаны и взаимообусловлены, и только их совокупность позволяет уяснить пределы правового регулирования оперативно-розыскной деятельности.

Границы правового регулирования общественных отношений оперативно-розыскной деятельности. Их условно можно определить как “дальние” и “ближние”.

“Дальние” границы правового регулирования оперативно-розыскной деятельности проходят там, где возникает необходимость:

  • проверки информации (присущими только для сыска методами и средствами) в связи с совершением, вероятным совершением преступления или розыском без вести пропавших лиц;
  • осуществления превентивных мер, не допускающих нанесение ущерба жизненно важным интересам России (в рамках оперативно-розыскной деятельности);
  • ограничения конституционных прав человека и гражданина (по основаниям, указанным в Федеральном законе).

“Ближние” границы правового регулирования оперативно-розыскной деятельности, по существу, смыкается с началом:

  • уголовно-процессуальной деятельности (в частности при взаимодействии сыскного уголовно-розыскного процесса с дознанием и предварительным следствием);
  • производства уголовно-исполнительных процедур (в процессе наблюдения за лицами, отбывающими уголовное наказание).

Уровни правового регулирования общественных отношений в оперативно-розыскной деятельности.

Различают уровни правового регулирования в зависимости от плоскости (среза, аспекта) рассматриваемой проблемы. Для оперативно-розыскной деятельности важно рассмотреть уровни правового регулирования в плоскости, отражающей юридическую силу акта. В этой плоскости различают три уровня правового регулирования:

  1. Базовый (конституционный) уровень. Правовое регулирование здесь осуществляется на уровне Конституции Российской Федерации и федеральных конституционных законов.
  2. Средний (развивающийся) уровень. На этом уровне правовое регулирование затрагивает общественные отношения, подлежащие моделированию только в законах (вариантом служит отсылка к дополнительным нормативным правовым актам). Как правило, на среднем уровне разрабатываются законы и кодексы.

Два названных уровня правового регулирования общественных отношений в оперативно-розыскной деятельности образуют единую систему ее законодательного регулирования. Законодательное регулирование оперативно-розыскной деятельности в России – это государственно-властное нормативно-организующее воздействие на оперативно–розыскные отношения в специфическом виде социально полезной юридической деятельности, осуществляемое на базовом (конституционном) и среднем (развивающем) уровнях правового регулирования.

  1. Детализирующий уровень. Для него характерно принятие подзаконных нормативных правовых актов.

Среди них различают:

  • нормативные акты законодательной и исполнительной власти (указы Президента Российской Федерации и постановления Правительства Российской Федерации, акты палат Федерального Собрания Российской Федерации);
  • межведомственного характера;
  • сугубо ведомственного характера.

5. Оперативно-розыскной закон

5. 1. Понятие оперативно-розыскного закона. Общая характеристика и структура действующего оперативно-розыскного закона

Оперативно-розыскной закон – это собирательный термин, под которым понимают комплексный нормативный правовой акт России высшей юридической силы, предназначенный регулировать общественные отношения преимущественно в области оперативно-розыскной деятельности, а также в некоторых иных видах деятельности правоохранительных органов и спецслужб Российской Федерации, связанных с оперативно-розыскной деятельностью, в частности в контрразведывательной и уголовно-процессуальной деятельности.

Первый в современной истории России был Закон Российской Федерации от 12 марта 1992 года “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации”. Его сменил и в настоящее время действует Федеральный Закон об ОРД, принятый 05 июля 1995 года, подписан Президентом Российской Федерации 12 августа 1995 года № 144 – ФЗ и вступил в силу со дня официального опубликования в “Российской газете” от 18 августа 1995 г.

В Федеральный Закон об ОРД четыре раза вносились изменения и дополнения: Федеральными Законами от 18 июля 1997 года № 101 –ФЗ “О внесение изменений и дополнений в Федеральный закон “О государственной охране” “и Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности, от 21 июля 1998 г. № 117 – ФЗ “О внесение изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы”, от 05 января 1999 г. № 6 – ФЗ “О внесение изменений в Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”” и от 30 декабря 1999 года № 225 – ФЗ “О внесение изменения в Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности””.

Федеральный Закон об ОРД состоит из преамбулы и шести глав, включающих 23 статьи. Он содержит ряд бланкетных (отсылочных) юридических норм (ст. 4, ч. 3 и ч. 8 ст. 5, ч. 4, 7 и 8 ст. 6, п. 5 ч. 1 и ч. 8 ст. 8, ч. 2 ст. 9, ч. 1 и ч. 5 ст. 10, ч. 1 – 3 ст. 11, ч. 2 ст. 12, ч. 3 и ч. 4 ст. 13, п. 3 и п. 6 ст. 14, п. 5 ч. 1 ст. 15, ч. 1, 2, 4 – 6 ст. 16, ч. 3 – 9 ст. 18 , ст. 19, ст. 20, ч. 1ст. 21). Отдельные нормативные положения этого Закона декларативны (абз. 3 ст. 2, ч. 2 и ч. 9 ст. 5 п. 1 ст. 14, ч. 3 ст. 15, ст. 22).

Федеральный Закон об ОРД, в преамбуле, определяет содержание оперативно-розыскной деятельности, осуществляемой на территории России, и закрепляет систему гарантий законности при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Федеральный Закон об ОРД является “ядром” оперативно-розыскного законодательства.

Кроме того, нормы Федерального Закона об ОРД образуют систематизирующий нормативно-правовой массив для дальнейшего кодификационного процесса в области сыскной деятельности, включая оперативно-розыскную и контрразведывательную, и разработки соответствующего кодекса.

В Федеральном Законе об ОРД имеются исключения из правил осуществления оперативно-розыскной деятельности, их насчитывается восемь: они содержатся в ч. 4, 5 и 8 ст.5, ч. 8 ст. 8, ч. 3 ст. 9, ч. 4 ст. 13, ч. 2 ст. 16 и ч. 3 ст. 21.

Кроме того, в Федеральном Законе об ОРД предусмотрены специальные “перечни”, т.е. перечисления определенных правил по порядку, а также списки с таким перечислением. Законодатель непосредственно называет шесть списков.

  1. Перечень оперативно-розыскных мероприятий, приведенный в ч. 1 ст. 6 Федерального Закона об ОРД, может быть изменен или дополнен только федеральным законом.
  2. Перечень видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности, согласно предписаний ч. 8 ст. 6 Федерального Закона об ОРД устанавливается Правительством РФ.
  3. Перечень категорий руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, которые полномочны утверждать мотивированное постановление о проведении оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающего конституционные права граждан, согласно правил ч. 2 ст. 9 “Основания и порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий” Федерального Закона об ОРД устанавливается ведомственными нормативными актами.
  4. Перечень дел оперативного учета и порядок их ведения в соответствии с ч. 5 ст.10 “Информационное обеспечение и документирование оперативно-розыскной деятельности” Федерального Закона об ОРД определяются нормативными актами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.
  5. Перечень органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, согласно предписаний ч. 3 ст. 13 “Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность” Федерального Закона об ОРД может изменяться или дополняться только федеральным законом.
  6. Перечень оперативных подразделений, правомочных осуществлять оперативно-розыскную деятельность, их полномочия, структуру и организацию работы согласно правил ч. 3 ст. 13 Федерального Закона об ОРД

5.2. Действие оперативно–розыскного закона во времени

Основное правило действия оперативно-розыскного закона во времени следующее: характер и содержание проводимых в России оперативно-розыскных мероприятий определяются нормами оперативно-розыскного закона, действующего во время совершения конкретных оперативно-розыскных мероприятий и принятия соответствующих решений субъектами оперативно-розыскной деятельности.

Наряду с этим следует руководствоваться следующим общим правилом:

во-первых, нормы оперативно-розыскного закона, предписания которых сужают область осуществления ОРД, имеют обратную силу;

во-вторых, нормы оперативно-розыскного закона, расширяющие сферу оперативно-розыскной деятельности (например, увеличивающие круг субъектов, ее осуществляющих, или объектов, по которым она может осуществляться), обратной силы не имеют.

Кроме того, с учетом наличия в Федеральном Законе об ОРД значительного числа бланкетных норм правоприменителю в каждом конкретном случае необходимо определить, действует или нет определенный нормативный акт (как законодательный, так и подзаконный), к содержанию которого отсылается та или иная статья Федерального Закона об ОРД.

5.3. Действие оперативно–розыскного закона в пространстве

Согласно ч. 1 ст. 8 Федерального Закона об ОРД общим условием проведения оперативно-розыскных мероприятий выступает возможность их осуществления на территории России, если иное не предусмотрено федеральным законом, т.е. принцип территориальности. Нормы Федерального Закона об ОРД полностью применяются на всей территории России, которая согласно Конституции Российской Федерации включает территорию ее субъектов, внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство на ним (ст. 67).

В соответствии со ст. 1 и ст. 5 Закона о Государственной границе территорией России являются находящиеся в пределах ее государственных границ суша, вода, недра и воздушное пространство. Согласно Федеральному Закону от 31 июля 1998 года № 155 – ФЗ “О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации” внутренние морские воды являются составной частью территории России (ст.1), а на территориальное море, воздушное пространство над ним, а также на дно территориального моря и его недра распространяется суверенитет России с признанием права мирового прохода иностранных судов через территориальное море (ч. 4 ст. 2).

Территорией России считаются гражданские суда в открытом море и гражданские самолеты (летательные аппараты) под флагом или с опознавательным знаком России, не находящиеся на территории другого суверенного государства или же не пролетающие над этой территорией. Военные корабли, плавающие под российским флагом, а также военные летательные аппараты (воздушные суда) являются территорией России вне зависимости от того, где они находятся. Однако следует помнить, что территории посольств и консульств России в иностранных государствах (включая бывшие союзные республики Советского Союза) территорией России, как правило, не являются.

В соответствии с ч. 2 ст. 11 УК РФ преступления, совершенные в пределах территориальных вод и воздушного пространства России (согласно ч. 2 ст. 1 Воздушного кодекса РФ), признаются совершенными на территории России. Следовательно, для реализации целей оперативно–розыскной деятельности нормы Федерального Закона об ОРД применяются и в указанных средах. Исключения из действия оперативно-розыскного закона в пространстве:

  1. В ст. 12 УК РФ содержится предписание о действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступления вне пределов России. Предполагаем, что создание предпосылок для реализации этой нормы подразумевается вероятность совершения ОРД за рубежом.
  2. Исходит из предписаний Закона о международных договорах. Соответствующим международным соглашением может быть предусмотрена возможность осуществления ОРМ за пределами России.
  3. С учетом того, что в исключительных случаях уголовная юрисдикция России осуществляется на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море (ст. 17 Федерального Закона “О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации”), оперативно-розыскная деятельность возможна для обеспечения производства расследования на борту иностранного судна во время его прохода в случаях, если: последствия преступления распространяются на территорию России; такие меры необходимы для пресечения незаконной торговли наркотическими средствами или психотропными веществами, а также для пресечения других преступлений международного характера, предусмотренные международными договорами России, и др.
  4. Федеральный закон применяется также в исключительной экономической зоне и на пространстве континентального шельфа России.
  5. Непосредственно в Федеральном Законе об ОРД установлено определенное изъятие из принципа его действия в пространстве. Согласно ч. 5 ст. 13 ОРМ в следственных изоляторах “чужие” оперативники вправе проводить совместно с работниками уголовно-исполнительной системы Минюста России. Таким образом, этим предписанием Федерального Закона об ОРД установлено ограничение на действие территориального принципа осуществления оперативно-розыскной деятельности.

5.4. Действие оперативно-розыскного закона по кругу лиц

Согласно ч.1 ст. 8 Федерального Закона об ОРД гражданство, национальность, пол, место жительства, имущественное, должностное и социальное положение, принадлежность к общественным объединениям, отношение к религии и политические убеждения отдельных лиц не являются препятствием для проведения ОРМ, если иное не предусмотрено федеральным законом. В этом предписании Федерального Закона об ОРД конкретизирован закрепленный в ст. 19 Конституции Российской Федерации принцип равенства всех перед законом и судом. Тем самым в отношении каждого может проводится ОРД с целью защиты охраняемых объектов от преступных посягательств.

Единственным исключением из правил равенства каждого перед законом служат специальные упоминания в соответствующих федеральных законах.

Так, в соответствии с Конституцией РФ неприкосновенны Президент РФ, депутаты палат Федерального Собрания РФ и судьи, согласно Федеральному конституционному закону “Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации” - Уполномоченный, а Федерального закона о прокуратуре – прокуроры и следователи органов прокуратуры (поэтому в ходе ОРД нельзя осуществлять соответствующую проверку полученных сообщений – например, по делу оперативного учета.).

5.5. Толкование норм оперативно-розыскного закона и его виды

Правильное применение Федерального Закона об ОРД подразумевает точное, недвусмысленное восприятие правоприменителем содержания его нормы. В свою очередь этого нельзя достигнуть без толкования закона.

Поэтому под толкованием оперативно–розыскного закона понимается деятельность государственных органов, а также непосредственного правоприменителя (оперативника, следователя, прокурора, судьи и др.), направленная на разъяснение и (или) уяснение смысла и содержания волеизъявления законодателя, выраженного в конкретной норме (предписании) Федерального Закона об ОРД, ее направленности, точного определения содержания нормы и ее соотношения с другими правовыми нормами законодательства в области ОРД.

Использование в оперативно-розыскном законе терминов, заимствованных из ряда отраслей знаний о различных видах юридической деятельности, в обязательном порядке должно соответствовать по смыслу и содержанию таких терминов. Нельзя толковать не оперативно-розыскные термины в угоду сложившейся оперативной практике, разъяснять их в ином смысле, чем это принято в соответствующей отрасли знания, из которой они перешли в оперативно-розыскное законодательство.

Виды толкования оперативно-розыскного закона классифицируются по различным основаниям.Выделим среди них следующие:

  1. По степени обязательности (юридической силе) делятся на официальные (аутентичное, нормативное и казуальное) и неофициальные (доктриальное (научное) и текущее). Некоторые ученые выделяют еще и судебное толкование норм оперативно - розыскного закона.
  2. По объему толкования – это буквальное (когда смысл и словесное содержание правовой нормы (части нормы) совпадают), ограничительное (при уяснение содержания нормы оперативно-розыскного закона ее словесному содержанию придается более узкое, чем подлинное, значение) и распространительное (придание словесному содержанию нормы оперативно-розыскного закона более широкий, чем ее истинный, смысл).
  3. В зависимости от приемов (способов) толкования – грамматическое (языковое), логическое (на основании законов логического мышления), систематическое (сопоставление текста толкуемой нормы с другими нормами и предписаниями оперативно-розыскного закона (других законов в области ОРД), уяснение ее места в иерархии законодательных актов) и историческое (путем сопоставления толкуемой нормы с ранее применявшейся аналогичной нормой закона).

Раздел II.
ЮРИДИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СУБЪЕКТОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Тема 3.
ПОНЯТИЕ СУБЪЕКТОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, ИХ СИСТЕМА И ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ЮРИДИЧЕСКОГО СТАТУСА

1. Понятие субъектов оперативно-розыскной деятельности и их система

Им выступает участник оперативно-розыскной деятельности, на которого законодатель возложил обязанности в оперативно-розыскной деятельности, которому представил для их выполнения соответствующие права и который подлежит ответственности в случае их ненадлежащего исполнения.

Субъектами являются оперативно-розыскные органы, их должностные лица, а также иные физические и юридические лица, наделенные государственно-властными полномочиями на принятие соответствующих юридически значимых решений в оперативно-розыскной деятельности и (или) проведение оперативно-розыскных мероприятий либо участие в них, а равно изучаемые и защищаемые лица.

Субъекты оперативно-розыскной деятельности находятся под защитой государства Так, при возникновении реальной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье или имущество любого субъекта (участника) оперативно-розыскные органы обязаны принять необходимые меры по предотвращению противоправных действий, установлению виновных и привлечению их к ответственности, предусмотренной законодательством России.

В целях обеспечения безопасности ряда субъектов оперативно-розыскной деятельности и членов их семей допускается проведение специальных мероприятий по их защите, а результаты ОРД не представляются в суд (следователю), если невозможно обеспечить безопасность их участников.

Система субъектов оперативно-розыскной деятельности может быть представлена с учетом трех основных критериев:

1. Функционального, который в свою очередь классифицируется на четыре основных группы:

1) непосредственно осуществляющие оперативно-розыскную деятельность (ч.1 ст. 13 Федерального Закона об ОРД);
2) изучаемые лица (гл. 9);
3) лица, подлежащие оперативно-розыскной защите (гл.10);
4) лица, осуществляющие контроль и надзор за оперативно-розыскной деятельностью (Президент Российской Федерации и Правительство Российской Федерации, судьи, уполномоченные прокуроры, уполномоченные представитель Минфина России и др.).

2. По отношению к государству различают две основных группы:

1) являющихся его представителями (область собственно оперативно-розыскной деятельности);
2) не являющихся (Область частной сыскной деятельности в аспекте оказания услуг оперативно-розыскного характера)

3. Все субъекты оперативно-розыскной деятельности могут быть также классифицированы на две группы с учетом их деления на:

1) на физических лиц (например: оперативник, прокурор, лицо, оказывающее содействие в осуществлении ОРД и др.);
2) юридических лиц (например, оперативно-розыскной орган).

В перечне субъектов как участников оперативно-розыскного процесса, несомненно, ведущая роль принадлежит субъектам – физическим лицам, сотрудниками правоохранительных органов и спецслужб государства, которые в ходе своей служебной деятельности непосредственно применяют ОРМ, добывают, анализируют оперативную информацию, для чего вступают во взаимоотношения с различными лицами, в том числе и с представителями криминальной среды.

Субъекты – физические лица оперативно-розыскного процесса дифференцируются на следующие категории:

а) сотрудники оперативных подразделений органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. В свою очередь они разделяются:

1) во-первых, на должностных лиц, действующих открыто (гласно) от имени соответствующей оперативной службы оперативно-розыскного ведомства,
2) во-вторых, негласных (секретных) штатных работников, чья принадлежность к органам, осуществляющим ОРД, в интересах необходимой конспирации скрывается. Каждая из этих категорий обладает полномочиями, адекватными тем задачам, к разрешению которых они привлекаются. Кроме того, с учетом иерархического построения административно-управленческой структуры оперативных подразделений, их сотрудники могут выступать в качестве непосредственных исполнителей – рядовых оперативных работников и должностных лиц, направляющих деятельность последних и возглавляющих как отдельные оперативные аппараты, так и оперативно-розыскное ведомство в целом;

б) отдельные лица, привлеченные с их согласия к подготовке и проведению ОРД и конспиративно сотрудничающие с оперативным подразделением;

в) отдельные лица, гласно, открыто содействующие деятельности оперативного подразделения.

Все вышеперечисленные субъекты – физические лица оперативно-розыскного процесса отличаются определенной спецификой. Однако их признание соответствующими процессуальными фигурами обусловлено тем, что все они вовлечены в сферу оперативно-розыскной деятельности и выполняют предусмотренные законом функции. Поэтому названные физические лица должны соответствовать определенным требованиям, являющимся условиями их участия в ОРД. В их числе надежность, наличие определенных личностных свойств и возможностей обеспечивать осуществление оперативно-розыскной деятельности.

2. Компетенция субъектов оперативно-розыскной деятельности

Компетенцией является единство следующих элементов:

  • предмета оперативно-розыскного ведения;
  • обязанностей, возлагаемых на субъектов оперативно-розыскной деятельности (ст. 14 Федерального Закона об ОРД);
  • предоставляемых им прав для реализации этих обязанностей (ст. 15 и др.);
  • возможность их привлечения к ответственности в случае нарушений законных предписаний (ч. 10 ст. 5).

Предмет оперативно-розыскного ведения – это совокупность целей оперативно-розыскной деятельности и ее задач (ст. 1 и ст. 2 Федерального Закона об ОРД). Именно для достижения целей и решения задач оперативно–розыскной деятельности субъекты наделяются соответствующими правами и на них возлагается определенные обязанности.

Обязанности субъектов – это круг возложенных законодателем на них действий и (или) решений для выполнения задач оперативно-розыскной деятельности и безусловных для исполнения.

Права субъектов ОРД – это круг предоставленных им законодателем возможностей для надлежащего исполнения обязанностей с целью решения задач оперативно-розыскной деятельности.

Основные правила определения компетенции ОРД:

  • обязанности могут быть возложены, а права предоставлены исключительно для решения задач и достижения целей оперативно-розыскной деятельности;
  • должен быть баланс обязанностей и прав соответствующих субъектов.

Если он будет нарушен, то в первом случае (когда прав меньше, чем обязанностей) субъект не сможет защитить от преступных посягательств человека, общество и государство, а во втором (когда прав больше, чем обязанностей) – действия субъекта могут привести к нарушению законности.

  • эта компетенция может быть изложена исключительно в открытых нормативных правовых актах, как правило, законодательных.

Запрет (исключения из компетенции субъектов ОРД, предусмотренные оперативно-розыскным законом) в ОРД – это предусмотренное в оперативно-розыскном законе ограничение компетенции оперативно-розыскных органов и других субъектов этой деятельности, направленное на усиление гарантий законности оперативно-розыскной работы, а также установленное законодателем ограничение на ее осуществление не уполномоченными на то лицами.

В Федеральном Законе об ОРД содержатся три группы запретов:

1) органы, осуществляющие оперативно-розыскной деятельности, и их должностных лиц (ч. 8 ст. 5, ч. 7 ст. 8 и ч. 3 ст. 17);
2) иных участников оперативно-розыскной деятельности (судей, агентов – ч. 1 ст. 9 и ч. 1 ст. 17);
3) относительно неопределенный круг физических и юридических лиц (ч. 6 ст. 6 и ч. 2 ст. 16).

3. Юридическая ответственность субъектов оперативно-розыскной деятельности

Под юридической ответственностью понимается последствие неисполнения или ненадлежащего исполнения субъектом (физическим или юридическим лицом) возложенных на него Федеральным Законом об ОРД и другими законодательными актами в области оперативно-розыскной деятельности обязанностей.

В соответствии с ч. 10 ст. 5 Федерального Закона об ОРД нарушения этого Закона при осуществлении оперативно-розыскной деятельности влекут ответственность, предусмотренную законодательством России. Следовательно, для наступления юридической ответственности субъекта ОРД требует наличие двух условий – какое-либо нарушение Федерального Закона об ОРД (т.е. противоправное действие или бездействие лица, которое посягает на установленный порядок) и предусмотренность ответственности законодательством России.

Субъектами, подлежащими ответственности, согласно требованиям Федерального Закона об ОРД, могут быть:

  • государственные органы, осуществляющие ОРД (ст. 13 и др.);
  • должностные лица этих органов, непосредственно осуществляющие оперативно-розыскные мероприятия, а равно руководящие их осуществлением или контролирующие их (ст. ст. 14, 15, 22 и др.);
  • отдельные граждане, привлеченные к сотрудничеству с оперативно-розыскными органами (ст. 17 и др.);
  • иные физические и юридические лица, нарушающие предписания Федерального Закона об ОРД (ч. 6 ст. 6).

Основными видами субъектов оперативно-розыскной деятельности являются:

Дисциплинарная ответственность – это разновидность воздействия на нарушителей служебной или трудовой дисциплины путем наложения на таких лиц различных дисциплинарных взысканий.

В оперативно-розыскных органах применяют различные виды дисциплинарных взысканий (замечания, выговор, строгий выговор, предупреждение о неполном служебном соответствии по результатам аттестации и др.).

Административная ответственность наступает для должностных лиц и граждан за совершение ими административного правонарушения. Важнейшим актом, которым регулируется порядок привлечения к этому виду ответственности, является Кодексом Российской Федерации об административных правонарушения. Отметим, что военнослужащие, сотрудники оперативных подразделений (ФСО России, ФПС России, ФСБ России и др.) несут административную ответственность по дисциплинарным уставам. За совершение административных правонарушений применяются административные взыскания.

Материальная ответственность – в трудовом праве ответственность работников за ущерб, причиненный предприятию, учреждению, организации. Отношения, связанные с материальной ответственностью, урегулированы Кодекс Российской Федерации об административных правонарушения и некоторыми другими законодательными и иными нормативными правовыми актами.

Гражданско-правовая ответственность наступает при рассмотрении судом жалобы гражданина и признании незаконными действий (решений) оперативно-розыскного органа. Государственные органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, могут подвергаться исключительно гражданско-правовой (гражданской) ответственности. Она состоит из применения к правонарушителю (государственному органу) установленных законом или договором (включая контракт в ОРД) определенных мер воздействия. Такие меры могут повлечь для государственного органа невыгодные последствия имущественного характера (возмещение убытков), а также последствия имущественного свойства (возмещение морального вреда). Требование о возмещении морального вреда может предъявляться гражданином, в частности, при распространении не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство, и его деловую репутацию (ст. 62 Закона о средствах массовой информации). Все остальные субъекты (физические лица) несут не только гражданскую, но и иные виды ответственности.

К уголовной ответственности могут быть привлечены:

  • должностные лица: непосредственно осуществляющие ОРД – руководители и оперативники (ст. ст. 137 – 140, 283, 285, 286 и 311 УК); принимающие юридически значимые решения в области ОРД – судьи (в связи с нарушением правил санкционирования ОРМ), прокуроры и следователи. Эти лица могут привлекаться к уголовной ответственности за совершение ряда должностных преступлений (ст. 285 и ст. 286 УК) и некоторые иные, составы которых предусмотрены, в частности, ст. 283, ст. 284 и ст. 303 УК;
  • агенты, в частности, за заведомо ложный донос (ст. 306 УК);
  • иные лица, оказывающие содействие в осуществлении ОРД – специалисты, операторы связи, переводчики и др. (ст. 304 УК);
  • не уполномоченные на то Федеральным Законом об ОРД физические лица, которые нарушают запрет на использование специальных и иных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, согласно ч. 6 ст. 6 Федерального Закона об ОРД (ч. 3 ст. 138 УК).

Тема 4.
ОПЕРАТИВНЫЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ ОРГАНОВ И ИХ ДОЛЖНОСТНЫЕ ЛИЦА, УЧАСТВУЮЩИЕ В ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, КАК СУБЪЕКТЫ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОГО ПРОЦЕССА

1. Общая характеристика законодательного определения полномочий подразделений и их должностных лиц

Специфика законодательных актов, регулирующих ОРД, предполагает объединение в их рамках как процессуальных, так и материальных норм. Это вполне закономерно, так как только в Законе, непосредственно регламентирующем оперативно-розыскную деятельность, можно определить ее сущность, правовые основы, принципы, гарантии соблюдения прав и свобод личности, правовое положение граждан, содействующих, в том числе на конфиденциальной основе, правоохранительным органам и спецслужбам, а также виды, основания, условия проведения оперативно-розыскных мероприятий, структуру оперативно-розыскного процесса и т. п.

Вместе с тем проблематичным является вопрос о том, необходимы ли в оперативно-розыскном законе статьи, посвященные обязанностям и правам органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Этот вопрос вызывает сомнение по той причине, что все законодательные акты, регламентирующие оперативно-розыскную деятельность в странах СНГ и Балтии, являются многосубъектными. Отсюда следует вывод о том, что компетенцию каждого правоохранительного органа или спецслужбы определяет автономный правовой акт. Тем не менее нельзя категорически отрицать и возможность изложения в некотором обобщенном виде полномочий органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность именно в этой сфере. Потребность в статье закона, посвященной полномочиям оперативных подразделений, может быть обусловлена и особенностями той законодательной модели, которую имеет оперативно-розыскной закон.

Федеральный закон об ОРД, Закон Республики Беларусь об ОРД, Закон Республики Казахстан об ОРД, Закон Республики Молдова об ОРД, Закон Литвы об оперативной деятельности, прежде всего, подтверждают ранее зафиксированную в этих законодательных актах возможность оперативных подразделений проводить оперативно-розыскные мероприятия. Правда, в Федеральном законе об ОРД есть оговорка, касающаяся особенностей их осуществления. Однако уместной ее признать нельзя.

Во-первых, она касается не всех оперативно-розыскных мероприятий, а лишь отдельных из них, так как нельзя, например, при отождествлении личности прерывать предоставление услуг связи, а при исследовании предметов и документов проводить их изъятие.

Во-вторых, эта оговорка адресована по своей сути не всем органам, осуществляющим ОРД, а лишь ФСБ, в компетенцию которой входит разрешение задач, указанных в данной оговорке. По нашему мнению, если в законе есть статья, посвященная каталогу оперативно-розыскных мероприятий, то именно она должна предусматривать соответствующие особенности их проведения. Если же речь идет об условиях осуществления отдельных из них, то в Федеральном законе об ОРД тоже есть для этого подходящее место — ст. 8 указанного Федерального закона.

Анализируемые законодательные акты в статьях, посвященных правам оперативных подразделений, единодушно воспроизводят и положение о возможности опоры на конфиденциальное содействие граждан. Однако стоит заметить, что этому оперативно-розыскному институту посвящен целый комплекс правовых норм данных оперативно-розыскных законов.

Практически все рассматриваемые оперативно-розыскные законы (исключая Федеральный закон об ОРД) в статьях, посвященных полномочиям оперативных подразделений, воспроизводят и ранее зафиксированную в них возможность этих служб создавать и применять автоматизированные информационные системы.

В анализируемых статьях есть и положения, которые свойственны только данным нормам. Речь идет:

  • во-первых, о создании юридических лиц в интересах решения задач оперативно-розыскной деятельности;

  • во-вторых, о правилах конспирации при осуществлении ОРД.

Что же касается первой из вышеназванных категорий, то она представляет собой комплексное оперативно-розыскное мероприятие — секретную операцию и поэтому подлежит включению в каталог оперативно-розыскных мероприятий. В этой же статье должна быть и норма, касающаяся правил конспирации при осуществлении оперативно-розыскную деятельность. Следует отметить, что законодатель в новой редакции ст. 6 Федерального закона об ОРД 1995 г. необоснованно исключено положение о том, что оперативно-розыскные мероприятия должны проводиться в соответствии с правилами конспирации. Это отражает субъективный подход законодателя к законодательному регулированию оперативно-розыскную деятельность.

Законодатель практически во всех оперативно-розыскных законах (исключая Литву) единодушен и в предоставлении оперативным подразделениям возможности использовать в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий различного рода помещений, транспортных средств, иного имущества физических и юридических лиц. Однако, как следует из содержания этого положения, оно касается оперативно-розыскных мероприятий и представляет собой условия их проведения. Поэтому более уместно его расположение и в соответствующей статье оперативно-розыскного закона (например, ст. 8 Федерального закона об ОРД.).

Все вышеперечисленное дает основание отметить, что в тех случаях, когда оперативно-розыскной закон имеет статью о полномочиях органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, ее содержание должно опираться на определенную концепцию. В качестве ее элементов можно назвать следующие положения:

  • статья о правах оперативных подразделений должна предусматривать полномочия по проведению оперативно-розыскных мероприятий, если оперативно-розыскной закон не имеет статьи, посвященной каталогу оперативно-розыскных мероприятий;
  • анализируемая норма должна предусматривать и процессуальные полномочия сотрудников оперативных подразделений;
  • статья о правах оперативных подразделений должна содержать указания и на возможность применения их сотрудниками гласных мер по сбору сведений, необходимых для решения задач ОРД;
  • рассматриваемая статья должна предусматривать и полномочия оперативных подразделений по реализации собранных ими оперативно-розыскных данных;
  • статья о правах оперативных подразделений может предусматривать иные их полномочия, которые законодатель сочтет целесообразным обозначить в их перечне.

Подобным образом предполагалось закрепить компетенцию оперативных аппаратов органов внутренних дел и проекта Закона СССР “Об ОРД органов внутренних дел”. Учитывая то обстоятельство, что в современных условиях стала проявляться тенденция к ограничению оперативно-розыскных возможностей правоохранительных органов и предоставлению права проводить отдельные оперативно-розыскные мероприятия только ФСБ РФ, актуальным является, например, фиксация круга оперативно-розыскных мероприятий, характерных для ОРД милиции и органов уголовно-исполнительной системы, в соответствующих законодательных актах, например в Законе “О милиции”, в Законе об ОИН.

Согласно уголовно-процессуальному законодательству органы, осуществляющие ОРД, являются одновременно и органами дознания. Однако законодатель не привнес ясность в вопрос о том, адекватно ли оперативное подразделение как организационно ограниченная управленческая единица, органу дознания и вправе ли сотрудник оперативного подразделения одновременно осуществлять и оперативно-розыскные мероприятия, и уголовно-процессуальные действия. Разрешение этого вопроса важно по той причине, что в ст. 72 проекта УПК РФ С. Е. Вицина и других авторов на сочетание этих действий предлагается наложить запрет.

Статья закона, касающаяся полномочий оперативных подразделений, должна содержать и ответ на вопрос о том, обладают ли их сотрудники правом пользоваться процессуальными полномочиями и в соответствии с иными кодексами, регламентирующими производство по делам о различных правонарушениях. В России это, например, КоАП РФ, Таможенный кодекс РФ, Уголовно-исполнительный кодекс РФ.

Законодательные акты, регламентирующие ОРД в странах СНГ и Балтии, провозглашают отраслевым принципом оперативно-розыскной деятельности сочетание гласных и негласных начал. Между тем Федеральный закон об ОРД, в отличие, например, от оперативно-розыскных законов Украины, Белоруссии, не содержит перечня полномочий сотрудников оперативных подразделений по применению гласных мер, обеспечивающих сбор информации, необходимой для решения задач оперативно-розыскной деятельности. Речь идет об истребовании, сборе и изучении документов, характеризующих физических и юридических лиц, беспрепятственном посещении различных объектов, получении информации из автоматизированных справочных систем и банков данных, создаваемых государственными органами и т. п.

В соответствующей статье закона было бы уместно, исходя из многосубъектности оперативно-розыскного закона, упомянуть о том, что сотрудники оперативных подразделений обладают и правами, предусмотренными законами, например России, определяющими нормативно-правовой статус правоохранительных органов и спецслужб, а также иными законодательными актами и правовыми документами, регламентирующими отдельные аспекты деятельности указанных государственных органов.

2. Государственные органы, полномочные осуществлять оперативно-розыскную деятельность

Государственным органом, полномочного осуществлять оперативно-розыскную деятельность, выступает оперативно-розыскной орган - правоохранительный орган (МВД России и др.) или специальная служба России (СВР России и др.), имеющие оперативные подразделения и в соответствии с оперативно-розыскным законодательством непосредственно полностью или частично наделенные правом осуществлять оперативно-розыскную деятельность.

Оперативно-розыскные органы решают определенные Федеральным Законом об ОРД задачи исключительно в пределах своих полномочий, установленных соответствующими законодательными актами России (ч. 4 ст. 13 Федерального Закона об ОРД).

В соответствии с ч. 1 ст. 8 Федерального Закона о прокуратуре координатором деятельности оперативно-розыскных органов в борьбе с преступностью выступает Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры.

Согласно Федерального Закона об ОРД в России насчитывается десять оперативно-розыскных органов, компетентных проводить оперативно-розыскную деятельность.

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 13 право непосредственного и полного осуществления оперативно-розыскной деятельности на территории России предоставлено восьми оперативно-розыскным органам. Ими являются:

1) оперативные подразделения внутренних дел;
2) оперативные подразделения федеральной службы безопасности;
3) оперативные подразделения федеральной службы налоговой полиции;
4) оперативные подразделения федеральной службы государственных органов;
5) оперативные подразделения федеральной пограничной службы;
6) оперативные подразделения таможенного комитета;
7) оперативные подразделения службы внешней разведки;
8) оперативные подразделения Минюста России.

Законодатель особо обратил внимание правоприменителей на то, что в России никто, кроме указанных в ч. 1 ст. 13 Федерального Закона об ОРД подразделений государственных органов, не вправе осуществлять оперативно-розыскную деятельность комплексно, с применением всего арсенала специфических средств и методов (однако это не означает, что отдельные ОРМ не вправе осуществлять иные субъекты, которым это право предоставлено законодателем). Кроме того, согласно ч. 2 ст. 13 Федерального Закона об ОРД право на частичное осуществление оперативно-розыскной деятельности предоставлено оперативным подразделениям органа внешней разведки Минобороны России (ГРУ ГШ ВС РФ) и органа внешней разведки ФАПСИ при Правительстве Российской Федерации.

Законодатель поставил специальные условия для проведения ОРМ этими оперативно-розыскными органами:

Во-первых, ОРМ ими проводятся только в целях обеспечения безопасности этих органов.

Во-вторых, этими субъектами ОРМ проводятся только в случае, если их проведение не затрагивает полномочий органов, указанных в п. п. 1 – 7 ст. 13 Федерального Закона об ОРД (т. е. оперативно-розыскных органов, осуществляющих ОРД полностью).

Оперативно-розыскные органы следует отличать от некоторых других государственных и негосударственных субъектов.

Так, отличие оперативно-розыскных органов от правоохранительных органов заключается в том, что, с одной стороны, не все оперативно-розыскные органы являются сугубо правоохранительными (ими нельзя назвать ГРУ ГШ ВС РФ), а с другой – не все правоохранительные органы являются оперативно-розыскными (в частности органы прокуратуры не полномочны осуществлять оперативно-розыскную деятельность).

Отличны оперативно-розыскные органы и органы дознания, в частности, в число последних входят такое субъекты, которые в соответствии с Федеральным Законом об ОРД не являются оперативно-розыскными (командиры воинских частей, начальники следственных изоляторов, органы государственного пожарного надзора, капитаны морских судов и начальники зимовок), хотя согласно УПК РФ являются органами дознания.

Весомо отличие оперативно-розыскных органов от российских контрразведывательных органов. Согласно действующему федеральному законодательству не все десять оперативно-розыскных органов одновременно являются контрразведывательными и разведывательными органами. И первыми, и вторыми одновременно выступают только пять: органы ФСБ России, ФПС России, СВР России, ГРУ ГШ ВС РФ и ФАПСИ при Президенте Российской Федерации.

В настоящее время в России формируется так называемое оперативно-розыскное сообщество. Его образует совокупность оперативно-розыскных органов, уполномоченных законодателем на проведение оперативно-розыскной деятельности.

Начало образования оперативно-розыскного сообщества положено в 1992 году, когда был принят Федеральный Закон об ОРД, в соответствии с которым в него вошло шесть субъектов (в настоящее время их число возросло до десяти и, не исключено, что оно будет расти).

3. Оперативное подразделение как субъект, непосредственно осуществляющий оперативно-розыскную деятельность

Оперативные подразделения органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, — это организационно обособленные управленческие единицы, которым в правовых предписаниях оперативно-розыскного законодательства, а также в нормативных актах органов, осуществляющих ОРД, определены задачи, компетенция, объем полномочий по осуществлению оперативно-розыскных мероприятий и иных правовых действий.

Оперативные подразделения отличают следующие признаки:

  • создаются в составе правоохранительных органов (органы внутренних дел, налоговая полиция, таможенные органы) и органов государства, обеспечивающих его безопасность, — спецслужб (ФСБ, Государственная охрана, пограничная служба, внешняя разведка);
  • выполняют задачи, предусмотренные оперативно - розыскным законодательством, адекватно своей компетенции;
  • могут выполнять оперативно-розыскную функцию в полном объеме либо частично или работу оперативно-розыскного назначения вспомогательного характера;
  • используют в своей деятельности методы, обусловленные разведывательным характером оперативно-розыскной деятельности;
  • имеют в своем составе должностных лиц, правовой статус которых:

во-первых, представляет собой симбиоз полномочий, предусмотренных и оперативно-розыскным законом, и законом, устанавливающим нормативно-правовой статус оперативно-розыскного ведомства, которому они принадлежат, и используемых одновременно при решении задач ОРД;
во-вторых, сотрудников, использующих только полномочия оперативно-розыскного характера и работающих в органе, осуществляющем оперативно-розыскную деятельность на конспиративных началах;

  • реализуют оперативно-розыскную функцию адекватно определенным направлениям, сочетая в их рамках гласные и негласные расследования;
  • работают под руководством должностного лица, несущего персональную ответственность за деятельность оперативного подразделения, в частности за подбор и расстановку оперативных работников, качественное выполнение ими своих функциональных обязанностей;
  • обеспечивают осуществление оперативно-розыскного процесса, координируя свою работу с иными отраслевыми оперативными службами и другими (не оперативными) подразделениями своего ведомства, а также с иными органами, осуществляющими ОРД.

Оперативное подразделение – это организационно-штатное звено (элемент), входящее в структуру соответствующего российского правоохранительного органа или спецслужбы, в функциональные обязанности которого входит решение оперативно-розыскных, контрразведывательных или разведывательных задач, предусмотренных федеральными законами.

Среди всех оперативных подразделений следует выделить те, которые правомочны проводить собственно оперативно-розыскную деятельность. К их числу относятся оперативные подразделения, которые структурно включены в государственные органы, перечисленные в ст. 13 Федерального Закона об ОРД.

Согласно ч. 1 ст. 13 Федерального закона об ОРД, оперативные подразделения функционируют в составе следующих органов государства, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность:

  • органов внутренних дел;
  • федеральных органов безопасности;
  • федеральных органов налоговой полиции;
  • органов государственной охраны;
  • органов пограничной службы;
  • таможенных органов;
  • службы внешней разведки.

Кроме указанных органов и их оперативных подразделений, согласно ч. 2 ст. 13 названного закона, оперативные подразделения органов внешней разведки Министерства обороны России и органов внешней разведки Федерального агентства правительственной связи и информации (ФАПСИ) вправе проводить оперативно-розыскные мероприятия в ограниченном объеме — только в целях обеспечения собственной безопасности и в случаях, если проведение этих мероприятий не затрагивает полномочий органов, указанных в ч. 1 названной статьи. Следовательно, оперативные подразделения этих двух ведомств являются субъектами ОРД, но в ограниченной сфере деятельности.

Как видно из содержания ч. 1 и ч. 2 ст. 13 Федерального закона об ОРД, законодатель перечислил в них как правоохранительные органы (органы внутренних дел, налоговая полиция, таможенные органы), призванные вести борьбу с общеуголовной и экономической преступностью, так и спецслужбы, осуществляющие разведку, контрразведку и отчасти разрешающие криминальные проблемы (ФСБ, органы государственной охраны, пограничной службы, органы внешней разведки, а также частично подразделения внешней разведки ГРУ МО России, ФАПСИ при Президенте Российской Федерации).

Оперативная деятельность спецслужб осуществляется в соответствии со ст. 9 и ст.10 Федерального закона об органах ФСБ в Российской Федерации, ч. 4 ст. 30 Закона РФ “О государственной границе Российской Федерации”, ст. 6 Федерального закона “О внешней разведке”, п. 2 ст. 4 Федерального закона “О государственной охране”.

На основании ч. 3 ст. 13 Федерального Закона об ОРД руководители органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, определяют в составе этих органов перечень оперативных подразделений, правомочных осуществлять оперативно-розыскную деятельность, их полномочия, структуру и основные направления работы по обеспечению деятельности опер аппаратов. Как правило, эти проблемы решаются путем издания нормативных актов, устанавливающих правовое положение и функциональные обязанности оперативных подразделений, их штаты, объемы решаемых задач, права и служебные обязанности руководителей и сотрудников подразделений и т. п.

Виды оперативных подразделений.

В зависимости от осуществления оперативно-розыскных мероприятий различают два основных вида этих подразделений:

1) осуществляющих оперативно – розыскную деятельность полностью (так, в соответствии с правовыми документами, издаваемыми министерством внутренних дел РФ, оперативно - розыскные мероприятия в полном объеме, установленном Федеральным законом об ОРД, имеют право осуществлять оперативные подразделения уголовного розыска (Главк, управления, отделы, отделения); по борьбе с экономической преступностью; по борьбе с организованной преступностью; по борьбе с незаконным оборотом наркотиков; по борьбе с преступными посягательствами на грузы ОВД на транспорте; оперативные подразделения уголовно-исполнительной системы; подразделения по собственной безопасности (ст. 8 и ст. 9 Закона о милиции));
2) проводящие только часть оперативно – розыскных мероприятий (в свою очередь, в составе МВД России к числу оперативных подразделений, правомочных осуществлять ОРД в ограниченном объеме, исходя из задач борьбы с преступностью, относятся: подразделения системы Национального центра бюро Интерпола в России (они вправе проводить ОРМ по запросам международных правоохранительных органов и правоохранительных органов иностранных государств; направлять запросы в международные правоохранительные органы и органы иностранных государств на проведение мероприятий по розыску граждан РФ, скрывающихся за рубежом от суда и следствия, без вести пропавших, а также по борьбе с преступностью; осуществлять постоянное взаимодействие с правоохранительными органами РФ и иностранных государств по исполнению указанных запросов; осуществлять оперативные проверки); оперативные подразделения милиции общественной безопасности (местной милиции), компетенцией которых является организация раскрытия преступлений и розыск лиц, скрывающихся от органов дознания, без вести пропавших (они вправе осуществлять оперативно-розыскные мероприятия, исключая “контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений”, “прослушивание телефонных переговоров”, “снятие информации с технических каналов связи”, “оперативное внедрение”, “контролируемую поставку”; вести дела предварительной оперативной проверки, оперативно - поисковые и розыскные дела; использовать конфиденциальное содействие граждан они вправе в минимальных объемах);
3) ряд оперативных подразделений внутренних дел осуществляют вспомогательную функцию для способствования иным оперативным подразделениям в решении их полномасштабных задач ОРД. Это подразделения:

  • оперативно-поисковые (в их функции входит проведение отдельных оперативно-поисковых мероприятии);

  • оперативно-технические (их функции по проведению ОРМ определены в области только оперативно-технических мероприятий);

  • подразделения по радиоэлектронному обеспечению безопасности (они вправе проводить специальные оперативно-технические мероприятия).

4) Ряд служб органов внутренних дел создается для обеспечения проведения различных оперативно-розыскных мероприятий за счет своей информационной, криминалистической, финансовой, материальной деятельности (финансово-экономические, материально-технические, экспертно-криминалистические, технические, информационные и иные службы).

Закономерным является то, что как основная, так и вспомогательные функции оперативно-розыскных органов находят свое структурное обеспечение в виде создания в их составе вышеуказанных управлений, отделов, отделений, групп.

Нормативные акты МВД России, посвященные оперативно-розыскной деятельности оперативных подразделений, определяют их:

  • во-первых, как структурную часть органов внутренних дел;

  • во-вторых, как подразделения, осуществляющие посредством гласного или негласного проведения оперативно-розыскных мероприятий свою деятельность в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств.

Представляется целесообразным отметить, что в структуре спецслужб также формируется система оперативных подразделений, обеспечивающих решение возложенных на них задач. Например, если обратиться к ФСБ России, то здесь можно увидеть оперативные подразделения, осуществляющие оперативную деятельность ФСБ как в полном, так и ограниченном объеме.

К числу первых относятся подразделения, осуществляющие различные модификации контрразведки.

Ко второй — подразделения оперативно-технических мероприятий и оперативно-поисковая служба.

4. Обязанности и права оперативно-розыскного органа

Обязанностями оперативно-розыскного органа является круг возложенных законодателем на них безусловных для выполнения действий, необходимых для достижения целей оперативно-розыскной деятельности и решения ее задач.

Различают две группы обязанностей:

1) изложенные в предписаниях Федерального Закона об ОРД;
2) зафиксированные в некоторых иных нормативных актах России (для органов внутренних дел – в Законе о милиции, для органов ФСБ России – в Законе об органах ФСБ России, и т.п.).

Законодатель предъявляет следующие требования к обязанностям оперативно-розыскных органов (впрочем, как и к правам):

  • все они могут устанавливаться исключительно в открытых нормативных правовых актах (как правило, законодательных). Не допускается их определение в закрытых подзаконных нормативных актах, включая ведомственные;
  • любые действия этих органов (связанные с реализацией обязанностей) будут законны исключительно при условии их направленности на достижение целей и решение задач оперативно-розыскной деятельности.

Непосредственно изложенные в Федеральном Законе об ОРД обязанности оперативно-розыскных органов. Ими являются следующие две группы:

1) предусмотренные в ст. 14 Федерального Закона об ОРД. Так, органы, уполномоченные осуществлять оперативно-розыскную деятельность, обязаны:

  • принимать в пределах своих полномочий все необходимые меры защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина, собственности, а также по обеспечению безопасности общества и государства;
  • исполнять в пределах своих полномочий поручения в письменной форме органа дознания, следователя, указания прокурора и решения суда о проведении оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам, принятым ими к производству;
  • выполнять на основе и в порядке, предусмотренных международными договорами России, запросы соответствующих международных правоохранительных организаций, правоохранительных органов и специальных служб иностранных государств;
  • информировать другие российские оперативно-розыскные органы о ставших им известными фактах противоправной деятельности, относящихся к компетенции этих органов, и оказывать этим органам необходимую помощь;
  • соблюдать правила конспирации при осуществлении оперативно-розыскной деятельности;
  • содействовать обеспечению в порядке, установленном законодательством России, безопасности и сохранности имущества своих сотрудников, лиц, оказывающих содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, участников уголовного судопроизводства, а также розыскную деятельность, участников уголовного судопроизводства, а также членов семей и близких указанных лиц от преступных посягательств;

2) изложенные в иных статьях Федерального Закона об ОРД. Оперативно-розыскной орган также обязан:

  • соблюдать пределы своих полномочий при проведении ОРД (ст. 1);
  • в процессе рассмотрения дел в суде доказывать обоснованность отказа в предоставлении сведений лицу, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке (ч. 4 ст. 5);
  • предоставить судье по его требованию оперативно-служебные документы, содержащие информацию о сведениях, в предъявлении которых было отказано заявителю (за исключением ряда сведений (ч. 5 ст. 5));
  • за три месяца до дня уничтожения материалов, отражающих результаты оперативно-розыскных мероприятий, проведенных на основании судебного решения, уведомить об уничтожении соответствующего судью (ч. 7 ст.5);
  • при нарушении органом (должностным лицом), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, прав и законных интересов физических и юридических лиц вышестоящий орган в соответствии с российским законодательством обязан принять меры по восстановлению этих прав и законных интересов, возмещению причиненного вреда (ч. 9 ст. 5);
  • в течение 48 часов с момента начала проведения “экстренного” ОРМ орган, его осуществляющий, обязан получить судебное решение о проведении такого ОРМ либо прекратить его проведение (ч. 3 ст. 8);
  • в течение 48 часов уведомить соответствующий суд (судью) об “экстренном” прослушивании переговоров, ведущихся с телефона заявителя (ч. 4 ст. 8);
  • представить суду (судье), прокурору, осуществляющему надзор за законностью ОРД, следователю и органу дознания, в производстве которых находится уголовное дело, другим оперативно-розыскным органам оперативно-служебные документы, отражающие результаты ОРД, в порядке и случаях, установленных Федеральным Законом об ОРД (ч. 4 ст. 12);
  • при возникновении реальной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье или имущество отдельных лиц в связи с их содействием органам, осуществляющим ОРД, а равно членов их семей и близких - принять необходимые меры по предотвращению противоправных действий, установлению виновных и привлечению их к ответственности, предусмотренной законодательством России (ч.3 ст. 18).

Права есть круг предоставленных законодателем оперативно-розыскных органам возможностей для надлежащего исполнения обязанностей по достижению целей оперативно-розыскной деятельности и решения ее задач.

Среди прав так же, как и среди обязанностей, различают две группы:

1) изложенные в предписаниях Федерального Закона об ОРД;
2) отраженные в некоторых иных нормативных актах России.

Непосредственно изложенными в Федеральном Законе об ОРД правами оперативно-розыскных органов являются следующие группы:

1) предусмотренные в ст. 15 Федерального Закона об ОРД:

  • проводить гласно и негласно ОРМ, перечисленные в ст. 6 Федерального Закона об ОРД, производить при их проведении изъятие предметов, материалов и сообщений, а также прерывать предоставленные услуги связи в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью лица, а также угрозы государственной, военной, экономической или экологической безопасности России;
  • установить на безвозмездной либо возмездной основе отношения сотрудничества с лицами, изъявившими согласие оказывать содействие на конфиденциальной основе органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность;
  • использовать в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий по договору или устному соглашению служебные помещения, имущества предприятий, учреждений, организаций, воинских частей, а также жилых и нежилых помещений, транспортные средства и иное имущество частных лиц;
  • использовать в целях конспирации документы, зашифровывающие личность должностных лиц, ведомственную принадлежность предприятий, учреждений, организаций, подразделений, помещений и транспортные средства органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также личность граждан, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе;
  • создавать в установленном законодательством России порядке предприятия, учреждения, организации и подразделения, необходимые для решения задач, предусмотренные Федеральным Законом об ОРД;

2) изложенные в иных статьях Федерального Закона об ОРД:

  • в установленных федеральным законом пределах осуществлять ОРД посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий (ст. 1);

     

  • отказать в предоставлении запрошенных сведений лицу, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке (ч. 4 ст.5);
  • не предоставлять судье по его требованию оперативно-служебные документы, содержащие сведения о: лицах, внедренных в организованные преступные группы; штатных негласных сотрудников органов, осуществляющих ОРД; лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе (ч. 5 ст. 5); об организации и о тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий (ч. 3 ст. 9);
  • не уничтожать по истечении одного года полученные в результате проведения ОРМ материалы в отношении лиц, виновность которых в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке, если этого требуют интересы или правосудие (ч. 7 ст. 5);
  • в ходе проведения ОРМ использовать информационные системы, видео -, кино – и фотосъемку, а также другие технические и иные средства (при условии ненанесения ими ущерба жизни и здоровью людей и непричинения вреда окружающей среде (ч. 3 ст. 6));
  • в пределах своих полномочий собирать данные, необходимые для принятия решения:

а) о допуске к сведениям, составляющим государственную тайну;
б) о допуске к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды;
в) о допуске к участию в ОРД или о доступе к материалам, полученным в результате ее осуществления;
г) об установлении или о поддержании с лицом отношений сотрудничества при подготовке и проведении ОРМ;
д) по обеспечению безопасности оперативно-розыскных органов;
е) о выдаче разрешений на частную детективную и охранную деятельность (ч. 2 ст. 7);

  • в экстренных ситуациях, предусмотренных ч. 3 ст. 8 , проводить ОРМ, без предварительного разрешения судьи, но с обязательным последующим в течение 24 часов уведомлением суда (судьи);
  • в случаях возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности отдельных лиц по их заявлению или с их согласия в письменной форме прослушивать переговоры, ведущиеся с их телефонов, с обязательным уведомлением соответствующего суда (судьи) в течение 48 часов (ч. 4 ст.8);
  • для обеспечения безопасности оперативно-розыскных органов осуществляющих действия, указанные в п. п. 8 – 11 ч. 1 ст. 6 , без судебного решения (при наличии согласия граждан в письменной форме (ч. 8 ст. 8));
  • в случае если судья отказал в проведении ОРМ, которое ограничивает конституционные права граждан, указанные в ч. 1 ст. 9, орган, осуществляющий ОРД, вправе обратиться по этому же вопросу в вышестоящий суд (ч. 6 ст. 9);
  • создавать и использовать информационные системы, а также заводить дела оперативного учета (ч. 1 ст. 10);
  • использовать результаты ОРД согласно правил ч. 1 и ч. 2 ст. 11;
  • предавать огласке сведения о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих ОРД, а также о лицах, оказывающих или оказывавших им содействие на конфиденциальной основе (при условии их согласия в письменной форме и в случаях, предусмотренных федеральными законами (ч. 2 ст. 12));
  • представлять оперативно-розыскные документы, отражающие результаты оперативно-розыскной деятельности, суду (судье), прокурору, осуществляющему надзор за законностью оперативно-розыскной деятельности, следователю и органу дознания, в производстве которых находится уголовное дело, другим органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в порядке, установленных Федеральным Законом об ОРД (ч. 4 ст. 12);
  • полностью осуществлять на территории России оперативно-розыскную деятельность (только оперативные подразделения, перечисленные в ч. 1 ст.13);
  • проводить совместно с работниками уголовно-исполнительной системы Минюста России ОРМ в следственных изоляторах уголовно-исполнительной системы Минюста России (ч. 5 ст.13);
  • заключать контракты с совершеннолетними дееспособными лицами, независимо от их гражданства, национальности, пола, имущественного, должностного и социального положения, образования, принадлежности к общественным объединениям, отношения к религии и политических убеждений (ч. 2 ст. 17);
  • в целях обеспечения безопасности лиц, сотрудничающих с органами, осуществляющими ОРД, и членов их семей проводить специальные мероприятия по их защите в порядке, определяемом законодательными и иными нормативно-правовыми актами России (ч. 7 ст. 18).

5. Оперативно-розыскная подведомственность.
Компетенция конкретных оперативно-розыскных органов в оперативно-розыскной деятельности

Подведомственность есть разграничение между оперативно-розыскными органами целенаправленной работы по поиску и обнаружению преступлений и лиц, их совершивших.

Видами оперативно-розыскной подведомственности, являются следующие:

  • предметная подведомственность определяется уголовно-правовым характером общественно опасного посягательства, предупреждение, выявление, пресечение и расследование которого осуществляют в ОРД, и выражается в сыскной квалификации деяния (так называемой окраске дела оперативного учета);
  • территориальная подведомственность устанавливается исходя из места совершения преступления (поиска латентных преступлений, розыска лица). Для оперативного учета ведется оперативником оперативно-розыскного органа того района (края, области, города и т.д.), на чьей территории совершено преступление;
  • персональная подведомственность определяется юридическим статусом лица, объекта оперативной заинтересованности. Так, дела оперативного учета о преступлениях военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации ведут, как правило, оперативный орган военной контрразведки.

Видами предметной подведомственности являются исключительная (оперативники органов ФСБ России, относятся дела оперативного учета о шпионаже, государственной измене и др.) и альтернативная (предусматривает возможность производства дела оперативного учета с определенной “окраской” несколькими оперативно – розыскными органами (подозрение в даче взятки, контрабанде и т.д.)).

Соотношение оперативно-розыскной подведомственности и подследственности. Подведомственность в оперативно-розыскной деятельности не тождественна подследственности в уголовном процессе (в частности, к подследственности следователей органов прокуратуры отнесено значительное число уголовных дел, однако органы прокуратуры не являются оперативно-розыскным органом, а потому к ним не относится подведомственность в ОРД). Вместе с тем с учетом того, что оперативно-розыскная подведомственность пока не нашла четкого отражения в Федеральном Законе об ОРД, подследственность выступает в качестве определенного ориентира для оперативников различных оперативно-розыскных органов при заведении ими дела оперативного учета.

Работать по достижению общих целей ОРД и решению ее задач (ст.1 и ст. 2 Федерального Закона об ОРД) детализируется применительно к каждому из десяти оперативно-розыскных органов. Их деятельность вполне конкретна, соответствует оперативно-розыскной подведомственности и протекает в рамках “своей” компетенции.

Оперативные подразделения органов ФСБ России осуществляют ОРМ по предупреждению, выявлению, пресечению и раскрытию шпионажа, террористической деятельности, организованной преступности, коррупции, незаконного оборота оружия и наркотических средств, контрабанды и других преступлений, дознание и предварительное следствие по которым (ст. ст. 188 – 190, 193, 205 – 208, 210, 211, 222 (ч. 2 и ч. 3), 271 – 281, 283, 284, 304, 322, 323, 353 – 355 и 359 УК) отнесены законом к их ведению, а также по предупреждению, выявлению, пресечению и раскрытию деятельности незаконных вооруженных формирований, преступных групп, отдельных лиц и общественных объединений, ставящих своей целью насильственное изменение конституционного строя России. Кроме того, на органы ФСБ России федеральными законами и иными нормативными правовыми актами федеральных органов государственной власти могут возлагать и другие задачи в сфере борьбы с преступностью (ст. 10 Закона об органах ФСБ России).

Оперативные подразделения органов внутренних дел действуют согласно Закона о милиции. Так, основными задачами криминальной милиции являются выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступления, по делам, о которых производство предварительного следствия обязательно (предварительное следствие обязательно по всем уголовным делам, за исключением преступлений, предусмотренных ст. ст. 112 (ч. 1), 115, 116, 118, 119, 121, 122 (ч. 1 и ч. 2), 127 (ч. 1), 129, 130, 153 – 157, 158 (ч. 1), 159 (ч. 1) , 160 (ч. 1), 161 (ч. 1), 163 (ч. 1), 165 (ч. 1 и ч. 2), 166 (ч. 1), 231 (ч. 1), 233, 240 (ч. 1), 243 – 245, 256, 258, 260 (ч. 1), 261 (ч. 1), 297, 308, 310, 311 (ч. 1), 312, 313 (ч. 1), 314, 315, 319, 324 - 326 и 329 УК, по которым предварительное следствие производится только в тех случаях, когда это признает необходимым суд или прокурор) законодательством России (ст. 8 Закона о милиции), а основными задачами милиции общественной безопасности являются обеспечение безопасности личности, общественной безопасности, охрана собственности, общественного правопорядка, выявление, предупреждение и пресечение преступлений, раскрытие преступлений, по делам, о которых предварительное следствие не обязательно, розыск отдельных категорий лиц, установление места нахождения которых отнесено к компетенции милиции общественной безопасности (ст. 9 Закона о милиции.).

Компетенция оперативных подразделений органов налоговой полиции в ОРД определена с учетом предписаний ст. 11 Закона о федеральных органах налоговой полиции. В ней установлено, что ОРМ проводят с целью предупреждения, выявления и пресечения фактов сокрытия доходов от налогообложения и уклонения от уплаты налогов, дознание и предварительное следствие, по которым отнесено к ведению органов налоговой полиции.

Оперативные подразделения таможенных органов России осуществляют ОРД в целях выявления лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, признаваемое законодательством России преступлением, производство дознания по которым отнесено к компетенции таможенных органов России (это уголовные дела о контрабанде, незаконном экспорте технологий, научно-технической информации и услуг, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники, невозвращение на территорию России предметов художественного, исторического и археологического достояния народов России и зарубежных стран, уклонение от уплаты таможенных платежей (ст. ст. 188 – 190, 194 УК)), а также при запросах международных таможенных организаций, таможенных и иных компетентных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами России по таможенным вопросам (ст. 224 Таможенного кодекса РФ).

6. Понятие должностного лица, участника оперативно-розыскной деятельности

Классификация должностных лиц

Должностным лицом признается лицо, которое постоянно, временно или по специальному полномочию реализует функции представителя власти в области непосредственного осуществления оперативно-розыскной деятельности или контроля и надзора за ней.

Должностное лицо, участник ОРД, при исполнении своих служебных обязанностей является представителем власти и находится под защитой государства, а его деятельность носит публичный характер, так как он защищает человека, общество и государство от преступных посягательств (как непосредственно, например оперативник, так и опосредованно, в частности судья, который дает санкцию на проведение ОРМ, ограничивающих конституционные права).

Под представителем власти понимают человека, который наделен властными полномочиями, включая право принимать решения и совершать действия, обязательные для физических и юридических лиц, в том числе не находящихся в его непосредственном или прямом подчинении.

Все должностные лица, являясь участниками ОРД, обладают соответствующими правами и несут вполне определенные обязанности, которыми они наделены для выполнения своих функций (оперативник – проводить ОРМ, следователь орган дознания – давать поручения оперативным подразделениям, прокурор – надзирать за исполнением законов в ОРД, оператор связи – оказывать содействие в осуществлении ОРМ на сетях связи, и т.д.).

Классификация должностных лиц:

В первой группе различают должностных лиц, которые полномочны осуществлять ОРД:

а) в полной мере. Прежде всего, ими являются штатные (кадровые) оперативные сотрудники, которые работают с лицами, оказывающими содействие оперативно-розыскным органам;

б) не в полной мере, или частично. К ним относятся: штатные (кадровые) сотрудники оперативно-поисковых и оперативно-технических подразделений оперативно-розыскных органов; внештатные оперативные сотрудники; следователи; должностные лица – органы дознания; операторы связи.

Должностное лицо оперативного подразделения — дознаватель, возбудив производство по уголовному делу и приняв его к своему производству, действует в соответствии с полномочиями, предусмотренными уголовнопроцессуальным законодательством (ст. 117 УПК). Ими являются:

1) командиры воинских частей, соединений и начальники военных учреждений – по делам обо всех преступлениях, совершенных подчиненными им военнослужащими, а также военнообязанными во время прохождения ими сборов; по делам о преступлениях, совершенных рабочими и служащими Вооруженных Сил РФ, в связи с исполнением служебных обязанностей или в расположении части, соединения, учреждения;
2) начальники исправительных учреждений, следственных изоляторов – по делам о преступлениях против установленного порядка несения службы, совершенных сотрудниками этих учреждений, а равно по делам о преступлениях, совершенных в расположении указанных учреждений;
3) капитаны морских судов, находящихся в дальнем плавании;
4) начальники зимовок в период отсутствия транспортных связей с зимовкой.

После завершения дознания и передачи уголовного дела прокурору или следователю дознаватель может по их поручению осуществлять отдельные следственные и другие процессуальные действия, а также оперативно-розыскные мероприятия по поручению следователя, органа дознания (оперативного подразделения), сотрудником которого является дознаватель.

Следователь – должностное лицо, на которое уголовно-процессуальным законом возложено производство предварительного следствия, которое проводят следователи прокуратуры, органов внутренних дел, органов ФСБ России и федеральных органов налоговой полиции (ст. 38 УПК РФ). Нормативно юридический статус следователей определяется в УПК РФ и Федеральном Законе об ОРД (применительно к оперативно-розыскной деятельности).

В ОРД следователь полномочен:

  • давать оперативно-розыскным органам поручения, которые могут выступать в качестве юридического основания для проведения ОРМ (при условии, если они даны по уголовным делам, находящимся в производстве следователя);
  • руководить следственно-оперативной группой (участвовать в ней);
  • давать уголовно-правовую оценку оперативной информации, и др.

Внештатный оперативный сотрудник – гражданин России, не состоящий в штате какого-либо оперативно-розыскного органа и привлеченный на добровольной основе к оперативно-розыскной работе. Ему выдается удостоверение установленного образца, на него возлагаются определенные обязанности и предоставляются соответствующие права.

Оператор связи – физическое (или юридическое) лицо, имеющее право на предоставление услуг электронной или почтовой связи (ст. 1 Федерального Закона от 16 февраля 1995 года № 15 – ФЗ “О связи”). Согласно ст. 14 “Взаимодействие предприятий связи с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность” Закона о связи операторы связи, независимо от ведомственной принадлежности и форм собственности, действующие на территории России, при разработке, создании и эксплуатации сетей связи обязаны в соответствии с законодательством России оказывать содействие и предоставлять органам, осуществляющим ОРД, возможность проведения ОРМ на сетях связи, принимать меры к недопущению раскрытия организационных и тактических приемов проведения указанных мероприятий.

Во второй группе различают должностных лиц, которые полномочны:

а) надзирать за исполнением закона оперативно-розыскными органами. Ими являются Генеральный прокурор РФ и уполномоченные им прокуроры;

б) осуществлять контроль за оперативно-розыскной деятельностью. В данной группе принято выделять две подгруппы должностных лиц: тех, кто проводить внешний контроль, и тех, кто осуществляет контроль внутри конкретного оперативно-розыскного органа. Этими должностными лицами являются сотрудники инспектирующих подразделений и руководители оперативно-розыскных органов.

7. Оперативный сотрудник, как основное должностное лицо, непосредственно осуществляющее оперативно-розыскную деятельность

Оперативник – это состоящее в штате оперативного подразделения правоохранительного органа или специальной службы России должностное лицо, непосредственно полностью или частично осуществляющие оперативно-розыскную деятельность на основании и в соответствии с действующим федеральным законодательством [См., Шумилов А.Ю. Основы уголовно-розыскного права. (Правоове регулирование оперативно-розыскной деятельности)., М., Издатель Шумилов И.И., 2000, С. 99.].

Оперативник обладает соответствующим юридическим статусом, т.к. совокупностью прав и свобод, гарантированных государством, а также обязанностями и ответственностью, установленных Федеральным Законом об ОРД, законодательными и иными нормативно-правовыми актами России.

Оперативники обладают правами и свободами человека и гражданина, с некоторыми ограничениями (обусловленными особенностями ОРД), которые установлены законами России. Так, оперативником может быть лицо, обладающее гражданством только России.

Известны различные критерии для классификации этих должностных лиц.

Назовем основные:

1) по принадлежности к соответствующему оперативно-розыскному органу различают оперативников: органов внутренних дел (сотрудников уголовного розыска, подразделений по борьбе с организованной преступностью, экономическими преступлениями и др.); органов ФСБ России (контрразведчиков территориальных органов, органов безопасности в войсках и др.); и т.д.

Вне зависимости от ведомственной принадлежности все оперативники согласно норм Федерального Закона об ОРД обладают равными полномочиями в ОРД;

2) по тому, состоят в штате конкретного оперативно-розыскного органа или же нет, различают оперативников: состоящих в штате (на соответствующей должности как гласной, так и негласной) и внештатных оперативных сотрудников;

3) по характеру проведения ОРМ различают оперативников:

  • так называемых агентуристов, т.е. работающих в основном с агентами;
  • осуществляющих личный сыск, т.е. непосредственно (как гласно, так и конфиденциально) ищущих и выявляющих преступления и лиц, их совершивших;
  • сотрудников подразделений наружного наблюдения;
  • сотрудников оперативно-технических подразделений.

4) по объему предоставленных полномочий различают;

оперативных сотрудников (исполнителей) и руководителей.

В оперативно-розыскной деятельности на оперативников возлагаются соответствующие обязанности и им предоставляются права для достижения целей ОРД и решения ее задач.

Сотруднику оперативного подразделения требуются условия для осуществления своей деятельности.

Для этого необходимо:

  • назначение на должность в конкретном операппарате, предоставление полномочий, адекватных задачам оперативно-розыскной деятельности;
  • специализация по линии или профилю оперативно-розыскной работы, соответствующей его способностям (оперативная работа, аналитическая деятельность, оперативно-техническая разведка и др.).

Назначение на должность сотрудника оперативного подразделения означает предоставление оперработнику определенных полномочий.

Во-первых, должностное лицо оперативного подразделения, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность в полном объеме, в интересах разрешения задач ОРД вправе:

  • осуществлять сбор, накопление, анализ, проверку и использование информации, связанной со сферой и инфраструктурой преступности, а также иных сведений, необходимых для обеспечения безопасности общества и государства;
  • создавать и использовать информационные системы, обеспечивающие разрешение задач ОРД;
  • заводить дела оперативного учета и осуществлять производство по ним с соблюдением условий осуществления оперативно-розыскного процесса;
  • осуществлять сбор данных, характеризующих личность граждан, необходимых для принятия решения об их соответствии работе на важных государственных постах, а также в определенных учреждениях, организациях, иных объектах, о доступе к государственным или иным охраняемым законом секретам; осуществлять оперативно-розыскные мероприятия при исполнении поручения следователя, указаний прокурора и решений суда по уголовным делам, принятым ими к производству, если эти поручения, указания и решения изложены в письменной форме;
  • проводить оперативно-розыскные мероприятия по исполнению запросов соответствующих международных правоохранительных органов и специальных служб иностранных государств, если их исполнение поручено ему руководителем оперативного подразделения;
  • принимать меры по обеспечению прав и законных интересов физических лиц, конфиденциально сотрудничающих с оперативным подразделением, а также безопасности сотрудников оперативного подразделения, членов их семей, близких родственников и по защите их имущества.

Во-вторых, должностное лицо оперативного подразделения, осуществляющего ОРД в полном объеме, в процессе разведывательной деятельности в сфере и инфраструктуре преступности, осуществления оперативной проверки, производства по делам оперативного учета и иным оперативно-розыскным материалам вправе:

  • осуществлять опрос граждан, должностных лиц, получать от них информацию, использовать их добровольную помощь;
  • получать с использованием методов конспирации информацию от лиц, если есть основания полагать, что данные сведения имеются в их распоряжении, но они не желают предоставить ее непосредственно оперативному подразделению;
  • проводить беседы с лицами, подозреваемыми в совершении преступлений, с применением детекторов симуляции;
  • устанавливать на безвозмездной либо возмездной основе отношения конфиденциального сотрудничества с частными лицами;
  • получать от физических и юридических лиц (независимо от форм собственности) бесплатно или за вознаграждение информацию о готовящихся или совершенных преступлениях, а также об угрозе безопасности общества и государства;
  • объявлять о назначении вознаграждения за помощь в выявлении и раскрытии преступлений, задержании разыскиваемых лиц и выплачивать его физическим и юридическим лицах, оказавшим соответствующую помощь оперативному подразделению;
  • привлекать к проведению оперативно-розыскных мероприятий как открыто, так и конфиденциально отдельных частных и должностных лиц, специалистов, экспертов в сфере науки, техники и других областях;
  • истребовать документы и данные, характеризующие деятельность предприятий, учреждений и организаций (независимо от подчиненности и форм собственности);
  • наводить справки по учетам органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также проверять по информационным системам учреждений, предприятий и организаций (независимо от подчиненности и форм собственности), лиц, подозреваемых в подготовке или совершении преступлений для выяснения их образа жизни, источника и размера их доходов, а также иных сведений, необходимых для решения задач ОРД;
  • получать информацию из автоматизированных, справочных систем и банков данных, создаваемых органами судебной системы, органами прокуратуры, правоохранительными органами, а также министерствами, ведомствами и другими государственными органами;
  • беспрепятственно входить в любое время суток на территорию и в помещения предприятий, учреждений и организаций независимо от форм собственности, а на территорию воинских частей и других режимных объектов по согласованию с их руководителями для выяснения данных, требующихся для разрешения задач ОРД. Изымать в помещении и на территории указанных объектов материалы, документы, сырье, образцы продукции и другие объекты для исследования, в том числе без сообщения об их изъятии;
  • обследовать жилые помещения, здания, сооружения, участки местности, транспортные средства с согласия их владельцев или обитателей для выяснения обстоятельств совершенного или готовящегося преступления, обнаружения разыскиваемых лиц;
  • проникать, используя методы конспирации, в квартиру, помещение, транспортные средства и другие, публично недоступные объекты с целью выявления, фиксации, изъятия следов преступления, документов и других предметов-носителей информации об их совершении, предварительного исследования этих объектов, а также для обеспечения проведения оперативно-розыскных мероприятий;
  • производить проверочную закупку, а также в иной форме собирать образцы для сравнительного исследования; осуществлять предварительное исследование обнаруженных и негласно зафиксированных либо изъятых следов противоправных деяний, иных предметов и документов, сырья, образцов продукции и других объектов для выявления фактов противоправной деятельности;
  • осуществлять поиск и отождествление личности по приметам;
  • проводить оперативное обследование физического лица; осуществлять визуальное наблюдение в общественных местах с применением фото-, кино-, видеосъемки, оптических и радиоприборов, других технических средств;
  • устанавливать оперативное наблюдение и проводить документирование с использованием современных методов и технических средств;
  • осуществлять оперативный контроль поставок, товаров, веществ и иных материальных ценностей, являющихся предметами противоправной деятельности и предназначенных к провозу, вывозу или ввозу на территории государства;
  • контролировать путем отбора по отдельным признакам телеграфно-почтовые отправления;
  • осуществлять оперативное прослушивание телефонных и иных переговоров, а также получать информацию с использованием технических средств, обеспечивающих специальный контроль электросвязи;
  • проводить оперативные и технологические (на базе применения средств оперативной техники) эксперименты; осуществлять оперативное проникновение в преступные группы, в сферу и инфраструктуру преступной деятельности, на криминогенные объекты негласных работников оперативных подразделений либо сотрудничающих с ними лиц с сохранением в тайне достоверных данных, касающихся их личности;
  • применять в ходе осуществления ОРМ модель поведения, имитирующую преступную деятельность; осуществлять маркировку специальными химическими и другими веществами объектов в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий;
  • применять служебно-розыскных собак;
  • осуществлять личный досмотр лиц, задержанных по подозрению в совершении противоправных деяний, проверять и осматривать документы, удостоверяющие их личность, изымать и осматривать находящиеся при них вещи и документы, а также досматривать их жилые помещения, рабочие и иные места, транспортные средства;
  • организовывать проведение и принимать участие в проверке финансово-хозяйственной деятельности предприятий, учреждений, организаций (независимо от форм собственности);
  • привлекать к проведению этих проверок, ревизий и экспертиз квалифицированных специалистов учреждений, организаций, контрольных и финансовых органов;
  • получать на основании письменного требования от банков, кредитных, таможенных, финансовых и других учреждений, предприятий и организаций (независимо от форм собственности) немедленно, а в исключительных случаях не позднее 10 суток информацию и документы об операциях, счетах, вкладах, внутренних и внешних экономических соглашениях физических и юридических лиц;
  • привлекать по согласованию с другими органами, имеющими право осуществлять ОРД, силы и средства оперативных подразделений этих органов для проведения отдельных оперативно-розыскных мероприятий, если на это имеется разрешение руководителя оперативного подразделения, а в случаях, предусмотренных нормативными актами, руководителей органа, осуществляющего ОРД.

В-третьих, должностные лица оперативных подразделений органов, осуществляющих ОРД, для обеспечения конспирации своей деятельности вправе:

  • создавать конспиративные предприятия и организации;
  • иметь правовой статус гласных или негласных штатных работников;
  • изготавливать и использовать документы, зашифровывающие личность и ведомственную принадлежность оперативных работников, граждан, сотрудничающих с оперативными подразделениями на конфиденциальной основе, а также оперативных подразделений и их помещений, транспортных средств;
  • использовать регистрационные и отличительные знаки предприятий, учреждений и организаций, а также осуществлять иные меры по зашифровке оперативных подразделений и их кадрового состава, организации их деятельности с использованием в этих целях иной ведомственной принадлежности;
  • осуществлять защиту государственной и служебной тайны в оперативных подразделениях, используя в этих целях технические средства.

В-четвертых, должностные лица оперативных подразделений вправе пользоваться при проведении оперативно-розыскных мероприятий полномочиями сотрудников правоохранительного органа, в штаты которого они входят, а также правами, предоставленными в соответствии с нормами законов, определяющих правовой статус этих органов.

В-пятых, должностные лица оперативных подразделений органов, осуществляющих ОРД, вправе:

  • осуществлять в соответствии с законодательством превентивное задержание лица, причастность которого к тайной, маскируемой противоправной деятельности подтверждается оперативно-служебными документами, отражающими результаты оперативно-розыскных мероприятий, проведенных с соблюдением условий осуществления ОРД;
  • проводить с использованием методов конспирации операции по задержанию вооруженных преступников и пресечению тяжких преступлений;
  • преследовать лицо, совершившее или совершающее преступление, и осуществлять его задержание.

В-шестых, должностное лицо оперативного подразделения, проводящее ОРД в полном объеме, может быть уполномочено руководителем органа дознания осуществлять дознание по уголовному делу. При этом должностное лицо оперативного подразделения — дознаватель — до передачи уголовного дела следователю или прокурору вправе возбудить на основе материалов ОРД производство по уголовному делу, принять его к своему производству или направить по подведомственности, а также отказать в возбуждении производства по уголовному делу.

В-седьмых, должностное лицо оперативного подразделение вправе содействовать и осуществлять в соответствии с законодательством производство по делам об административных правонарушениях, таможенным и налоговым правонарушениям, нарушениям правопорядка в пенитенциарных учреждениях. При этом указанный оперработник вправе пользоваться полномочиями правоохранительного органа в соответствии с законодательным актом, определяющим нормативно-правовой статус этого ведомства.

Следует особо подчеркнуть, что сотрудник оперативного подразделения проводит только ту, определенную данным законом оперативно-процессуальную деятельность, которая необходима для достижения целей и разрешения задач, предусмотренных законами, определяющими нормативно-правовой статус органов, в штаты которых он входит. Кроме того, он правомочен проводить оперативно-розыскные мероприятия только в пределах полномочий и в том объеме, который установлен законами, регламентирующими компетенцию органов, осуществляющих ОРД, а также правовыми актами, регламентирующими организацию и тактику проведения оперативно-розыскных мероприятий, в том числе действовать тайно, опираясь на содействие физических лиц.

Важно то, что должностные лица субъектов оперативно-процессуальной деятельности находятся под защитой государства и имеют установленные законом правовые и социальные гарантии. Ущерб, причиненный имуществу должностного лица — субъекта оперативно-процессуальной деятельности — или близких его родственников в связи со служебной деятельностью данного должностного лица, подлежит возмещению в полном объеме из средств государственного бюджета.

Никто не имеет права вмешиваться в оперативно-процессуальную деятельность субъектов оперативно-розыскной деятельности и их должностных лиц. Исключение представляют особо уполномоченные законом лица, осуществляющие это в установленном законом порядке.

В ходе мероприятий оперативно-процессуальной деятельности оперативные работники подчинены только закону и своему непосредственному и прямому начальнику. Если задание или распоряжение противоречит закону, должностное лицо обязано руководствоваться требованиями закона. Если в результате выполнения задания или распоряжения может быть совершено преступление, должностное лицо обязано незамедлительно сообщить об этом вышестоящему начальнику и прокурору.

При защите жизни и здоровья граждан, их конституционных прав и законных интересов, а также для обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств допускается вынужденное причинение вреда правоохраняемым интересам должностным лицом органа, осуществляющего оперативно-процессуальную деятельность, либо лицом, оказывающим ему содействие, совершаемое при правомерном выполнении указанным лицом своего служебного и общественного долга.

Работникам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, предоставляются дополнительные льготы в вопросах социально-бытового и финансового обеспечения в порядке, установленном правительством и органами местного самоуправления.

При наличии данных об угрозе жизни, здоровью или имуществу работника и его близких родственников в связи с осуществлением им оперативно-розыскной деятельности в интересах безопасности государства или по раскрытию тяжкого преступления или раскрытию организованной преступной группы оперативное подразделение обязано принять специальные меры по обеспечению его безопасности, изменению данных о лице, места жительства, работы и учебы и других в порядке, определяемом правительством.

В своей служебной деятельности сотрудники органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, руководствуются требованиями закона и не связаны решениями политических партий и массовых общественных движений, преследующих политические цели.

В целях надлежащего выполнения служебных обязанностей сотрудниками органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, создаются условия, необходимые для получения специальной профессиональной подготовки, повышения квалификации и для медицинского обслуживания.

Руководителем является должностное лицо, которое назначено (уполномочено) в соответствии с федеральным законом и (или) ведомственным нормативным актом на определенную управленческую должность и руководит подчиненными; организует работу по осуществлению ОРД и контролирует ее исполнение (включая принятие решений, влекущих юридически значимые последствия, и в том числе ограничение конституционных прав человека и гражданина); несет ответственность за качество исполнения[См., Шумилов А.Ю. Основы уголовно-розыскного права. (Правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности)., М., Издатель Шумилов И.И., 2000, С. 102.].

Перечень должностных лиц, относящихся в ОРД к руководителям, устанавливается согласно Федеральному Закону об ОРД в соответствующих нормативных правовых актах конкретных оперативно – розыскных органов.

Руководители органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, могут иметь заместителей, ведающих оперативно-розыскной работой.

Руководитель оперативного подразделения несет ответственность за выполнение задач, возложенных на возглавляемую им службу. Для разрешения этих задач руководитель оперативного подразделения:

  • организует своевременное получение оперативно-розыскной информации при помощи оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных оперативно-розыскным законодательством;
  • обеспечивает осуществление оперативной проверки и производство по делам оперативного учета;
  • координирует работу оперативного подразделения с иными оперативными подразделениями и службами органа, осуществляющего ОРД, а с санкции вышестоящего руководителя обеспечивает взаимодействие с оперативными подразделениями иных органов, осуществляющих ОРД;
  • обеспечивает проведение оперативно-розыскных мероприятий в соответствии с правилами конспирации, создает условия конфиденциальности и безопасности сотрудничества с физическими лицами;
  • направляет руководителям вышестоящих оперативных подразделений сообщения, отчеты и документацию, необходимую для выполнения возложенных на них задач;
  • обеспечивает в установленных законом случаях и порядке информирование органов государственной власти и управления о фактах, необходимых для успешного разрешения возложенных на них задач;
  • обеспечивает выполнение на основе договоров (соглашений) о правовой помощи запросов соответствующих международных правовых организаций и правоохранительных органов иностранных государств;
  • организует проведение мероприятий в интересах безопасности сотрудников оперативного подразделения, членов их семей или близких родственников, а также защиты их имущества от преступных или иных противоправных посягательств;
  • обеспечивает разрешение иных задач, возложенных на него нормативными актами, регламентирующими организацию и тактику проведения оперативно-розыскных мероприятий, а также оперативно-служебную деятельность органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в состав которого входит соответствующее оперативное подразделение.

Руководитель оперативного подразделения традиционно обладает и полномочиями должностного лица оперативного подразделения.

Руководитель оперативного подразделения, осуществляющего ОРД в полном объеме, является также руководителем органа дознания и в пределах своей компетенции поручает конкретным сотрудникам оперативного подразделения:

  • выполнять письменные поручения следователя, указания прокурора о производстве отдельных следственных действий;
  • представлять следователю и прокурору испрашиваемые ими сведения в случае и порядке, установленном законодателем;
  • задерживать лиц, подозреваемых в совершении преступлений, и содержать их под стражей на основаниях и в порядке, предусмотренных оперативно-розыскным и уголовно-процессуальным законодательствами;
  • освобождать из-под стражи лиц, задержанных без достаточных на то оснований;
  • рассмотреть жалобу или другое заявление о противоправном деянии, а в случае принятия указанным сотрудником решения о возбуждении уголовного дела — осуществить по данному уголовному делу дознание.

Вышеперечисленный объем полномочий, предоставляемый руководителю оперативного подразделения, позволяет указать на то, что данное должностное лицо должно отличаться профессионализмом, то есть знать и иметь опыт “черновой” работы на уровне рядового оперативного работника. В этом случае руководитель сможет реально помочь своим подчиненным в решении сложных оперативно-тактических задач. Например, руководитель операппарата должен уметь осуществлять оценку и переоценку добытой информации, высказывать окончательное суждение о ней и принимать решение о направлениях наиболее эффективного ее использования. Одновременно начальник операппарата должен не допустить утечки оперативно-розыскных сведений из-за неправильного выбора адресата. В целом же данное должностное лицо должно быть максимально самостоятельным в своих решениях по различным вопросам. Эти решения должны быть профессионально объективными, квалифицированными, обусловлены сложившейся оперативной обстановкой и не вызывать сомнений с точки зрения правового регулирования организации и тактики оперативно-розыскной деятельности.

Сказанное свидетельствует о том, что руководитель оперативного подразделения должен обеспечивать квалифицированное руководство операппаратом, а также своим подчиненным состояние защищенности, быть человечным в отношении с ними, уметь располагать к себе рядовых оперативных работников, сотрудничать с ними, воспринимая и развивая их идеи. Важно правильно оценивать оперработников, своевременно и умело поощряя их.

Помимо этого, руководитель операппарата должен соответствовать и следующим требованиям:

  • быть организатором работы службы (направлять повседневную деятельность, оценивать, обобщать “сырой” материал, превращать политику в действия и т. п.);
  • абстрагировать общую задачу от конкретных ситуаций, возникших под влиянием определенных факторов;
  • уметь брать на себя ответственность за принятые оперативные решения, особенно связанные с профессиональным риском;
  • быть личным примером в этическом плане.

Помимо вышеуказанных категорий сотрудников оперативных подразделений (руководители и непосредственные исполнители-оперработники), определенный правовой статус может предоставляться отдельным должностным лицам органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

В современных условиях такой специфичной фигурой являются должностные лица оперативных подразделений, назначенные помощниками к руководителям органов исполнительной власти по вопросам борьбы с преступностью.

Помощники руководителей центральных органов исполнительной власти и местных органов исполнительной власти по вопросам борьбы с преступностью (далее именуются,— помощники руководителей) являются должностными лицами этих органов, назначаемыми из числа сотрудников действующего резерва Министерства внутренних дел и службы безопасности.

Организацию работы и контроль за деятельностью помощников руководителей осуществляют Министерство внутренних дел, служба безопасности, а также руководители соответствующих органов исполнительной власти.

Руководители органов исполнительной власти вправе вносить в Министерство внутренних дел, органы безопасности предложения о поощрении либо наложении дисциплинарных взысканий на помощников руководителей, а также имеют право самостоятельно осуществлять поощрения указанных помощников, исходя из оценки качества и эффективности их работы.

Правовую основу деятельности помощников руководителей составляют Конституция РФ, законы, иные правовые акты.

Основными задачами помощников руководителей являются организация защиты органов исполнительной власти от преступных посягательств, проникновения и влияния организованной преступности, выявление и пресечение фактов коррупции в этих органах, сбор и анализ информации, необходимой для борьбы с преступными сообществами, в том числе имеющими международные связи, использующими органы исполнительной власти для получения и легализации доходов от преступной деятельности.

Помощники руководителей в соответствии с возложенными на них задачами обязаны:

  • обеспечивать через соответствующие правоохранительные органы защиту органов исполнительной власти от проникновения и влияния организованной преступности, коррупции и других преступных посягательств;
  • принимать меры к установлению и изобличению организованных преступных формирований, использующих органы исполнительной власти в преступных целях;
  • проводить во взаимодействии с правоохранительными органами необходимые мероприятия по пресечению угроз, шантажа и иных преступных посягательств в отношении служащих органов исполнительной власти и членов их семей;
  • организационно обеспечивать проводимые в установленном законом порядке оперативно-розыскные и следственные мероприятия, целевые операции по борьбе с преступностью и коррупцией;
  • обобщать ход реализации федеральных и региональных программ по усилению борьбы с преступностью и вносить предложения по организации их выполнения;
  • информировать руководителей органов исполнительной власти об оперативной обстановке и состоянии борьбы с преступностью и коррупцией в этих органах;
  • непосредственно участвовать в работе органов исполнительной власти при рассмотрении вопросов, связанных с преступностью и коррупцией.

Помощники руководителей имеют право:

  • знакомиться с нормативными актами и иными документами органов исполнительной власти и подведомственных им предприятий, организаций и учреждений, в том числе содержащими статистические сведения и информацию коммерческого характера;
  • проводить проверки по заявлениям и сообщениям о причастности к коррупции и иным правонарушениям государственных служащих органов исполнительной власти, получать от них необходимые объяснения и справки, знакомиться с материалами их личных дел и осуществлять другие предусмотренные законодательством мероприятия;
  • вносить руководителям органов исполнительной власти предложения по устранению причин и условий, способствующих совершению преступлений;
  • участвовать в работе межведомственных совещаний по вопросам противодействия организованной преступности и коррупции.

Деятельность этих должностных лиц в оперативно-розыскном процессе в основном ограничивается аналитическими, информационными, контрольно-организаторскими функциями.

Применяя в своей деятельности оперативно-розыскные мероприятия, сотрудники оперативных аппаратов и подразделений оперативно-розыскных ведомств руководствуются общими принципами. Характерными для оперативно-розыскного процесса и предусмотренными ст. 3 Федерального закона об ОРД являются конституционные принципы законности, уважения прав и свобод человека и гражданина, сочетания гласных и негласных начал и др. Принципы оперативно-розыскной деятельности закреплены в названном законе, а также в законодательных актах, определяющих нормативно-правовой статус органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Они являются исходными положениями и руководящими началами деятельности оперативных подразделений, отражают назначение оперативно-розыскной деятельности, особенности ее как организационно и тактически упорядоченной системы оперативно-розыскных мероприятий, проводимых в интересах борьбы с преступностью. Выше говорилось, что оперативные подразделения, входящие в состав органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, создаются с учетом структурного обеспечения борьбы с различного вида противоправными деяниями. Так, подразделения уголовного розыска ведут борьбу с общеуголовной преступностью (разбои, грабежи, бандитизм, преступления против личности, кражи, различного рода преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности); подразделения по борьбе с экономической преступностью — с преступлениями в сфере экономической деятельности; подразделения управлений по борьбе с организованной преступностью — с организованными преступными группами, совершающими тяжкие преступления (терроризм, похищения людей, бандитизм и т. д.) и т. п. Кроме того, специализация, учитывающая основные направления в борьбе с различного вида преступлениями, сохраняется и в деятельности конкретных оперативных подразделений (отделов, отделений, групп); например, в управлениях уголовного розыска функционируют подразделения, специализирующиеся на предупреждении, пресечении и раскрытии отдельных видов преступлений: грабежей, разбоев, краж личного имущества, краж и угонов автотранспорта, преступлений против личности и т. д. Аналогичная система специализации действует и в других правоохранительных органах и ведомствах, а также в спецслужбах.

Согласно ст. 22 Федерального Закона об ОРД руководитель несет персональную ответственность за соблюдение законности при организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий. Ее следует понимать в двух аспектах:

1) как последствие неисполнения или ненадлежащего исполнения руководителем возложенных на него Федеральным Законом об ОРД обязанностей (негативная ответственность);
2) как специфическую юридическую обязанность (позитивная ответственность).

Негативная ответственность означает, что в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязанностей руководитель будет привлечен к уголовной ответственности.

Позитивная ответственность – это понимание социальной и государственной значимости своих действий и образцовое их исполнение. Ответственность руководителя оперативного подразделения в позитивном смысле означает гарантированное лично им решение задач ОРД, достижение положительных результатов в работе, а также добровольное осознанное исполнение необходимости (своих обязанностей).

Законодатель подчеркивает, что руководители оперативно-розыскного органа несут ответственность за соблюдение законности при организации и проведении ОРМ (ст. 22 Федерального Закона об ОРД). Тем самым они ответственны как за организацию ОРД в целом, так и соблюдение законности при организации и проведении конкретных оперативно-розыскных мероприятий.

8. Нормативно-правовая защита должностных лиц оперативно – розыскных органов

Защита есть предусмотренная оперативно-розыскным законодательством и некоторыми иными нормативными правовыми актами система правовых норм, которая призвана обеспечить безопасность и эффективность деятельности оперативников и иных участников ОРД по решению поставленных задач, а также законность решений и ОРМ в отношении лиц, объектов оперативной заинтересованности; их социальную защищенность, а в случае совершения правонарушения – возмещения вреда.

С учетом различных критериев выделяют несколько оснований для классификации мер такой защиты.

Во-первых, в зависимости от сферы реализации норм известно два блока мер:

1) их социальной защиты (право на денежное содержание, обеспечение жилой площадью, телефоном, бесплатный проезд, государственное страхование, отдых, пенсию, возмещение причиненного им вреда и др.);
2) защиты юридического статуса (правовой защиты).

На должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, распространяются гарантии правовой и социальной защиты сотрудников тех органов, в штаты которых они входят.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации (ст. 2) правовая защита должностных лиц оперативно-розыскных органов является функцией государства и предусматривает закрепление в законах и иных нормативных правовых актах льгот, гарантий и компенсаций этим лицам и иных мер их социальной защиты, а также правовой механизм их реализации.

Социальная защита субъектов ОРД, также является функцией государства и предусматривает: реализацию их прав, льгот, гарантий и компенсаций органами государственной власти и местного самоуправления; совершенствование механизмов и институтов социальной защиты должностных лиц; охрану их жизни и здоровья, а также иные меры, направленные на создание условий жизни и деятельности, соответствующие характеру оперативно-розыскной работы и ее роли в защите человека, общества и государства от преступных посягательств.

Во-вторых, в зависимости от фиксации в том или ином нормативном правовом акте различают две группы предписаний, содержащих гарантии социальной и правовой защиты должностных лиц оперативно-розыскных органов:

1)группа социальной защиты, изложенные в Федеральном Законе об ОРД;
2) группа правовой защиты,включенные в некоторые законодательные и иные нормативные правовые акты согласно отсылочных (бланкетных) норм Федерального Закона об ОРД.

Тема 5.
ИНЫЕ УЧАСТНИКИ КАК СУБЪЕКТЫ, НЕПОСРЕДСТВЕННО ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИЕ ОПЕРАТИВНО–РОЗЫСКНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

1. Лица, привлекаемые к участию в оперативно-розыскной деятельности

1.1. Понятие и классификация лиц, содействующих оперативно-розыскным органам

Участниками оперативно-розыскной деятельности, помимо должностных лиц и оперативных сотрудников, могут быть и иные частные физические лица. Это граждане, участвующие в подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий (содействующие оперативно-розыскному органу); лица, изучаемые, и лица, защищаемые в оперативно-розыскной деятельности; а также субъекты, контролирующие оперативно-розыскную деятельность и надзирающие за ней.

Лицом, содействующего оперативно-розыскному органу, является всякий дееспособный человек, привлеченный к подготовке или проведению оперативно-розыскных мероприятий, т. е. предоставляющий информацию оперативно-розыскному органу (оперативнику) или иным образом участвующий в решении конкретных задач оперативно-розыскной деятельности и в данной связи наделенный соответствующими полномочиями, который подлежит социальной и правовой защите, а также ответственности в случае нарушения взятых обязательств.

“Привлечение” означает побуждение лица принять участие в осуществлении ОРМ.

Отсюда следует:

во-первых, что предложение о сотрудничестве должно исходить, как правило, от оперативно-розыскного органа;

во-вторых (самое существенное), что окончательное решение о возможности задействования лица в ОРМ принимает только оперативно-розыскной орган (в лице своих должностных лиц), но не привлекаемое лицо.

В зависимости от различных критериев среди привлекаемых лиц выделяют несколько групп:

По степени участия в ОРД различают основную группу (агент, доверенное лицо и др.) и дополнительную (специалист, переводчик и др.).

По форме оказания содействия оперативно-розыскным органам привлекаемые лица классифицируются на тех, кто содействует только негласно (агент), только гласно (доверенное лицо, дружинник и др.) и в смешанной форме (специалист, переводчик и др.).

По способам (этапам) задействования деление производится на лиц, подготавливающих ОРМ и непосредственно участвующие в его проведении.

По длительности содействия (в зависимости от срока решения конкретной задачи ОРД) различают разовое оказание помощи, кратковременное содействие (например, участие в оперативно-розыскном обеспечение производства по конкретному уголовному делу) и сотрудничество на долговременной основе (как правило, агент).

1.2. Основания и общие условия для привлечения лица к участию в оперативно-розыскной деятельности

Единственным основанием для привлечения лица к участию в оперативно-розыскной деятельности является исходящая из принципов ОРД и нормативно определенная законодателем объективная необходимость достижения целей и решения задач оперативно-розыскной деятельности.

Правовую основу гласного содействия составляют оперативно-розыскной закон, иные законы, а также нормативные акты органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, детализирующие указанный закон применительно к специфике своего ведомства

Среди общих условий выделяют две группы:

  1. основные (обязательные);
  2. факультативные.

Известны три условия, которые выработаны теорией или нормативно закреплены в Федеральном Законе об ОРД.

Во-первых, к участию в ОРД можно привлекать только физическое лицо, но не юридических лиц, каких-либо общественных организаций и т. п.

Во-вторых, такое привлечение должно происходить индивидуально и на добровольной основе. Не разрешается привлекать граждан на “общем собрании”, одновременно двух и более лиц.

В-третьих, согласно ч. 1 ст. 17 Федерального Закона об ОРД требуется согласие лица к привлечению к участию в оперативно-розыскной деятельности с сохранением по их желанию конфиденциальности сотрудничества.

При даче согласия лицо должно действовать с пониманием, умышленно. Оно всегда должно осознавать значимость принимаемого решения и предвидеть возможность наступления соответствующих последствий в результате выражения согласия (интеллектуальный момент согласия). Вместе с тем желание лица (волевой момент согласия) может быть выражено как непосредственно (т. е. активно желает сотрудничать с оперативно-розыскным органом), так и опосредственно (пассивно, т. е. не желает, но сознательно допускает сотрудничество, при чем его воля при этом направлена на достижение какой-либо иной цели, а сотрудничество воспринимается как средство ее достижения).

Форма выражения согласия определяющего значения не имеет (допустима устная, документально оформленная и др.).

Инициатива о возможном сотрудничестве может исходить и от оперативника. Однако решение о нем принимает привлекаемое лицо самостоятельно, и решение должно быть выражено не двусмысленно, а утвердительно. Для получения согласия у любого лица оперативники (оперативные органы) не вправе использовать физическую силу или психологическое насилие.

Факультативными условиями называются потому, что относятся не ко всем привлекаемым лицам, а только к тем, кто изъявил желание оказывать содействие на конфиденциальной основе.

Первым из этих условия является сохранение в тайне конфиденциальности сотрудничества.

Вторым – заключение контракта.

1.3. Конфиденты

Конфиденты – это частные физические лица, с которыми оперативные подразделения органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, установили на платной или безвозмездной основе отношения государственного сотрудничества, предполагающие оказание этими гражданами указанным операппаратам содействия на конфиденциальной основе в разрешение возложенных на них задач.

Сбор информации с опорой на конфидентов осуществляют оперативные подразделения спецслужб и правоохранительных органов.

Закрепление конфиденциального сотрудничества происходит путем его оформления. Федеральный Закон об ОРД не устанавливает какой-либо единой формы, следовательно, она может быть любая. Наиболее типичными на практике являются: устная договоренность, подписка о сотрудничестве лица с конкретным оперативно-розыскным органом (расписка) и контракт.

Даже самая современная техника оказывается малоэффективной, когда речь идет о целенаправленной информации, здесь достичь ожидаемого результата можно только с помощью агентуры.

С этим мнением совпадает и позиция А. Даллеса, полагавшего, что агентурная работа является альтернативой не только как бы личному сыску, но и оперативному внедрению перевоплощенного работника на интересующие спецслужбу объекты. Если невозможно внедрить своего агента на оберегаемый объект, то не остается ничего, кроме как завербовать человека, уже находящегося там (“на месте”)[См., Даллес А. Исскуство разведки./ Пер. с англ. Междунар.отношения; МП "Улисс", 1992, С.288.].

Что касается использования конфидентов в интересах борьбы с противоправными деяниями, то в дополнение к вышепересиленному можно привести слова одного из руководителей Московского уголовного розыска: “… рассматривать информацию как донос, а донос как информацию – ошибочно. Если вы увидели убийцу и нашли в себе мужество сообщить об этом, то это не донос. Это поступок. А вот если вы не сделали этого, то вы - трус и негодяй”[См., Неизвестная разведка // Щит и меч. 1990.].

Конфиденциальность как специфическое правовое отношение между двумя сторонами (представителем государства и гражданином) характеризуется наличием определенных обязанностей и прав у обоих сторон, а также соответствующей ответственности.

Непосредственно в Федеральном Законе об ОРД указаны следующие права:

  • на заключение контракта с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (ч. 2 ст.17);
  • на расшифровку. Так, предание гласности сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, а также о лицах, оказывающих или оказывавших оперативно-розыскному органу содействие на конфиденциальной основе, допускается лишь с их согласия в письменной форме и в случаях, предусмотренными федеральными законами (ч. 2 ст. 12), а сведения об этих лицах представляются соответствующим прокурорам только с их письменного согласия, за исключением случаев, требующих их привлечения к уголовной ответственности (ч. 3 ст. 21);
  • на исчисление трудового стажа и пенсионного обеспечения (ч. 6 ст. 18);
  • на единовременное пособие и пенсию по инвалидности. Так, при получении лицом, сотрудничающим по контракту с органами, осуществляющими ОРД, травмы, ранения, контузии, увечья, наступившие в связи с его участием в проведении ОРМ и исключающих для него возможность дальнейшего сотрудничества с оперативно-розыскными органами, указанному лицу из средств соответствующего бюджета выплачивается единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания и в установленном законом порядке назначается пенсия по инвалидности (ч. 9 ст. 18).

Для лица, извившего желание оказывать содействие в осуществление ОРМ на конфиденциальной основе, законодатель установил две обязанности:

Первая состоит в том, что лицо должно сохранять в тайне сведения, ставшие ему известными в ходе подготовки или проведения ОРМ (ч. 1 ст. 17). Она обусловлена принципом конспирации и сутью конфиденциального сотрудничества, в ходе которого лицо становится обладателем конфиденциальной информации (ст. 2 Закона об информации и ст. 2 Закона об участии в международном информационном обмене.).

Вторая – не предоставлять заведомо ложную информацию (ч. 1 ст. 17 Федерального Закона об ОРД). Она связана, с одной стороны, с необходимостью не допустить оговора какого-либо, а с другой – не допустить отвлечение оперативных сил и средств на ложный объект, т. е. направить оперативно-розыскной орган по ложному следу, заведомо не позволяющему решить конкретную задачу ОРД и достичь цели – обеспечить защиту охраняемого объекта от преступных посягательств.

Предоставление заведомо ложной информации является разновидностью фальсификации информации.

Деятельность сотрудников оперативных подразделений по сбору и проверки при помощи конфидентов оперативно-розыскной информации, как правило, направлена на обеспечение безопасности государства и используется в сфере уголовного преследования. Здесь четко прослеживается определенная тенденция: указанная цель может быть достигнута путем использования информации, добытой исключительно с соблюдением гарантий конфиденциальности. В связи с этим в ОРД выработаны основные подходы к пониманию данной проблемы и варианты воплощения в жизнь. Прежде всего, это установление законодателем такой нормы, как привилегия конфидента. Она означает , что правительство имеет право не разглашать сведения о лицах, предоставляющих милиции (полиции) информацию о нарушениях закона. В итоге разрешается такая задача, как обеспечение и защита интересов общества в области исполнения закона, поскольку привилегия исходит из обязанности граждан сообщить о совершенных, совершающихся, а также готовящихся преступлениях, и обязанности соответствующих государственных органов, сохраняя анонимность граждан, поощрять их к выполнению этой обязанности.

Далее оговорим условия, при которых обеспечивается конфиденциальность. Считается, что она может быть гарантированна, если добытая информация может способствовать предотвращению и раскрытию намерений, противоречащих интересам государства, а также уголовно наказуемых деяний, относящихся к сфере профессиональной и организованной преступности, то есть тяжких и особо опасных преступлений.

Безусловно, возможны отдельные ситуации, требующие разглашения данных о личности конфидента. Однако они рассматриваются как исключения из строго правила, обусловленные конкретными обстоятельствами каждого уголовного дела, прежде всего характером инкриминируемого преступления, возможными методами защиты обвиняемого и значением в связи с этим показаний информанта. Однако и здесь устанавливается особая процедура разрешения данной проблемы.

Существуют и иные условия, достаточно прочно гарантирующие конфиденциальность физическим лицам, негласным участникам ОРД (регистрация данных об их личности, особенности руководства ими и т.п.). Таким образом, полиция (милиция) и другие сыскные ведомства используют, практически, все возможности для сохранения тайны в данной сфере криминального сыска, что полностью соответствует интересам конфидентов как круга людей, подвергающихся особому риску.

Если же государство принимает законы, позволяющие предавать огласке сведения о личности конфидентов вопреки их согласию, или допускает в прессе компании, осуждающие их, то это создает опасный прецедент на будущее, поскольку все спецслужбы в мире пользуются помощью граждан, не являющихся их кадровыми работниками. Основной принцип сотрудничества – гарантия неразглашения контактов.

Конфиденциальность распространяется как на факт связи физических лиц с оперативными подразделениями, так и на данные об их личности и местопребывании.

Данные о физических лицах, конфиденциально содействующих оперативным подразделениям, содержание поступающей от них информации фиксируется в оперативно-служебных документах лишь в объеме, необходимом для определения результатов конфиденциального сотрудничества.

Должностные лица оперативных подразделений в процессе дознания, предварительного следствия, судебного разбирательства запрещается отвечать на вопросы о конспиративных действиях физических лиц и об иных данных конфиденциального характера. Если возникла необходимость допросить в качестве свидетеля сотрудника оперативного подразделения, осуществляющего руководство физическим лицом, о сведениях добытых этим лицом, которому гарантирована конфиденциальность, имеющих значения для разрешения уголовного дела и установления виновных в совершении преступлений граждан, согласно уголовно-процессуального законодательства решение о производстве такого допроса принимает вышестоящая судебная инстанция при согласии физического лица на обеспечение ему конфиденциальности путем создания определенных процессуальных условий проведения допроса.

Следует отметить, что оперативные работники операппаратов криминальной полиции рассматривают конфидентов как родовую категорию, а затем дифференцируют физических лиц - конфидентов на определенные виды.

В целом признается, что конфидент как лицо, не входящее в систему охраны правопорядка, периодически или регулярно может предоставлять информацию должностному лицу правоохранительных органов о преступной деятельности. Столь неоценимая помощь обеспечивает успешное разрешение различных криминальных задач, в связи с чем сотрудники сыскных ведомств, в интересах постоянного получения и надлежащего использования таких сведений, разрабатывают и придерживаются специальных процедур в отношении конфидентов. Исходным положение здесь является разделение конфидентов на различные классификационные группы.

В современных условиях оперативные подразделения обязаны контролировать деятельность конфиденциально сотрудничающих с ними физических лиц в сфере и инфраструктуре преступности, используя для этого средства и методы ОРД, предусмотренные в оперативно-розыскных законах. В практике полицейской разведки различных стран в связи с этим серьезное внимание уделяется определению мотивации конфидента, влияющего на его поведение. Если отдельные из них передают сведения (информацию) за деньги, то финансовые соображения должны здесь со стороны полиции доминировать над другими мотивами. Считается, что конфиденты, предоставляющие сведения за денежное вознаграждение, обычно могут рассматриваться надежными источниками информации, поскольку понимают, что от ее качества зависит выплата денег. Тем не менее, это не освобождает соответствующего сотрудника от строгой оценки конфиденциальной информации, так как конфиденты криминальной полиции (милиции), будучи, порой, естественно частью социально аномальной среды и ее инфраструктуры, сами совершают противоправные деяния. Считается, что вознаграждение секретного сотрудника находится в прямой зависимости от ценности даваемых им сведений, и поэтому важное значение имеет оптимальное стимулирование разведывательно-поисковой работы конфидентов.

Помимо этого, важным аспектом работы с конфидентами является прекращение отношений с ними. Этот закономерный процесс должен быть обоснованным и своевременным. Отступление от названных требований ведет, как об этом свидетельствует опыт оперативно-розыскной работы, к нарушению стабильности специализированной системы источников оперативной информации, к их текучести и другим негативным последствиям. Поэтому в любом случае принятие решения о таком прекращении нужно четко определять его целесообразность и необходимость, объективно оценивать все “за” и “против”, имея при этом в виду, что непродуманные заключения, принятые по данному вопросу, ослабляют такую систему.

2. Лица, изучаемые в оперативно-розыскной деятельности

2. 1. Понятие изучаемого лица Классификация изучаемых лиц

Лицо, изучаемое в оперативно-розыскной деятельности (фигурант), – это каждый, чье деяние (действие или бездействие) связано с совершением преступления (фактически или с достаточной степенью вероятности), а равно гражданин, подлежащий проверке по основаниям “неуголовного-правового” характера, предусмотренным ч. 2 ст. 7 Федерального Закона об ОРД.

Основными признаками понятия изучаемого лица являются:

  • им всегда выступает только физическое лицо, так как согласно российскому уголовному закону только люди могут быть субъектами совершаемых преступлений;
  • интерес оперативно-розыскного органа к такому лицу основан на нормах Федерального Закона об ОРД;
  • этим человеком может быть каждый, вне зависимости от возраста, пола, национальности, служебного положения и т.п. (ч. 1 ст. 8 Федерального Закона об ОРД);
  • только поведение лица или каким-либо образом выказывание во вне им своих намерений (например: сообщение в письменной форме (письме) сообщения о желании ограбить магазин) может служить основанием для проявления к нему как человеку и гражданину интереса со стороны оперативно-розыскного органа;

Человека как изучаемое лицо следует отличать от:

а) юридического лица;

б) объекта оперативной заинтересованности, в разведывательной и контрразведывательной деятельности (например, иностранной спецслужбы или иностранной организации);

в) подозреваемого в уголовном процессе.(см. далее)

В Федеральном Законе об ОРД не установлено четкой градации этих лиц, однако, в оперативно-розыскной теории с учетом потребностей практики и в зависимости от ряда критериев различают несколько категорий. Так, с учетом выделения в оперативно-розыскной деятельности двух основных видов – оперативно-розыскного процесса и оперативно-проверочной работы различают две категории лиц:

1) чья деятельность связана (вероятно) с совершением преступления;
2) чья деятельность не связана с совершением преступления (оперативный интерес вызван необходимостью реализации режимно-административных мер согласно ч. 2 ст. 7 Федерального Закона об ОРД).

В зависимости от стадий оперативно – розыскного процесса известны:

  • лицо проверяемое;
  • лицо разрабатываемое;
  • лицо находящиеся под оперативным контролем (наблюдением);
  • лицо разыскиваемое.

Во всех случаях им является определенный человек, в отношении деятельности которого проводятся оперативно-розыскные мероприятия в рамках дела оперативного учета (проверки, разработки, контроля и розыска) на основании и в порядке, предусмотренных Федеральным Законом об ОРД и других нормативных правовых актах в области ОРД.

В зависимости от того, непосредственно ли изучается человек или интерес к нему как к лицу, которое может располагать информацией о непосредственном объекте интереса, различают:

  • лицо, являющееся непосредственным объектом оперативного интереса – проверяемый, разрабатываемый, находящийся как под оперативным контролем и разыскиваемый;
  • связь проверяемого лица (родственник, сослуживец, знакомый по дому, коллега по совместному проведению отдыха и т. п.).

2. 2. Права и обязанности изучаемых лиц

Изучаемое лицо является субъектом оперативно-розыскной деятельности. Как и любому субъекту правоотношений, законодатель предоставил фигуранту определенные права и возложил соответствующие обязанности. Конечно, права фигурантов по сравнению с правами других субъектов оперативно-розыскной деятельности носят ограниченный характер. Тем не менее они ими обладают и реализуют на практике.

В оперативно-розыскном законодательстве предусмотрены три группы прав фигурантов:

1. На получении информации.

Так, согласно ч. 3 ст. 5 Федерального Закона об ОРД это лицо вправе истребовать сведения от оперативно-розыскного органа. Кроме того, на проверяемого полностью распространяются конституционные предписания о том, что каждый имеет право свободно искать и получать информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ);

2. На обжалование.

Лицо, изучаемое в оперативно-розыскной деятельности, в праве обжаловать:

  • отказ в предоставлении информации (ч. 3 ст. 5 Федерального Закона об ОРД);
  • действия оперативно-розыскного органа (ч. 2 ст. 5 Федерального Закона об ОРД);
  • иные незаконные действия и решения оперативно-розыскного органа (Закон “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан.”).

3.  На освобождение от уголовной ответственности и (или) наказания.

Каждый человек, включая проверяемого, имеет право на добровольный отказ от совершения преступления (ст. 31 УК).

Кроме того, лицо, объект оперативной заинтересованности, имеет право на деятельное раскаяние. Согласно ч. 4 ст. 18 Федерального Закона об ОРД лицо из числа членов преступной группы, совершившее противоправное деяние, не повлекшее тяжких последствий, и привлеченное к сотрудничеству с оперативно-розыскным органом, активно способствовавшее раскрытию преступлений, возместившее нанесенный ущерб или иным образом загладившее причиненный вред, освобождается от уголовной ответственности в соответствии с российским законодательством (ст. 75 УК).

Оперативно-розыскным законодательством предусмотрены и соответствующие обязанности этих лиц, которые корреспондируют правам и возлагаются на фигурантов с целью реализации предоставленных им прав.

Выделяют две группы обязанностей:

1. Соблюдать предоставленные права.

Каждый проверяемый должен соблюдать:

  • порядок истребования от оперативно-розыскного органа сведений (ч. 3 ст. 5 Федерального Закона об ОРД);
  • порядок обжалования, предусмотренный законом;
  • требования Конституции о законом способе поиска и получения информации (ч. 4 ст. 29).

2. Использовать предоставленные права.

Так, фигурант обязан добросовестно использовать право на добровольный отказ от совершения преступлений или на деятельное раскаяние, т. е. выполнить соответствующие условия уголовного закона.

3. Лица, защищаемые в оперативно-розыскной деятельности

3.1. Понятие лица, защищаемого в оперативно-розыскной деятельности

В оперативно-розыскной деятельности под лицом, подлежащее оперативно-розыскной защите (защищаемое лицо), подразумевают физическое или юридическое лицо, права, свободы и законные интересы которого подлежат защите от преступных посягательств путем осуществления оперативно-розыскных мероприятий в силу указания на то в оперативно-розыскном законодательстве либо обращения в оперативно-розыскной орган с законодательным требованием о своей защите. Это лицо является носителем “причино – образующего фактора”, так как именно для защиты соответствующих субъектов от преступных посягательств предназначен данный вид юридической государственной деятельности. Иначе говоря, только необходимость защиты человека и общества от преступлений (прежде всего тех, которые совершают тайно, различными ухищрениями) вызывает к жизни функционирование оперативно-розыскной работы как специфического средства государства в лице уполномоченных на то оперативно-розыскных органов.

Понятие этого субъекта оперативно-розыскной деятельности образуют следующие признаки:

  • это физическое или юридическое лицо;
  • им может стать каждый человек, которому угрожает преступное посягательство (ст. 1 Федерального Закона об ОРД) и которое обратилось в соответствующий оперативно-розыскной орган;
  • юридическое лицо может стать субъектом оперативно-розыскной защиты только в случае преступного посягательства на его законные интересы;
  • для его защиты используются оперативно-розыскные возможности, основанные на нормах оперативно-розыскного законодательства;
  • данное лицо с момента его признания защищаемым лицом становится носителем соответствующих прав и обязанностей. Вместе с тем в отличие от оперативника, прокурора и судьи участие защищаемого лица в оперативно-розыскной деятельности основано на праве, а не на обязанности.

Защита физических и юридических лиц путем проведения оперативно-розыскных мероприятий предусмотрена оперативно-розыскным законодательством и нормативными правовыми актами оперативно-розыскных органов.

Основным законодательным актом в данном случае является Федеральный Закон об ОРД. Законодатель обязал оперативно-розыскные органы защищать от преступных посягательств жизнь, здоровье, права и свободы человека и гражданина, собственность, общество и государство (ст. 1).

Кроме того, в двух Федеральных законах (от 20 апреля 1995 года № 45 – ФЗ “О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов”[См., Собрание законодательства РФ., 1995, № 17, С. 1455.] и от 27 мая 1996 года №57 – ФЗ “О государственной охране”[См., Собрание законодательства РФ., 1996, № 22, С. 2594.]) специально предусмотрены правила защиты отдельных категорий лиц.

Для того чтобы признать кого-либо защищаемым лицом, необходимо наличие специального юридического факта. Применительно к рассматриваемому случаю таким фактом выступают:

а) наличие угрозы преступного посягательства на лицо (как физическое, так и юридическое) и его обращение в соответствующий оперативно-розыскной орган с просьбой о защите;
б) наличие прямого указания законодателя в федеральном законе о необходимости защиты соответствующих категорий лиц.

Физическим лицом, которое подлежит защите в оперативно-розыскной деятельности, может стать каждый человек (гражданин) для жизни, здоровья, прав и свобод которого возникла угроза преступного свойства (ст. 1 Федерального Закона об ОРД). Это возможно и необходимо с учетом конституционного предписания о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина есть обязанность государства (ст. 2 Конституции).

Вместе с тем особую категорию физических защищаемых лиц составляют лица:

1) так называемые объекты государственной охраны;

Они перечислены в нормах Закона о государственной охране. Это Президент РФ, определенные Законом лица, замещающие государственные должности России, федеральные государственные служащие, а также главы иностранных государств во время пребывания на территории России (ст. 6).

2) подлежащие государственной защите.

Согласно ч. 1 ст. 2 Закона о государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов ими являются:

1) судьи всех судов общей юрисдикции и арбитражных судов, народные заседатели, присяжные заседатели;
2) прокуроры;
3) следователи;
4) лица, производящие дознание;
5) сотрудники органов внутренних дел, осуществляющие охрану общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, а также исполнение приговоров, определений и постановлений судов (судей) по уголовным делам, постановлений органов расследования и прокуроров;
6) лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность;
7) сотрудники органов контрразведки;
8) сотрудники федеральных органов налоговой полиции;
9) судебные исполнители;
10) работники контрольных органов Президента РФ, глав администраций субъектов Федерации, осуществляющие контроль за исполнением законов и иных нормативных правовых актов, выявление и пресечение правонарушений;
11) сотрудники федеральных органов государственной охраны;
12) работники таможенных органов, органов государственной налоговой службы, органов надзора за соблюдением правил охоты на территории государственного охотничьего фонда, органов рыбоохраны, органов государственной лесной охраны, органов санитарно-эпидемиологического надзора, контрольно-ревизионных подразделений Минфина России и финансовых органов субъектов Федерации, осуществляющие контроль за исполнением соответствующих законов и иных нормативных правовых актов, выявление и пресечение правонарушений;
13) близкие лиц, перечисленных выше лиц.

Меры государственной защиты могут применяться в отношении близких родственников, а в исключительных случаях также иных лиц, на жизнь, здоровье и имущество которых совершается посягательство с целью воспрепятствовать законной деятельности судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов сотрудников федеральных органов государственной охраны, либо принудить их к изменению ее характера, либо из мести за указанную деятельность (ч. 2 ст.1).

Основным юридическим лицом, которое подлежит защите в оперативно-розыскной деятельности выступает Российская Федерация (Россия) – демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления (ст. 1 Конституции). В Федеральном Законе об ОРД этот основной субъект представлен в виде российского государства и общества (ст. 1 Федерального Закона об ОРД).

Россия как субъект оперативно-розыскной защиты подлежит охране, прежде всего, от таких преступных посягательств, как: государственная измена (ст. 275 УК), шпионаж (ст. 276 УК), посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК), насильственный захват власти или насильственное удержание власти (ст. 278 УК), вооруженный мятеж (ст. 279 УК), публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя России (ст. 280 УК), диверсия (ст. 281 УК), возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды (ст. 282 УК), разглашение государственной тайны (ст. 283 УК) и утрата документов, содержащих государственную тайну (ст. 284 УК).

Кроме того, субъектом оперативно-розыскной защиты может стать любое другое юридическое лицо, законным интересам которого причинен или может быть причинен вред преступным посягательством (ст.1 Федерального Закона об ОРД непосредственно предусмотрена защита, прежде всего собственности этих лиц).

В оперативно-розыскной деятельности защищаемых лиц следует отличать от:

  • иных субъектов, которые ни при каких обстоятельствах не могут стать защищаемым лицом, не теряя своего юридического статуса (например, лиц, объектов оперативной заинтересованности);
  • тех субъектов, которые при определенных обстоятельствах могут получить статус защищаемого лица. Это относится и к оперативникам, и к агентам, и к судьям, и к прокурорам, и др.;
  • защищаемых в этой деятельности интересов соответствующих субъектов и материализованных объектов. В соответствии с оперативно-розыскным законодательством подлежат защите: государственная граница Российской Федерации (ст. 3 Закона о Государственной границе.), собственность (ст. 1 Федерального Закона об ОРД), и др.

Защищая интересы (блага) и объекты (вещи материального мира и др.) посредством использования оперативно-розыскных возможностей, тем самым защищаются права собственников указанных объектов (России, в случае защиты ее Государственной границы, конкретного владельца при защите собственности, и т. п.). Однако у самого объекта защиты ни прав, ни обязанностей в отличие от защищаемого субъекта возникнуть не может в силу того, что они не обладают соответствующим юридическим статусом

В иных, кроме оперативно-розыскной деятельности, в частности контрразведывательной, также известны субъекты защиты. Однако юридическая характеристика лиц, подлежащих оперативно-правовой защите, отлична от характеристики субъектов, защищаемых в контрразведывательной деятельности. Если первые являются субъектами оперативно-розыскной деятельности в связи с наделением их законодателем соответствующими полномочиями, то вторые ее субъектами, как правило, не выступают. Кроме того, защищаемые в оперативно-розыскной деятельности лица подлежат защите исключительно от преступных посягательств, а в контрразведывательной – от любого посягательства, угрожающего интересам защищаемого субъекта.

Известны аналогичные субъекты и в уголовно-процессуальной деятельности. Лиц, подлежащих оперативно-розыскной защите, прежде всего, необходимо отличать от двух участников уголовного процесса: потерпевшего (ст. 53 УПК) и гражданского истца (ст. 54 УПК).

Как потерпевший, так и гражданский истец являются субъектами хотя и смежной с оперативно-розыскной деятельностью, но иного вида юридической государственной деятельности – уголовно-процессуальной, а потому их юридический статус отличен от юридического статуса защищаемого лица, права и обязанности их не тождественны.

Основное отличие заключается, например, в том, что потерпевший и гражданский истец могут стать субъектами уголовного процесса только в случае, когда преступление уже совершено (на любой из его стадий – оконченного или неоконченного) и, следовательно, вред причинен. В оперативно-розыскной же деятельности защищаемое лицо может стать таковым еще на “допреступной” стадии, т. е. только при наличии угрозы преступного посягательства. Вместе с тем некоторые потерпевшие (как субъекты уголовного процесса) одновременно могут стать и лицами, защищаемыми в оперативно-розыскной деятельности (ст. 1 и ст. 2 Закона о государственной защите). В этом случае на них распространяются соответствующие требования, предъявляемые к защищаемому лицу.

3.2. Классификация защищаемых лиц

Существует две группы (вида) лиц, защищаемых в оперативно-розыскной деятельности:

Первую составляют лица, права, свободы и законные интересы которых подлежат защите от преступных посягательств путем осуществления оперативно-розыскных мероприятий в силу указания на то в законе.

Вторую группу составляют лица, права, свободы и законные интересы которых подлежат защите от преступных посягательств путем осуществления оперативно-розыскных мероприятий в силу обращения их в оперативно-розыскной орган с законным требование о своей защите (ч. 4 ст. 8 Федерального Закона об ОРД). Дополнительная градация лиц, нуждающихся в оперативно-розыскной защите:
Во-первых, всех их делят на физических и юридических.
Во-вторых, в зависимости от характера принимаемых мер среди защищаемых лиц различают тех, кто подлежит:

  • государственной охране;
  • государственной защите;
  • защите с преимущественным использованием оперативно – розыскных возможностей;

В-третьих, их классифицируют по степени реализации угрозы преступного посягательства:

а) лица, подлежащие защите от потенциальной угрозы преступного посягательства. В данном случае всегда подлежит защите Россия, так как любая угроза жизненно важным интересам страны (в уголовно правовом аспекте), какой бы она не воспринималась маловероятной, должна своевременно предупреждаться. Что касается человека как субъекта защиты, то он подлежит ей не во всех потенциально возможных случаях совершения преступления (таковых не может быть без совершения общественно опасного деяния на той или иной стадии развития), а только в ситуации оперативного обнаружения так называемого голого умысла на совершение преступления (защита данной категории лиц типична для стадии оперативно-розыскного поиска и проверки);

б) лица, защищаемые от реальной угрозы совершения преступления (в отношении них преступная угроза была частично реализована). В данной ситуации должно существовать посягательство на интересы конкретного лица, причем это посягательство должно быть общественно опасно, иметься в наличии и быть реальным (действительным). Защита этой категории лиц характерна для стадии оперативно-розыскной разработки;

в) лица, в отношении которых угроза совершения преступления была полностью реализована, т.е. преступление окончено. Например, у владельца похищен автомобиль, а похититель скрылся. В данном случае возникает необходимость розыска лица, совершившего преступление.

3.3. Права и обязанности защищаемых лиц

Права и обязанности лиц, которые подлежат защите от преступных посягательств путем осуществления оперативно-розыскных мероприятий в силу указания на то в оперативно-розыскном законодательстве (первый вид защищаемых лиц).

В начале рассмотрим права и обязанности лиц, подлежащих государственной охране в соответствии с Законом о государственной охране. Так, Президент Российской Федерации со дня официального объявления о его избрании вправе требовать предоставление государственной охраны в местах своего постоянного и временного пребывания в полном объеме мер, предусмотренных ст. 4 Закона, а это:

1) предоставление объекту государственной охраны персональной охраны, специальной связи и транспортного обслуживания, а также информации об угрозе его безопасности;
2) осуществление в соответствии с федеральным законодательством оперативно-розыскной деятельности в целях реализации полномочий соответствующих государственных органов обеспечения безопасности;
3) проведение охранных мероприятий и поддержание общественного порядка в местах постоянного и временного пребывания объекта государственной охраны;
4) Поддержание порядка, установленного уполномоченными на то должностными лицами, и пропускного режима на охраняемых объектах.

Право на государственную охрану у Президента Российской Федерации остается пожизненно, т. е. и после прекращения его президентских полномочий (ст. 7). Вместе с тем Президент Российской Федерации в течение срока своих полномочий не вправе отказаться от государственной охраны (это его обязанность как охраняемого лица). Отметим и то, что в течение срока полномочий Президента Российской Федерации правом на государственную охрану пользуются и члены его семьи, проживающие совместно с ним или сопровождающие его.

Кроме того, право на государственную охрану имеют:

  • лица, замещающие государственные должности России в течение срока их полномочий (ст. 8): Председатель Правительства Российской Федерации, Председатель Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Председатель Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Председатель Конституционного Суда Российской Федерации, Председатель Верховного Суда Российской Федерации, Председатель Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Генеральный прокурор Российской Федерации;
  • при необходимости по решению Президента Российской Федерации государственная охрана может предоставляться иным лицам, замещающим государственные должности России, членам Совета Федерации, депутатам Государственной Думы и федеральным государственным служащим (ст. 9);
  • главы иностранных государств и правительств, члены их семей в период пребывания на территории России – в соответствии с международными договорами России, а также соглашениями между федеральными органами Государственной охраны уполномоченными органами иностранных государств (ч. 1 ст. 11);
  • при необходимости - иные иностранные государственные, политические и общественные деятели в период пребывания на территории России (ч. 2 ст. 11).

Согласно ст. 17 Закона о государственной защите защищаемое лицо, в отношении которого принято решение о применение мер безопасности, имеет право:

1) знать о применяющихся в отношении его мерах безопасности;
2) просить о применении или неприменении в отношении его конкретных мер безопасности, перечисленных в ч. 1 ст. 5 Закона;
3) требовать от органа, обеспечивающего безопасность, применение в отношении его, кроме осуществляемых, иных мер безопасности, предусмотренных этим Законом, или отмены каких-либо из осуществляемых мер;
4) обжаловать в вышестоящий по подчиненности орган, обеспечивающий безопасность, в прокуратуру либо суд незаконные решения и действия должностных лиц, осуществляющих меры безопасности.

Защищаемое лицо обязано:

1) выполнять законные требования органа, обеспечивающего безопасность;
2) незамедлительно информировать указанный орган о каждом случае угрозы или противоправных действий в отношении его;
3) бережно обращаться с имуществом, выданным ему указанным органом в личное пользование для обеспечения безопасности;
4) не разглашать сведения о применяемых в отношении его мерах безопасности без разрешения органа, осуществляющего эти меры.

Права и обязанности лиц, которые подлежат защите от преступных посягательств путем осуществления оперативно-розыскных мероприятий в силу обращения их в оперативно-розыскной орган с законным требованием о своей защите (второй вид защищаемых лиц).

Этим лицам в Федеральном Законе об ОРД предоставлены следующие права:

  • требовать от оперативно-розыскных органов обеспечить их защиту путем принятия соответствующих оперативно-розыскных мер (ч. 1 ст. 5, п. 1 ст. 14);
  • призывать не нарушать правил, согласно которым в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, используя информационные системы, видео – и аудиозапись, кино – и фотосъемку, а также другие технические и иные средства, запрещено наносить ущерб жизни и здоровью людей или причинять вред окружающей среде (ч. 3 ст. 6);
  • в случае возникновения угрозы своей жизни, здоровью или собственности давать разрешение оперативно-розыскному органу на прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов, без предварительной санкции судьи (ч. 4 и ч. 8 ст. 8);
  • обжаловать действия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, в вышестоящий оперативно-розыскной орган, прокуратуру и суд (ч. 3 ст. 5);

Вместе с тем в Федеральном Законе об ОРД предусмотрены и обязанности защищаемых лиц. Эти лица должны:

  • не нарушать предписаний, предусмотренных ч. 5 ст. 6 Федерального Закона об ОРД, т. е. не проводить самим оперативно-розыскных мероприятий и не использовать специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, для собственной защиты и иных целей;
  • письменно оформить свое согласие (разрешение оперативно-розыскному органу) на прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов,, без предварительной санкции судьи (ч. 4 и ч. 8 ст. 8);
  • исполнять законные требования должностных лиц оперативно-розыскных органов (ч. 2 ст. 15);
  • не препятствовать законному осуществлению оперативно-розыскных мероприятий (ч. 3 ст. 15);
  • соблюдать порядок обжалования действий оперативно-розыскных органов, право на которое изложено в ч. 3 ст. 5.

4. Субъекты, контролирующие оперативно-розыскную деятельность и надзирающих за ней

4.1. Понятие субъектов, контролирующих оперативно-розыскную деятельность и надзирающих за ней

Субъектами, контролирующих оперативно-розыскную деятельность и надзирающих за ней являются государственные органы и их должностные лица, наделенные законодателем функцией контроля за организацией, обеспечением и (или) осуществлением оперативно-розыскной деятельности, а равно Генеральной прокуратурой Российской Федерации и уполномоченные им прокуроры, наделенные законодателем функцией надзора за исполнением оперативно-розыскными органами законом Российской Федерации.

Реализуя специфические функции в оперативно-розыскной деятельности (функции контроля и надзора), эти субъекты исполняют предусмотренные российским законодательством обязанности и пользуются соответствующими правами.

Классификация субъектов, контролирующих оперативно-розыскную деятельность и надзирающих за ней происходит в зависимости от трех основных критериев:

Во-первых, их группируют по функциям. Таких групп две:

1) субъекты, контролирующие оперативно-розыскную деятельность (реализующие функцию контроля);
2) субъекты, надзирающие за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности (реализующие функцию прокурорского надзора);

Согласно ч. 1 ст. 21 Федерального Закона об ОРД за реализацией законов в оперативно-розыскной деятельности надзирают Генеральный прокурор Российской Федерации и уполномоченные им прокуроры.

Во-вторых, по сфере осуществления предоставленных “контролерам” полномочий различают субъектов, которые проводят внешний контроль и надзор (иначе вневедомственный) и внутренний контроль (ведомственный).

В соответствии с Федеральным Законом об ОРД ведомственный контроль осуществляют руководители оперативно-розыскных органов (ч. 3 ст. 19 и ст. 22 Федерального Закона об ОРД) и должностные лица специальных контролирующих подразделений оперативно-розыскного органа (инспекторских, организационных, кадровых и др.).

В-третьих, всех субъектов, контролирующих оперативно-розыскную деятельность и надзирающих за ней, делят на юридических и физических лиц.

Первыми являются соответствующие государственные органы (их подразделения), вторыми - их должностные лица (например, руководители оперативно-розыскного органа, прокурор).

4.2. Субъекты, осуществляющие внешний (ведомственный) контроль в области оперативно-розыскной деятельности

Согласно Федерального Закона об ОРД этот контроль за оперативно-розыскной деятельностью в пределах полномочий, определяемых Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами, и федеральными законами осуществляют:

  • Президент Российской Федерации (ст. 20 Федерального Закона об ОРД).

Он осуществляет контроль за оперативно-розыскной деятельностью в пределах полномочий, определяемых Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами. Согласно ст.ст. 80 – 90 Конституции Российской Федерации Президент наделен широкими полномочиями, но за которые он не вправе выходить. Важнейшей функцией Президента является то, что он выступает гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина. В установленном Конституцией Российской Федерации порядке он принимает меры по охране суверенитета России, ее независимости и государственной целостности (ч. 2 ст. 80 Конституции РФ).

В частности в круг основных полномочий Президента в сфере обеспечения безопасности России входит следующее:

а) он формирует и возглавляет Совет безопасности Российской Федерации, статус которого определяется федеральным законом (п. “ж” ст. 83 Конституции РФ);

б) при обстоятельствах и в порядке, предусмотренных федеральным конституционным законом, он вводит на территории России или в отдельных ее местностях чрезвычайное положение с незамедлительным сообщением об этом Совету Федерации и Государственной Думе (ст. 88 Конституции РФ).

  • Федеральное собрание Российской Федерации (ст. 20 Федерального Закона об ОР Д) также является одним из субъектов осуществляющим контроль за оперативно-розыскной деятельностью.

В соответствии со ст. 94 Конституции Российской Федерации Федеральное Собрание – парламент Российской Федерации является представительным и законодательным органом России и состоит из двух палат – Совета Федерации и Государственной Думы.

Контроль со стороны законодателя за оперативно-розыскной деятельностью является важным элементом механизма гарантий соблюдения законности при ее осуществлении. Однако с учетом предписаний Конституции Российской Федерации парламентский контроль реален только:

а) в ходе законотворческой работы, когда парламентарии в праве принять (отклонить) законопроекты в области оперативно-розыскной деятельности;

б) за расходованием выделяемых на осуществление оперативно-розыскной деятельности финансовых средств.

Этот контроль так же, как и первый, опосредован, так как:

во-первых, происходит в рамках контроля за исполнением федерального бюджета (ч. 5 ст. 101 Конституции Российской Федерации), отдельные статьи которой предусматривают выделение финансовых средств тем или иным государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность;

во-вторых, через возможности Счетной палаты, образуемой Государственной Думой и Советом Федерации[Остальные виды непосредственного контроля за оперативно-розыскной деятельностью состороны парламента (в частности, за кадровой политикой в оперативно - розыскных органах) в настоящее время не предусмотрены Конституцией Российской Федерации. Кроме того, Федеральным законом от 05 июля 1999 года №133-ФЗ " О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон " О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "" специально, что вмешательство члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы в оперативно-розыскную деятельность органов дознания не допускается.].

  • Правительство Российской Федерации (ст. 20 Федерального Закона об ОРД).

Полномочия Правительства Российской Федерации определены Конституцией Российской Федерации (ст. 114) и Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 года № 2 – ФЗ “О Правительстве Российской Федерации” (с изм.). Оно наделено широкими полномочиями по общим вопросам руководства федеральными министерствами и иными федеральными органами исполнительной власти (ст. 12 Закона о Правительстве Российской Федерации), а также в сфере обеспечения законности, прав и свобод граждан, борьбы с преступностью (ст. 19 Закона о Правительстве Российской Федерации) и по обеспечению обороны и государственной безопасности России (ст. 20 Закона о Правительстве Российской Федерации).

Вместе с тем следует учитывать, что согласно ст. 32 Закона о Правительстве Российской Федерации именно Президент Российской Федерации руководит деятельностью федеральных органов исполнительной власти, ведающих вопросами обороны, безопасности, внутренних дел и некоторых других, утверждает по представлению Председателя Правительства Российской Федерации положения о них и назначает их руководителей, а также осуществляет иные полномочия как Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами Российской Федерации и Председатель Совета Безопасности Российской Федерации. Правительство же только координирует деятельность этих федеральных органов исполнительной власти.

Все вышеперечисленные субъекты осуществляют контроль за оперативно – розыскной деятельностью в пределах полномочий, определяемых Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами. Однако следует знать, что из федеральных конституционных законов, которые согласно Конституции РФ обязательно должны быть приняты (а их более десяти), в России в настоящее время принято и действует семь: Закон “О Правительстве Российской Федерации”, Закон “О Конституционном Суде Российской Федерации”, Закон “О референдуме Российской Федерации”, Закон “Об арбитражных судах Российской Федерации”, Закон “О судебной системе Российской Федерации”, Закон “О военных судах” и Закон “Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации”. Причем из числа принятых только Закон о Правительстве Российской Федерации имеет первостепенное значение для правового регулирования общественных отношений в оперативно-розыскной деятельности.

Относительно же полномочий, указанных в федеральных законах, необходимо отметить, что в их круг, прежде всего, входят законодательные акты, регламентирующие организацию и деятельность российских оперативно-розыскных органов.

  • Судья, санкционирующий оперативно-розыскные мероприятия, влекущие ограничение конституционных прав граждан (см. соответствующий раздел 4.3. данной главы).
  • Уполномоченные на то прокурора (см. раздел 4.4. данной главы).
  • Субъекты финансового контроля в оперативно-розыскной деятельности.

Данными субъектами выступают:

а) руководитель оперативно-розыскного органа (ч. 3 ст. 19 и ст. 22 Федерального Закона об ОРД);

б) представители Минфина России, уполномоченные на проведение финансового контроля (ч. 3 ст. 19 Федерального Закона об ОРД).

На представителей Минфина России возлагается обязанности и им предоставляются права в соответствии с федеральным законодательством и нормативными правовыми актами Минфина России (в частности, Положением о Министерстве финансов Российской Федерации, которое утверждено постановлением Правительства Российской Федерации от 06 марта 1998 г. № 273). Представители Минфина России должны проходить процедуру допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, после чего они становятся полномочными должностными лицами, которым соответствующие документы о финансировании оперативно-розыскной деятельности должны предоставляться в полном объеме.

4.3. Судья как субъект оперативно-розыскных правоотношений

Судья - должностное лицо государства, являющееся носителем судебной власти в России; гражданин России (достигший 25 летнего возраста, имеющий высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не менее установленного законом срока), в конституционном порядке наделенный полномочиями осуществлять правосудие от имени государства и исполняющий обязанности на профессиональной основе.

Согласно ст. 9 Федерального Закона об ОРД каждое оперативно-розыскное мероприятие, влекущее ограничение конституционных прав граждан, может быть проведено только по решению судьи.

Рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий осуществляется судом, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении. Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично и незамедлительно. Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления (ч. 1 ст. 9 Федерального Закона об ОРД).

Применительно к оперативно-розыскной работе судья наделен широкими полномочиями. Так, предметом ведения судьи в оперативно-розыскной деятельности является:

  • рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий (ч. 2, 3 ст. 8 и ч. 1 ст. 9 Федерального Закона об ОРД). Следует отметить, что в ст. 9 Федерального Закона об ОРД изложен порядок санкционирования не всех оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права гражданина, а только их части. В этой статье приведены правила судебного рассмотрения материалов только тех оперативно-розыскных мероприятий, которые еще не начаты, а также начатых по разрешению судьи, но которые необходимо продлить[О правилах осуществления оперативно-розыскных мероприятий в случаях, которые не терпят отлагательства, см. ст. 8 Федерального Закона об ОРД.]. Вместе с тем законодателем переведен закрытый (исключительный) перечень конституционных прав человека и гражданина, которые могут быть ограничены в оперативно-розыскной деятельности. В перечень данных прав включены: тайна переписки, телефонных разговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (причем передаваемых только по сетям электрической и почтовой связи), а также право на неприкосновенность жилища;
  • последующая проверка законности решений и действий оперативно – розыскных органов и их должностных лиц (ч. 3, 4 ст. 8 Федерального Закона об ОРД);
  • рассмотрение жалоб на оперативно-розыскные органы (ч. 2, 3 ст. 5 Федерального Закона об ОРД);
  • разрешение споров между судьей (нижестоящего суда) и оперативно-розыскного органа в связи с отказом в проведении оперативно-розыскных мероприятий (ч. 6 ст. 9 Федерального Закона об ОРД).

Законодатель возложил на судью следующие обязанности (ст. 9 Федерального Закона об ОРД):

  • судья не вправе отказать в рассмотрении материалов в случае их представления (ч. 1);
  • судья рассматривает материалы незамедлительно (ч. 1);
  • судья обязан вынести мотивированное постановление по своему решению о возможности проведения оперативно-розыскного мероприятия (ч. 4);
  • руководители суда создают условия, обеспечивающие защиту сведений, содержащихся в представляемых судье оперативно-служебных документах (ч. 7).

Обеспечение защиты данных сведений подразумевает наличие системы организационных и иных мероприятий, важным звеном которых выступает создание условий для надежной защиты сведений. Законодатель возложил обязанность по созданию этих условий на руководителей судебных органов, т.е., прежде всего, на председателей соответствующих судов (районного, областного и других судов и м равных). Председатель соответствующего суда обязан разъяснить судьям, которые должны рассматривать материалы, поступившие от оперативно-розыскного органа, необходимость неразглашения сведений, ставших им известными, а также сохранения в тайне существа принятого ими решения.

Руководители отвечают и за то, чтобы исследование ходатайства проводилось в условиях, исключающих ознакомление с ним посторонних лиц, а также их несанкционированный выход из владения уполномоченными на то должностными лицами. Нельзя, например, поручать машинистке и другим лицам вспомогательного персонала оформление принятого судьей решения (распечатку на пишущей машине или компьютере, заверку постановления гербовой печатью и т.п.).

Для реализации перечисленных в ст. 9 Федерального Закона об ОРД обязанностей судья наделен соответствующими правами (о них изложено в ряде статей Федерального Закона об ОРД):

  • судья вправе разрешить или отказать проведение соответствующего оперативно-розыскного мероприятия (ч. 4 ст. 9 Федерального Закона об ОРД);
  • судья вправе продлить срок действия постановления об ограничении прав лица (ч. 5 ст. 9 Федерального Закона об ОРД);
  • по требованию судьи ему могут представляться дополнительные материалы, касающиеся оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий (ч. 3 ст. 9 Федерального Закона об ОРД);
  • судья в особом случае может обязать оперативно-розыскной орган предоставить заявителю сведения, предусмотренные ч. 4 ст. 5 Федерального Закона об ОРД (ч. 6 ст. 5);
  • судья вправе потребовать от оперативно-розыскного органа предоставить оперативно-служебные документы, содержащие информацию о сведениях, в предоставлении которых было отказано заявителю (ч. 5 ст. 5 Федерального Закона об ОРД).

Общие положения. Порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий предусмотрен в ст. 9 Федерального Закона об ОРД.

Он включает следующие элементы:

  • основание к судебному рассмотрению материалов об ограничении конституционного права лица;
  • место рассмотрения материалов;
  • субъекта, принимающего решение (должностного лица, который рассматривает материалы);
  • срок рассмотрения материалов;
  • ход рассмотрения материалов;
  • итоги рассмотрения материалов;
  • срок действия решения (постановления) по сути предоставленных материалов;
  • порядок продления срока действия решения (постановления) по сути предоставленных материалов.

Согласно предписаний ч. 2 ст. 9 Федерального Закона об ОРД единственным основанием для решения судьей вопроса об обоснованности проведения оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционные права гражданина, является мотивированное постановление одного из руководителей оперативно-розыскного органа.

Данное основание (наличие мотивированного постановления) – это формализованное обращение оперативного подразделения в суд для получения разрешения на проведение конкретного оперативно-розыскного мероприятия, влекущего ограничение того или иного конституционного права человека и гражданина на частную жизнь. Мотивированное постановление, являясь решением соответствующего должностного лица оперативно-розыскного органа, для судьи играет роль ходатайства. В этой связи его следует именовать “Постановление о возбуждении перед судом ходатайства о разрешении проведения …” (далее указывается название оперативно-розыскного мероприятия.).

Законодатель предъявляет ряд требований к постановлению руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Оно должно быть мотивированным (ч. 2 ст. 9 Федерального Закона об ОРД), законным (ст. 3 Федерального Закона об ОРД) и обоснованным.

Законность постановления предполагает:

  • его вынесение надлежащим должностным лицом. Судья должен иметь возможность удостовериться в этом, а потому вправе знакомиться с ответствующими ведомственными нормативными актами, в которых определены перечни должностных лиц, правомочных принимать решения на ограничение конституционных прав граждан при осуществлении ОРМ;
  • соответствие его формы требованиям, предъявляемым к документу (наличие соответствующего названия и других необходимых реквизитов);
  • соответствие его содержания полученной фактической информации (исключается вымысел и т. п.).

Обоснованность постановления означает, что должностное лицо при его вынесении исходило из анализа документально оформленных материалов и строило свои выводы на фактических данных в их совокупности, которые исключают другое решение, кроме принятого.

Мотивированность призвана объяснить, почему должностное лицо приняло конкретное решение, почему использовало (не использовало) те или иные аргументы, т.е. постановление должно содержать объяснения и доводы в обоснование позиции, занятой должностным лицом. Отметим, что мотивированное постановление выносится одним из руководителей оперативно-розыскного органа. В их число входят, как правило, начальник органа и его заместители. Однако в каждом министерстве (ведомстве) приняты свои, отличные от других, перечни категорий руководителей, полномочных утверждать постановление (ходатайство), направляемое в суд для получения санкции на ограничение конституционного права гражданина, поэтому судья при возникновении необходимости (сомнения в полномочиях руководителя и т.п.) вправе ознакомиться с ведомственным нормативным актом, которым установлен соответствующий перечень.

Особо подчеркнем, что судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления (ч. 1 ст. 9 Федерального Закона об ОРД). Получение судьей постановления (ходатайства) о проведении оперативно-розыскных мероприятий является юридическим фактом, который порождает для него обязанность незамедлительно приступить к рассмотрению представленных оперативно-служебных документов.

Рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну частной жизни при проведении оперативно-розыскных мероприятий осуществляется судом, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении (ч. 1 ст. 9 Федерального Закона об ОРД). Из этого нормативного предписания следует три правила:

1) поступившие материалы должны рассматриваться судом (т.е. соответствующим органом судебной системы России, осуществляющим правосудие в форме рассмотрения и разрешения уголовных, гражданских и административных категорий дел в установленном законом порядке), а не органами законодательной или исполнительной власти;
2) материалы с ходатайством об ограничении конституционного права гражданина должны рассматриваться по общему правилу судами первого звена (т.е. районными и равными им судами);
3) необходимо соблюдать порядок, в соответствии с которым с ходатайством на проведение оперативно-розыскного мероприятия руководителю оперативно-розыскного органа необходимо обращаться в первую очередь в суд по месту осуществления конкретного оперативно-розыскного мероприятия (им может быть суд района, где расположено жилище гражданина или находится узел связи, на который гражданин получает почтовую корреспонденцию “до востребования”, и т.п.).

Вместе с тем законодатель не устанавливает жесткого правила направления материалов только в суд первого звена. Возможен вариант первичного обращения и в вышестоящий суд – республиканского, областного и краевого звена или Верховный Суд Российской Федерации (это касается как системы общих, так и военных судов). Однако следует учитывать, что в данном случае возникает реальная вероятность существенного ограничения права оперативно-розыскного органа на обжалование возможного отказа судьи в проведении оперативно-розыскного мероприятия.

Согласно ч. 1 ст. 9 Федерального Закона об ОРД эти материалы рассматриваются судьей единолично. Вместе с тем конкретные полномочия по рассмотрению поступивших оперативно-служебных документов судья, как правило, получает от председателя соответствующего суда. Не исключен вариант, при котором материалы могут быть рассмотрены дежурным судьей.

Рассмотрение материалов судьей единолично означает, что:

  • во-первых, не требуется принятия решения на судебном заседании;

  • во-вторых, именно конкретный судья обязан и вправе принять юридически значимое решение по существу ходатайства оперативно-розыскного органа.

Вместе с тем судья может консультироваться у председателя соответствующего суда и т.п. С его согласия при изучении оперативно-служебных документов может присутствовать и давать необходимые пояснения представитель оперативно-розыскного органа, который ходатайствует о проведении оперативно-розыскного мероприятия.

При поступлении в суд такие материалы рассматриваются судьей незамедлительно. Это означает, что должностное лицо оперативно-розыскного органа должно быть немедленно, т.е. в любой промежуток времени без какой-либо очереди или, по крайней мере, без неоправданных задержек принято судьей (не занятым в судебном процессе), который обязан получить оперативно-розыскные материалы, касающиеся производства оперативно-розыскного мероприятия, и рассмотреть их.

Ход рассмотрения материалов. Прежде всего, он заключается в изучении обоснованности постановления руководителя оперативно – розыскного органа, поступившего судье. Вместе с тем согласно предписаний ч. 3 ст. 9 Федерального Закона об ОРД по требованию судьи ему могут представляться также иные материалы, касающиеся оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий (за исключением данных о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, об организации и о тактике проведения ОРМ).

Согласно предписаний ч. 4 ст. 9 Федерального Закона об ОРД по результатам рассмотрения указанных материалов судья разрешает проведение соответствующего ОРМ либо отказывает в его проведении, о чем выносит мотивированное постановление. Причем постановление, заверенное печатью, выдается инициатору проведения оперативно-розыскного мероприятия одновременно с возращением представленных им материалов.

Таким образом, при любом решении (как положительном, так и отрицательном) судья обязан вынести мотивированное постановление. Он не вправе ограничиваться, допустим, резолюцией (как разрешающей, так и запрещающей) на представленном ему оперативным подразделением постановлении.

В постановлении судьи, которое может быть составлено в произвольной форме, должно быть указано: какое конкретно оперативно-розыскное мероприятие просит разрешить соответствующий оперативно-розыскной орган; какие материалы представлены; можно ли на их основе сделать вывод о наличии условий, предусмотренных ст.7 и ст. 8 Федерального Закона об ОРД, и др.

Закон требует, чтобы в обязательном порядке был возвращен подлинник постановления и все без исключения полученные от оперативно-розыскного органа оперативно-служебные документы. В случае необходимости с постановления могут быть сняты копии (их количество определяется фактической потребностью), которые регистрируются и хранятся по правилам секретного делопроизводства.

Постановление в обязательном порядке подлежит заверению печатью, т.е. на его тексте (как правило, в месте подписи судьи) должен быть проставлен ясно видимый оттиск гербовой печати суда, судья которого санкционировал проведение оперативно-розыскного мероприятия.

Согласно ч. 5 ст. 9 Федерального Закона об ОРД срок действия вынесенного судьей постановления исчисляется со дня его вынесения и не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом постановлении. При этом течение срока не прерывается.

Под сроком действия вынесенного судьей постановления понимается срок, в течение которого в соответствии с Федеральным Законом об ОРД оперативно-розыскной орган полномочен осуществлять конкретное ОРМ, ограничивающее конституционное право гражданина.

Федеральным Законом об ОРД предусмотрено исчисление такого срока, как в сутках, так и в месяцах.

Прежде всего, срок действия вынесенного судьей постановления исчисляется в сутках со дня его вынесения. В данном случае не принимаются в расчет час и день, в которые судья вынес постановление. Срок действия постановления истекает в 12 часов ночи последних суток.

Течение срока исполнения оперативно-розыскного мероприятия не зависит ни от организации его проведения, ни от уголовно-процессуального срока производства по уголовному делу. Это означает, что срок действия вынесенного судьей постановления не может быть прерван (приостановлен, продлен) в связи с отсрочкой, приостановлением или прекращением осуществления разрешенного ОРМ или окончания срока производства по уголовному делу (за исключением прекращения дела за отсутствием события или состава преступления).

Кроме того, срок действия вынесенного судьей постановления не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом постановлении. В данном случае срок истекает в соответствующее число месяца, а если месяц не имеет соответствующего числа, то в последние сутки этого месяца.

Законодатель допускает возможность превышения срока более чем шести месяцев при условии непосредственного указания на то в самом постановлении. Как правило, ограничение конституционного права гражданина на более длительный срок, чем обычно, при расследовании длящихся преступлений, а также с учетом иных обстоятельств, характерных для конкретной оперативно-розыскной ситуации. Причем в данном случае верхний предел срока действия вынесенного судьей постановления в Федерального Закона об ОРД не установлен.

Согласно ч. 5 ст. 9 Федерального Закона об ОРД при необходимости продления срока действия постановления судья выносит судебное решение на основании вновь представленных материалов. Под такими материалами следует понимать, прежде всего, новое постановление, в котором излагается мотивированное и обоснованное ходатайство о необходимости продолжения оперативно-розыскного мероприятия в течение определенного срока. Наряду с постановлением судье, необходимо предоставить оперативно-служебные документы, которые подтверждают, что потребность продления срока действия постановления действительна. В частности, ему представляется справка с фактической информацией, полученной в результате проводимого оперативно-розыскного мероприятия.

Кроме того, судье в обязательном порядке представляются и те оперативно-служебные документы, которые направлялись ему ранее (постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия и др.).

4. 4. Прокурор как субъект оперативно-розыскных правоотношений

Прокурорский надзор за исполнением Федерального Закона об ОРД осуществляют:

1) Генеральный прокурор Российской Федерации;
2) уполномоченные им прокуроры (ст. 21 Федерального Закона об ОРД).

Согласно ст. 129 Конституции Российской Федерации прокуратура составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору Российской Федерации. Следовательно, Генеральный прокурор Российской Федерации - высшее должностное лицо прокуратуры России. Он возлагает данную систему прокурорских органов. Генеральный прокурор Российской Федерации назначается на должность и освобождается от должности Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации (ч. 2 ст. 129 Конституции Российской Федерации)

Уполномоченными прокурорами являются должностные лица прокуратуры России, наделенные законодателем государственно-властными полномочиями по надзору за исполнением законов государственными органами и непосредственно уполномоченные решением Генерального прокурора Российской Федерации надзирать за исполнением Федерального Закона об ОРД.

Приказом генерального прокурора от 09 августа 1996 года № 48 “Об оперативно-розыскной деятельности” предписано проводить такой надзор за оперативно-розыскными органами прокурорам субъектов Федерации, приравненным к ним военным и другим специализированным прокурорам, прокурорам городов и районов, других территориальным, военным и иным специализированным прокурорам субъектов Федерации, а в Генеральной прокуратуре Российской Федерации – заместителям Генерального прокурора Российской Федерации, Главного военного прокурора и его заместителям, начальникам управлений и отделов и их заместителям (старшим помощникам и помощникам), старшим прокурорам и прокурорам в соответствии с их функциональными обязанностями.

Прокуроры республик, краев, областей, автономной области, автономных округов городов Москвы и Санкт-Петербурга своими приказами устанавливают, кто из подчиненных им прокуроров, кроме прокуроров городов и районов, полномочен надзирать за оперативно-розыскной деятельностью.

В городских, районных и приравненных к ним прокуратурах надзор за исполнением Федерального Закона об ОРД осуществляет, как правило, непосредственно сам прокурор.

Полномочия прокуроров по надзору за исполнением Федерального Закона об ОРД составляют круг их предмета ведения и соответствующих взаимосвязанных обязанностей и прав.

Согласно ст. 29 Закона о прокуратуре предметом надзора за исполнением законов оперативно-розыскными органами является соблюдение прав и свобод человека и гражданина, установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, выполнения оперативно-розыскных мероприятий и проведения расследования, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, а в соответствии с ч. 1 ст. 21 Федерального Закона об ОРД – исполнение предписаний этого Федерального закона. В частности, к ним относится:

  • рассмотрение жалоб на оперативно-розыскные органы (ч. 3 ст. 5 Федерального Закона об ОРД);
  • законность и обоснованность решений, принимаемых должностными лицами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и в том числе при производстве дел оперативного учета (ст. 10 Федерального Закона об ОРД).

Следует знать, что в ч.3 ст. 5 Федерального Закона об ОРД предусмотрено исключение из общего правила предоставления прокурору соответствующих сведений, т.е. изложен круг данных, которые не входят в предмет прокурорского надзора. Это предписание Федерального Закона об ОРД детализирует и наполняет конкретным содержанием принцип конспирации оперативно-розыскной деятельности. Так, в целях соблюдения принципа конспирации законодатель предусмотрел специальное дополнительное условие возможного разглашения оперативно-розыскным органом сведений о конфидентах. Информация о них представляется соответствующим прокурорам только с письменного согласия этих лиц, за исключением случаев, требующих их привлечения к уголовной ответственности. В письменном материале (заявление и т.п.) должно быть недвусмысленно отражено явно выраженное добровольное согласие конкретного конфидента на ознакомление прокурора с имеющимися о нем в оперативно-розыскном органе оперативно-служебными документами.

Обязанности возложены на прокуроров, прежде всего Законом о прокуратуре (ст. 30) и УПК РФ, а также Федерального Закона об ОРД. Так, согласно Федерального Закона об ОРД прокурор обязан:

  • рассматривать жалобы (ч. 3 ст. 5 Федерального Закона об ОРД);
  • принимать меры по восстановлению прав лиц (ч. 9 ст. 5 Федерального Закона об ОРД);
  • проверять порядок оперативно-розыскных мероприятий и законность решений оперативно-розыскного органа (ч. 2 ст. 21 Федерального Закона об ОРД);
  • обеспечивать защиту сведений, содержащихся в представляемых прокурору документах и материалах (ч. 4 ст. 21 Федерального Закона об ОРД).

Необходимость защиты сведений вызвана их особым содержанием. Как правило, эти данные составляют государственную тайну. Обязанность обеспечения защиты сведений возлагается исключительно на прокуроров, указанных в ч. 1 ст. 21 Федерального Закона об ОРД, т.е. на Генерального прокурора Российской Федерации и уполномоченных им прокуроров. Порядок обеспечения защиты сведений изложен в нормативных правовых актах органов прокуратуры.

Прокурор обязан также не реже одного раза в месяц проверять исполнение требований о приеме, регистрации и реализации заявлений и сообщений о преступлениях, а также об исчезновении лиц, без вести пропавших.

Права предоставлены прокурору теми же законодательными актами, что и обязанности. Особо отметим, что полномочия прокурора носят исключительный характер, установленный законодателем (ст. 30 Закона о прокуратуре), и не могут дополняться каким-либо должностным лицом, включая Генерального прокурора Российской Федерации (например, в его приказах).

Согласно ч. 1 ст. 22 Закона о прокуратуре прокурор вправе требовать объяснения от соответствующих должностных лиц по поводу нарушения ими закона, а также от иных лиц, которым известны обстоятельства нарушения. Такое объяснение получают как в устной, так и в письменной форме (письменное подписывается лицом, которое дало его, а содержание устного отражается в справке, которую составляет прокурор).

В соответствии с Федеральным Законом об ОРД прокурор вправе давать указания оперативно-розыскному органу:

  • по уголовному делу, находящемуся в его производстве (п. 3 ч. 1 ст. 7 Федерального Закона о б ОРД);
  • в письменной форме – о проведении оперативно-розыскных мероприятий по уголовному делу, принятому им к производству (п. 2 ст. 14 Федерального Закона об ОРД);
  • требовать необходимые оперативно-служебные документы, учетно-регистрационную документацию и ведомственные нормативные правовые акты (ч. 2 ст. 21 Федерального Закона об ОРД).

Кроме того, прокурор может:

  • опротестовывать противоречащие Федеральному Закону об ОРД решения руководителей оперативно-розыскных органов;
  • выносить мотивированное постановление о возбуждении уголовного дела или производства об административном нарушении (при наличии достаточных оснований);
  • требовать привлечения лица, нарушившего Федеральный Закон об ОРД, к иному виду юридической ответственности.

Вместе с тем следует учитывать, что приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 09 августа 1996 года № 48 уполномоченным прокурорам предписано при восстановлении нарушенных прав и свобод граждан, защите конституционных гарантий от нарушений со стороны должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и проведении проверок по другим основаниям использовать определенные законом методы прокурорского надзора:

а) знакомиться с документами, содержащими сведения об основаниях, порядке и решениях оперативно-розыскных мероприятий;

б) давать письменные указания об осуществлении по уголовным делам оперативно-розыскных мероприятий, расширении их комплекса либо требовать их прекращения;

в) требовать письменные объяснения от должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и допустивших нарушения закона при проведении оперативно-розыскных мероприятий;

г) опротестовывать противоречащие закону приказы и указания руководителей органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность;

д) вносить представления по поводу выявленных нарушений закона должностными лицами этих органов и требовать от руководителей отстранения их от дальнейшего ведения оперативных разработок.

Особо отметим, что прокурор не вправе не только участвовать в подготовке или проведении какого-либо оперативно-розыскного мероприятия или лично его проводить, но и давать указания о необходимости осуществления (неосуществления) какого-либо конкретного оперативно-розыскного мероприятия.

Различаются два вида прокурорского надзора:

1) в связи с поступившей в прокуратуру информацией (заявление, обращение гражданина и др.) о нарушении закона оперативно-розыскным органом (его должностным лицом);
2) по инициативе уполномоченного прокурора.

Оба вида законны и требуют соответствующего реагирования со стороны оперативников. В частности, приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 09 августа 1996 года № 48 предписано проверки установленного порядка осуществления оперативно-розыскной деятельности и законности принимаемых при этом решений осуществлять:

  • по мере необходимости по материалам в связи с отсутствием положительных результатов при розыске - обвиняемых или подозреваемых по уголовным делам, лиц, совершивших преступления, без вести пропавших;
  • по информации о ненадлежащем реагировании – на поручения следователя, органа дознания и суда по уголовным делам, находящимся в их производстве, на указания прокурора;
  • в других случаях с учетом состояния законности в сфере оперативно-розыскной деятельности.

Важным средством предупреждения правонарушений, связанных с ненадлежащим исполнением норм Федерального Закона об ОРД, является предостережение о недопустимости нарушения закона, которое может быть вынесено соответствующим прокурором в случае и порядке ст. 25 Закона о прокуратуре.

Способы реагирования прокурора на нарушения Федерального Закона об ОРД во многом зависят от содержания проверяемых материалов (документов). Одним из таких способов является представление прокурора об устранении допущенного нарушения Федерального Закона об ОРД. Прокурор вносит это представление в оперативно-розыскной орган (его должностным лицам), который компетентен устранять нарушение Закона (в течение месяца должны приниматься меры по устранению допущенного нарушения, выявлению и устранению причин и условий, способствовавших ему, а результаты - письменно доводиться до прокурора).

Особо подчеркнем, что согласно воли законодателя прокурорский надзор осуществляется только за “исполнением настоящего Федерального Закона” (ст. 21 Федерального Закона об ОРД). Исполнение законов – одна из форм правореализациию, оно выражается в активных действиях субъектов по осуществлению предписаний законов (в частности, по выполнению возложенных на них обязанностей). Однако в практической оперативно-розыскной деятельности происходит реализация норм законов не только в форме исполнения, но и в других формах – соблюдения и использования. Кроме того, в оперативно-розыскной деятельности распространена практика применения права, т.е. основанных на властных полномочиях соответствующих оперативно-розыскных органов и их должностных лиц действий по претворению правовых норм в жизнь.

Следовательно, законные полномочия российской прокуратуры по надзору за оперативно-розыскной деятельностью юридически оформлены не для всех форм реализации правовых норм, а только для одной из них – исполнения, но не оговорены вообще в области применения правовых норм в оперативно-розыскной деятельности.

Рассмотрим право прокуроров, которое изложено в ч. 2 ст. 21 Федерального Закона об ОРД. Согласно ее предписаний по требованию прокуроров руководители органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, представляют им оперативно-служебные документы: дела оперативного учета, материалы о проведении оперативно-розыскных мероприятий с использованием оперативно-технических средств, а также учетно-регистрационную документацию и ведомственные нормативные правовые акты, устанавливающие порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий.

В данном предписании конкретизировано одно из прав прокурора по надзору за оперативно-розыскной деятельностью. Отметим, что прокурору должны быть предоставляться все требуемые им материалы (включая подлинники), которые касаются существа вопроса (исключая те, которые упомянуты в ч. 3 ст. 21 Федерального Закона об ОРД).

Раздел III
ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНАЯ ТАКТИКА И СПОСОБЫ ПОЛУЧЕНИЯ ОПЕРАТИВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ

Тема 6
ОПЕРАТИВНО–РОЗЫСКНАЯ ТАКТИКА

1. Cущность оперативно-розыскной тактики

При решении определенных задач в любой сфере социальной дельности, как правило, руководствуются директивами, положениями как распространяющимися на длительный период времени, так и используемыми в более сжатых временных промежутках.

В первом случае прорабатываются стратегические направления (применительно к правоохранительной деятельности это могут быть: борьба с распространением наркотиков, с нейтрализацией проявлений организованной преступности и т.п.) либо тактические особенности отдельных действии, мероприятий, операций, позволяющие получить промежуточный результат по мере претворения в жизнь намеченных стратегических направлений (например, проведение оперативной комбинации по изобличению конкретного лидера преступной деятельности).

В соответствии с этим практически в любой научной сфере, изучающей прикладные проблемы деятельности, имеются разделы, освещающие и стратегические вопросы, и тактику их решения. Одним из общепризнанных значений тактики, независимо от сферы применения, являются “ приемы, способы достижения какой-либо цели; линия поведения кого-либо”[Современный словарь иностранных слов., М.,1993, С. 593.].

Тактические рекомендации в сфере деятельности правоохранительных органов активно разрабатываются уже более ста лет. Детальные рекомендации при расследовании конкретных видов преступлений имеются в работах Г. Гросса, Р. А. Рейсса, В. И. Лебедева, Г. Шнейкерта, И. Н. Якимова и других ученых. Так, по мнению Г. Шнейкерта, “ тактика является неизбежным адекватным средством в борьбе против хитрых преступников ”[Шнейкерт Г. Тайна преступника и пути к ее раскрытию., М., 1925, С. 58.].

Причем пионеры криминалистики рассматривали деятельность сотрудников полиции по борьбе с преступностью в ее неразрывном единстве, не выделяя и не противопоставляя негласные оперативно-розыскные методы гласным (следственным) действиям.

Подобный подход, по нашему мнению, не потерял своей актуальности и в наши дни. Имеется необходимость вернуться к рассмотрению понятия "оперативно-розыскная тактика". На протяжении последних десятилетий содержание этого понятия неоднократно усовершенствовалось, вбирая в себя новые тенденции как в преступной деятельности, так и в деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений, а также изменения в социальной и экономической жизни общества.

В современных условиях вопросам оперативно-розыскной тактики значительное внимание уделили В. А. Лукашов, В. Г. Самойлов, С. С. Овчинский, Г. К. Синилов, А. Б. Утевский, В. Г. Бобров, Б. П. Смагоринский, Л. А. Прохоров, И.И. Басецкий, И. Н. Козаченко, В. Н. Омелин, И. М. Дьяченко, A. T. Маркушин, В. Л. Илларионов, В. П. Шиенок и другие ученые.

Для успешного выполнения тактических целей целесообразно учитывать не только личные качества субъекта оперативно-розыскной деятельности, но необходимо руководствоваться и морально-этическими нормами взаимоотношений между этим субъектом и лицами, вовлекаемыми в его сферу деятельности. Кроме этого, требуются серьезные знания о криминальной ситуации в стране в целом, о региональной криминальной ситуации, включающей в себя сведения обо всех факторах, влияющих на успешность борьбы с преступностью.

Оперативно-розыскная тактика — это система научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций по осуществлению совокупности действий, операций, производимых субъектами оперативно-розыскной деятельности, учитывающих особенности складывающейся криминальной ситуации, основанных на требованиях Федерального закона об ОРД и на нормах Морально-этического кодекса оперативного работника и направленных на решение задач, стоящих перед оперативным сотрудником на данном этапе.

Это определение содержит ряд основополагающих положений.

Во-первых, оперативно-розыскная тактика — это совокупность действий, мероприятий, операций, производимых субъектами оперативно-розыскной деятельности, которые формируются, в основном, двумя путями:

1) путем обобщения личного и коллективного опыта сотрудников оперативных аппаратов, имеющих практику непосредственной борьбы с преступностью;
2) путем разработки рекомендаций учеными в теории оперативно-розыскной деятельности. Этот путь связан, как правило, с необходимостью разработки тактики документирования типичных и нетрадиционных следов преступлений.

Так, специалистами разрабатываются рекомендации по изучению информации, содержался в базах данных компьютеров, других технических средствах передачи информации. Наработанного опыта с подобными объектами явно недостаточно, а потенциальные потери информации — более чем возможны. В связи с этим и было, в частности, учеными предложено не пытаться самостоятельно исследовать базу данных компьютера, а изымать его в установленном порядке для исследования специалистом в лабораторных условиях.

Во-вторых, все оперативно-тактические мероприятия должны проводиться лишь после тщательного изучения сложившейся ситуации как в криминальном мире, так и в правоохранительных органах, в определенном регионе, в известное время. Устаревшие сведения, как правило, способствуют провалу в оперативной работе.

В-третьих, все действия оперативного работника должны отвечать требованиям Федерального Закона об ОРД и соответствовать положениям морально-этического кодекса оперативного работника. В федеральных законах, подзаконных актах невозможно учесть все нюансы личных взаимоотношений оперативного сотрудника, на первый взгляд не касающихся его служебной деятельности, в частности, связанные с взаимоотношениями оперативного работника с руководством отдела, с прокурором, судьей, следователем, сослуживцами. Также невозможно детально регламентировать взаимоотношения с агентами, резидентами, доверенными лицами, содержателями явочных квартир. И практически не поддается всеобъемлющему правовому регулированию весь спектр взаимоотношений с гражданами, вовлекаемыми в сферу деятельности оперативного сотрудника.

Все эти и другие проблемы, возможно, разрешить лишь при условии соблюдения оперативными работниками норм морально-этического кодекса, о котором идет речь в третьей главе настоящей работы.

В-четвертых, оперативно-розыскная тактика призвана решать различные задачи, стоящие перед оперативным работником, которые касаются, как правило, борьбы с преступностью, но могут быть направлены и на восстановление доброго имени человека, случайно попавшего в сферу деятельности правоохранительных органов; на реабилитацию лиц, осужденных на основании оговора, и т.п. Поэтому нельзя ограничивать сферу применения оперативно-розыскной тактики только борьбой с преступностью.

Для успешного решения вопросов на тактическом уровне специалистами разрабатываются рекомендации по усовершенствованию деятельности по противодействию преступности. Эти рекомендации основаны на законе и представляют собой наиболее эффективный, целесообразный алгоритм поведения оперативных работников на основе анализа конкретной ситуации, складывающейся в процессе выявления, документирования, раскрытия, расследования и оперативного сопровождения уголовного дела в органах предварительного следствия и суда.

Особенность этих рекомендаций состоит в том, что ни одна из их не носит директивного, строго обязательного характера, а всегда предполагает определенную свободу выбора варианта поведения оперативным работником в соответствии с конкретной ситуацией.

Структуру тактической рекомендации можно представить следующим образом: алгоритм действий оперативного работника, указание ситуаций, в которых данная программа применима, учет необходимых для ее осуществления сил и средств и возможных негативных последствий, могущие возникнуть при применении данной рекомендации.

Общепризнанно, что принципами оперативно-розыскной деятельности являются законность, конспирация, сочетание гласных и негласных методов и средств, используемых в оперативно-розыскной деятельности. Эти принципы имеют прямое отношение к оперативно-розыскной тактике, они нашли свое отражение в Федеральном Законе об ОРД 1995 года.

Поэтому одно из непременных условий оперативно-розыскной тактики производство всех действий, мероприятий, комбинаций, операций и т.п. на основе строжайшего соблюдения требований закона. Принцип законности наряду с другими общеправовыми принципами (уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина) тесно увязывается со специальными принципами (конспирации и сочетания гласных и негласных методов и средств достижения цели).

Под конспирацией понимают комплекс методов, используемых субъектом оперативно-розыскной деятельности для сохранения в тайне определенных аспектов своей работы. В Федеральном Законе об ОРД не только закреплена система гарантий законности при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, но и предусмотрены положения, не подлежащие разглашению.

К ним относятся:

1) сведения об организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий (ст. 12 Федерального Закона об ОРД),
2) сведения о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, на конфиденциальной основе (ст. 18 указанного Закона).

Эти и другие положения позволяют определить оптимальный уровень, пределы негласности в оперативно-розыскной деятельности.

Представляется, что без такого сочетания общеправовых и специальных принципов разработка оперативно-тактических рекомендаций потеряла бы свой смысл, поскольку затруднительно выполнять возложенные на оперативные подразделения задачи, используя лишь гласные методы работы.

В связи с этим нельзя не согласиться с мнением К.В. Суркова о том, что игнорирование принципа конспирации, с одной стороны, приводит к тому, что оперативно-розыскная деятельность теряет свою результативность, а с другой — уравнивает ее с точки зрения возможностей с иными видами правоохранительной деятельности (административно-правовой, уголовно-исполнительной, уголовным процессом)[См.: Сурков К.В. Принципы оперативно-розыскной деятельности и их правовое обеспечение в законодательстве, регламентирующем сыск., СПб., 1996, с 13. ]. Однако ряд ученых, к перечисленным видам правоохранительной деятельности считают необходимым добавить и деятельность специалистов - криминалистов.

Значение оперативно-розыскной тактики состоит в том, что ее рекомендации способствуют решению стратегических задач борьбы с преступностью, и в первую очередь — с организованной. Существует ряд объективных факторов, предопределяющих необходимость существования оперативно-розыскной тактики.

К ним, в частности, можно отнести следующие:

  • наличие достаточно развитой криминальной и преступной среды, проникновение в которую осложняется в силу специфичности взаимоотношений между лицами, входящими в них;
  • стремление лидеров преступного мира к насаждению норм поведения и отношений, которые возбуждают и поддерживают чувство страха у причастных к преступлениям и осведомленных о них лиц, толкают их на сокрытие истины;
  • обеспечение конфиденциальности сведений, полученных о личной жизни граждан, случайно вовлеченных в сферу оперативно-розыскной деятельности;
  • исключение фактов опубликования сведений об участии лица в преступной деятельности до вступления приговора суда в законную силу и т.п.

Иными словами, использование оперативно-розыскной тактики обусловлено не только существованием преступной среды и специальных средств противодействия ее развитию, но и морально-этическими нормами поведения сотрудников оперативных аппаратов.

В работах ряда ученых имеются высказывания о том, что “ борьба с преступностью есть та же война ”[См.: Гросс Г. Руководство для судебных следователей. Вып. 1, Смоленск,1895, С. 65. ], на основании чего делаются выводы о том, что оперативно-розыскная деятельность носит характер борьбы, и предлагаются к использованию такие термины, как " противник ", " атака ", и пр.

В этой связи хотелось бы остановиться и напомнить коллегам, что в соответствии с Конституцией Российской Федерации никто не может быть признан виновным в совершении преступления до решения суда. Оперативно-розыскная деятельность, как правило, протекает до вынесения приговора по делу, поэтому утверждение о том, что оперативный работник имеет дело с " противником ", по меньшей мере, вызывает сомнение. Да, оперативно-розыскные органы (оперативники) зачастую имеют дело не с противником, ради вычисления которого нередко проверяются на причастность к преступлению десятки лиц, а с проверяемым лицом, гражданином, которым заинтересовались правоохранительные органы и не более того. И поэтому понятие " противник " уже и как бы не соответствует действительности, повседневной практике оперативных подразделений.

К этому обязывает и введение в обиход сотрудников, допущенных до оперативно-розыскной работы, Морально - этического кодекса оперативного сотрудника, регламентирующего не только взаимоотношения внутри коллективов силовых структур, но и взаимосвязь сотрудников, занимающихся раскрытием преступлений, с подсобным аппаратом, а также с населением. И поэтому считается недопустимым при этом пользоваться термином " противник ", даже если сотрудник, и располагает определенными сведениями о противоправной деятельности проверяемого лица. Оперативно-розыскная тактика направлена на решение актуальных задач борьбы с преступностью, в первую очередь с ее организованными формами.

К таким задачам можно отнести:

  • изучение практики организации преступных групп. В частности, как и кем, подыскиваются члены этого формирования, как распределяются между ними роли, функции, как оформляется членство в группах (устное или письменное закрепление в форме клятвы, договора), как организуется единая психологическая установка членов сообщества на совершение преступления;
  • получение сведений о том, как финансируется преступная труппа;
  • определение способов разработки общей стратегии и тактики деятельности как одной отдельно взятой организованной преступной группы, так и совокупности подобных групп на определенной территории или в криминальной отрасли (распространение наркотиков, оружия, проституции и т.п.);
  • изучение практики отдачи указаний о совершении преступлений и форм отчета исполнителей. Как правило, лидер, организатор преступной деятельности в группе, имеющей трехзвенную систему, лично не отдает указаний. Эту функцию выполняет так называемый " изолирующий слой ", состоящий из лично преданных лидеру членов группы, не участвующих в непосредственных преступных акциях;
  • изучение способов дальнейшего пополнения организованной преступной группы новыми членами. Это могут быть мероприятия в уголовной среде, в спортивных секциях, в расформируемых войсковых частях, в молодежной среде. Как известно, представители именно этих категорий в основном пополняют число " боевиков ". Кроме того, лидеры преступной деятельности нередко организуют целые школы " боевиков ", легендируют их существование под военно-патриотические, спортивные центры и обучают профессиональной преступной деятельности;
  • определение того, какова схема воспроизводства преступной деятельности. В частности, отыскание форм и способов легализации преступных доходов. Лишение организованной преступности финансовой поддержки — одна из важнейших задач, стоящих перед правоохранительными органами в целом.

Решение перечисленного комплекса задач позволит активизировать борьбу с лидерами (организаторами) преступной деятельности в регионе. Эти задачи ранее перед оперативными подразделениями также ставились и касались изучения деятельности какой-либо одной конкретной группы, что явилось одной из причин явного провала в изобличении лидеров (организаторов) преступной деятельности. Так, в ряде регионов России в 1997 году к уголовной ответственности не привлечено ни одного лидера организованной преступности.

Своеобразные задачи должны решаться оперативными подразделениями и в случае изобличения так называемых " воров в законе старой гвардии ", не купивших это звание на воровской сходке, а коронованных " в зоне ", в местах лишения свободы, в соответствии со старыми воровскими традициями.

Поэтому целесообразно дополнить к перечисленным задачам следующие, позволяющие идентифицировать именно " вора в законе старой гвардии ":

  • установление источников доходов проверяемого лица. " Вор в законе ", как правило, легальных заработков не имеет;
  • определение степени авторитетности " вора в законе " среди других лидеров преступного мире в регионе. Он, по крайней мере, должен быть признанным другими лидерами в регионе;
  • контролирование фактов оказания материальной помощи криминальным формированиям со стороны проверяемого. Последний, согласно " воровскому кодексу ", обязан помогать осужденным и их семьям;
  • исследование психологических качеств данного лица, в частности наличие организаторских способностей, знание воровских законов и преданность воровским идеалам, отсутствие сведений компрометирующего характера об измене этим лицом '' воровским идеалам " и т.п.

Выполнение этих задач необходимо при выявлении, раскрытии и расследовании проявлений организованной преступности.

В современных условиях выявился круг дискуссионных вопросов, касающихся разделения тактики на оперативно-розыскную и криминалистическую. Сущность дискуссии состоит в следующем.

Деятельность субъекта доказывания (следователя, оперативного работника и других) имеет множество аспектов и изучается зачастую применительно либо к оперативно-розыскным, либо к криминалистическим аспектам. В соответствии с этим научная и учебная литература достаточно полно и обоснованно освещает направленность деятельности оперативных или следственных аппаратов. Проблемы взаимодействия оперативных сотрудников и следователя, выявления взаимосвязи полученных данных, возможностей легализации сведений оперативного характера и использования их в ходе предварительного и судебного следствия изучаются специалистами в области теории оперативно-розыскной деятельности и криминалистики. Однако до сих приемлемых концепций, отвечающих интересам всех заинтересованных сторон, не выработано.

В основу разработки всех рекомендаций как криминалистических, так и оперативно-розыскных должен быть сложен постулат о том, что деятельность по выявлению, раскрытию, расследованию преступлений — едина и неделима. Нет и не может быть разных ее стадий, как бы они ни назывались.

Необходимо рассматривать деятельность оперативного сотрудника и следователя как единое целое, что позволит направлять усилия не на теоретические изыскания о том, чтобы разрабатывать эффективные оперативно-розыскные мероприятия, алгоритм действий оперативного работника в определенной обстановке и ломать голову над проблемой выбора путей легализации полученных сведений в ходе официального следствия, затрачивать усилия на доказывание их объективности. Это позволит уничтожить во многом искусственно созданные преграды между сведениями, полученными в ходе оперативных или следственных мероприятий. Иными словами, необходимо признать реалии деятельности оперативных и следственных аппаратов, заключающихся в том, что деятельность по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений тесно взаимосвязаны.

Не должно существовать ограничений использования данных, добытых следственным или оперативным путем, на любом этапе предварительного следствия или судебного заседания, если они отвечают следующим требованиям:

  • не противоречие Конституции Российской Федерации (Основному закону государства) и подзаконным актам;
  • объективность, препятствующая проявлению субъективизма со стороны лиц, их получивших;
  • возможность их перепроверки в ходе предусмотренных уголовно-процессуальным законом конкретных процедур с участием лиц, осуществляющих правосудие, надзирающих за его законностью или обеспечивающих соблюдение прав личности.

Должны остаться и сведениями ограниченного пользования данные о той сфере оперативной деятельности, которые позволяют иметь представление о работе с подсобным аппаратом в части, касающейся конкретных исполнителей специальных заданий оперативного работника. Засекречивать сведения о том, что у правоохранительных органов имеются способы собирания данных о деятельности заинтересовавших их лиц по месту жительства, работы, отбывания наказания, на отдыхе и т.п., — несовременно. Они общеизвестны как из художественной литературы, из фильмов, так и из средств массовой информации. Эти источники позволяют, не обращаясь к специальной литературе, не только изучить, но и написать достаточно полный курс оперативно-розыскной деятельности, а также и отдельные спецкурсы (например, по документированию наркобизнеса, торговле оружием).

Затрагиваемая проблема не нова в юридической литературе. Так, в сборнике по материалам " круглого стола " издательства “ Юридическая литература ” отмечается, что преступный мир прекрасно знает об обстоятельствах получения, например, кино, - видеозаписи преступной сделки, и допрос оперативных сотрудников по данному факту не способствует разглашению приемов и методов оперативных подразделений, поскольку сведения о том, в отношении кого и когда киносъемка будет применяться, так и останутся секретными.

Попытки сделать доступными для общественного ознакомления и обсуждения порядок производства оперативных действий, процедуру привлечения граждан к участию в оперативной деятельности, порядок заведения и осуществления производства по оперативным делам уже осуществлялись при составлении проекта Федерального оперативного кодекса РСФСР[См.: Сурков К.В. Принципы оперативно-розыскной деятельности и их правовое обеспечение в законодательстве, регламентирующем сыск.,Спб., 1996, С. 131. ].

Пионеры криминалистики - Ганс Гросс, Рейсе, Г. Шнейкерт, И. Н. Якимов и другие — изучали деятельность по раскрытию преступлений, не противопоставляя оперативные мероприятия следственным действиям. Труды этих ученых, видимо, поэтому изучают и специалисты в области теории оперативно-розыскной деятельности и криминалистики. Усилия этих специалистов зачастую направлены на разработку тактических приемов, способов, способствующих появлению конечного результата — выявлению, раскрытию и расследованию события преступления, независимо от степени гласности использованных источников. Научные и учебные пособия этой плеяды ученых до настоящего времени актуальны, научны, интересны, понятны, поскольку содержали ответ на вопрос: " Как раскрыть преступление? "

Современные ограничения сбора доказательств следователем закреплены в действующем законодательстве. Причем, защитник подсудимого имеет больше полномочий по осуществлению своих профессиональных функций, чем следователь. Так, защитнику разрешено самостоятельно добывать доказательства невиновности своего клиента, следовательно, не запрещено пользоваться методами, разработанными специалистами в области оперативно-розыскной тактики. Поэтому адвокат нередко использует и методы, относящиеся к оперативно-розыскным (проводит разведывательные беседы для выявления очевидцев происшествия, негласный осмотр помещений в целях проверки объективности сведений, содержащихся в протоколе осмотра места происшествия, и т.п.), и эти сведения могут быть признаны доказательствами в судебном заседании. В то же время следователю запрещается использовать оперативно-розыскные методы.

Ряд современных ученых считают, что необходимо возвратиться к моменту вычленения из криминалистики оперативно-розыскной деятельности и восстановить единый подход в понимании проблемы о тактике, не разделяя ее на криминалистическую и оперативно-розыскную. Деятельность по изобличению преступника — едина и неделима, и осуществлять ее, по нашему мнению, должен сотрудник, имеющий право использовать как методы оперативно-розыскной тактики, так и производить отдельные следственные действия, даже не имея отдельного поручения следователя об этом. Представляется, что оправданно изучать основы этой деятельности в одном спецкурсе. Как он будет называться — несущественно. Но наши выпускники, изучив предлагаемую дисциплину, уже не будут вынуждены переучиваться " на земле ", у своих коллег-практиков, возмущаясь обособленностью криминалистической и оперативно-розыскной тактики.

Думается, что сотрудник, подготовленный соответствующим образом, должен обладать навыками производства как негласного осмотра помещения, так и следственного осмотра этого же объекта; как организовывать разведывательный опрос интересующего субъекта, так и осуществлять его допрос в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и т.п. При этом сотрудник в зависимости от ситуации вправе самостоятельно делать выбор, какими методами пользоваться на данном этапе расследования — гласными или негласными. В законе должна быть закреплена норма, позволяющая оперативному работнику использовать гласные и негласные методы в работе.

Крайне важно, чтобы результаты всей деятельности субъекта доказывания, независимо от степени гласности источников получения информации, после соответствующей проверки и оценки судом могли бы быть признаны доказательствами по делу. В необходимых случаях это лицо может быть допрошено в качестве свидетеля на судебном заседании, где подлежат оглашению те обстоятельства получения доказательств по делу, которые не разглашают сведений конфиденциального характера, касающиеся личности конкретных информаторов или агентов. Поэтому мы полностью разделяем мнение первого отечественного профессора криминалистики И.Н. Якимова, считавшего, что “ при объединении в одних руках обоих видов работы (следственной и оперативно-розыскной) достигается ее быстрота и единство, наилучший подбор подходящих лей и полная уверенность розыскного работника в своих нежных помощниках, в ценности и значении даваемых ими сведений ”[См.: Якимов И.Н. Криминалистика. Уголовная тактика. М.,1929, С. 50] .

Претворение в жизнь данных предложений повлечет внесение существенных изменений в уголовно-процессуальный закон, Закон об ОРД, другие законы и подзаконные акты. Но необходимость в этих изменениях назрела, а вызвана современными реалиями развития преступной деятельности, в первую очередь — организованной. В настоящее время невозможно себе представить выявление, раскрытие и расследование преступлений, где следователь полностью отстранен от оперативно-розыскной деятельности. В частности, от ознакомления с оперативными материалами, разработки оперативно-розыскных мероприятий, участия в легализации полученных сведений и т.п. Жизнь уже заставила пойти на создание объединенных оперативно-розыскных групп, члены которых обсуждают весь комплекс вопросов, касающихся как оперативной стадии выявления, документирования признаков преступления, роли членов преступного сообщества, так и фиксации полученных данных в следственных или судебных документах (протоколах допроса, очной ставки, предъявления для опознания личности или предметов и т.п.).

Уже на современном этапе борьбы с преступностью сотрудники правоохранительных органов, использовавшие негласные методы, выступают в судебных заседаниях в качестве свидетелей и в соответствии со ст. 12 Федерального Закона об ОРД подробно информируют о своей деятельности, не раскрывая конкретные источники получения информации и другие сведения, в частности:

1) силы, средства, методы и планы, используемые при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий;
2) организацию и тактику проведения оперативно-розыскных мероприятий;
3) данные о финансировании оперативно-розыскной деятельности;
4) методы и средства защиты секретной информации.

В настоящее время необходимо законодательно разрешить сотруднику правоохранительных органов, непосредственно занимающемуся раскрытием преступлений, пользоваться методами, отнесенными и к оперативно-тактическим, и к следственным (криминалистическим). В странах дальнего зарубежья эти специалисты именуются “ инспекторами ”, и они уполномочены осуществлять весь комплекс оперативно-следственных мероприятий, начиная от выявления признаков преступления и заканчивая выступлениями в суде в качестве свидетелей по делу.

2. Тактические особенности производства оперативно-розыскных мероприятий

2.1. Оперативно-розыскные мероприятия

В теории оперативно-розыскной деятельности существует общепризнанная точка зрения о том, что современная преступная среда, выступая в качестве противоборствующей стороны по отношению к действиям оперативных работников, является неотъемлемой частью оперативно-розыскной тактики. Современную оперативно – розыскную тактику невозможно изучать вне ее взаимосвязи с преступной деятельностью, и в первую очередь — с ее организованными формами, поскольку последние напрямую влияют на появление новых или возрождение забытых оперативно-розыскных мероприятий.

Оперативно-розыскные мероприятия — это составной структурный элемент оперативно-розыскной деятельности, состоящий из системы взаимосвязанных действий, направленных на решение конкретных тактических задач.

Согласно ст. 6 Федерального Закона об ОРД, к оперативно-розыскным мероприятиям относятся:

  • опрос граждан;
  • наведение справок;
  • изъятие образцов для сравнительного исследования;
  • проверочная закупка;
  • исследование предметов и документов;
  • наблюдение;
  • отождествление личности;
  • обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств;
  • контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений;
  • прослушивание телефонных переговоров;
  • съем информации с технических каналов связи;
  • оперативное внедрение;
  • контролируемая поставка;
  • оперативный эксперимент.

Этот перечень — исчерпывающий. Изменить или дополнить его возможно только путем принятия соответствующего закона на федеральном уровне. Необходимо иметь в виду, что в оперативно-розыскной деятельности практикуется, как правило, проведение комплекса мероприятий, позволяющих изучить интересующий вопрос всесторонне. Так, наблюдение зачастую осуществляется совместно с прослушиванием телефонных переговоров, контрольная поставка — совместно со сбором образцов для сравнительного исследования и т.п.

Эти мероприятия носят, как правило, разведывательно-поисковый характер и направлены на получение следующей информации:

1) о лицах, замышляющих, подготавливающих, совершающих, а также о лицах, способствующих этой деятельности;
2) о наличии материальных следов противоправной деятельности, в том числе орудий преступлений, предметов, добытых преступным путем, и о возможности их использования в качестве источников доказательств при раскрытии преступления;
3) о существовании и местонахождении лиц, обладающих информацией об интересующем оперативного сотрудника событии (например, очевидцев);
4) о местонахождении лиц, скрывающихся от следствия и суда;
5) о без вести пропавших гражданах.

К этим мероприятиям привлекаются как оперативные сотрудники, так и агентура, а также граждане. Конечные цели произвольных мероприятий перед гражданином, как правило, не расшифровываются.

Оперативно-розыскные мероприятия включают в себя комплекс оперативно-розыскных действий и зачастую имеют значительную временную протяженность, от нескольких часов до нескольких месяцев и лет. В ряде статей Федерального Закона об ОРД первоначальный срок отдельных мероприятий ограничен сроком в 6 месяцев (например, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; прослушивание телефонных переговоров). Рассматриваемые мероприятия включают в себя элементарные операции, действия, виды которых весьма разнообразны, как многообразны и явления, процессы, информацию о которых необходимо иметь для раскрытия преступления или выполнения их задач оперативно-розыскной деятельности.

Одна из тактических особенностей оперативно-розыскных мероприятий — это использование приемов маскировки (например, самого факта присутствия оперативного работника на месте его проведения) или легендирования личности оперативного сотрудника, а также целей, которые он преследует. Естественно, легендирование должно осуществляться на основе реальной оценки оперативно-розыскной ситуации, с учетом всех бытующих в социальном слое, группе обычаев, правил, привычек, норм поведения. При этом следует отметить, что легендирование в той или иной степени пронизывает все оперативно-розыскные мероприятия.

Принятие решения о производстве оперативно - розыскного мероприятия должно быть обоснованным.

Законными основаниями для их проведения могут быть изложенные в ч. 1 ст. 7 Федерального Закона об ОРД обстоятельства:

  • наличие возбужденного уголовного дела;
  • сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;
  • данные о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации;
  • информация о лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания;
  • данные о лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов.

Наиболее весомое, полное основание для начала проведения оперативно-розыскных мероприятий — наличие возбужденного уголовного дела по конкретному событию, факту. При этом не имеет значения, кем возбуждено уголовное дело — оперативным работником, органом дознания, следователем или судом, и в чьем производстве оно находится. На практике нередко случается, что при производстве оперативно-розыскных мероприятий по одному уголовному делу выясняется причастность проверяемых лиц к другому преступлению, по факту которого уголовное дело еще не возбуждено. В этом случае оперативная информация должна расцениваться в соответствии с требованиями ст. 140 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации как основание для возбуждения уголовного дела. Данная информация может быть оформлена либо рапортом оперативного сотрудника, либо справкой, составленной на имя непосредственного руководителя.

По возбужденным уголовным делам, находящимся в производстве следователя (дознавателя), оперативно-розыскные мероприятия могут проводиться как по поручению лица, производящего предварительное следствие, так и без такового. В последнем случае, как нам представляется, взаимоотношения между оперативным работником и следователем должны быть построены с норм Морально-этического кодекса оперативного работ, а именно: оперативный работник должен уведомить следователя о том, что по находящемуся в его производстве уголовному проводятся оперативно-розыскные мероприятия и, если позволяет ситуация, обозначить направления, где используются негласные методы работы. Целесообразность этой рекомендации, по мнению, — в ликвидации дублирования в работе оперативных и следственных аппаратов, которые нередко стремятся получить информацию об интересующем событии, лице, не согласовывая свои действия, дублируя друг друга, а зачастую — создавая дополнительные трудности.

При раскрытии преступления, совершенного в условиях не очевидности, следователь обязан принять все меры к его раскрытию, а следовательно, задействовать возможности оперативных подразделений и в соответствии со ст. 38 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации обязан дать письменное отдельное поручение о принятии оперативно-розыскных мер по установлению преступника, что является формальным основанием для производства всего комплекса оперативно-розыскных мероприятий.

Однако в случае отсутствия отдельного поручения оперативный работник вправе самостоятельно принимать решение о производстве необходимых оперативно-розыскных мероприятий. О ходе и результатах своей деятельности в этом случае оперативный работник уведомляет следователя по своей инициативе. Иными словами, активность и инициативность оперативного сотрудника не должны сковываться отсутствием документа, подписанного следователем и всецело зависеть от квалификации последнего, от его знаний о возможностях негласных методов раскрытия преступлений.

В этой связи необходимо остановиться на взаимоотношениях между оперативным работником и дознавателем. К подследственности органов дознания в последние годы дополнительно отнесены несколько десятков составов преступлений, по которым осуществляется дознание в полном объеме. Однако в УПК РФ до сих пор не предусмотрено право органов дознания давать письменные поручения органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, хотя потребность в помощи оперативных подразделений в ходе дознания может возникнуть. На практике подобные проблемы решаются на уровне личных контактов, взаимоотношений между отдельными дознавателями и оперативными сотрудниками или их руководителями, то есть дознаватель в устной или письменной форме дает поручение оперативному сотруднику и в соответствующей форме получает отчет о проделанной работе. Считаем, что этот пробел в уголовно-процессуальном законе необходимо устранить и разрешить дознавателю (органу дознания), давать письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. До принятия этой поправки к закону сотрудникам органов дознания и оперативных подразделений необходимо руководствоваться положениями Морально-этического кодекса оперативного работника.

Коротко рассмотрим другие основания проведения оперативно - розыскных мероприятий.

Сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, дающие законные основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий, могут содержаться как в источниках, перечисленных в ст. ст. 140 - 145 УПК РФ, так и в других, в частности, в конфиденциальных сообщениях. Эти сведения нередко скудны, содержат минимум информации о событии, носят ограниченный характер. Принятие решения, как правило, сопровождается дефицитом времени, противоречивостью информации, отсутствием достаточных сил и средств.

Сведения о лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания, могут содержаться в материалах, оформляемых следователем при объявлении лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, в розыск; в ориентировках органов внутренних дел, в розыскных заданиях, в конфиденциальной информации, а также в материалах уголовного дела, по которым заподозренное лицо еще не объявлено в розыск, но имеются объективные основания полагать о его причастности к совершенному преступлению.

Следующим основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий в соответствии с п. З ст.7 Федерального Закона об ОРД являются указание прокурора и решение суда по делам, находящимся в их производстве. Однако, по мнению ряда ученых, это положение Федерального Закона об ОРД противоречит требованиям Уголовно-процессуального закона, согласно которому прокурор наделен правом дать указание следователю любого ведомства (МВД, ФСБ, органа налоговой полиции и т.п.) по находящемуся в его производстве уголовному делу, в том числе и о проведении оперативно-розыскных мероприятий. Поэтому предлагаем привести в соответствие с уголовно-процессуальным законом положения " Закона об оперативно-розыскной деятельности " в части, касающейся полномочий прокурора о даче обязательных для исполнения указаний о производстве оперативно-розыскных мероприятий.

Указания прокурора или решения суда не должны касаться места времени проведения негласных мероприятий, а также сил и средств, задействованных при их осуществлении. Все эти вопросы руководитель оперативного подразделения, на чье имя поступило указание прокурора или решение суда, решает самостоятельно.

Результаты выполнения оперативно-розыскных мероприятий, проводимых по поручению следователя, дознавателя, по указанию прокурора или по решению суда, как правило, оформляются справкой оперативного работника, содержащей сведения, имеющих значение для раскрытия, расследования преступления или вынесения приговора по делу в суде.

По тем же основаниям, указанным в ст. 7 Федерального Закона об ОРД, проводятся оперативно - розыскные мероприятия по запросам других органов, осуществляющих оперативно - розыскную деятельность на основании следующих правовых актов:

  • Закон Российской Федерации " О федеральных органах государственной безопасности'';
  • Закон Российской Федерации " Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы ";
  • Закон Российской Федерации " О внешней разведке ";
  • Закон Российской Федерации " О государственной границе Российской Федерации '';
  • Закон Российской Федерации " О государственной охране высших органов государственной власти Российской Федерации и их должностных лиц ";
  • Закон Российской Федерации " О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации ";
  • Закон Российской Федерации " О Федеральных органах налоговой полиции ".

Запросы перечисленных органов о проведении соответствующих оперативно-розыскных мероприятий оформляются в письменном виде и визируются руководителем органа внутренних дел соответствующего уровня. В запросе, как правило, должны быть указаны конкретные оперативно-розыскные мероприятия, которые надлежит провести. В случае необходимости вынесения постановления соответствующего должностного лица или решения суда для исполнения запроса, эти документы представляются инициатором в оперативное подразделение совместно с запросом.

При вынесении постановления о применении мер безопасности в отношении защищаемых лиц, осуществляющих уполномоченными на то государственными органами в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации, оперативные работники при проведении оперативно-розыскных мероприятий обязаны ставить в известность защищаемых лиц о проводимых мероприятиях. Причем, если такие мероприятия ограничивают конституционные права защищаемых лиц (например, прослушивание телефонных переговоров), то они проводятся только после получения письменного согласия на это со стороны лица, безопасность которого осуществляется.

Свои особенности имеет исполнение запросов международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств. Оперативно-розыскные мероприятия по ним могут проводиться, как правило, только в тех случаях, когда не требуется судебного решения.

При необходимости ограничения конституционных прав граждан по запросам, поступившим из данных органов, заказчик или исполнитель обязан получить решение судьи по месту проведения мероприятия.

Несколько упрощенный порядок взаимоотношений между правоохранительными органами и в том числе оперативными подразделениями, имеется между Россией и Республикой Беларусь на основании Межгосударственной программы совместных мер с организованной преступностью и иными видами преступлений на территории государств - участников СНГ на период до 2000 года.

Помимо этого, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, вправе также собирать данные, необходимые для принятия некоторых решений, в частности о допуске к сведениям составляющим государственную тайну, о выдаче разрешений, а частную детективную и охранную деятельность и др.

Тактика проведения оперативно-розыскных мероприятий зависит от складывающейся ситуации, опыта оперативного работника, наличия необходимых сил и средств, дефицита времени и множества других факторов, существенно влияющих на выбор как самого оперативно-розыскного мероприятия, так и тактики его проведения.

Зачастую оперативный работник не только действует в той ситуации, но и умышленно, целенаправленно создает для себя условия, позволяющие более эффективно проученные мероприятия. Поэтому для проверяемых (разрабатываемых) лиц умышленно создают определенные препятствия, затрудняющие их привычный, повседневный ритм жизни, вынуждающие совершать непродуманные действия, зафиксировать которые возможно в ходе проводимого мероприятия. Так, с целью продолжения общения с лицом, находящимся вместе с проверяемым в транспортном средстве, организуют " транспортную пробку " и фиксируют содержание диалога с помощью специальных технических средств. В подобных проблемных ситуациях проверяемые и разрабатываемые вынуждены искать способы и пути преодоления преград, в которых либо срываются их преступные планы, либо появляются возможности успешного решения задач предстоящей оперативной проверки и разработки.

2.2. Опрос граждан

Теорией оперативно-розыскной деятельности разработаны ее типичные, целесообразные варианты поведения, принятые решения оперативными работниками, проводящими то или иное мероприятие. Эти рекомендации не имеют обязательной силы, они используются по усмотрению лица, их осуществляющего. Рассмотрим некоторые из них.

Опрос граждан — беседа с гражданами, которым могут быть известны факты, обстоятельства, значимые для выполнения поставленной перед оперативным сотрудником задачи. Это могут быть сведения о преступлениях, лицах, его совершивших, следах преступной деятельности и т.п.

Данное мероприятие носит поисковый, разведывательный характер и направлено на обнаружение скрытой или скрываемой информации, имеющей значение для решения поставленных перед оперативным сотрудником задач.

В зависимости от конкретной ситуации, опросы могут быть предварительно подготовленными или неподготовленными.

В первом случае тщательно изучается личность человека, с которым предстоит вступить в общение, его интересы, отношение к исследуемому событию, сильные и слабые стороны и т.п. Получение информации об этих обстоятельствах может быть гласным или негласным путем. Используя первый путь, нередко изучают служебные характеристики, записи в трудовой книжке, истории болезни, приговоры по предыдущим судимостям, личные дела лиц, находившихся в местах лишения свободы, и т.п.

Второй путь позволяет перепроверить полученные легальными методами данные с помощью наблюдения, прослушивания телефонных переговоров и т.п.

Опрос граждан допускается только при их добровольном согласии на беседу. При этом оперативный работник может проводить опрос лично, непосредственно, либо поручать его проведение другому должностному лицу ОРД, действующим по поручению указанного сотрудника. При этом по просьбе опрашиваемого лица сотрудник оперативного подразделения обязан обеспечить конфиденциальность опроса. Однако в ходе такой беседы не исключается и использование правил конспирации в интересах получения информации от указанных лиц, располагающих сведениями, необходимыми для решения задач оперативно-розыскной деятельности, однако не желающих предоставить ее сотруднику оперативного подразделения.

Истинные цели опроса из тактических соображений могут зашифровываться либо опрашивающий может скрыть свою профессиональную принадлежность. В случаях, когда от опрашиваемого поступила просьба о конфиденциальном характере сообщаемых сведений, данные о нем не разглашаются, и это лицо впоследствии в качестве свидетеля в ходе предварительного или судебного следствия не допрашивается.

Опрос как оперативно-розыскное мероприятие следует отличать от допроса, производимого по уголовному делу. Допрос - прерогатива следователя ил лица, производящего дознание. Он осуществляется с обязательной фиксацией в протоколе установленной формы с предупреждением допрашиваемого свидетеля или потерпевшего об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Оперативный сотрудник может производить допрос только по поручению должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело. Опрос - как бы привилегия оперативника.

Результаты разведывательного опроса могут быть оформлены либо объяснением, либо рапортом.

В первом случае составленный документ может быть приобщен к материалам уголовного дела, и впоследствии опрошенный, как правило, допрашивается в качестве свидетеля по уголовному делу.

Во втором случае, при оформлении результатов опроса в форме рапорта, полученные сведения используются в качестве ориентирующей информации при выдвижении версий, планировании расследования, а также как источник о лице, обладающем определенной информацией. Этот рапорт также может быть приобщен к материалам уголовного дела.

Постоянно вызывает дискуссии вопрос о применении в ходе опроса технических средств (магнитофона, видеокамеры, кинокамеры). Использовать такие средства возможно как гласным путем, так и негласным, но в любом случае факт звуко-, видеозаписи оперативно-розыскного мероприятия оформляется рапортом сотрудника, их применявшего. В этом документе должны быть отражены основные параметры произведенной записи, в частности вид магнитофона, тип магнитной пленки, условия производства записи, текст записанного сообщения и т.п. Впоследствии магнитная пленка может быть направлена на исследование эксперту, который нередко способен ответить на следующие вопросы:

  • Принадлежит ли звуковая речь, записанная на фонограмме, гр. Сидорову?
  • Сколько лиц принимало участие в разговоре?
  • Не подвергалась ли фонограмма физическому и электронно-акустическому монтажу?
  • Где производилась запись, какова звуковая среда места разведывательной беседы?
  • Фонограмма записи беседы записана непрерывно или с остановками? Если с остановками, то сколько их было? и т.п.

Звукозапись беседы, в установленном порядке исследованная экспертом в области акустики, может быть признана источником доказательств по делу и положена в основу обвинительного (или оправдательного) приговора.

Вопросы опрашиваемому должны задаваться в спокойном тоне. Недопустимо вслух оценивать и комментировать ответы опрашиваемого. Запрещается также задавать наводящие и безнравственные вопросы. Так, наводящие вопросы в самой формулировке содержат желаемый для опрашиваемого ответ. Особенно не уместны они при опросе несовершеннолетних, ведь у них повышенная внушаемость, которая может привести к искажению истины. “ Улавливающие ” вопросы рассчитаны на то, чтобы поймать опрашиваемого на случайной оговорке. Они обычно направлены на запутывание опрашиваемого. Очень осторожно нужно применять и косвенные вопросы, т.е. такие, об истинной направленности которых опрашиваемый не осведомлен.

При осуществлении опроса определенных категорий граждан используются детекторы определения симуляции, например, полиграфы, являясь специфической разновидностью данного оперативно-розыскного мероприятия, когда в ходе беседы с гражданами используются технические средства, т.к. в ходе проводимой по специальным методикам беседы с опрашиваемым лицом фиксируются его психофизиологические параметры (реакции) на задаваемые вопросы.

Информация, полученная в ходе опроса с использованием полиграфа, не может применяться в качестве доказательств, имеет вероятностный характер и только ориентирующее значение.

Опрос проводится по заданиям оперативных подразделений органов внутренних дел Российской Федерации в соответствии с Федеральным Законов об ОРД, а в системе МВД Российской Федерации и согласно ведомственному нормативному акту МВД России (Инструкции МВД РФ от 28 декабря 1994 г. № 437).

Опрос граждан с использованием полиграфа проводят специально подготовленные сотрудники оперативно-технических и оперативных подразделений, прошедшие соответствующую подготовку и имеющие допуск к работе с полиграфными устройствами.

Ощутимый вред в общении оперативного сотрудника с гражданином наносит обман. Он подрывает авторитет органов правосудия.

В ходе опроса опрашиваемый вправе в любой момент отказаться от дальнейшего участия в его проведении. Отказ от опроса не может рассматриваться в качестве подтверждения причастности опрашиваемого к совершению преступления и свидетельствовать о сокрытии известных ему сведений, а также вести к ущемлению его законных прав и свобод.

Практика показывает, что опрос граждан – одно из самых распространенных ОРМ. При опросе нельзя применять угрозы, любого рода физическое воздействие, нельзя понуждать к даче показаний против самого себя или близких родственников, нельзя допускать действия, унижающие достоинств личности.

2.3. Наведение справок

Наведение справок — это сбор информации об интересующих оперативные подразделения субъектах, в том числе о лицах, причастных к преступной деятельности, хранящихся в местных, региональных и общероссийских информационно-поисковых систем также различных документах.

Наведение справок предполагает сбор сведений о самых разных аспектах жизни проверяемых лиц, в том числе о его биографии, его связях, образовании, умениях и навыках, о роде занятий, имущественном положении, месте проживания, фактах совершения в прошлом административных правонарушений и уголовных преступлений и т.п. Весь перечень данных, которыми могут заинтересоваться оперативные подразделения, привести затруднительно.

Для наведения справок используются информационно-поисковые системы МВД, а также любых других государственных учреждений и организаций. В необходимых случаях запросы с наведении справок в других министерствах и ведомствах должны оформляться руководителями органов внутренних дел.

Полученная информация при условии соблюдения требований ч. 6 ст. 5, ст. 12 Федерального Закона об ОРД, а также ст. ст. 74 – 84, ст. ст. 86 - 89 УПК РФ может приобщаться к материалам уголовного дела. Одно из требований допуска полученной информации в качестве источника доказательств — возможность проверки и перепроверки документа в ходе следственных действий или посредством судебной экспертизы.

Наведение справок производится как лично оперативным сотрудником, так и по его поручению другим лицом. Основное отличие наведения справок как оперативно-розыскного мероприятия от следственного действия, направленного на сбор информации, состоит в том, что истинные цели оперативно-розыскного мероприятия могут легендироваться, скрываться.

Результаты изучения документов оформляются либо рапортом (как правило, для внутриведомственного документооборота), либо справкой. В последнем случае справка вместе с подлинниками документов, поступившими из информационно-поисковых систем (требование из ИЦ о судимости, справка ОВД об административных правонарушениях и т.п.), могут приобщаться к материалам уголовного дела.

2.4. Изъятие образцов для сравнительного исследования

Изъятие образцов для сравнительного исследования – мероприятие предусмотренное ст. 202 Уголовно-процессуального кодекса российской Федерации. Строго регламентировано и нередко применяется в следственной практике.

Тактика сбора образцов для сравнительного анализа в зависимости от решаемых задач может быть основана на гласных или негласных методах. Гласный сбор образцов проводится при условии двух факторов:

  • добровольного согласия лица, располагающего необходимыми образцами;
  • возможностью легального отбора образцов.

Поскольку законом не ограничен перечень собираемых образцов, к ним могут быть отнесены любые объекты, в том числе микроследы, микрочастицы, выделения человека, почерк, отпечатки различных частей тела (известны случаи, когда вор - домушник был идентифицирован по отображению ушной раковины, которое осталось на дверном полотне), другие объекты и предметы, могущие иметь отношение к интересующему оперативного работника событию.

В случае необходимости сохранения факта сбора образцов в тайне от окружающих, в том числе от проверяемых лиц, используют негласные, либо зашифрованные формы их получения. При этом могут зашифровываться как цель всего мероприятия, так и принадлежность лица, его осуществляющего, либо поручается лицам, оказывающим конфиденциальные услуги.

Поскольку полученные образцы могут быть в дальнейшем использованы в качестве источников вещественных доказательств, тактически грамотным является привлечение к их отбору соответствующего специалиста. В этом случае специалист оказывает консультационные услуги, сообщая, с помощью каких технических средств наиболее целесообразно изымать конкретные объекты, как их упаковывать, чтобы не нарушить их целостность, не повредить следы, имеющиеся на их поверхности, в какое экспертное учреждение направить данные образцы для исследования. При этом за достоверность и сохранность образца полностью несет ответственность оперативный работник.

В процессе сбора образцов запрещается совершать действия, создающие угрозу здоровью граждан, унижающие их честь и достоинство, затрудняющие нормальное функционирование предприятий, организаций и учреждений, а также нарушающие жизнедеятельность отдельных лиц.

Результаты сбора образцов для сравнительного исследования оформляется справкой оперативного работника, к которому при необходимости прилагаются результаты проведенных специальных исследований.

Одной из тактических особенностей данного мероприятия является согласование со следователем необходимости предварительного исследования образца до возбуждения уголовного дела. Изъятый образец в результате проведенного лабораторного исследования может быть приведен в состояние, исключающее его дальнейшее исследование в ходе предварительного или судебного следствия (недопустимо нарушение внешнего облика, внутреннего строения, изменение свойств, качеств и т.п.). Поэтому чрезвычайно важно совместно со следователем определить возможность и необходимость подобного исследования. Нередко без подобных исследований и необходимость подобного исследования невозможно решить вопрос о наличии в действиях проверяемого (разрабатываемого) лица признаков преступления. Так, при доказывании факта обмана покупателей, совершаемого при продаже быстропортящихся пищевых продуктов (наиболее часто — всевозможных пирожков, пончиков, тортов), предварительные исследования просто необходимы и без справки специалиста затруднительно объективно решить вопрос о возбуждении уголовного дела.

В других случаях, при отсутствии опасности утраты изъятым образцом своих свойств и качеств, предпочтительнее его направлять следователю, судье в неизмененном виде для последующего исследования в соответствии с уголовно - процессуальным законом.

2.5. Проверочная закупка

Проверочная закупка также имеет свои тактические особенности. Сущность данного оперативно-розыскного мероприятия, в обиходе оно называется контрольной закупкой, состоит в совершении мнимой сделки купли-продажи с лицом, подозреваемым, как правило, в обвешивание, обмеривание, обсчете покупателей, завышении цен, продаже низкосортных товаров по цене высокосортных (так называемая пересортица), а также в реализации запрещенных или ограниченных в гражданском обороте предметами, товарами (например, наркотиками, сильнодействующими лекарственными препаратами, оружием и т.п.). В последнем случае проверочная закупка производится только на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

К проверочной закупке могут привлекаться и другие лица, действующие на основании поручения оперативного работника.

Одна из особенностей этого мероприятия состоит в зашифрованность его проведения. Иными словами, факт купли-продажи происходит под видом обычной процедуры с последующим объяснением продавцу о фактической цели закупки, контрольным взвешиванием приобретенного товара и составлением акта о происшедшем.

Существует также негласная форма проверочной закупки, о которой продавцу не сообщается, контрольное взвешивание производится без его участия и по результатам этого мероприятия составляется справка.

Факт проверочной закупки целесообразно зафиксировать с помощью технических средств: фотоаппарата, магнитофона, видеокамеры. Создаваемые при этом новые источники фиксации информации (фотографии, записи на магнитных носителях), нередко способствуют эффективному доказыванию противоправной деятельности виновного или, наоборот, убеждают в ошибочности имевшего место мнения об участии проверяемого лица в преступной деятельности.

Все документы о факте производства проверочной закупки, как правило, передаются в органы предварительного следствия или суда, за исключением случаев, когда может подвергнуться огласке информация о лицах, осуществляющих конфиденциальное сотрудничество с оперативным сотрудником.

2.6. Исследование предметов и документов

Исследование предметов и документов — это исследование объектов имеющих отношение к интересующему оперативного работника событию, является логическим продолжением сбора образцов для сравнения. Ведь сбор образцов это своего рода подготовительный этап для исследования с целью выявления криминологически значимых признаков в том или ином объекте. Отдельные объекты исследуются “ сами по себе ”, без предварительного сбора образцов.

Простейшие исследования с применением, скажем, лупы может произвести и сам оперативник, без привлечения специалиста в области криминалистики, так и в других сферах научной деятельности (биологами, судебными медиками, химиками и т. п.). Но так все же бывает редко. Хотя оперативно-розыскное исследование по своим правовым последствиям, можно сказать, “ не тянет ” на экспертизу по уголовному делу, оно должно проводится “ узкими ” специалистами, применяющими научно-технические средства во владеющими соответствующими методиками.

Направление материалов на исследование имеет свои тактические особенности. Так, при направлении предметов и документов желательно получить консультацию о специалистах, имеющих опыт подобных исследований, об учреждениях, где такие производятся, о требованиях к представлению данных объектов.

При получении консультаций необходимо учитывать, что лицо участвовавшее в отборе образцов в ходе такого действия, как следственный осмотр (это - единственное следственное действие, производство которого разрешено до возбуждения уголовного дела), не имеет права на участие в производстве судебной экспертизы. Иными словами, оперативный работник до сбора образцов на исследование должен четко представлять, кто из специалистов будет привлечен для участия в оперативно-розыскном мероприятии и кто должен производить исследование объекта в лабораторных условиях. Непродуманность этих условий нередко влечет за собой утрату доказательственного значения грамотно проведенного исследования.

Данные объекты изучаются, как правило, специалистами ведомственной экспертно-криминалистической службы. Однако при необходимости подобные исследования проводятся специалистами любых научно-исследовательских учреждений других министерств и ведомств. Услуги последних, как правило, платные.

Особенность исследования предметов и документов до возбуждения уголовного дела состоит в том, что в результате этого исследования может быть полностью уничтожен объект или он потеряет присущие ему качества и свойства. Это создает непреодолимые препятствия для дальнейшего исследования объекта, а следовательно, приводит к утрате его доказательственного значения.

Поэтому оправданным является не процессуальное исследование предметов и документов в следующих случаях:

  • когда данный предмет относится к быстро портящимся подлежит немедленному исследованию (нередко подобные ситуации возникают при исследовании пищевых продуктов);
  • когда в ходе его исследования не нарушаются его качеств и свойства (например, откопированные следы пальцев рук).

Специалист на основании подписанного начальником оперативного подразделения направления в необходимом объеме производит исследования, оформляя их результаты справкой. Юридическое значение этой справки состоит в том, что ее содержание нередко является объектом изучения при производстве судебной экспертизы (в случае возбуждения уголовного дела). В материалы уголовного дела такая справка не вшивается. Поэтому тактически грамотным решением, если позволяет оперативно-розыскная ситуация, является назначение исследования предметов и документов после возбуждения уголовного дела в рамках производства судебной экспертизы.

2.7. Наблюдение

Наблюдение (слежка) — это негласное наблюдение (слежение) за интересующими оперативного работника лицами, в том числе причастными к совершению криминального события, используемыми ими транспортными средствами, с целью получения значимой информации (например, об организации преступной группы, взаимоотношениях ее членов, способах финансирования группы и т.п.).

В настоящее время используется три вида наблюдения:

1) физическое;
2) электронное;
3) комплексное.

Наблюдение можно признать одним из наиболее разработанных мероприятий в оперативно-розыскной деятельности. Его аспекты интересовали специалистов еще в начале XX века. Так, по мнению И.Н. Якимова, наблюдение за преступником путем введения в близкий круг его друзей осведомителей приносит большую пользу[См.: Якимов И.Н. Криминалистика. Уголовная тактика.,М.,1929, С. 69.].

К физическому наблюдению, основанному на визуальном способе слежения, относится деятельность сотрудников, специализирующихся на этих методах работы, осуществляющаяся либо самим сотрудником, либо другими лицами по его заданию. В ходе физического наблюдения могут быть использованы технические средства — фотоаппараты, видеокамеры, позволяющие фиксировать действия наблюдаемого лица в реальном времени.

Электронное наблюдение, основанное на применение специальных технических средств, позволяет организовывать и проводить наблюдение за интересующим лицом как в помещении, в транспортном средстве, так и на открытой местности. При этом привлекаются, как правило, сотрудники оперативно-технических подразделений. В ходе этого вида наблюдения нередко используется аппаратура аудио-, видеозаписи с целью контроля и записи разговоров, действий и операций проверяемого лица.

Комплексное наблюдение позволяет фиксировать в хронологическом порядке, в реальном времени, буквально всю жизнедеятельность проверяемого лица на протяжении всего временного интервала, в течение которого осуществляется данное мероприятие.

Поскольку наблюдение-мероприятие ограниченного характера, то простая (физическая) форма его осуществления используется по решению руководителя оперативного аппарата УВД области (края), как правило, за лицами, подозреваемыми в совершении тяжких преступлений. Квалифицированная (электронная) форма наблюдения проводится только на основании решения суда, поскольку предполагает ограничение конституционных прав гражданина на неприкосновенность жилища.

Результаты проведенного наблюдения фиксируются в справках, с приложением фотографий, магнитных лент и видеокассет, соответствии с ч. 3 ст. 11 Федерального Закона об ОРД могут передаваться органам предварительного следствия или судье. Причем, только подлинная запись. Объективность и достоверность технических источников информации могут быть проверены в ходе отдельных следственных действий (например, при допросе оперативного работника в качестве свидетеля по делу, проведению между ним и заподозренным очной ставки) или в ходе судебной экспертизы (так, имея магнитную запись телефонных переговоров наблюдаемого лица, вымогающего деньги, с его жертвой, как правило, проводят фоноскопическую экспертизу. При этом специалист нередко в состоянии сделать категоричный вывод не только о том, что был записан разговор конкретных лиц, но и определить основные параметры помещения, из которого осуществлялся разговор, о наличии около него оживленных автомобильных или железнодорожных трасс и т.п.). Все это, в своей совокупности, нередко позволяет убедить суд в объективности и достоверности представленной информации.

а) Контрнаблюдение

Контрнаблюдение – в чем суть этой работы? Ни для кого не секрет: представители преступного мира отлично вооружены, хорошо организованы, оснащены самыми современными средствами связи и транспортными средствами. Широко используют последние технические достижения в области подслушивания, прослушивания телефонных переговоров, наблюдения на значительных расстояниях и др.

Необходимо со всей серьезностью относиться к потенциальному противнику, кто бы он ни был, и одновременно верить в собственные силы. Важно, в частности, иметь в виду: из-за неблагоприятной экономической ситуации и по некоторым другим причинам преступный мир пополнился в последнее время недавними представителями специальных служб – профессионалами высокого класса.

Между тем, противостоять преступному миру возможно, причем нередко с помощью вполне доступных каждому приемов и средств, позволяющих, в частности, установить факт слежки за собой на ранней стадии.

Выявлять слежку следует конспиративно. Иначе противная сторона прибегнет к хорошо замаскированным, изощренным методам наблюдения. Равное, спокойное поведение выслеживаемого способно усыпить бдительность преследователей. Окончательный вывод об установлении слежки желательно делать не по какому-то отдельному факту, но по совокупности признаков.

Какие приемы используются профессиональными наблюдателями:

  • стремление затеряться в толпе, ничем не выделяться (отсутствие броской одежды);
  • использование в процессе слежки методов изменения внешности (очки, парики, замены одежды, при этом ее нижняя часть практически не меняется);
  • если наблюдение ведется группой лиц, возможно использование автомобилей и переговорных устройств.

Слежку обнаруживают, когда установлены определенные ее признаки – это неоднократные встречи с предполагаемыми преследователями, неадекватные действия с их стороны (для выявления преследователей используют возможности периферийного зрения – зеркала и т. п.).

Способы провокации преследователей с целью их выявления: при встречном взгляде филер (сыщик, агент тайной полиции) может резко отвернуться и даже пойти в противоположную сторону; если объект поворачивает за угол, филер ускоряет шаг либо переходит на бег; при утрате визуального контакта филер начинает суетиться.

Наиболее эффективно выявление слежки на заранее подобранном (разработанном) маршруте, который должен соответствовать определенной “ легенде ” интересов, нужд, потребностей. Нелогичный и нетипичный маршрут способен насторожить преследователей. Маршрут должен быть достаточно протяженным (свыше 40 минут) и сложным (пешие участки, передвижение на транспорте, пересадки …).

Предусматриваются три-четыре места гарантированной проверки, позволяющие с большой долей вероятности зафиксировать слежку. Один из методов – создание тактической паузы, влекущей потерю филером объекта слежки. Это заставляет наблюдателя попасться в “ ловушку ”, лишая возможности совершить обходной маневр и провоцируя на действия, не характерные для обычного прохожего.

Приемы создания тактических пауз и ловушек: выбирается длинный проходной двор, внутри которого находятся какие-либо учреждения или заведения – с выходами на оживленные улицы. В таком месте филер будет двигаться за объектом на увеличенном расстоянии. При этом легко выбрать момент отсутствия визуального контакта, заскочив в один из близлежащих подъездов. Через окно, витрину и т.п. объект получает возможность вести тайное наблюдение за филером.

Приемы рассредоточения группы наблюдателей: движение пешком по улице с односторонним движением транспорта – навстречу движению; поездка в метро в том направлении, где по наземной трассе часто возникают пробки.

Так или иначе, но поведение филера разительно отличается от поведения обычных прохожих. Они – идут. Он – работает. Морально-психологическое состояние филера во время работы обычно характеризуется той ли иной степенью возбужденности. При исчезновении же объекта филер неизбежно проявляет нервозность, суетливость.

Оптимальный вариант слежки – позиция за спиной объекта. Расстояние 3 – 5 метров – на многолюдных улицах; до 50 – 100 метров – там, где прохожих мало; слежка часто ведется по противоположной стороне улицы. Темп движения, как правило, равен скорости объекта.

Один из элементарных приемов проверки слежки – переход на противоположную сторону улицы (в немноголюдных местах). При повороте в сторону проезжей части в поле зрение попадают все, находящиеся за спиной. С этой целью нередко используются также телефон – автоматы, магазины, аптеки, киоски, ларьки, в частности зеркальные витрины, бульвары и скамейки.

В общественный транспорт оперативному работнику следует входить через заднюю дверь и оставаться на задней площадке, что дает возможность видеть весь салон и фиксировать следующие по маршруту транспортные средства. При этом филер обязательно войдет в другую дверь и будет постоянно наблюдать за объектом, особенно на остановках.

б) Жестикуляция, мимика, взгляд

Существует, как считают психологи, определенный язык взглядов, мимики, жестов, движений … Элементарные познания в таком языке могут помочь не только в оперативно-розыскной работе, а даже в обычном общении.

Глаза: ученые утверждают,что с помощью глаз передаются в ходе общения самые открытые сигналы. Так, когда человек возбужден, зрачки увеличиваются в четыре раза по сравнению с нормой. В подавленном состоянии – сужаются.

Если человек нечестен, пытается что-то скрыть, он смотрит в глаза собеседника не более трети времени разговора. Не отводя взгляд более двух третий времени – может означать, что находит собеседника интересным и нужным человеком (зрачки при этом расширены). Либо, напротив, настроен враждебно (зрачки сужены.).

Выделяется четыре типа взглядов:

Официальный – внимание сконцентрировано на переносице собеседника или чуть выше. Эксперименты показывают, что такой взгляд никто не в состоянии выдержать продолжительное время.

Повседневный (обычный) – взгляд устремлен на символический прямоугольник, образуемый глазами, щеками и губами.

Сексуальный – взгляд скользит через воображаемую линию на уровне глаз и опускается ниже подбородка.

Взгляд искоса – демонстрация интереса к личности (в сопровождении улыбки) или проявление враждебности, подозрительности (брови нахмурены, лоб напряжен, уголки рта опущены).

Руки: у человека склонного к откровенности, ладони обычно полностью или частично открыты. Скрещенные руки, спрятанные за спину, или руки в карманах говорят об обратном.

Сцепленные пальцы: в большинстве случаев признак неудовольствия, желания скрыть отрицательное отношение к чему-либо.

Закладывание рук за спину характерно для уверенного в себе человека, которому свойственно чувство превосходства. В стрессовых ситуациях такая поза позволяет снять напряжение, почувствовать себя уверенней.

Рот прикрыт рукой – человек невольно стремится не произносить какие-либо слова, ему необходимо скрыть правду во время разговора. Прикосновение к носу – вариант предыдущего жеста.

Потирание век – желание кого-то обмануть, может быть, подозрительность.

Оттягивание воротника рубашки – попытка снять напряжение, скрыть обман. Этот жест может быть признаком, что человек расстроен, рассержен …

Пальцы во рту – угнетенное состояние, огорчение.

Ладонь подпирает щеку или подбородок – признак скуки, отсутствия интереса к разговору.

Поглаживание пальцем подбородка – размышление, принятие важного и не простого решения.

Скрещивание на груди руки – проявление защитной реакции или скептическое отношение к чему-либо.

Закладывание ноги за ногу с фиксацией руками характерно для людей упрямых и несговорчивых.

Собирание с одежды пылинок означает, что человек не согласен с мнением окружающих, но не решается открыто высказать недовольство.

Положение головы: прямое – типично для людей, относящихся к получаемой информации нормально или же безразлично; наклон в сторону – побуждение интереса к разговору; голова опущена – отношение к услышанному отрицательное, осуждающее.

Курение. Не знающий сомнений, оптимистичный собеседник направляет дым вверх или перед собой; человек с тяжелым характером, мрачными мыслями, недобрыми намерениями рефлекторно выпускает струю дыма вниз.

2.8. Отождествление личности

Отождествление личности — сложное оперативно-розыскное мероприятие, позволяющее в не процессуальной форме идентифицировать проверяемых лиц по статическим или динамическим признакам внешности (например, по походке, мимике, жестикуляции).

Речь идет о ситуации, которая в оперативно-розыскной работе встречается довольно часто – необходимо опознать представляющее интерес лицо лично, или же по фотографии, субъективному портрету, рисованному портрету, по видеоизображению, дабы сравнить с каким-то “ аналогом ”.

Опознание личности может быть осуществлено как непосредственно, так и опосредованно. В первом случае отождествление осуществляется лицами, ранее непосредственно наблюдавшим данное лицо. Одно из основных правил подобного отождествления личности состоит в том, что факт его проведения, как правило, сохраняется в тайне от проверяемого (разрабатываемого) лица.

Отождествление проводится как в естественных условиях (например, при посещении оперативной группы вместе с потерпевшим рабочего места предполагаемого преступника), так и в искусственных (нередко проверяемое лицо вызывается в ОВД, якобы в паспортное отделение).

Результаты отождествления оформляются либо рапортом, либо справкой оперативного сотрудника, при необходимости — с приложением фототаблиц, видеозаписи сюжетов, предъявляемых для опознания. Целесообразно записать объяснение лица, опознавшего человека в ходе оперативно - розыскного мероприятия, что создает возможность его последующего допроса и, следовательно, легализации процесса опознания.

В некоторых случаях результаты оперативного опознания оформить как выполненное в соответствии с требованиями ст. 193 УПК РФ. Для этого необходимо неукоснительно соблюдать несколько условий:

  • опознание должно производиться после возбуждения уголовного дела;
  • в опознании должно участвовать не менее двух незаинтересованных лиц, чье участие, возможно, оформить как участие понятых;
  • опознаваемый должен находиться в естественных условиях, среди не менее двух субъектов, имеющих с ним внешнее сходство;
  • опознающий должен указать на одно из предъявленных ему лиц и объяснить, по каким признакам он узнал данное лицо.

Так, протоколом опознания был оформлен факт оперативного опознания потерпевшей одного из насильников. Женщина была изнасилована ночью. Группа из трех человек длительное время куражилась над ней, в результате чего она довольно детально запомнила личности насильников. Днем в оперативной машине, с участием двух представителей общественности эта женщина объезжала злачные места данного населенного пункта и около магазина в группе молодых людей твердо узнала одного из насильников. Вся группа была приглашена в милицию, где был составлен протокол этого оперативно-следственного мероприятия, где в качестве статистов были зафиксированы все молодые люди, находившиеся около магазина, а в качестве понятых — двое представителей общественности. Впоследствии, на судебном заседании, результаты этого действия, оформленного в соответствии с требованиями ст.193 УПК РФ, были признаны доказательством по делу.

При осуществлении этого мероприятия запрещается:

  • оказывать воздействие на участников и искусственно создавать условия, вследствие которых может быть допущена ошибка в отождествлении личности;
  • допускать действия, исключающие процессуальное опознание и сбор доказательств или ставящие их под сомнение; привлекать в качестве опознающих лиц, страдающих психическими заболеваниями или болезненными расстройствами (например, сильная близорукость, глухота), не позволяющими активно оценить качества предъявляемого для опознания лица.

Наиболее типичная ошибка оперативных сотрудников - предъявление для опознания лица в группе субъектов, содержащихся в изоляторе временного содержания несколько суток. При этом " статисты ", как правило, небриты, неряшливы, их одежда отдает специфическим запахом, в связи с чем предъявляемое для опознания лицо резко отличается от остальных. Опознающее лицо, осмотрев предъявленных ей лиц, заявляет, что среди них она (он), не задумываясь, узнает лицо не из группы субъектов, содержащихся в изоляторе временного содержания, и указывает на подозреваемого. Впоследствии, на судебное заседании, адвокат подсудимого добивается исключения из доказательств результатов этого опознания как проведенного с нарушением требований уголовного процесса. В результате этого преступник ( если нет других доказательств ) освобождается в зале суда и выпускается на свободу, хотя явно видно,что он является виновным, но в содеянном не сознается.

Свои тактические особенности имеет опознание с использованием служебно-розыскной собаки, процедура которого детально описана в соответствующих ведомственных и криминалистических рекомендациях. Опознанию могут быть подвержены как предметы, имеющие отношение к подозреваемому лицу (шапка, перчатки, обувь и т.п.), так и сам субъект. Результаты проведенного опознания оформляются актом применения служебно-розыскной собаки в присутствии понятых и подшиваются к уголовному делу. Однако существующая судебная практика чрезвычайно редко признает данные акты в качестве доказательства по делу.

2.9. Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств

Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств — это оперативный осмотр перечисленных, а также других объектов в целях поиска интересующих оперативного работника данных (следов преступной деятельности, орудий совершения преступления, разыскиваемых лиц, а также получение иной информации, значимой как для решения оперативных задач, так и для расследования преступления в целом).

Существуют три вида обследования: гласное, негласное и зашифрованное.

Гласное обследование проводится с согласия владельца осматриваемого объекта, возможно в его присутствии, без привлечения понятых. В этом случае от владельца могут быть истребованы планы здания строения, произведены соответствующие замеры, составлены схемы, чертежи, произведена фото-, видеосъемка. В ходе гласного обследования допускается изъятие (с разрешения владельца) предметов, документов, получение от присутствующих лиц соответствующих разъяснений о природе интересующих one-работника объектов, в том числе и письменных. Результаты такого обследования оформляются, как правило, справкой, к которой прилагаются соответствующие чертежи, зарисовки, фототаблицы, видеокассеты и др. Изъятые объекты соответствующим образом упаковываются, опечатываются печатью оперативного работника и впоследствии могут быть представлены специалистам (экспертам) для исследования. В случае подтверждения факта их относимости к расследуемому событию изъятые объекты могут быть приобщены к материалам уголовного дела.

При зашифрованном обследовании оперативный работник, как правило, скрывает либо истинные цели осмотра, либо свою принадлежность к оперативному аппарату. Способы зашифровки могут быть самыми разнообразными (от представителя жилищно-коммунального хозяйства до члена благотворительной организации). В ходе этого вида обследования используются возможности скрытоносимых технических средств, позволяющих фиксировать обстановку.

Целью зашифрованного осмотра может быть проверка сообщения о проживании в помещении разыскиваемых лиц, о наличии похищенных предметов и т.п.

Негласное обследование предполагает особую процедуру, поскольку оно связано с ограничением конституционных прав граждан на неприкосновенность жилища. Поэтому этот вид обследования в соответствии с ч. 2 ст. 8 Федерального Закона об ОРД проводится только на основании судебного решения.

О проведении негласного обследования жилого помещения выносится постановление, утвержденное руководителем оперативного аппарата УВД области (края).

Негласное обследование проводят специальные оперативно-технические подразделения органов внутренних дел с участием инициатора запроса. Изъятие или замена обнаруженных во время негласного осмотра объектов производится в исключительных случаях и только с разрешения руководителя, утвердившего постановление о проведении этого мероприятия.

Во время этого вида обследования обстановка не нарушается и соответствующим образом фиксируется (составляются планы схемы, производится фотографирование, видеосъемка, документа копируются). При необходимости создаются условия для следообразования (расставляются химические ловушки, объекты, притягивающие микрочастицы или реагирующие на появление в зон: их действия человека, и пр.).

К участию во всех видах обследования целесообразно приглашать специалиста, обладающего навыками отыскания соответствующих следов, фиксации обстановки, установки химических ловушек, технических средств аудио-, видеоконтроля и т.п. Результаты деятельности специалиста подробно фиксируются в справках, актах, составляемых по окончании обследования, с точным указанием технических характеристик примененных и внедренных технических средств фиксации информации.

Результаты негласного обследования оформляются актом сотрудника оперативно-поискового подразделения, его осуществлявшего, с приложением соответствующих планов - схем и изъятых предметов. Эти акты к материалам уголовного дела не приобщаются, а хранятся в материалах оперативно-розыскного производства.

2.10. Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений

Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений: сущность данного оперативно-розыскного мероприятия состоит в негласной форме для адресата, именуемая как перлюстрация корреспонденции. Поскольку это мероприятие вторгается в сферу охраняемых конституционных прав граждан на тайну переписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23 Конституции Российской Федерации), его проведение возможно только на основании судебного решения (ст. 185 УПК РФ), выносимого на основании мотивированного постановления соответствующего руководителя органа внутренних дел.

Правом вынесения такого постановления наделены следующие должностные лица:

  • в МВД России — министр внутренних дел и его заместители, ведающие ОРД; начальники главных управлений, осуществляющие ОРД, и их заместители;
  • в МВД, ГУВД, УВД - министры внутренних дел, начальники ГУВД, УВД и их заместители, ведающие ОРД;
  • горрайлинорганах — начальники этих органов и их заместители, ведающие ОРД.

Контролю может подвергаться почтовая корреспонденция как конкретному лицу, так и исходящая от него. В необходимых случаях перлюстрации подвергается также корреспонденция, поступающая в конкретный адрес или исходящая из него.

Контроль почтовых отправлений может носить разовый характер и длящийся, устанавливаемый на срок до 6 месяцев.

Разрешение на разовый контроль оформляется при получении сотрудником информации об отправлении по почте послания требующего безотлагательного изучения и исследования. Разовый контроль осуществляется с помощью сотрудников предприятий связи.

Длящийся контроль почтовых отправлений, как правило, проводится сотрудниками оперативно-технических подразделений Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Результаты всех видов контроля почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений оформляются соответствующими актами (разовый контроль может быть оформлен рапортом оперативного сотрудника). При необходимости к актам прилагаются отснятые копии, ксерокопии, фотографии, образцы для исследования (если контролю подвергалось содержание посылки). При этом образцы могут быть направлены на исследование в криминалистические лаборатории, например для определения, относится ли изъятое вещество к наркотическим.

В ходе данного оперативно-розыскного мероприятия оперативный работник обязан:

  • обеспечить сохранение в тайне факта контроля;
  • обеспечить сохранность почтового отправления;
  • сохранить в тайне сведения, содержащиеся в почтовом отправлении.

Свои тактические особенности имеет контроль почтовых отправлении лиц, содержащихся в местах лишения свободы.

2.11. Прослушивание телефонных переговоров

Прослушивание телефонных переговоров осуществляется только на основании решения суда (ст. 186 УПК РФ) и представляет собой негласное получение информации, передаваемой лицами, заподозренными в совершении преступления, по линиям телефонной связи. Как правило, прослушивание телефонных переговоров проводится с помощью специальной аппаратуры оперативно-техническими подразделениями МВД России или ФСБ России. Срок прослушивания не превышать 6 месяцев. При необходимости продления срока судья на основании вновь представленных материалов выносит дополнительное решение.

Федеральным Законом об ОРД (ст. 8 ч.3 и ч. 4) предусмотрен исключительный порядок осуществления прослушивания телефонных переговоров, в соответствии с которым возможно получить в течение 48 часов после начала проведения этого мероприятия судебное решение.

Кроме того, проведение этого мероприятия допускается и без судебного решения, если имеется заявление или письменное согласие лица при возникновении угрозы его жизни, здоровью или собственности. Однако в этой ситуации обязательно вынесение мотивированного постановления соответствующим руководителем МВД или ФСБ и о предпринятых действиях в течение 48 часов уведомляется судья.

Прослушивание телефонных переговоров возможно не только при использовании заподозренными лицами проводных линий связи, но и радиотелефонных каналов, в том числе каналов сотовой, космической связи. Прослушиваться могут переговоры как двух абонентов, так и передача сообщений на автоответчик.

Можно выделить следующие ситуации, при которых появляется необходимость телефонного прослушивания:

  • когда предполагается разговор (сговор) между соучастниками – членами преступной группы;
  • когда подозреваемый звонит своей жертве перед преступлением или после его совершения;
  • когда разыскиваемое лицо выходит на связь со своими родственниками, знакомыми, соучастниками.

Ход данного мероприятия, как правило, фиксируется в справке оперативно - технического подразделения, а также на магнитных носителях, которые в определенных случаях (например, при фиксации факта вымогательства, угроз и т.п.) на основании постановления оперативного сотрудника могут быть переданы в экспертно-криминалистическое подразделение для производства либо предварительного исследования, либо судебной экспертизы. В последнем случае результаты прослушивания могут быть признаны доказательством по уголовному делу.

Следует отметить, что в качестве доказательств могут быть использованы лишь те сведения, которые получены в ходе прослушивания телефонных переговоров, оформленных в установленном порядке. Кстати, уголовно-процессуальный кодекс Германии сведения, полученные в результате осуществления неправомерного контроля, также не допускает к использованию в качестве доказательств и поэтому они не могут быть использованы при вынесении приговоров[См.: Цитш У. Контроль за телефонными разговорами // Переводы материалов о практике правоохранительных органов зарубежных стран., М., 1997, № 3, С.8.].

2.12. Съем информации с технических каналов связи

Свои тактические особенности имеет снятие информации с технических каналов связи. Как правило, — это негласное мероприятие проводимое на основании решения судьи, поскольку оно ограничивает конституционные права граждан, целью которого является получение информации, передаваемое заподозренными лицами по техническим каналам связи (телефакс, телетайп, компьютерные сети и т.п.).

При снятии информации с компьютерных сетей, с жесткого диска компьютера необходимо соблюдать предельную осторожность и допускать к производству этих действий специалиста высокого класса, поскольку программы, содержащие интересующую правоохранительные органы информацию, нередко настроены на самоуничтожение в случае несанкционированного доступа. Преодолеть действующую систему защиты оперативный работник самостоятельно, как правило, не в состоянии.

2.13. Оперативное внедрение

Оперативное внедрение – вершина оперативно-розыскной деятельности. Интересы борьбы с организованной преступностью требуют упреждающих мероприятий оперативного характера для получения информации о преступных действиях и замыслах организованных групп. Поэтому для добычи сведений в ходе контактов с представителями криминальной среды так, чтобы они не знали, что в отношении них проводится оперативно-розыскное мероприятие, применяется проникновение в указанную сферу и общение офицеров особого назначения с лицами, входящими в сферу и инфраструктуру социально-аномальной среды, под легендой, в том числе с имитацией противоправной деятельности, а также с реальным участием в противоправной деятельности и иных проявлениях социальной патологии, ей свойственных. Однако последнее возможно, если законодатель предоставляет указанной категории сотрудников оперативных подразделений дискреционные полномочия. В этом случае соответствующие лица и их сообщества, оказавшиеся в орбите оперативно-розыскной деятельности, хотя и подозревают о том, что они потенциальные объекты оперативно-розыскных мероприятий, однако не находят подтверждения своим предположениям, сомнениям относительно того, попали ли они в поле зрения оперативно-розыскной деятельности или нет и продолжают свою противоправную деятельность, полагая, что о ней никому, и прежде всего органам, осуществляющим ОРД, не известно.

Предпосылки применения подобного способа добывания информации создают оперативно-розыскные законы большинства стран. Однако законодатель по-разному в той или иной стране отвечает на вопрос о том, разрешено ли оперативному работнику (офицеру особого назначения) совершать, хотя бы и формально, противоправные деяния, обусловленные пребыванием его в сфере и инфраструктуре социально-аномальной среды.

Но практика показывает, что без внедрения в такие группы соответствующих источников информации разоблачить преступную группу зачастую невозможно. Именно в оперативном внедрении проявляется творчество руководителей и артистизм исполнителей, сочетающиеся, увы, с немалым риском: идущие на этот шаг рискуют жизнью и это оправдывает себя лишь в следующих ситуациях:

  • когда доказательства о преступной деятельности не могут быть получены в ходе процессуальных действий;
  • в условиях дефицита времени, когда процедура принятия решения о возбуждении уголовного дела, его регистрации, создание оперативно-следственной группы, распределения функций между ее членами и т.п. не позволяет предотвратить готовящееся преступление или участники криминального формирования могут скрыться от правосудия.

Оперативное внедрение осуществляется, как правило, оперативными работниками, действующими под легендой, с лицами, заподозренными в совершении преступления. Внедренные лица могут имитировать преступную деятельность, совершать малозначительные преступления, причинять вред законным интересам других лиц при условии правомерного исполнения служебного долга. Достаточно детальных критериев противоправной деятельности внедренного сотрудника пока не разработано. Представляется, что данный сотрудник не имеет права совершать тяжкие преступления, лишать жизни граждан и т.п. В своей деятельности, по нашему мнению, он должен руководствоваться требованиями как ст. 16 Федерального Закона об ОРД, так и нормами Морально-этического кодекса оперативного сотрудника, предложенного настоящей работе.

При осуществлении внедрения оперативные сотрудник имеют право пользоваться документами, зашифровывающими его принадлежность к правоохранительным органам, в том числе сведений о работе, об используемом транспортном средстве и т.п.

Для разоблачения деятельности организованных преступны; сообществ внедрение сотрудника может быть долговременные длящимся несколько месяцев или лет. Кратковременное внедрение может иметь место от нескольких часов до нескольких суток.

Права лиц, внедряемых в состав преступных группировок дополнительно защищены. Сведения о них составляют государственную тайну и могут подлежать опубликованию или преданы гласности только с их письменного согласия.

2.14. Контролируемая поставка

Контролируемая поставка — сложное, многоэтапное оперативно-розыскное мероприятие, осуществляемое на основании мотивированного постановления сотрудника оперативного аппарата и утвержденного руководителем ОВД. При проведении контролируемой поставки на территории других стран она разрабатываете на основании существующих межгосударственных договоров, соглашений.

Целью этого мероприятия является получение информации о поставке, закупке, продаже, перемещении предметов, веществ продукции, свободная реализация которых либо запрещена, либо оборот которых ограничен. К таким объектам относятся перечисленные в ряде статей Уголовного кодекса РФ. В их числе биологическое оружие, радиоактивные материалы, наркотические средства, сильнодействующие и ядовитые вещества и многие другие.

Различают следующие виды контролируемой поставки:

  • объект поставки полностью или частично тайно подменяется идентичным (как правило, это используется при раскрытии фактов незаконного оборота наркотиков);
  • объект поставки не подвергается подмене или изъятию.

Органы, осуществляющие контрольную поставку, обязаны предпринять все меры в пути следования и в месте доставки по сохранности груза, его пребывания в нетронутом состоянии. Действия правоохранительных органов должны быть организованы таким образом, чтобы не дешифровать сущность проводимой операции.

2.15. Оперативный эксперимент

Оперативный эксперимент – это оперативное мероприятие мало чем отличается от следственного эксперимента, регламентированного ст. 181 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Нормы этой статьи распространяются и на оперативный эксперимент. Уголовно-процессуальный закон определяет эксперимент как воспроизведение действий, обстановки или иных обстоятельств определенного события и совершения необходимых (опытных) действий.

Проводится на основании постановление утвержденного руководителем органа внутренних дел в целях выявления, пресечения и раскрытия тяжких преступлений, перечень которых определен в ст. 15 УК РФ.

Целью оперативного эксперимента является получение информации в условиях, максимально приближенных к тем, в которых было совершено интересующее оперативного сотрудника событие. Как правило, к его производству привлекаются те же лица, или транспортные средства, воссоздается соответствующая обстановка.

Нередко целью данного эксперимента является получение об исключительных свойствах личности. Так, при расследовании деятельности организованной преступной группы только: оперативного (а затем и следственного) эксперимента возможно выявить и впоследствии доказать факт создания и руководства группой конкретным субъектом, поскольку остальные группы преступного сообщества не располагают такими личными качествами, позволяющими выполнить все действия, например по аналогу хозяйственной деятельности предприятий определенной отрасли в данном регионе; по организации производственной деятельности вновь созданного на криминальные средства предприятия, начиная с закупки сырья и заканчивая " отмыванием " доходов и т. п.

Оперативный эксперимент не должен провоцировать лицо к совершению противоправных действий; не должен унижать достоинство участвующих в нем лиц; подвергать опасности здоровье окружающих; воспроизводить, повторять все обстоятельства расследуемого преступления и т.п.

Оперативный эксперимент, в отличие от следственного, может быть произведен в отношении неизвестных лиц с целью выявления намерений продолжить совершение серийных преступлений (нередко тайных и открытых похищений) путем применения различных " ловушек " или " приманок ". При этом если в ходе эксперимента проверяемое лицо совершает действия, содержащие признаки преступления, оно привлекается к уголовной ответственности по действующему законодательству.

Результаты следственного эксперимента оформляются актом и могут служить основанием как для выдвижения версий по делу, так и для принятия решения о возбуждении уголовного дела и о задержании подозреваемого в соответствии со ст. 91 УПК РФ.

3. Силы и средства оперативно-розыскной деятельности

Существует четыре группы негласных средств оперативно-розыскной деятельности.

  1. Лица, добровольно оказывающие содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (на конфиденциальной основе).
  2. Штатные негласные сотрудники органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.
  3. Оперативная техника, т.е. специальные оперативно-технические средства.
  4. Оперативные учеты.

Стратегия и тактика оперативно-розыскной деятельности – это особое искусство. И успех его во многом зависит от личности оперативного работника. Оперативно-розыскная деятельность – такая сфера деятельности, которая по сути своей требует перевоплощения, игры, иногда даже актерских способностей. Оперативник должен уметь просто и естественно сыграть покупателя в магазине, служащего, даже бродягу, словом, вписаться органично в ту среду, в которой он должен заниматься розыском.

И все же одного искусства в оперативной деятельности. Нужны еще и знания, прежде всего – юридические. Знание законов и условий их применения в специфических условиях слежки. Профессионал должен знать также основы психологии, экономики (особенно, если работает в сфере борьбы с экономическими преступлениями), педагогики, когда приходится иметь дело с несовершеннолетними, военного дела.

4. Объекты оперативно-розыскной деятельности

Объекты оперативно-розыскной деятельности – лица, предметы и события. Они могут быть известны, а могут существовать как бы гипотетически, т.е. предположительно. В основе классификации объектов оперативно-розыскной деятельности (сыска) лежат их природные признаки. Это, прежде всего: живые люди; трупы; животные и их трупы; вещи; предметы; события.

Живые люди. К этой категории относятся физические лица, так или иначе имеющие отношение к преступлению. Их, в свою очередь, можно разделить на несколько групп:

  • лица, предположительно избравшие преступный образ жизни;
  • неустановленные лица,совершившие конкретные преступления;
  • известные лица, совершившие преступления, местонахождение которых требуется установить (скрывшиеся от следствия и суда подозреваемые, обвиняемые; совершившие побег из-под стражи преступники и т.п.);
  • свидетели, очевидцы преступления;
  • потерпевшие;
  • без вести пропавшие лица.

Остановимся подробнее на установлении личности отдельных субъектов, попавших в поле зрения оперативного работника.

Лица, ведущие преступный образ жизни. В работе по их выявлению все начинается как бы с нуля. Нет данных о конкретном преступлении, тем более – никаких доказательств. Если только подозрительное поведение человека, личность которого тоже пока недостаточно изучена. Это может быть и житель данного района, города, и случайно оказавшийся здесь человек, попавший в сложную жизненную ситуацию, и заезжий гастролер–профессионал. Оперативный работник должен сделать правильные выводы и в зависимости от этого избрать соответствующую тактику взятия преступника, пресечения его деятельности.

В оперативно-розыскной практике есть такое понятие – малые улики. По ним да еще, пожалуй, интуитивно и выявляются из массы добропорядочных граждан подозрительно ведущие себя лица. Дальше все будет зависеть от конкретных условий. Кого-то можно брать сразу, других придется “ вести ” несколько дней, а то и недель.

Неустановленные лица, совершившие преступления. Чтобы раскрыть любое преступление, нужно, по крайней мере, установить лицо (лиц), его совершившее, найти и привлечь к ответственности. Практически эти задачи решаются одновременно.

… на протяжении нескольких месяцев в реке находили трупы мужчин, зашитые в большие мешки. Никаких документов при этом не обнаруживалось. Да и сведений о пропаже людей не поступало. Правда, потом появились сообщения: то из Костромской губернии, то из Рязанской уехал отец семейства в Москву покупать лошадь и … сгинул. Трупы, извлеченные из реки, были обычно разложившиеся, и предъявлять их кому-либо для опознания было бессмысленно.

Зацепка была только одна. Почти в каждом мешке обнаруживались зерна овса. Возникло предположение, что раньше в них находился овес, и принадлежать они могли только человеку, имевшему лошадь, вероятнее всего – извозчику. Правда, последних в Москве в то время было очень много. Но постепенно круг подозревавшихся лиц сужался, и, в конце концов, остались несколько извозчиков, за которыми установили наблюдение. Все это, естественно, делалось тайно. Не подозревавший слежки убийца заманил очередную жертву, которую ждала смерть от удара молотком по голове и последующее “ затаривание ” в мешок из-под овса. Однако был взят с поличным: на его счету оказалось несколько десятков жертв.

Это тот самый случай, когда с самого начала о лице, совершившем преступления, не было никаких данных, кроме способа совершения преступления.

На месте преступления обычно удается собрать некоторые данные о личности преступника: приметы внешности, отпечатки пальцев, следы ног. Могут возникать подозрения в отношении конкретного лица, но требуется большая работа по обнаружению и изобличению.

Установленные лица, скрывшиеся от следствия, суда либо совершившие побег. Установленными принято считать конкретных лиц, когда известны их установочные данные: фамилия, имя, отчество, год рождения, место рождения, место постоянного или временного проживания (если оно есть). Искать их приходится потому, что они скрываются от следствия и суда, неизвестно где находятся либо вообще перешли на нелегальный образ жизни. Это, прежде всего подозреваемые и обвиняемые, то есть лица, которым в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством предъявлено обвинение либо в отношении их избрана мера пресечения. Сюда же можно отнести осужденных, совершивших побег из-под стражи.

Конечно, когда личность преступника установлена, задача обнаружения таких субъектов значительно облегчается, однако обольщаться вряд ли есть основания. В настоящее время в стране находятся в розыске тысячи таких лиц, причем ежегодно число их увеличивается.

Произошедшее в стране преобразования облегчили существование “ нелегалов ”, скрывающихся от правосудия: паспортный режим стал значительно мягче; отменена уголовная ответственность за целый ряд проступков; открылись пути бегства не только в ближнее зарубежье, но и дальнее.

Потерпевшие и свидетели. К сожалению, не так уж редко приходится искать и потерпевших. В последнее время участились случаи похищения людей, особенно детей, с целью получения выкупа. Бывают и недобросовестные потерпевшие, которые в силу различных причин уклоняются от явки в органы дознания и следствия, а также суд. Но есть преступления, которые невозможно рассматривать без участия потерпевших. Особенно это касается преступлений на сексуальной почве. Если потерпевшая не является, приходится откладывать судебное заседание, а то и прекращать дело за “ недосказанностью ”. Усугубляется ситуация тем, что закон не знает такого института, как розыск потерпевшего.

Не менее важным в оперативной работе является установление личности потерпевшего в ситуации, когда потерпевший налицо, но не совсем ясно, кем он является.

… в городском парке милиционер, несший службу, услышал доносившиеся из зарослей дикие вопли и бросились туда. Подбегая, увидел выскочившего из кустов мужчину, который на ходу выбросил какой-то предмет. Постовой догнал убегающего, привел к месту происшествия: кто-то из граждан передал милиционеру выброшенный предмет, который оказался финским ножом (на лицо утрата материальных следов – следов пальцев, рук, лица, выбросившего орудие преступления – этого делать постороннему гражданину нельзя было. Предмет, в данном случае нож, должен был бы изъят с места происшествия, с соблюдением всех правил изъятия, упаковки и обеспечения сохранности вещественного доказательства. Это “ прямая ” улика.). А в это время в кустах умирал человек от ранения в область легкого. Доставленный в больницу, он к утру скончался, не приходя в сознание. При нем из документов имелась лишь справка, выданная главой администрации по месту жительства. Однако вызванные родственники человека, на чье имя выдавалась справка, погибшего не опознали. Мало того, вскоре появился и сам владелец справки, но и он убитого не опознал. А на вопрос, как же его справка попала к погибшему, отвечал: “ Ничего не помню ”. Задержанный же отрицал все – и знакомство с потерпевшим, и нанесение ему удара ножом, и само ношение холодного оружия. Все усилия установить личность убитого ни к чему не привели. Дело пришлось прекратить за недостаточностью улик, главным образом из-за неустановленной причинной связи между действиями подозреваемого и смертью неизвестного лица, ставшего жертвой какого-то конфликта.

Приблизительно в таких же ситуациях оперативные работники вынуждены искать и свидетеля. Только работать при этом приходится в еще более сложных условиях, поскольку граждане сегодня не стремятся к сотрудничеству с органами милиции. Как говорится, очевидцев много, а свидетелей нет! И все-таки по некоторым делам обращения к населению дают результат – находятся не только свидетели, но и новые потерпевшие от преступлений.

Без вести пропавшие лица причисляются к категории живых исключительно с этических соображений. Статистика же свидетельствует, что, как правило, их надо искать среди мертвых – убитых, ставших жертвами несчастных случаев, и самоубийц. Тем не менее, нельзя зачислять в разряд ушедших из жизни кого бы то ни было, если нет для этого достаточных данных. К тому же некоторые из без вести пропавших просто скрываются. Одни – от долгов, другие – от уплаты алиментов, третьи – от тюрьмы, четвертые – по иным причинам.

Не следует смешивать, заметим, без вести пропавших с безвестно отсутствующими. Для оперативной работы различие между этими понятиями имеет принципиальное значение. Безвестно отсутствующим признается лицо, которое отсутствует в месте постоянного проживания и не дает о себе знать в течение одного года и более. Этот факт устанавливается судом. А без вести пропавшего следует искать сразу после его исчезновения (ни в коем случае не ждать год), ибо наиболее эффективен розыск – в начальной стадии. Как правило, уголовное дело при розыске без вести пропавшего не возбуждается.

Без вести пропавший человек – это лицо, внезапно исчезнувшее при загадочных обстоятельствах. Обычно про таких говорят: ушел из дома и не вернулся, как в воду канул. Первые шаги по его обнаружению (имеются в виду проверки в местах возможного появления, справки о несчастных случаях, доставление в больницу, медвытрезвитель, задержанных в милиции) ничего не дают. Если в течение суток такие проверки оказались безрезультатными, объявляется розыск без вести пропавшего.

Трупы людей оперативному работнику приходится искать нередко. Заинтересованные лица могут их скрывать. А таких – достаточно. Если, скажем, убийца и его жертва были до совершения преступления знакомы, то, вне всякого сомнения, первый заинтересован, чтобы факт совершенного преступления как можно дольше не обнаруживался. Упрятав как можно надежнее, убийца может объяснять отсутствие знакомого множеством причин.

При заказных убийствах “ киллер ” напротив не принимает мер к маскировке, оставляя труп на месте. Но заказчик может нанять других людей, которые за плату скроют тело убитого. В “ качестве трупа ” может попытаться предъявить себя “ матерый ” преступник или лицо, случайно оказавшееся в поле зрения оперативных органов. Иногда приходится искать труп, которого фактически нет (чтобы доказать отсутствие состава преступления, тоже необходимо проведение оперативного поиска).

Для некоторых юристов сам факт наличия или отсутствия трупа имеет решающее значение в установлении факта убийства. Согласиться полностью с таким тезисом нельзя, потому что в некоторых ситуациях обнаружение трупа по обстоятельствам дела исключается, а факт убийства и виновности в нем конкретного лица, тем не менее, можно считать установленным.

Искать пропавшие трупы следует, прежде всего, в лечебных учреждениях и моргах или с учетом имеющихся данных – в лесных зарослях и водоемах. Именно в этих местах они чаще всего обнаруживаются.

Близко к розыску трупов примыкает и такое действие, как предъявление неопознанных трупов для опознания. Такие случаи нередки: труп наличествует, но опознать его не удается. Причины бывают разные – обезображение до неузнаваемости, недобросовестность опознающих и пр.

Животные нередко выступают объектами оперативного розыска.

Приходится искать самых различных домашних животных: коров, овец, коз, ослов, быков. В регионах Северного Кавказа угон скота – нередкое явление. Воруют с пастбищ, со скотных дворов, у фермеров. Угнанную скотину забивают, а затем торгуют мясом на базарах и в палатках.

Один из примеров розыска пропавшей собаки, ценной породы:

… в городском парке у немолодой супружеской пары была похищена, неизвестным мужчиной, собачонка японской породы, за которую хозяйка в свое время выложила тысячу долларов. Разъяренная женщина требовала у начальника ОВД немедленно найти и вернуть ее сокровище, а неизвестного мужчину наказать по всей строгости закона. Возбуждать уголовное дело, разумеется, не стали, но собачонку объявили в розыск.

Наконец, кто-то сообразил, что нужно обратиться в ветеринарную службу, где не только лечат, но и учитывают собак и кошек. Выяснилось, что вскоре после пропажи породистой собаки в вендиспансер обратился некий гражданин, купивший такую же собаку по случаю на Птичьем рынке. Пропавшая собака была обнаружена у нового хозяина и возвращена прежним.

Предметы и документы как орудия непосредственного совершения преступления (например, нож, пистолет, и т.д.); различные приспособления, которые облегчают подготовку к совершению преступления (отмычки, ключи, орудия взлома, клеше, поддельные документы, денежные “ куклы ”). Сюда же можно отнести одежду и обувь, в которых находился виновный в момент совершения преступления и многое другое. Практика показывает, что, как правило, их выбрасывают. Однако предметы, облегчившие доступ к объекту посягательства (взламывающие приспособления, ключи, отмычки) выбрасываются редко. Обычно их прячут недалеко от места жительства. При розыске таких предметов тайники можно обнаружить на чердаках, в подвалах, на территории приусадебного участка. Следует отметить также близлежащий лесной массив, овраги, хозяйственные постройки и т.п. разумеется, при этом нужно использовать имеющиеся данные об индивидуальных признаках разыскиваемых предметов.

Предметы преступного посягательства. Сюда относится все, чем завладевает преступник, совершая преступление, а также одежда потерпевшего со следами преступления и т.п. предметы (оружие, ядовитые и отравляющие вещества, наркотики). Это – наиболее распространенная категория объектов розыска. Характерной особенностью их является индивидуальная определенность, позволяющая организовать целенаправленный розыск. Похищенные носимые вещи могут находится в жилище виновного, специальных тайниках, у его родственников и знакомых, а также в камерах хранения вокзалов, в ломбардах, скупочных и комиссионных магазинах. С развитием рыночных отношений к успеху приводит организация оперативно-розыскных мероприятий на толкучках, на продуктовых и, столь распространенных ныне, оптовых рынках, наблюдение за лицами, подозреваемых в скупке краденного, ведущими антиобщественный образ жизни.

Розыск транспортных средств (в том числе автотранспорта), принадлежащих государственным организациям и гражданам, необходим в следующих случаях:

  • автомобиль или мотоцикл использовался для совершения преступления;
  • лицо, виновное в совершение дорожно-транспортного происшествия, скрылось на транспортном средстве с места происшествия;
  • автомобиль (мотоцикл) подвергся угону или похищению.

Несмотря на существенные различия в характере выделенных объектов, розыск осуществляется преимущественно через работников ГИБДД. При этом следует учитывать, по крайне мере, два обстоятельства. Лица, виновные в серьезных дорожно-транспортных происшествиях, прибегают к такой уловке: скрывшись с места происшествия, водитель бросает где-либо автомобиль и тут же заявляет, что его у него угнали. Злоумышленники, использующие автотранспорт для совершения таких преступлений, как кража, грабежи, разбои, могут прибегать к маскировке, заменяя на автомашинах номерные знаки, изменяя цифры на бортах грузовых автомобилей, что может ввести в заблуждение оперативных работников.

Транспортные средства, снабженные двигателями (автомобили, мотоциклы, мопеды, моторные лодки, катера и т.д.), регистрируются в органах милиции. Но могут встречаться случаи оформления их на подставных лиц, владения незарегистрированными транспортными средствами. В связи с этим необходимо, исходя из обстоятельств дела, применять весь комплекс оперативно-розыскных мер.

Документы, не являющиеся вещественными доказательствами. Нередко среди объектов оперативного розыска встречаются различного рода бухгалтерские документы: ведомости, расходные ордера, наряды, накладные и другие. Иногда для сопоставления приходится искать недостающие экземпляры одного и того же документа.

Можно утверждать, что их розыск является чуть ли не самой трудоемкой частью оперативно-розыскной деятельности. Архивы отдельных хозяйственных организаций находятся в хаотическом состоянии, и при поверхностном ознакомлении с ними розыск нужного документа представляется бесперспективным. Основным средством решения розыскных задач в указанных ситуациях является привлечение специалистов – бухгалтеров, ревизоров, технологов, товароведов.

Строения. Сюда относятся жилые дома, коттеджи, дачи, квартиры в жилищно-строительных кооперативах, садовые домики, сараи, гаражи. Все возводимые строения должны быть зарегистрированы в соответствующей администрации района (города). Завершенные строительством объекты регистрируются, кроме того, в бюро технической инвентаризации и в органах Госстраха. Приобретаемые (по договору купли – продажи, дарения) и унаследование строения регистрируются в органах нотариата. Таким образом, установить факт принадлежности того или иного строения определенному владельцу не сложно. Бывают, однако, и затруднения. Часть таких объектов остается по разным причинам незарегистрированной (самовольное возведение постройки, незавершенные строительства). Кроме того, некоторые из них могут быть оформлены на подставных лиц, заведомо гарантированных от привлечения к уголовной ответственности. Поэтому, наряду с проверкой по учетам, нужно использовать и другие возможности розыска: опрос свидетелей, осмотр, опись строений в натуре и т.д.

Наличные деньги, ценности обычно хранятся непосредственно в жилище или специальных тайниках, а также у родственников (иногда дальних), друзей лица, которое может интересовать оперативного работника. Поскольку нет оснований для производства обыска по месту жительства таких лиц, проводятся негласные оперативно-розыскные мероприятия. Стены, пол, книги, сантехника, мебель, сыпучие продукты питания – все это на практике приспосабливается под тайники с целью сокрытия денег ценных бумаг.

Ныне многие предпочитают “ сбережения ” в виде валютных и других ценностей (изделий из драгоценных металлов и камней, уникальных произведений искусства, коллекций посуды, мебели, предметов быта). Для участия в оперативно-розыскных мероприятиях должны в этих случаях приглашаться соответствующие специалисты.

Вклады в сберегательных банках, ценные бумаги, страховые полисы – как их отыскать? По требованию следователя соответствующие банковские учреждения должны проверять наличие вкладов у обвиняемых по уголовным делам, извещая следователя о результатах, а при наложении ареста, принимать постановление следователя к исполнению. Сложнее разыскивать вклады на предъявителя. Здесь нужно идти другим путем – от сберкнижки (иного документа) к банку. Также касается и ценных бумаг.

Преступление как объект розыска. Регистрируемая часть преступных проявлений – как бы надводная часть айсберга; о существовании же подводной мало кто знает. Криминологи утверждают, что латентность, скажем, экологических преступлений составляет 90 %. Примерно такая же картина в области наркопреступлений.

Почему же остаются неизвестными факты совершения преступлений?

Существует три группы причин, способствовавших этому:

  1. Некоторые категории преступлений в силу своей специфики с трудом выявляется обычными средствами. Сюда относятся хищения путем злоупотребления служебным положением, взяточничество, браконьерство, отдельные формы мошенничество.
  2. По целому ряду преступлений потерпевшие не обращаются с заявлением в органы, компетентные проводить расследование. Делается это по разным мотивам; нежелание “ связываться ”, неверие в возможности раскрытия преступлений; боязнь компрометации и прочее.
  3. Известно не мало случаев, когда работники правоохранительных органов стремятся скрыть факты преступных деяний от учета и регистрации. Иногда выносится постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, но в большинстве случаев и это не делается.

Преступление экономического характера вскрываются, как правило, только благодаря инициативным действиям оперативников специальной службы - ОБЭП. Сотрудники ее обладают целым рядом средств: информацией контролирующих органов, сигналами населения, помощи специалистов, экономическим анализом. Значительная часть их работы связана с личным наблюдением – собственно сыском.

При расследовании уголовных дел часто возникает вопрос: а нет ли за привлекаемым к ответственности других грехов? Работающий в контакте со следователем оперативный работник призван тщательно проверить образ жизни подозреваемого, особенно, если тот в прошлом был судим за такие же или сходные преступления; состоял на учете как лицо, склонное к совершению определенных преступлений, либо привлекавшееся к ответственности за определенные преступления; ведет аморальный образ жизни.

5. Оперативно – розыскные действия

Приемы

Перечислить все приемы, применяемые в оперативно-розыскной деятельности, практически невозможно. Их много, и постоянно возникают все новые и новые. В любом случае, однако, они должны удовлетворять определенным требованиям: применяться только для решения оперативно-розыскных задач. Должна быть гарантирована и их конспиративность, по крайней мере на определенный срок. При их применении должна быть обеспечена безопасность жизни, здоровья, чести и достоинства личности. Как тех, в отношении которых они проводятся, так и лиц, не связанных с делом. Те же из них, которые вторгаются в сферу конституционных прав и свобод граждан, применяются только по судебному постановлению, а в случаях, не терпящих отлагательства, их можно осуществлять, известив суд в течение 24 часов.

Операции

Термин “ операция ” - обобщенное понятие широкомасштабных акций по задержанию особо опасных преступников, освобождению заложников, а также предупреждению актов терроризма и т.п.

Операции проводятся, как правило, по заранее составленным планам, в основе которых проведение оперативно-розыскных мероприятий. Имеют место и так называемые типовые операции под кодовыми названиями. Они планируются, естестественно, с учетом местных особенностей. Обычно участвуют силы нескольких служб одного или двух-трех подразделений. Но могут проводиться и локальные мероприятия. Даже такие акции, как проверочная закупка, могут при определенных условиях считаться операциями, поскольку предполагается проводить их одновременно в нескольких местах, изымать запрещенные к продаже товары, делать обыск по месту жительства, обследовать торговые помещения, склады …

… кассир, получила в банке крупную сумму денег. В кассе, расположенной в помещении проходной, перекладывала эти деньги из чемодана в сейф. В это время быстро распахнулась дверь и ворвавшийся мужчина громко и грубо скомандовал: “ Деньги! ”. Схватив чемодан с деньгами и выстрелив из оружия - револьвера в кассира, он выбежал из двери в проходную. Путь отходаграбителю преградил вахтер, не раздумывая он застелил и вахтера. Далее выбежав на улицу, преступник вскочил в легковой автомобиль серого цвета марки “ Москвич ” и на большой скорости скрылся с места происшествия.

Для раскрытия преступления была задействована операция “ Сирена ” - широкомасштабная операция по проверке автомашин серого цвета марки “ Москвич ”. При осмотре одной из них на номерном знаке обнаружили свежие следы пластилина.

Выяснилось, что автомашина принадлежит гр. Иванову И.И., который по доверенности передал ее своему другу гр. Кондратишвили А.Р., который в данный момент сожительствовал с сестрой гр. Иванова И.И у которой в данный момент сильно болел ребенок..

Дверь открыл сам подозреваемый, увидев в глазок людей в белых халатах и приняв их за врачей. Револьвер находился под подушкой.Здесь же обнаружили и похищенные деньги. Непосредственного исполнителя удалось задержать спустя несколько дней.

Комбинация

Комбинация – это разыгранная “ ложь во спасение ”, когда этого требуют интересы дела. То же внедрение в преступную среду без комбинации невозможна. Необходима искусственно созданная обстановка, чтобы внедрение происходило как бы естественно. Комбинация применяется, главным образом, при оперативном внедрении.

… в одной из воинских частей был взломан сейф и похищены деньги. Командир собрал офицеров по какому-то поводу и провозгласил здравицу. Все подняли бокалы, но выпить не успели. Командир предложил поставить бокалы и сделал важное заявление, что на взломанном сейфе остались следы пальцев, их будут сличать со следами на бокалах. И вот тут – то один из офицеров не выдержал и разбил свой бокал об пол. Конечно же, его сразу заподозрили, но один из друзей помог бежать данному офицеру с гауптвахты, куда тот был помещен.

В поисках пристанища сбежавший офицер попал к … бандитам. Так вот : спектакль и со взломом сейфа, и с побегом был разыгран как оперативная комбинация, а информация, полученная в банде, внедренным офицером, оказалась крайне ценной.

“ Легенда ”

“ Легендой ” называется элемент комбинации, причем стержневой, правдоподобно объясняющий поведение внедряемого.

Версий может быть столько же, сколько ситуаций, так что при выборе легенды следует избегать банальностей и следовать известным советам:

  • не играй с огнем;
  • не переигрывай;
  • в большой игре мелочей не бывает.

Мероприятия по внедрению проваливаются в большинстве случаев из-за мелочей. Талантливо играть не просто. Самое главное в “ легенде ” - учет малозначительных деталей.

Манипуляция

Так называется акция, цель которой подбросить противнику ложную информацию, дабы ввести его в заблуждение. Применяется она нередко и в военном деле. Начинается, к примеру, десантная операция в тыл врага противника. Последний ожидает ее, но не знает, когда и где она будет осуществляться. Тогда разведывательные службы по разным каналам убеждают его: там-то и тогда-то … Неприятель сосредоточивает в этом месте необходимые силы. Десант же высаживается там, где его и не ожидают.

Представлении о манипуляции дает организуемая контрразведкой “ радиоигры ” со шпионами. Разоблаченного иностранного агента, поддерживающего связь со своим центром по радио, убеждают работать “ на наших ”, после чего от его имени в центр направляется дезинформация.

Манипуляция может достаточно эффективно применяться в борьбе с организованной преступностью, терроризмом, экономическими преступлениями.

… на квартиру к разрабатываемому является добро желать и сообщает, что ее мужа взяли с поличным, и что последний улучив момент просил его сообщить, скажем жене, чтобы та в преддверии обыска изъяла из известного ей тайника все наиболее ценное и отвезла в надежное место. Женщина собирает все ценное и спешит к каким-нибудь родственникам, но при выходе из подъезда ее задерживают оперативные работники.

Этим приемом часто пользуются и мошенники. Для оперативных работников же это обычный тактический прием, облегчающий розыск имущества, нажитого преступным путем. При обследовании жилого помещения либо обыске тайники не всегда удается обнаружить, но необходимо помнить, что для применения данного приема следует получить постановление суда на обследование жилого помещения.

Визуальное наблюдение

Выше уже отмечалось (см. п. 2.7.), что наблюдение включает три вида: наружное, агентурное и личное. Остановимся лишь на последнем. В сущности, личное наблюдение – оперативно-розыскное действие; им могут заниматься не только оперативные работники, но и следователи, и работники дознания. Но преимущественно его ведут оперативные работники. Большую часть рабочего времени каждый оперативный работник отдает личному сыску.

Визуальное наблюдение имеет различные цели. Наиболее актуальные из них следующие:

  • наблюдение за конкретным лицом для задержания его в конечном счете с поличным ( к примеру, при совершении карманной кражи );
  • наблюдение за конкретным лицом с целью определения его образа жизни (посещение различных мест, встречи с представляющими оперативный интерес лицами);
  • идентификация разыскиваемых лиц по приметам внешности (фотографиям, по субъективному портрету, в обиходе называемый “ фоторобот ”, словестному описанию);
  • задержание для проверки подозрительно ведущих себя лиц;
  • опознание по приметам похищенных вещей в местах их возможного сбыта

Всем оперативным работникам, осуществляющим наблюдение, необходимо помнить: любой наблюдаемый в той или иной мере ведет контрнаблюдение, нередко по профессионально подготовленной схеме.

Зашифрованный опрос

Вначале несколько слов о незашифрованном опросе. Речь идет о так называемом разведывательном опросе – непринужденной беседе следователя или оперативного работника с привлечением в качестве обвиняемого лицом по обстоятельствам, не относящимся к расследуемому делу. Иногда в доверительной беседе (“ не для протокола”) удается получить информацию, которая заслуживает внимания с оперативной точки зрения. Часть такой информации касается не самого собеседника, а других лиц.

Зашифрованный опрос бывает двух видов:

  • в первом случае оперативный работник не скрывает, кем является, но ведет себя так, чтобы опрашиваемый не догадался, чего от него хотят, что конкретно интересует оперативно-розыскные органы.
  • во втором случае, при опросе оперативный работник (оперативник) выдает себя за другое лицо, которое чья-либо преступная деятельность не интересует.

з) Использование документов прикрытия. Установка

Некоторые оперативно-розыскные мероприятия проводятся абсолютно зашифровано (скрывается сам факт причастности проводящего мероприятия к оперативным органам). В этих случаях оперативные работники должны быть снабжены соответствующими документами прикрытия. Предъявлять же их следует лишь только при настойчивом требовании заинтересованных лиц. В других случаях оперативный работник должен аргументировать свое поведение, в зависимости от сложившейся ситуации.

Документы прикрытия необходимы при сборе сведений (установке). Проводится она, как правило, негласными сотрудниками оперативных органов. Но если даже ее осуществляет оперативный работник, он не должен “ раскрываться ”. Установка в целом представляет собой анализ того, не имеется ли каких-либо компрометирующих материалов по месту жительства или работы на проверяемое лицо. Сведения собираются в результате бесед с людьми из его окружения.

Сам факт, что человеком интересуются оперативные органы, - компрометирует проверяемого. Поэтому оперативному работнику (оперативнику) приходится представляться работником такой сферы, которая ничего общего с проблемами розыска не имеет. Строить беседу так, чтобы собеседник не догадался, что именно интересует посетителя и кому необходимы соответствующие сведения.

Маркировка

В рамках такого мероприятия, как контролируемая поставка, широко применяется маркировка предметов – пометка их специальными красителями, невидимыми простым глазом веществами, радиоактивными индикаторами. В дозах, безопасных для здоровья людей. Маркировка успешно применяется и в розыске автомобилей, а также больших партий денег.

Работа с негласными помощниками

Агентура “ рекрутируется ”, как правило, из людей, относящихся к криминальному миру. От осведомителя должна поступать оперативно значимая информация, а ее способны поставлять только “ свои люди ” в преступной среде, пользующиеся безусловным доверием. Но помощь с их стороны обходится дорого (и не только в денежном выражении). Каждый оперативный работник это хорошо знает на собственном опыте. Приобрести толкового агента непросто. Его приходится постоянно воспитывать, приобщая к элементарной дисциплине, не допуская двурушничества, перепроверяя поступающую информацию, заботясь о конспирации. Нелегко внедрять агента в разрабатываемую среду и принимать меры безопасности при выводе его из нее. Оперативник несет ответственность за каждый шаг агента, сознавая, что негласное сотрудничество – общественно-полезная работа, работа трудная и опасная.

Использование учетов

Наведение справок в оперативно-розыскной деятельности сводится в основном к проверке (перепроверке) имеющейся информации через различные системы учетов. К ним относится, в частности, учет лиц, представляющих оперативный интерес, а также учеты, организуемых в местных аппаратах уголовного розыска (по кличкам, способу совершения преступления и пр.).

Наиболее значимой является информация, содержащаяся в криминалистических учетах. Сюда относится учет: заявлений и сообщений о преступлениях; самих преступлений; обвиняемых (алфавитный); неопознанных трупов; без вести пропавших. А также дактилокартотека.

Используются и иные учеты органов внутренних дел: паспортных столов; привлеченных за административные нарушения; лиц, помещенных в приемники-распределители; доставленных в медвытрезвители; автомототранспорта; дорожно-транспортных происшествий.

В оперативно-розыскной работе могут применяться и учеты различных государственных учреждений – военкоматов; органов ЗАГС; медицинских учреждений и моргов; наркологических диспансеров и псиатрических больниц; кадровых аппаратов предприятий, учреждений, организаций и учебных заведений; гостиниц; органов социального обеспечения, банков, страховых компаний, детских домов и пр.

В последние годы в оперативно-розыскной деятельности успешно используются компьютерные информационно-поисковые системы органов внутренних дел.

Возможности технических средств

Оперативно розыскная деятельность предполагает широкое использование современных технических средств. В распоряжении оперативно-розыскных органов есть аппаратура, находящаяся только в их ведении, другая – заимствованная из иных сфер деятельности. Используется фото -, видеотехника, звукозаписывающая аппаратура, разнообразные средства связи. Применяются специальные поисковые приспособления – металлоискатели, оптические приборы, люминесцентные лампы, приборы ночного видения, компьютерная программа “ фоторобот ”.

Отметим два вида технических средств, такие, как полиграф и источник паралитического газа. Когда человек лжет, организм выделяет определенные вещества, которые могут анализироваться с использованием полиграфа. В правосудии, естественно, этот метод использовать нельзя, но в оперативно-розыскной деятельности он имеет право на применение.

Используется также средство для применения парализации воли и сил противника – нервно-паралитический газ “ черемуха ”. Применение “ черемухи ”оправдано в ситуациях, аналогичных следующей.

… в квартире засел вооруженный преступник, при нем несколько заложников. Как “ выкурить ” его, не причиняя вреда другим?

Нередко единственное средство – патрон с паралитическим газом.

Одорология

Одорология – наука о запахах. Каждый человек имеет свой единственный запах, который не изменяется в течение всей жизни. Отсюда возможность идентификация личности по соответствующим признакам (например, забрать образцы воздуха из комнаты, где имело место кража, а затем такие же образцы “ взять ” с тела человека, совершившего это деяние). Тождество устанавливается с использованием … собаки. Понятно, что для уголовного процесса это непригодно. Но в оперативно-розыскной работе это допустимо.

Федеральный Закон об ОРД не упоминает применение розыскных собак ни среди мероприятий оперативно-розыскного характера, ни среди других оперативных действий. И все же в оперативно-розыскной деятельности находят применение любые тактические приемы негласного и гласного характера, не противоречащие закону.

Собака способна не только брать след. Обнюхав предмет, изъятый с места происшествия, она может из нескольких человек выбрать того, кто имел какое – то отношение к предмету (прием этот так и называется – выборка). По специфическому запаху собака в состоянии отыскать наркотики в багаже, привести к месту, где закопан труп и т.д.

Без сомнения, говорить о доказательственном значении применения собаки не приходится, т.к. собака может тоже ошибаться. Тем не менее, в оперативно-розыскном деле использованию собаки отводится важное место.

Захват

Захват – операция по задержанию и обезвреживанию преступников. Это наиболее важная и опасная часть оперативной разработки – итог многодневной оперативно-розыскной деятельности. Операция планируется с четким разделением действий каждого участника, оно зависит от конкретных обстоятельств: количества лиц, которых предполагается захватить; наличия у них оружия; места проведения операции (квартира, автомашина, участок местности) и личных качеств задерживаемых.

Главным при этом – не допустить со стороны задерживаемых оказания сопротивления, которое могло бы угрожать безопасности оперативных работников и посторонних граждан. Разумеется, захват, коль скоро он сопряжен с физическим насилием, должен быть обоснован (ст. 91 УПК РФ).

Целесообразно избегать “ громогласных ” операций по захвату. Только когда по обстоятельствам дела невозможно обойтись иными средствами и методами, можно прибегать к захвату.

Засада

Засада – ловушка, которая в оперативно-розыскной деятельности применяется довольно часто. Выделим два вида тактических приемов:

1) засада на месте предполагаемого совершения преступления;
2) засада на месте предполагаемого появления разыскиваемого преступника.

Если по имеющейся информации в каком-то месте предполагается совершение преступления, важно схватить преступника с поличным, с орудиями совершения преступления либо с похищенными вещами. Особое внимание уделяется организации засад в местах возможной передачи ценностей при вымогательстве; получении взятки. И здесь есть много “ тонкостей ” - нюансов, без учета которых можно свести на нет всю подготовительную работу. Скажем, взяткодатель по указанию получателя кладет пачку денег в висящее в кабинете на вешалке пальто. В последующем взяточник может заявить: “ Провокация! Подсунули! ” И обратное практически ничем доказать нельзя.

При засадах в местах предполагаемого появления разыскиваемых следует иметь в виду, что в охраняемую квартиру могут явиться совершенно посторонние лица, раздастся телефонный звонок, произойдут другие непредвиденные события (предположим, внезапно тяжело заболеет кто-то из обитателей квартиры). Наконец, может случится, что ожидаемое лицо не появится по прошествии длительного времени. Поэтому важно в любой ситуации просчитать все возможные варианты. Ни в коем случае не вступать в конфликт с населением. Людям объясняют, что засада – мера вынужденная, преследует, в частности, цель обезопасить их самих от серьезных неприятностей, которые могут иметь место в случае появления разыскиваемого. И тогда можно надеяться, что они с пониманием отнесутся к мероприятиям оперативно-розыскного характера, не исключено, постараются помочь. Противодействие же может, кроме всего прочего, привести к срыву операции.

Подворный (по квартирный) обход

Для раскрытия преступления существует немало средств. В том числе по квартирный обход – оперативники окрестили его “ сбором сплетен ”. Кто-то что-то видел из окна, что-то слышал, кто-то кого-то подозревает …. Собранные и проанализированные обрывки информации могут быть положены в основу той или иной версии.

“ Прочесывание ” местности. Патрулирование

Прием этот напоминает скорее воинскую операцию. В сельской местности, особенно в глухих лесных углах, он находит применение при розыске заблудившихся детей, без вести пропавших граждан, а также трупов.

Нередко возникает такая ситуация: никаких “ зацепок ” относительно личности преступников (например, бандитов) нет, но в то же время потерпевший заверяет, что обязательно узнает их при встречи.

Патрулирование с целью опознания должно проводиться с соблюдением следующих правил:

  • опознающий должен предварительно заявить, что он узнает участников преступления безошибочно;
  • патрулирование следует производить максимально приближенно к тем условиям, в которых совершалось преступление (время суток, освещение и т.п.);
  • при любых обстоятельствах должны быть приняты меры безопасности в отношении участвующих в операции лиц.

Обмен сведениями

Взаимный обмен сведениями, информацией между различными оперативными органами, как входящими в одно ведомство, так и иными, имеет исключительное значение.

О наиболее серьезных объектах оперативно-розыскной деятельности сообщается в регулярно издаваемых ориентировках центральных ведомств. Как правило, такая информация носит индивидуальных характер. Используются все виды связи, а также непосредственные контакты между оперативными работниками.

Особое значение имеет взаимодействие оперативных органов СНГ. Пересекая границу, что не составляет труда, преступник из России чувствует себя в безопасности и на Украине, и в Казахстане, и в Грузии. Оперативные работники же, подчас, даже не могут направить просьбу проследить за конкретным лицом своим коллегам в Ближнее Зарубежье.

Работа с населением

Оперативный работник имеет возможность общаться с населением не только в процессе по квартирного обхода. Для этого можно использовать собрания трудовых коллективов, жильцов, вообще населения, личные контакты с представителями общественности, а также письменные обращения в листовках и объявлениях, вывешиваемых на стендах “ Внимание! Розыск! ”

Эффективны и обращения по радио, телевидению, в газетах с просьбой о помощи в раскрытии тех или иных конкретных преступлений с обещанием выплаты денежного вознаграждения и гарантией анонимности. Конечно, при этом возможна и дезинформация – каждое сообщение следует тщательно перепроверять.

Средства массовой информации, несомненно, могут оказать помощь в розыске преступников. Но есть опасность и негативного воздействия широковещательных сообщений на общественное сознание – не исключены кривотолки, панические настроения, превратное толкование действий правоохранительных органов. Кроме того, ведь и разыскиваемое лицо слушает радио и смотрит телевизор.

Применение оружия

Правила применения табельного оружия содержатся во многих правовых актах, прежде всего – в Федеральном Законе “ Об оружии ”, ст. 24 которого разрешает применение его для защиты жизни, здоровья и собственности, в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости. При этом применение оружия в состоянии необходимой обороны не должно причинить вред третьим лицам. Тот же закон запрещает применение огнестрельного оружия в отношении женщин, лиц с явными признаками инвалидности и несовершеннолетних, когда их возраст очевиден и известен. За исключением случаев совершения указанными лицами вооруженного либо группового нападения.

Таким образом, табельное огнестрельное оружие можно применять в трех случаях:

  • при необходимой обороне;
  • в случаях крайней необходимости;
  • при задержании преступника, если другими способами сделать это невозможно.

Однако Федеральный Закон “ Об оружии ”требует: “ Применению оружия должно предшествовать четко выраженное предупреждение об этом лица, против которого применяется оружие, за исключением случаев, когда промедление в применении оружия создает непосредственную опасность для жизни людей или может повлечь тяжкие последствия ”.

6. Действия объектов оперативно-розыскной деятельности по обеспечению собственной защиты от оперативно-розыскных мероприятий

Известно, что Федеральный закон об ОРД в статье первой определяет оперативно-розыскную деятельность как вид деятельности уполномоченных на то органов государства, осуществляемую гласно и негласно в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств. Закон указывает, что этот специфический вид деятельности в интересах борьбы с преступностью осуществляется в двух взаимодополняющих формах — гласно и негласно.

Использование в борьбе с преступностью негласных оперативно-розыскных средств и методов наряду с гласными является вынужденной защитной мерой общества и государства, она адекватна действиям преступников, готовящихся к преступлениям замаскировано, с тщательным продумыванием способов защиты от правоохранительных органов и совершающих их внезапно.

Действия же органов, осуществляемые только гласным путем, поставили бы их априори в неравные условия по отношению к преступникам, ибо последние получили бы возможность опережать действия милиции (полиции).

Выявить и раскрыть преступление в условиях, когда преступники тщательно маскируют свои подготовительные действия, требует значительных усилий и применения именно негласных приемов и способов. Здесь речь идет о том, чтобы оперативно-розыскным путем установить, обнаружить, сделать явным не только само событие преступления и лиц, его подготавливающих, совершающих (т.е. объектов ОРД), но и другие, связанные с этим обстоятельства:

  • выявить очевидцев и свидетелей;
  • обнаружить следы, предметы и документы;
  • выяснить причины и условия совершения преступлений;
  • установить всех причастных к нему лиц;
  • обнаружить похищенное имущество;
  • возместить материальный ущерб, причиненный действиями преступников;
  • обеспечить безопасность потерпевших и свидетелей;
  • преодолеть контрприемы преступников, активно мешающих следствию и т. п.

Возможна и иная ситуация, когда оперативные аппараты получают информацию о замышляемых отдельными лицами или группами лиц, а также их сообществами преступлениях и в ходе проверки этой информации убеждаются, что совершение преступлений этими лицами вполне реально, если не применять необходимые предупредительные меры. В этих случаях в отношении объектов оперативно-розыскной деятельности собирается дополнительная информация с соблюдением всех правил конспирации, документируется их криминальная деятельность и принимаются меры к ее пресечению.

Учитывая изложенное, следует признать, что делегирование государством правоохранительным органам и спецслужбам права применять интрузивные методы, ограничивающие с соблюдением определенных правовых процедур конституционные и иные свободы граждан, представляется оправданным в борьбе с особо опасными противоправными проявлениями, прежде всего со стороны преступных групп и сообществ.

Оперативно-розыскные аппараты учитывают следующие обстоятельства, характерные для деятельности указанных объектов ОРД:

  • деятельность преступной группы и сообщества высоко организована, она нередко имеет “прикрытие” в виде коммерческой или иной деловой структуры, в составе которой действует охранное предприятие или имеется легальная служба безопасности. Именно эти структуры ведут профессиональное наблюдение за интересующими их лицами, осуществляют контрнаблюдение с использованием средств новейшей специальной техники за милицией (полицией) и другими правоохранительными органами и спецслужбами;
  • эти объекты ОРД достаточно хорошо осведомлены о многих действиях криминальной милиции (полиции), так как обладают хорошо законспирированными коррумпированными связями в аппаратах власти, управления и правоохранительных органах;
  • наличие, помимо названных штатных структур охраны и безопасности, нештатных групп, формирований и одиночек - профессионалов, составляющих систему безопасности скрытого характера (группы разведки и контрразведки, вооруженной охраны и т. д.);
  • создание и использование организованного, планируемого бюджета преступного сообщества “ общака ”, выделение для контроля и организации специальных “смотрящих ”, “ казначеев ” и т. п.;
  • осуществление криминального контроля над легальной экономической деятельностью на определенной территории, а также над профессиональной преступностью нелегального характера (наркобизнес, проституция, азартные игры и т. д.);
  • политизация преступной деятельности, стремление преступных сообществ, их лидеров и авторитетов к власти, влиянию на экономическую, финансовую, уголовную политику, уход от социального контроля.

В основе криминальной организованности указанных объектов ОРД лежит расширение и усложнение асоциальной деятельности, сплочение лиц, входящих в сферу и инфраструктуру социально - аномальной среды, противостояние обществу и закону[См.: Организованная преступность - 2 // Под ред. А.И. Долговой, С.В. Дьякова., М.: Криминологическая Ассоциация. 1993, С. 22. ]. Активное противодействие оперативно - розыскным мерам — неотъемлемая черта жизнедеятельности организованных криминальных формирований. В его основе — сбор информации о субъектах охраны правопорядка различными методами.

Такой подход обусловлен тем, что особенностью нынешнего времени является переход от индустриального общества к информатизированному, в котором информация считается не менее важным ресурсом, чем материальные или энергетические. В контексте анализируемого вопроса это означает качественное изменение природы противостояния социально-аномальной среды и правоохранительных сил: от силового — к основанному на информационном превосходстве.

Актуальность последнего тезиса вытекает из природы рассматриваемого конфликта, для которого характерно, что ни одна из противоборствующих сторон заранее не знает решений, принимаемых противником, т.е. вынуждена действовать в условиях неопределенности, сопряженной с определенной степенью риска. Это предопределяет необходимость сбора максимального количества информации, с одной стороны, об объектах оперативно-розыскной деятельности (силами оперативных аппаратов), а с другой — о ее субъектах (силами криминальных формирований). Кто в этом преуспеет, тот получит реальные шансы оптимизировать избранную тактику действий и решить конкретный конфликт в сфере охраны правопорядка в свою пользу.

Эта ситуация порождает проблему, которую условно можно определить как контроль использования криминальной средой технологических достижений.

Суть проблемы состоит в следующем. Техносферу (и ее компоненты) создают люди, она должна быть управляемой и не выходить из-под контроля. Как это обеспечить — один из главных вопросов современности. Технический прогресс породил множество изобретений, которые могут быть использованы как во благо человечества, так и во вред. Например, достижения в области создания электронных устройств сбора и обработки информации существенно расширили возможности оперативно-розыскного процесса, базирующиеся на использовании специальных технических средств, обеспечивающих добывание сведений, представляющий оперативный интерес. Но одновременно это позволило представителям социально-аномальной среды, как и любому законопослушному гражданину, также “ приобщиться ” к достижениям технической цивилизации. В результате современные криминальные формирования активно использует технические, в особенности радиоэлектронные средства при планировании, подготовке и совершении конкретных противоправных действий. Ситуация осложняется и тем, что в открытой печати, на информационных стендах, в рекламах различных фирм и т. п. публикуется множество объявлений о продаже “ техники безопасности ” (по сути дела, спецтехники, предназначенной для скрытого добывания информации). Отмечены неоднократные случаи использования преступниками и преступными сообществами такой техники для ведения разведывательной работы в отношении правоохранительных органов, противодействия им, дезинформации, сбора сведений с целью последующей компрометации или шантажа сотрудников милиции, других должностных лиц. Аналогичным образом преступные группы добывают информацию о финансовых операциях банковских и коммерческих структур для последующего вымогательства, вмешательства в деловые операции.

Кроме того, наряду с активными методами добывания сведений о правоохранительных органах и спецслужбах, криминальные формирования применяют и соответствующие методы защиты, гарантирующие им определенную степень информационной безопасности при проведении субъектами оперативно-розыскной деятельности оперативно-розыскных мероприятий.

Учитывая, что в практическом большинстве случаев лица, входящие в социально-аномальную среду и ее инфраструктуру, используют в повседневной деятельности различные средства связи (наиболее вероятен телефон (радиотелефон)), специалисты служб обеспечения собственной безопасности указанных объектов оперативно-розыскной деятельности рекомендуют последним максимально сократить переговоры с использованием аппаратуры связи на конфиденциальные темы, а если это невозможно, то защитить обмен информацией посредством устройств, основанных на передаче речевого сигнала по каналу в аналоговом либо в цифровом виде. С точки зрения защитных свойств, аппаратура, использующая передачу сигнала в аналоговом виде, относится к классу временной стойкости (скремблеры), а использующая передачу в цифровом виде — к классу гарантированной стойкости (вокодеры). Несмотря на множество различных характеристик аппаратуры защиты переговоров, выбор конкретного ее типа производится на основе той степени защищенности, которую она обеспечивает, и ценности той информации, которую предстоит защитить.

Характерно, что дополнительные возможности в области противодействия проведению оперативными аппаратами oneративно-розыскных мероприятий создает так называемое “ свободное ” (т. е. бесплатное) распространение проблемно-ориентированных программных продуктов, а именно — обеспечивающих высокую степень защиты информации, при которой получить доступ к исходному сообщению практически невозможно в обозримых временных границах. Речь идет о программах криптографического закрытия сообщений.

Наиболее известной программой такого рода является программный продукт PGP (Pretty Good Privacy), позволяющий обеспечить конфиденциальность связи при обмене сообщениями по компьютерным сетям. Причины, побудившие к написанию PGP, по мнению ее автора, состоят в том, что с приходом информационной эры личные переговоры могут стать достоянием посторонних. Например; электронная почта, использование которой становится нормой и которая быстро вытесняет обычную (бумажную) почту, в настоящее время может автоматически сканироваться на наличие интересующей информации, не говоря уже о телефонной, в том числе сотовой связи. Поэтому технологические достижения не оставляют возможности сохранения статус – “ кво ” в том, что касается приватности ( личной тайны, в том числе тайны переписки )..

Учитывая современные тенденции преступности, ее организованный характер, повышенную общественную опасность, высокую степень вооруженности и агрессивности, законспирированный характер преступных групп и формирований, систему их организованного противодействия любому социальному контролю, государство вынуждено, как отмечалось выше, использовать наиболее действенные негласные средства и методы противодействия объектам ОРД. Здесь в подавляющем большинстве случаев уголовно-правовой контроль над криминальной средой вступает в действие лишь после применения комплекса оперативно-розыскных мер, осуществляемых в целях выявления и пресечения преступной деятельности. В этих случаях оперативно-розыскная деятельность в отношении объектов оперативного внимания осуществляется, как правило, в таких ее формах, как:

  • оперативный поиск и выявление первичной информации;
  • оперативная проверка;
  • оперативная профилактика;
  • оперативное сопровождение расследования.

При этом значительное внимание уделяется вопросам борьбы с утечкой информации из самих оперативных подразделений, выявлению и пресечению коррумпированных связей сотрудников милиции (полиции) с представителями криминальных структур.

Одной из важнейших задач организации и осуществления оперативного контроля деятельности объектов ОРД является высокоорганизованная и эффективная разведка криминального подполья с целью получения при помощи оперативно-розыскных средств и методов стратегической информации о преступных формированиях и их лидерах, внутренней динамике и степени организованности и конспиративности, распространенности и видах преступности, ее проявлениях в разных регионах, международных криминальных связях, о коррумпированности различных ветвей власти, обо всех обстоятельствах, способствующих этим явлениям.

Оперативно-розыскная деятельность является многосубъектной, и поэтому ее объекты могут оказаться в центре внимания различных служб, успешные действия которых зависят от согласованности, деловых контактов, единства в понимании целей и задач.

Согласованная деятельность оперативных аппаратов по выявлению замыслов объектов ОРД предполагает выдвижение на первый план мер по выявлению лиц, от которых можно ожидать опасных преступлений, документирование их подготовительных действий, нейтрализацию их контрприемов против милиции (полиции), согласованное планирование оперативных комбинаций и операций.

Комплекс оперативно-розыскных и иных мероприятий в отношении криминальных сообществ как объектов оперативно-розыскной деятельности целесообразно вести в рамках оперативного дела, при этом взаимодействующий оперативный аппарат концентрирует материалы оперативной информации в деле - дубликате (досье).

К основным совместным действиям со стороны нескольких оперативных аппаратов против объектов ОРД можно отнести:

  • взаимопомощь и обеспечение конспирации в проведении совместных оперативно-розыскных мероприятий при соблюдении всех мер защиты от утечки информации;
  • разделение труда, профессионализм и специализацию оперативных аппаратов;
  • максимальное использование оперативно-технических возможностей;
  • единство системы руководства, персональная ответственность за свой участок действий;
  • подчинение ведомственных интересов общим.

Кроме того, важной является проблема информационного обеспечения при проведении многосторонних оперативно-розыскных действий против объектов ОРД, особенно организованных преступных формирований и их членов. Здесь же необходимы действенные меры по защите информации, носителями которой являются оперативные аппараты и лица, содействующие проведению оперативно-розыскных мероприятий.

Система информационного обеспечения должна быть интегрирована в единую информационную сеть субъектов оперативно-розыскной деятельности, доступ к интегрированным банкам данных должен быть защищен от посторонних. Система должна быть ориентирована на объекты соответствующего оперативного учета: криминальные группы, лидеры и авторитеты криминального мира; лица и предметы преступного посягательства; события, представляющие оперативный интерес; коррумпированные связи преступного мира и т. д.

К функционированию такой системы должны предъявляться повышенные требования оперативности в выдаче информации, достоверности и защищенности конфиденциальной и оперативно значимой информации.

Одновременно информационное обеспечение оперативных аппаратов должно максимально использовать потенциал международного сотрудничества в части получения информации о лицах — объектах ОРД через каналы Национального центрального бюро Интерпола и Бюро по борьбе с организованной преступностью стран СНГ.

Тема 7.
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ В ОПЕРАТИВНО–РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СПЕЦИАЛЬНЫХ ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ

1. Техническое оснащение

Опыт оперативных работников (работников уголовного сыска) передавался через поколения как повторение оправдавших себя на практике навыков, приемов и традиций. Все они основаны на знаниях человеческой натуры, законов преступного мира, а также на профессиональной интуиции и нестандартных оперативных решениях.

В советский период из-за различных бюрократических преград и ведомственной волокиты многие технические средства не внедрялись в ОРД, что обеспечивало техническое превосходство криминальной среды общества над правоохранительными органами.

Однако накопленный в отдельных оперативных подразделениях опыт использования технических средств долгие годы имел ограниченное распространение. Всесторонний критический анализ использования специальной техники в деятельности правоохранительных органов не производился. Это негативно отражалось на организации и практическом осуществлении оперативной работы и повлекло создание “ заинтересованными лицами ” целой системы мер по ее компенсации. Так, преступники, задержанные с поличным, нередко использовали сведения, доказывающие “ провокационный ” характер оперативно-розыскной деятельности. В специальной литературе 70 – х годов приводятся примеры, когда взяточники заблаговременно готовили аргументы для снятия с себя возможного обвинения. Для этого, задним числом писались жалобы прокурору о “ незаконных ” действиях оперативников, “ постоянно подслушивающих телефонные переговоры и помечающих купюры, переданные в качестве возврата долга ”.

И сейчас преступниками заранее учитывается вероятная фиксация их действий при помощи технических средств: отслеживается персональный состав оперативников и участников следственных действий, организуются поиски агентов внедренных в преступную среду. Делается это для того, чтобы поставить под сомнения доводы обвинения. Поэтому постоянно существует необходимость принятия неординарных организационных, тактических и технических решений.

В ныне действующем Федеральном Законе об ОРД предпринята четвертая за российскую историю законодательная попытка регламентировать порядок внедрения в преступную среду штатных сотрудников правоохранительных органов. Первые три оказались неудачными.

Во многих зарубежных странах этому вопросу уделялось самое пристальное внимание. Например, в США, только за период с 1924 г. по 1934 г. было принято 14 законов, касающихся оперативно-розыскной деятельности Федерального бюро расследований. Верховный суд США сформулировал принципы, известные под названием “ привилегии информаторов ”, в соответствии с которыми полиции было предоставлено право не раскрывать их личность. Информаторы получили право в исключительных случаях выступать в суде в качестве свидетелей. Правительство при этом гарантировало их защиту и неразглашение личных данных.

Для получения оперативной информации в развитых странах сейчас введен запрет на применение технических средств, психотропных, химических и иных веществ, которые угнетают волю или вредят здоровью человека. Ограничения прав человека и гражданина, допускаемые во время проведения ОРМ, носят временный характер могут осуществляться лишь с санкции прокурора. Закон запрещает привлекать к выполнению заданий оперативных подразделений священнослужителей, медицинских работников и адвокатов, в случаях, когда лицо, от которого они должны получить информацию, является их пациентом, клиентом, прихожанином.

2. Расширение возможностей чувственного познания

Собрать необходимую информацию о преступлении и преступниках без эффективного использования разнообразных технических средств стало сейчас практически невозможно. Поэтому Федеральный Закон об ОРД предусматривает использование в ходе проведения ОРМ информационных систем, видео – и аудиозаписи, кино – и фотосъемки, а также других технических средств, не наносящих ущерба жизни и здоровью людей, не причиняющих вреда окружающей среде.

Это связано с тем, что техника позволяет изучить не воспринимаемые в обычных условиях события и факты, обобщить имеющуюся информацию, позволяет увеличить ее поток, облегчает мыслительную деятельность человека и оценку достоверности выводов.

Применение техники в ОРД должно связываться, прежде всего, с расширением возможностей чувственного познания.

Органы чувств человека – зрение, слух, обоняние и т.д., сами по себе не являются высокоточными средствами чувственного отображения. В ситуации, связанной с раскрытием преступлений, нельзя, безусловно, опираться на их непогрешимость. Любые показатели органов чувств, необходимо тщательно проверять. Это связано с тем, что многие явления и процессы, происходящие в реальной жизни, человек просто не в состоянии воспринимать. Например, звуковые колебания воспринимаются им только в пределах от 16 Гц до 20 кГц. Иная частота колебаний не вызывает у людей никаких слуховых ощущений.

Зрительное восприятие возникает лишь при воздействии на глаз электромагнитных колебаний с длинной волн от 380 см. до 760 см. По сравнению с полным диапазоном колебаний, ныне известных науке, участок этот неимоверно мал. То же касается и других органов чувств.

Пороги чувствительности у разных людей далеко неодинаковы. В течение жизни они подвержены различным изменениям у одного и того же человека, находясь в прямой зависимости от состояния физического и психического здоровья, возраста, наличия заболеваний, условий проживаний и многого другого. Для того чтобы как можно глубже проникать в сущность любых вещей и явлений, необходимо расширять возможности знания через применение различных технических приспособлений. В настоящее время с применением специальных технических средств правоохранительными органами России раскрывается более 75 % преступлений, совершенных в условиях неочевидности.

Применение техники в ОРД не сводится только к получению разнообразной информации. Техника предназначается еще и для облегчения восприятия сведений конкретным человеком, который, в свою очередь, должен быть способен к их анализу, переработке, сохранению и передаче по назначению.

Даже при наличии достаточного времени для анализа и дальнейшей работы с полученной информацией, оперативный работник в состоянии переработать лишь определенный ее объем. Если же объем полученной оперативной информации превышает “ пропускную способность ” органа чувств оперативного работника, то она не будет воспринята и переработана. В таких случаях технические средства незаменимы. Они позволяют преобразовывать и регулировать большие информационные потоки, либо хранить нужные сведения в течение времени, необходимого для ее последующего восприятия и переработки.

В оперативной работе проанализировать информацию и сделать соответствующие выводы чаще всего недостаточно. Получаемую информацию нужно уметь запомнить. Именно профессиональная память оперативного работника (оперативника) в конечном итоге формирует возможность сравнения и выбора, определяет интеллектуальную самостоятельность и рабочую инициативу.

Слабая сторона памяти состоит в том, что при воспроизведении ранее полученной информации они невольно привносят субъективные элементы, так или иначе искажающие ее. Иногда искажения приводят к возникновению различных критических ситуаций или к наступлению необратимых процессов. Если же объект фиксируется при помощи технических средств, то сравнения зафиксированные сведения с теми, которые остались в памяти оперативного работника, можно установить и скорректировать практически все привнесенные извне субъективные элементы.

Технические средства играют важную роль в запоминании, сохранении и воспроизведении информации полученной оперативным путем, позволяя на основании собранных данных быстрее прийти к выводам о существовании различных закономерностей и связей.

3. Технические средства обеспечения оперативной работы

Сегодня популярны дискуссии о “ эффективности ” использования таких негласных средств, как прослушивание телефонных и других переговоров, негласное проникновение в помещение, визуальное наблюдение с использованием фото –, кино – и видеосъемки, перлюстрация почтово-телеграфных отправлений и пр. нередко речь идет о нарушении конституционных гарантий неприкосновенности жилища, личной жизни граждан, тайны телефонных, телеграфных и письменных сообщений. Однако при наличии определенных оснований действующим законодательством предусматривается не только осуществление перечисленных оперативно-розыскных мероприятий, но также их обеспечение средствами специальной техники.

Номенклатура современных технических средств и аксессуаров включает более 20 групп, в которые входят:

  • средства оперативной связи;
  • системы поиска и слежения за подвижными объектами;
  • средства негласного доступа в помещения;
  • средства маркирования объектов;
  • программные средства;
  • штурмовое оборудование;
  • системы подавления радиосредств, средства радиомониторинга, системы пеленгации;
  • взрывозащитные и пулестойкие конструкции и материалы;
  • коммутаторы, телефонные станции с автоматическим определением номера;
  • средства обнаружения радиоактивных материалов, взрывчатых и химических веществ;
  • рентгеноскопическое оборудование;
  • обнаружители оружия;
  • роботизированные комплексы;
  • средства жизнеобеспечения в экстремальных условиях и многое другое.

В эти группы входят как общедоступные (приспособленные), так и специально разработанные технические средства, применяемые исключительно для решения задач, возникающих в процессе ОРД. Так, например, использование связи или приборов наблюдения на расстоянии, как правило, носит вспомогательный характер. С помощью радиостанций обеспечивается четкость взаимодействия между оперативными сотрудниками и связь с руководством оперативного органа для скорейшей передачи управленческих решений и обеспечения их исполнения.

В условиях задержания с поличным от согласованности действий оперативников часто зависит успех всей операции и своевременное пресечение наступления возможных неблагоприятных последствий. При этом оперативному работнику важно хорошо знать возможности технических средств, обладать навыками работы на различных каналах, уметь пользоваться условными выражениями и знаками.

3.1. Фиксаторы акустической информации

Среди технических средств, нашедших практически повседневное применение в работе оперативных работников (оперативников), особо выделяется аппаратура, предназначенная для приема, передачи и фиксации акустической информации, иначе говоря, средства оперативной звукозаписи. Сюда входят микрофоны различных типов, магнитофоны, диктофоны. Основное достоинство использования звукозаписи в оперативно-розыскных мероприятиях состоит в том, что она позволяет с достаточной полнотой и точностью фиксировать на магнитный носитель практически любую звуковую информацию.

До 80 – х годов прошлого столетия телефонные переговоры контролировались в основном спецслужбами. В период огульного разоблачения их деятельности, в открытой печати приводились данные о том, что до августа 1991 года 12 отдел КГБ ежедневно записывал только по г. Москве около 300 абонентов, в основном иностранных граждан и преступников. Контроль служебных переговоров велся и на особо режимных объектах, но здесь следили не за конкретным человеком, а за утечкой информации с грифом “ секретно ”. В таких случаях использовались специальные системы, работающие по “ ключевым словам ” и позволяющие прерывать (блокировать) телефонный разговор или отдельные фразы. Номера телефонов абонентов – нарушителей режима – устанавливались без затруднений при помощи специальной дорогостоящей аппаратуры. Поэтому использовалась она в основном в правительственных учреждениях и на объектах оборонной промышленности. Сейчас прослушивание и звукозапись телефонных переговоров ведется в совершенно иных социальных и технических условиях.

Психологами доказано, что в повседневной жизни при общении друг с другом большинство людей склонны верить эмоциональному контексту речи, нежели ее логическому смыслу. Профессиональное восприятие разговора оперативными работниками должно быть иным. Звук голоса нередко показывает, например, что человек говорит не то, что думает, или думает не то, что говорит. Независимость восприятия эмоционального смысла речи и ее логического содержания требует от оперативного работника надежного технического способа фиксации информации. Звуковая волна, рожденная голосом человека, несет многочисленные оттенки его мыслей и чувств. В самой речи содержится важная информация о том, что говорят, кто говорит, как говорит и многие другие сведения, часто имеющие большое значение в работе оперативника.

Применение звукозаписи в оперативной работе имеет свою историю. Первым известным диктофоном был фонограф Т.Эдисона, изобретенный в США.

1877 год: создано и запатентовано первое работающее устройство с восковым фоноваликом. Однако широкое применение в раскрытии преступлений новое изобретение нашло только спустя десятки лет.

1898 год: В. Паульсеном в Дании изобретен способ магнитной звукозаписи. Через два года на Всемирной выставке в Париже за аппарат, названный “ телеграфом для магнитной записи на стальную проволоку ”, ему была присуждена большая золотая медаль выставки и выдан патент об изобретении “ метода записи и воспроизведения звуковых сигналов ”.

На огромные оперативно-тактические возможности новых устройств и появившихся звукозаписывающих аппаратов одними из первых обратили внимание разведывательные органы государств, принимавших участие в мировой войне.

1928 год: Ф. Пфлаймер изобрел магнитную ленту.

1934 год: на выставке радиоаппаратуры в Берлине впервые был продемонстрирован звукозаписывающий аппарат, названный и запатентованный как “ магнитофон ”. Практически одновременно в советской юридической литературе, появились первые высказывания о возможности применения звукозаписи в борьбе с преступностью.

Известные ученые – процессуалисты А.Брусиловский и М. Строгович, рассматривая вопросы фиксации показаний свидетелей, справедливо отмечали: “ Проблема протокола не так проста. Для изобличения преступника лучше стенограмма, а еще лучше фонограмма ”.

Во времена культа личности Сталина В.Викторским, находящимся в тюрьме, был разработан для нужд НКВД уникальный для того времени отечественный прибор, предназначенный для автоматической записи телефонных разговоров. Исторически сложилось так, что магнитная запись и соответствующая техника для оперативных и следственных целей получила широкое распространение только после окончания второй мировой войны, окончательно перестав быть профессиональным орудием лишь разведывательных органов и шпионских организаций.

1946 год: советские ученые – криминалисты А.Винберг и А. Эйсман в научной литературе ставят вопрос о пределах использования звукозаписи в уголовном процессе. Однако в связи с крайне малым распространением в то время звукозаписывающей аппаратуры этот метод (как дополнительный метод фиксации информации) не находит должного применения.

1948 год: выпускается первый отечественный бытовой магнитофон “ Днепр ”.

1950 год: негласная звукозапись впервые была успешно использована для изобличения взяточников.

1967 год: профессор И. Каврак в Турции изобретает миниатюрный микрофон для измерения давления в потоке жидкости. Размеры (1,5 х 0,76 мм) делали его практически невидимым для глаз человека, а следовательно, привлекаемым для спецслужб.

1982 год: в Японии запущен в серийное производство первый миниатюрный магнитофон. Вес – 125 граммов, размеры – 10,7 х 5,1 х 1,4 см; приобретался не только для нужд разведывательных органов, но и для повышения эффективности работы по раскрытию и расследованию преступлений.

1999 год: общедоступным в приобретении становятся диктофон южнокорейского производства весом 41 грамм, рассчитанный на 70 минут записи. Запись цифровая. Рекомендован деловым людям. И, надо полагать, не только им.

3.2. Негласная звукозапись

Эффект от применения звукозаписывающей аппаратуры был велик. Преимущества негласного характера действий оперативных работников – очевидны. Это явилось мощным толчком для формирования научного подхода к использованию звукозаписывающей аппаратуры в агентурной работе и в процессе розыска скрывшихся преступников. Так, при проведении длительных бесед с лицами, представляющими оперативный интерес, в расчете на получение, в буквальном смысле, крупиц полезной информации часто было необходимо скрытое применение звукозаписи. При этом оперативный работник мог не отвлекаться на письменное ведение записи, наблюдать за поведением и реакцией собеседника при ответе на заранее подготовленные вопросы. Последний, видя, что никто не записывает его показаний, ведет себя раскрепощенно. Но главное в том, что оперативники получали возможность многократного воспроизведения негласно сделанной фонограммы с целью ее анализа в спокойной обстановке. Таким образом, негласная звукозапись стала производиться оперативными работниками в ходе целенаправленного опроса и бесед, при личном сыске, в ходе описания действий “ разрабатываемых ” лиц и для перепроверки агентуры.

В 60 – х годах, с появлением нового законодательства, звукозапись в уголовно-процессуальной деятельности была нормативно урегулирована. Ускорилась разработка правовых основ, регламентирующих порядок осуществления звукозаписи оперативными аппаратами. В них впервые нашли отражение организационно-тактические вопросы использования широких возможностей звукозаписи в борьбе с преступностью. Это означало признание допустимости звукозаписи и правовой возможности ее применения при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий.

Гласная процедурная звукозапись, осуществляемая в соответствии со ст. 141 – 1 УПК РСФСР, была законодательно ограничена от негласной, проводимой исключительно в оперативных целях: она могла осуществляться только в отношении лиц, подозреваемых в подготовке или совершении преступлений. Фонограммы, полученные в процессе негласного применения магнитной записи, являлись засекреченными материалами и могли использоваться только в оперативных целях. При возникновении необходимости использовать материалы оперативной звукозаписи в процессе доказывания они должны были легализоваться по довольно сложной схеме. Контроль за применением фонограмм в целях розыска и изобличения преступников, возлагался на начальника органа дознания, которому принадлежало право давать разрешение на организацию негласной звукозаписи и ее дальнейшее использование в работе над преступлением.

Первоначально негласную звукозапись можно было осуществлять только в помещениях правоохранительных органов, причем только в специально оборудованных для этих целей кабинетах. В них имелись специальные линии с замаскированными проводами, кабелями микрофонов, усилители, автономные источники питания.

В конце 70 – х годов перечень мест возможного применения негласной звукозаписи в ведомственных нормативных актах правоохранительных органов был существенно расширен. Теперь применение аппаратуры разрешалось в отношении лиц, о которых имелись данные, дающие основания подозревать их в подготовке или совершении преступлений, или располагающих сведениями о месте нахождения разыскиваемых преступников, но при условии, что эти сведения невозможно или затруднительно получить иным путем. Негласная звукозапись могла производиться в любых местах, где лица, представляющие оперативный интерес, могли в разговоре огласить сведения, необходимые для предотвращения, раскрытия преступлений и розыска скрывшихся преступников.

При проведении ОРМ с применением магнитной звукозаписи оперативникам рекомендовалось использовать только аппаратуру, которая в момент применения должна находиться в одежде, чемодане, портфеле, сумке, бытовой радиоаппаратуре и т.д., в скрытом месте. Для применения в оперативно – розыскных мероприятиях должна была и могла использоваться только специально разработанная компактная аппаратура с автономным источником электропитания или аккумулятором. По непонятным причинам запрещалось использование стационарной аппаратуры с питанием от сети переменного тока.

3.3. Прослушивание телефонных переговоров

В начале 90 – х годов правоохранительным органам была предоставлена законная возможность проведения широкого круга оперативно-технических мероприятий: в их числе – наблюдение с использованием аудиозаписи и других технических средств, а также прослушивание телефонных и иных переговоров. Вначале они проводились оперативными работниками только с санкции прокурора, по мотивированному постановлению руководителей органов дознания для сбора информации о лицах, готовящих покушение или совершивших тяжкие преступления.

Вскоре в процедуру были внесены некоторые изменения. В них было оговорено, что ОРМ, ограничивающие охраняемые законом права граждан на тайну телефонных переговоров и иных сообщений, производятся только на основании судебного решения. Действия оперативных работников, так или иначе затрагивающие конституционное право на неприкосновенность жилища, могли совершаться не иначе как на основании судебного решения. Это стало возможным лишь для сбора информации о лицах, подготавливающих или покушающихся на совершение тяжких преступлений, а также допускающих уклонение от уплаты налогов, либо сокрытие доходов от налогообложения в особо крупных размерах. О принятом судебном решении орган дознания обязан уведомить надзирающего прокурора.

Новый порядок предусмотрел некоторые исключительные случаи, не терпящие отлагательства, в частности те, которые могут привести к совершению террористического акта или диверсии. На основании мотивированного заключения одного из руководителей органа, осуществляющего ОРД, допускается несанкционированное проникновении в жилище с незамедлительным уведомлением прокурора или с последующим получением соответствующей санкции в течение 24 часов.

Оперативно-техническим подразделениям и специально подготовленным сотрудникам разрешено вести негласное наблюдение с использованием аппаратуры аудиозаписи, других специальных технических средств, с целью осуществления слухового контроля и аудиозаписи разговоров лиц, представляющих оперативный интерес и находящихся в помещениях, транспортных средствах или на открытой местности. Мероприятия проводятся на основании мотивированного постановления начальника органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Если при этом затрагивается конституционное право граждан на неприкосновенность жилища, то необходимо получить решение суда или санкционировать вынесенное постановление прокурора.

Негласное прослушивание с аудиозаписью телефонных переговоров, ведущихся по абонентским телефонным линиям связи, осуществляется с использованием специальной высокоточной технической аппаратуры. Разработаны и используются технические средства, позволяющие осуществлять негласный контроль за прохождением незашифрованной информации, передаваемой проверяемыми лицами по техническим каналам с использованием средств спутниковой и сотовой связи. Такие мероприятия проводятся при наличии достаточных оснований и с соблюдением условий, предусмотренных в ст. ст. 6 – 8 Федерального Закона об ОРД и только на основании судебного решения.

Следует заметить, что в действующем законодательстве Российской Федерации предусмотрена уголовная ответственность (ст. 138 УК РФ) за нарушение тайны переписки, телефонных переговоров и т.д., в том числе с использованием специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

К техническим средствам звукозаписи относятся магнитофоны и диктофоны с автономным источником электропитания. Они должны обеспечивать запись в течение необходимого времени без замены магнитной ленты и источника питания. При этом аппаратура, предназначенная для негласной магнитной звукозаписи, маскируется в одежду оперативного сотрудника или предметах прикрытия (сумка, портфель, книга, радиоприемник и т.п.).

Для негласной звукозаписи, как показывает практика, наиболее подходят малогабаритные кассетные магнитофоны с автоматической регулировкой усиления при записи. Наибольшее распространение в оперативной работе получили микрокассетные магнитофоны зарубежного, преимущественно японского производства, в том числе с проволочными носителями. Небольшие габариты, малый вес, автономное питание, экономичность, высокая чувствительность, наличие дистанционного управления сделали портативные кассетные магнитофоны удобными для негласного использования. Они позволяют производить запись как в “ покое ”, так и в движении. Для записи используются стандартные кассеты типа МК – 60, С – 90, С – 120. Цифрами обозначено время записи на двух дорожках при скорости 4,76 см/сек. При записи в экономичном режиме, со скоростью 2,4 см/сек. ее длительность увеличивается в два раза. Каждая лента имеет индивидуальную технологическую характеристику. Сюда входит место изготовления, тип и сорт, свидетельствующие о ее качестве и механической прочности, а также некоторые другие показатели. В настоящее время происходит активное техническое перевооружение оперативных подразделений правоохранительных органов, в т.ч. средствами визуального и звукового контроля.

Детальная регламентация вопроса, связанного с подготовкой и проведением негласной звукозаписи, предусмотрена ведомственными нормативными актами. Негласная звукозапись, как правило, производится в местах, где лица, представляющие оперативный интерес, могут в разговоре огласить сведения, необходимые для предотвращения, раскрытия преступлений и розыска скрывшихся преступников.

Безусловным преимуществом используемого при этом магнитофона является дистанционное управление и автоматическое включение “ функции записи ” при возникновении звука. Важное значение имеют диапазоны передачи и направленность чувствительности микрофона. Кроме того, существенное влияние на качество звукозаписи оказывают характеристики помещения, в котором производится звукозапись, продолжительность эха, тип и техническое состояние микрофона.

3.4. Телефонный перехват

Прослушивание телефонных переговоров часто ведется с помощью параллельного телефона. Есть специальные аппараты, у которых не требуется даже поднимать трубку, так как благодаря их техническими особенностям разговор хорошо слышно без дополнительных движений. Технически параллельный телефонный аппарат достаточно просто установить.

Во-первых, не нужно изучать схему кабельных линий, можно подключится к распределительной коробке.

Во-вторых, отечественные телефонные сети настолько запутаны и беспорядочны, что практически никогда не требуется прокладывать дополнительные провода, так как в девяти случаях из десяти можно найти неиспользованные.

Разовые операции проводятся с использованием простейшей телефонной трубки, которая подключается к линии при наличии примитивного резистора. Еще проще использовать индуктивный датчик и головные телефоны. Их достаточно просто приложить к определенной линии.

Для прослушивания и записи телефонных переговоров аппаратура должна устанавливаться у абонентов, представляющих оперативный интерес. Простейшим способом является непосредственное подключение к телефонной линии. Это можно сделать как с помощью прямого физического контакта с линией, так и при помощи индуктивного датчика, не требующего “ врезаться ” в линию. В зависимости от типа применяемой аппаратуры на практике широко используются оба способа.

В отдельных случаях может быть организованно стационарное прослушивание прямо на телефонной станции. Оттуда в пункт прослушивания, находящийся в другом здании, протягивается отдельный кабель. Там же находятся исполнительные механизмы и аппаратура записи. Подключение к интересующей линии производится техниками – связистами по просьбе представителей правоохранительных органов. Полученные звукозаписи передаются из пункта прослушивания в пункт анализа и обработки телефонной информации.

Действующие эксплуатационно-технические требования к средствам и сетям электросвязи для обеспечения ОРМ предусматривают введение в состав сетей аппаратных и программных средств, позволяющих осуществлять контроль из удаленного пункта управления. Предусматриваются экстренные возможности по командам из пункта управления изменения на определенный период категории и состава услуг, предоставляемых определенным абонентам. По сигналам из пункта управления должно осуществляться конспиративное подключение к любым абонентским линиям и каналам.

Современные технические средства, скрытно подключенные к линии, позволяют производить высококачественную запись телефонных переговоров. Это становится возможным, например, с помощью диктофонов, вмонтированных в телефонный аппарат без ведома владельца.

Вершиной искусства телефонного перехвата является использование в этих целях подземных линий связи. Передаваемая по кабелю информация “ снимается ” с помощью специального индуктивного датчика, охватывающего кабель. Тайна установки может быть гарантирована тем, что он устанавливается в малодоступных местах под землей, куда можно проникнуть только через определенные канализационные люки. Датчик в колодце укрепляется на кабеле и для затруднения обнаружения проталкивается в трубу, подводящую кабель к колодцу. Высокочастотный сигнал датчика о ведущих по кабелю переговорах записывается на магнитный диск специального магнитофона. Запись с диска передается на установленные в специальных помещениях приборы демодуляции и прослушивания.

Эта аппаратура способна записывать информацию, передаваемую одновременно по 60 телефонным каналам. Продолжительность непрерывной записи разговора на магнитофон достигает 100 часов. Если датчик будет обнаружен и снят посторонними лицами, то он начнет издавать специальный сигнал тревоги. Подобные датчики могут камуфлироваться под предметы обстановки, или же минироваться на неизвлекаемость: при попытке извлечения они взрываются.

Вид устанавливаемого датчика зависит от типа кабеля. Для симметричных высокочастотных кабелей идеально подходят устройства с индуктивными датчиками. Для низкочастотных и некоторых других кабелей – датчики с системами непосредственного подключения и отвода малой части энергии для целей перехвата. Для кабелей, внутри которых поддерживается повышенное давление воздуха, применяются устройства, исключающие его снижение, в результате чего предотвращается срабатывание специальной сигнализации. Некоторые приборы снабжаются радиостанциями для прямой передачи разговоров в пунктах их анализа и обработки.

3.5. Микропередатчики

Техническим средством, имеющим широкие возможности для использования в ОРД, является радиомикрофон (микропередатчик). В отличие от обычного микрофона он позволяет передавать информацию не по кабелю, а по радиоканалу, позволяя при этом поглощать посторонние шумы, приходящие не с основного направления. Микрофон имеет гнезда для подключения магнитофона. Прием осуществляется на головные телефоны. Усиление может плавно регулироваться.

В хороших акустических условиях дальность действия микрофона достигает ста метров. Его можно применять из укрытий и на значительных расстояниях или камуфлировать под бытовые приборы, что позволяет применять его скрыто, без подготовки, в неожиданных ситуациях.

Большинство микропередатчиков иностранного производства изготовляются в виде специальных радиозакладок. Они автоматически включаются при поднятии телефонной трубки и передают по радиоканалу телефонный разговор на пункт перехвата, где он прослушивается и записывается. Так как телефонный аппарат имеет свой микрофон, и радиозакладки не нуждаются в дополнительном источники питания, их размер может быть миниатюрным. Благодаря простоте и дешевизне, получили распространение радиозакладки типа ЛСТ – 5. При габаритах 22 х 14 х 13 мм они излучают сигнал на расстоянии до 400 метров, а при подключении антенны – до 1000 метров. Эти радиозакладки могут подключатся к любой точке телефонной линии и иметь неограниченный срок службы, так как питаются от телефонной сети.

Более совершенные радиозакладки, хотя и со значительно меньшим радиусом действия, выпускаются зарубежными производителями в виде различных радиодеталей (чаще всего – конденсаторов). Устанавливаются в самом телефонном аппарате или в розетке. Иногда они используются в комбинированных радиосистемах, обеспечивающих прослушивание не только телефонов, но и помещений.

Любое электронное изделие при работе излучает так называемые побочные электромагнитные излучения и наводки. Например, с телефонов, на которых установлены кнопочные номеронабиратели, набор номера и разговор транслируется на расстоянии 200 метров. Это происходит благодаря техническим особенностям блока питания. Если в помещении установлен такой телефон, то можно обходится без радиозакладок. Излучение с такого телефона снимается при помощи малогабаритного индуктивного датчика, способного улавливать побочные электромагнитные колебания.

Технические характеристики миниатюрных радиомикрофонов и передатчиков позволяют скрытно применять их в самых сложных и ответственных ОРМ – например, для обеспечения безопасности оперативного работника, внедренного в преступную группировку.

Несколько сложнее записывать разговор лиц, представляющих оперативный интерес, на дальнем расстоянии, под открытым небом и в темное время суток. Иногда такая потребность возникает при проведении засад, задержании вооруженных преступников и для заблаговременного определения их намерений. Сейчас это стало возможным с использованием остронаправленного микрофона.

Хорошие технические характеристики позволяют применять его в ночное время вместе с приборами ночного видения.

Иногда, например, в ходе массовых беспорядков, использование остронаправленного микрофона производится одновременно с демонстративным использованием фото –, видеосъемки (например, под видом “ любителя ” или “ журналиста ”). Замечено, кстати, что в ходе массовых беспорядков лица, безразлично относившиеся к своим противоправным действиям, стараются покинуть место съемки, осознавая, что впоследствии могут быть опознаны. Ощущение ананомности участия в событиях у них исчезает.

Полученные в ходе применения таких технических средств результаты после надлежащего оформления могут быть переданы в распоряжение следствия или суда в качестве доказательства.

3.6. Устройство дистанционного акустического контроля

Тот факт, что в России практически не производятся компьютеры, многие средства связи и специальной техники делает оперативные службы зависимыми от действий третьих лиц. Поэтому у нас отдавали предпочтение “ штучной ” отечественной технике. Сейчас в арсенале российских оперативных подразделений имеются такие технические средства, характеристики которых значительно превосходят аналоги зарубежных.

Так, новейшим отечественным техническим средством, является устройство дистанционного акустического наблюдения. Оно предназначено для осуществления контроля над помещением, в котором установлено. Питается устройство от телефонной линии. Прослушивание осуществляется путем звонка по специальному номеру с любого телефона. При этом устройство не мешает нормальной работе телефонов, подключенных к линии, работает незаметно для абонента, находящегося в помещении. Если человек, находящийся в помещении, поднимает трубку телефона, то прослушивание автоматически прекращается. Для исключения возможности использования устройства посторонними лицами “ активизация ” режима прослушивания производится тоновым набором пароля из трех цифр. Кроме того, этим набором может быть задан и номер подключенного микрофона.

Устройство дистанционного акустического контроля смонтировано в обычной телефонной розетке и состоит из двух плат: основной и платы микрофона с усилителем. Возможно, дополнительное подключение трех внешних микрофонов, которые размещаются в удобных местах и соединяются с основной платой проводами. Чувствительность любого встроенного микрофона позволяет контролировать разговор на расстоянии до десяти метров.

Такое устройство имеет ряд преимуществ перед радиомикрофоном, поскольку обладает практически неограниченным радиусом действия. Например, находясь в г. Москве, можно контролировать помещение, расположенное в Петропавловске – Камчатском. Но главным достоинством является отсутствие радиоизлучения, и как следствие, невозможность обнаружения и прослушивания посторонними лицами.

3.7. Фиксация следов голоса

Наличие в органах дознания ограниченного количества качественных миниатюрных звукозаписывающих аппаратов с автоматической регулировкой усиления записи, а также необходимость решения ряда специфических задач при проведении оперативных мероприятий привели к приобретению их в частном порядке при поездках за границу, кустарному производству малогабаритных передатчиков и другой специальной аппаратуры.

Тактические и технические приемы использования оперативной звукозаписи составляют государственную тайну. Поэтому, не останавливаясь на этой проблеме подробно, следует особо подчеркнуть, что они по общему правилу не могут выходить за пределы компетенции органа, осуществляющего ОРД.

С помощью негласной звукозаписи правоохранительные органы получают информацию о лицах, совершивших преступления, о месте нахождения похищенных ценностей, удержанных силой похищенных лиц или их трупов, о нравственно-психологическом облике участников разговора, о неизвестных следствию обстоятельствах совершения преступления, связях, взаимоотношениях разрабатываемых лиц и др.

Наиболее характерной ситуацией, возникающей в процессе оперативно-розыскной деятельности, является осуществление негласной звукозаписи (по просьбе потерпевшего) с его домашнего или служебного телефона. Поводом для этого могут являться неоднократные угрозы в его адрес или адрес его семьи, вымогательство, шантаж и другие противоправные действия. Потребность в осуществлении негласной звукозаписи возникла в последние годы в связи с участившимися случаями похищений граждан (особенно детей) преступниками с целью получения за них выкуп. При этом для достижения анонимности при передаче угроз часто используются телефоны-автоматы. В подобных случаях фиксация речи преступника на магнитную ленту является правомерным источником закрепления “ акустического следа ”. Технически такая звукозапись может быть осуществлена путем непосредственного подключения к телефонной сети использования индукционных датчиков от магнитофона, специально приспособленных для бесконтактного съема информации с телефона. Таким образом, у органов дознания и следствия появляется возможность отождествления личности преступника и выяснения его преступных намерений.

В настоящее время практически повсеместно успешно проводятся фоноскопические экспертные исследования с целью технической идентификации личности по голосу. Научную основу исследований образуют специальные знания в области электроакустики, радиоэлектроники, психологии, филологии и медицины. С их помощью можно получить информацию по многим вопросам, в том числе:

  • дословное содержание звукозаписи;
  • сколько человек принимало участие в разговоре;
  • принадлежит ли записанная речь конкретному лицу;
  • подвергалось ли исследуемая фонограмма электроакустическому монтажу, а также некоторые социальные характеристики лиц, принимавших участие в разговоре.

Получение полной информации сложная и трудоемкая задача. Объясняется это тем, что устная речь – категория многовариантная и зависит от окружающих условий, физического и психического состояния, содержания и смысловой направленности разговора.

Кроме устной речи в ходе звукозаписи фиксируются, а затем исследуются сопутствующие разговору акустические эффекты. Так, при проведении фоноскопического исследования, эксперты по звуку выстрела могут определить систему оружия, очередность и количество произведенных выстрелов.

Осуществляя звукозапись переговоров с преступником потерпевшего, оперативные работники не нарушают конституционных прав граждан на тайну телефонных переговоров. Это ОРМ имеет статус проверочного действия, производимого по поступившему заявлению или сообщению о совершенном преступлении. Использование звукозаписи выступает в качестве вынужденной меры, поскольку иным образом невозможно выяснить реальность высказываемых им угроз.

3.8. Полиграф, “ лайн-детектор ”, детектор лжи

Велась, да и сейчас ведется дискуссия широкого использования технических возможностей полиграфа – детектора лжи, иначе именуемого еще “ лай-детектором ”. Этот прибор дано применяется во многих странах мира. В нашей стране долгое время скрывали фактическое использование полиграфа в работе специальных подразделений правоохранительных органов, поскольку это не предусматривалось действующим законодательством.

Известно, что полиграф – это психофизический регистратор реакций человека. Его работа основывается на непрерывном измерении кровяного давления, частоты пульса, влажности кожного покрова и некоторых других изменяющихся объективных параметров. При возникновении внутреннего напряжения (например, при воспроизведении ложных показаний) показатели этих состояний существенно отличаются от нормальных. Специальная методика оценки результатов измерений, сделанных на полиграфе, позволяет прийти к выводу о степени истинности показаний.

Полиграф представляет собой совокупность диагностических приборов, широко используемых в медицине. С помощью специальных датчиков, установленных на теле человека, способен регистрировать свыше двадцати параметров жизнедеятельности организма. Датчики фиксируют различные изменения, вызываемые эмоциональным откликом на происходящие события. Основным принципом тестирования на полиграфе является то, что человек, умышленно скрывающий или искажающий информацию, испытывает внутренний дискомфорт. Чем выше значимость известной ему информации, тем больше динамика психофизиологических реакций организма.

В оперативно-розыскной деятельности результаты “ полиграфных ” проверок могут служить лишь ориентирующей информацией, не имеющей доказательственного значения, а следовательно, в дальнейшем не могут использоваться в суде. Ценность таких результатов во многом зависит от характера вопросов, относящихся к расследуемому преступлению. Полиграф помогает определить направление поиска, уточнить или обнаружить некоторые, интересующие оперативных работников (оперативников), данные. По общему правилу любые сомнения в правильности выводов о наблюдаемой реакции должны трактоваться в пользу проверяемого.

Вначале детектор лжи применялся оперативно-розыскными службами лишь в порядке эксперимента для раскрытия наиболее тяжких или вызвавших большой общественный резонанс преступлений. Ныне его использование разрешается и подробно регламентируется ведомственными нормативными актами ФСБ и МВД.

Предусматривается, что проверка граждан на детекторе лжи, осуществляется только с добровольного согласия или по просьбе проверяемых лиц, которые вправе в любой момент прервать ее проведение. Однако результаты проведенного тестирования не могут заменять доказательств, полученных процессуальным путем, являться основанием для предъявления обвинения. Отказ от такой проверки не должен повлечь отрицательных последствий, усиливать подозрения о причастности проверяемого к противоправным действиям.

В оперативно-розыскной деятельности зарубежных стран проверки на детекторе лжи, как правило, используются не в интересах полученных судебных доказательств, а для оказания содействия официальному расследованию. Так, в США Верховный суд более тридцати лет назад признал – любое принуждение к испытанию на полиграфе является грубым нарушением прав человека. Испытание на детекторе лжи должно проводиться только с письменного согласия испытуемого и с санкции органов, осуществляющих уголовное преследование. Применение полиграфа четко регламентировано не только федеральным законодательством, но и законодательством отдельных штатов.

По российскому законодательству данные, полученные при помощи полиграфа, также не являются доказательствами, а имеют характер оперативных данных. Хотя в будущем, не исключено, что качество и количество произведенных проверок повлечет за собой изменения в статусе полиграфных обследований. Эта процедура может быть отнесена к категории судебно-психофизиологической экспертизы. Оператор полиграфа, как лицо обладающее специальными знаниями и навыками, может наделяться процессуальными правами и обязанностями специалиста.

Технология полиграфа такова, что может представлять интерес для диагностики и формирования высокой корпоративной культуры оперативных подразделений. Экстремальные условия, в которых приходится работать оперативнику, предъявляют повышенные требования к профессиональной пригодности и надежности. Среди факторов, оказывающих определенное влияние на надежность, можно выделить уровень материального положения, несовершенство законодательства, инертность мышления и др. В такой ситуации с помощью полиграфа можно обследовать экономическую, социально-политическую и морально-психологическую стороны деятельности сотрудников, работающих в одном коллективе, сформировав соответствующий банк данных. Изученные аспекты, будут таким образом, охватывать практически все области наиболее значимых мотивов действий каждого оперативного работника, через выяснение его ценностной ориентации и психологических установок.

3.9. Контроль над информационном пространством

Современное законодательство предусматривает определенные границы законности осуществления оперативно-розыскной деятельности и компенсацию морального ущерба гражданам, причастность которых к правонарушению не получила подтверждения, а также юридическим лицам, права которых были нарушены. Однако никто не может дать гарантий того, что собранная информация не будет использована преступниками, или того, что оперативно-розыскная деятельность не будет осуществляться по просьбе заинтересованного лица.

Рост преступности, развитие и усиление ее организованных форм требуют постоянного обновления стратегии технического и методического обеспечения оперативно-розыскной работы. Эффективность борьбы с преступностью во многом зависит от внедрения новых информационных технологий. Вычислительная техника давно используется для решения информационно-статистических задач и организации оперативно-справочных учетов.

Качественно новым, развивающимся информационным пространством для эффективного осуществления оперативно-розыскной деятельности являются глобальные компьютерные информационные сети. Но их создание и развитие отражает не только высокую техническую и интеллектуальную культуру человечества, но и несет в себе практически все его социальные пороки, т.е. идет стремительная криминализация компьютерного информационного обмена. В нем нашли свое место наркомания, проституция, распространение порнографии, терроризм, грубые нарушения национального и расового равноправия.

Есть резонные предположения, что компьютерные сети используются для негласных контактов российских и зарубежных организованных преступных группировок; финансируется разработка и распространение вредоносных программ для уничтожения компрометирующей информации.

Вот наиболее известные из них:

  • “ ЛАЗЕЙКИ ” (trapdoors) – представляют собой точку входа в программу, через которую открывается доступ к некоторым системным функциям. Обычно их устанавливают системные программисты во время проектирования системы. Обнаружить лазейки можно только путем анализа работы программного обеспечения.
  • “ ЛОГИЧЕСКИЕ БОМБЫ ” (logik bombs) – компьютерные программы, приводящие к повреждению файлов или компьютеров. Процесс повреждения может варьироваться от искажения данных до полного стирания всех файлов или повреждения компьютера. Логическую бомбу вставляют во время разработки программы, а срабатывает она при возникновении заданных условий (время, дата, кодовое слово, символ и др.).
  • “ ТРОЯНСКИЕ КОНИ ” (trojan horses) – программа, приводящая к неожиданным, а следовательно, нежелательным последствиям в системе. Особенностью является то, что пользователь постоянно общается с ней, считая полезной. Программа способна раскрыть, изменить или уничтожить все данные и файлы. Ее встраивают в программы обслуживания сета, или электронной почты. Антивирусные средства не обнаруживают эти программы, но систему управления доступом к большим базам данных обладают механизмом идентификации и ограничения их действия. В “ Оранжевой книге ” Национального центра защиты компьютеров США ведется постоянно обновляемый список разновидностей подобных программ.
  • “ ЧЕРВЯКИ ” (worms) – программа, которая распространяется в системах и сетях по линиям связи. Она, подобна вирусам заражая другие программы, отличается же от них тем, что не способна воспроизводиться. “ Червяки ”, в отличие от “ троянского коня ”, входят в систему без ведома пользователя и копируют себя на рабочих станциях сети.
  • “ БАКТЕРИИ ” (bakteria) – программа, которая делает копии с самой себя, становясь паразитом и перегружая память и процессор.
  • “ ВИРУСЫ ” (viruses) – программа, способная заражать другие, модифицировать их, с тем, чтобы они включили в себя копию вируса или его разновидность. Вирусы, в зависимости от области распространения, бывают: разрушительными и неразрушительными, резидентными и нерезидентными, заражающими сектор начальной загрузки, заражающими системные файлы, прикладные программы и др.

Компьютерные информационные технологии и защита от вредительских программ пока, к сожалению, широко используются для нужд оперативно-розыскной деятельности, которая становится все более технически зависимой. Именно поэтому необходимо создать эффективную систему защиты от возможного целенаправленного воздействия на базовые накопители оперативной информации.

Особое значение приобретает проблема использования самих информационных потоков. Они идеально приспособлены для реализации практически любых преступных замыслов. Такие качества, как универсальность, скрытность и экономичность, делают их чрезвычайно опасными. Сегодняшние условия ОРД требуют постоянного поиска новых технических решений, позволяющих отслеживать и влиять на развитие криминальной ситуации как в отдельных регионах, так и по России в целом.

Анализ практики использования технических средств правоохранительными органами позволяет сделать вывод о значительном увеличении случаев использования видеозаписывающей и звукозаписывающей аппаратуры, а также радиомикрофонов. Намного чаще сейчас применяются телефонные адаптеры, приборы наблюдения в инфракрасном диапазоне, ультрафиолетовые осветители, видеомониторы. Это закономерно повлекло уменьшение фактов нарушения законности и повышение результативности ОРМ.

В развитии оперативно-технических средств сегодня можно выделить следующие основные тенденции, связанные с их совершенствованием:

  • разработка аппаратуры, для передачи и получения бумажных копий электронных изображений на расстоянии;
  • совершенствование устройств регистрации перемещений различных объектов;
  • увеличение дистанции наблюдения для средств со временем должны стать более миниатюрными, оснащенными дистанционным управлением и встроенным таймером, для фиксации даты и времени их применения.

По мере накопления опыта разоблачения организованных преступных групп радикально изменятся формы и методы применения технических средств в борьбе с преступностью: произойдет переориентация оперативных подразделений – от эпизодического к долговременному их применению. Накопительный принцип сбора доказательственной информации позволит более полно и всесторонне изучать криминальные действия всех участников организованных преступных формирований.

3.10. Техника в руках преступника

Множество организованных преступных групп, располагают сейчас значительными материальными, интеллектуальными и, конечно же, техническими ресурсами. Криминальными структурами широко используются современные средства связи, звукозаписывающая аппаратура, методы визуально-оптического наблюдения и новейшие компьютерные технологии. Более половины преступлений организованных группировок, по сведениям аналитиков, совершается при помощи технических средств.

Технические характеристики используемой ими аппаратуры зачастую превосходят аналогичные характеристики техники, применяемой сотрудниками правоохранительных органов при производстве ОРМ. В основе этого процесса – потребность в получении необходимой информации для оказания организованного противодействия раскрытию и расследованию совершаемых преступлений.

На поддержание высокого уровня технического оснащения в организованных группах расходуется не менее одной трети преступных доходов – таковы данные криминологов. Известен случай, когда лидер преступной группировки, орудующей в Подмосковье, выложил 3 тысячи долларов за копию совершенно секретной инструкции КГБ СССР по установлению специальной аппаратуры для прослушивания помещений.

Сейчас во многих средствах массовой информации появляются публикации, в которых до мелочей описываются подробности осуществления негласной видеозаписи, установки подслушивающих устройств, делающие методы оперативной работы достоянием самого широкого круга людей. Таким образом, преступники получают возможность использовать методики применения специальных технических средств, а следовательно, и многолетний опыт накопленный оперативными подразделениями. Все это значительно усложняет борьбу с преступностью.

Преступниками нередко закупаются первоклассные средства связи, слежения, звукоулавливающая и звукозаписывающая аппаратура. Они используются не только для противодействия правоохранительным органам, но и для ведения промышленного шпионажа в отношении конкурентов. За рубежом подобная аппаратура находится лишь на вооружении специальных разведывательных подразделений, поэтому в большинстве случаев она приобретается и завозится в Россию нелегальным путем.

Финансовые трудности на отечественных оборонных предприятиях повлекли за собой отдельные факты изготовления специальной техники по заказам представителей преступного мира.

Большинство состоятельных предпринимателей создают собственные службы безопасности, в которых работают специалисты в области электронной разведки и контрразведки. Предпочтение отдается бывшим оперативным сотрудникам правоохранительных органов, имеющим опыт работы со специальными техническими средствами. В круг их обязанностей входит предотвращение случаев проникновения в коммерческие тайны предприятия со стороны конкурентов, преступных групп и … правоохранительных органов.

Сегодняшнее давление на работников оперативных подразделений не идет ни в какое сравнение с тем, которому они подвергались несколько лет назад. Об этом свидетельствуют и участившиеся случаи жестоких физических расправ не только с оперативниками, но и с их близкими, а также с гражданами, оказывающими добровольное содействие правоохранительным органам. Практически все заказные убийства напрямую связаны с дележом похищенного имущества, устранением конкурентов и свидетелей преступной деятельности, которыми нередко оказываются сотрудники правоохранительных органов.

При обыске московской квартиры одного криминального авторитета были обнаружены два документа. Первый представлял собой список объектов (казино, ресторанов, гостиниц и др.), на которых наиболее активно использовались и используются на данный момент времени оперативно–технические возможности городского уголовного розыска. Иными словами, места, где ему (авторитету) и его сообщникам появляться не следует. В другом списке перечисляется аналогичные заведения, где часто бывали представители других преступных групп и имелись собственные технические возможности получения информации в неформальной обстановке.

Использование техники в преступных целях для получения важной конфиденциальной информации всегда сопряжено с наиболее опасными и трудно выявляемыми действиями. Качественные изменения способов совершения преступлений, особенно в кредитно-финансовой сфере, привели к тому, что для достижения преступных целей техника используется целенаправленно и высокопрофессионально.

Под видом профессиональной учебы работников частных охранных фирм, предприятий, бывает, ведется подготовка или переподготовка боевиков. Из них в преступной среде создаются специальные формирования, выполняющие разведывательные и контрразведывательные функции. Нередко здесь работают и бывшие сотрудники правоохранительных органов, хорошо знающие методику ОРД, способные, в частности, высокопрофессионально проводить оперативно-розыскные мероприятия.

Сутки наружного наблюдения в таких фирмах стоят от 100 до 500 долларов. Цены за нанесение следов (отпечатков) пальцев рук конкретного человека в определенном месте, компьютерный шпионаж, обнаружение и нейтрализацию подслушивающих устройств доходят до нескольких тысяч, а иногда и десятков тысяч долларов США. Единственным условием заказчика являются то, чтобы при этом не возникло никаких подозрений о его участии в данных действиях.

Ситуация осложняется относительной доступностью современной аппаратуры оперативного и разведывательного назначения. В одной только Москве реализацией специальной техники занимается более 50 фирм. Некоторые из них состоят в договорных отношениях как с зарубежными фирмами, производящими новейшие технические средства промышленного шпионажа, так и с потребителями в России. На радиорынках можно недорого приобрести подслушивающие устройства, сделанные как радиолюбителями, так и высококлассными радиоинженерами. Масштабы продаж подобных изделий, свидетельствует о наличии нескольких подпольных цехов по изготовлению специальных технических средств. В результате преступные формирования зачастую оснащены на порядок лучше оперативных подразделений правоохранительных органов.

Плохая защищенность телекоммуникаций привела к уязвимости практически любых телефонных переговоров. В частности, преступниками широко используется простейший в техническом отношении способ, состоящий в контактном подключении параллельного телефонного устройства. Для того чтобы избежать при этом посторонних шумов, они нередко используются различными техническими приспособлениями, поддерживающими заданный уровень напряжения в телефонной сети. Высокая техническая оснащенность организованных преступных группировок позволяет вести прослушивание и более сложными методами. Например, путем бесконтактного подключения к телефонной линии, за счет микрофонного эффекта телефонного аппарата или высокочастотного навязывания, а также с использованием специальных радиозакладок, что позволяет контролировать не только телефонные линии, но и служебные помещения должностных лиц, оперативных сотрудников правоохранительных органов.

Для длительного прослушивания используются радизакладки, которые изготовляются в виде лампочек, электрических розеток или других привычных бытовых приборов. Одни в состоянии обеспечить “ съем речи ” в радиусе не менее 10 метров от устройства. В благоприятной температурной среде они могут непрерывно работать более 6 месяцев и обеспечивать передачу информации на расстояние до 300 метров. Обнаружение подобных радиозакладок средствами технического контроля весьма затруднительно. Это связано с тем, что специальная техника зарубежного производства с перечисленными техническими характеристиками снабжается дистанционным управлением, позволяющим включать и выключать микрофон с дальнего расстояния.

Однако эффективность действия радиозакладок зависит не только от технических параметров, но и от наличия благоприятных условий для проникновения на интересующий криминальные структуры объект. Известно, что в большинство помещений доступ посторонних лиц ограничен, широко используется экранирование помещений и специальной техники, в помещениях часто устанавливаются системы пространственного и линейного зашумления. Регулярно проводятся и аппаратные мероприятия по проверке используемой техники на соответствие причин побочных излучений допустимым уровням.

Об этом хорошо осведомлены лидеры преступных формирований. Поэтому в отдельных случаях специалистами, состоявшими у них на содержании, использовались миниатюрные радиопередатчики, изготовленные в виде заостренного или покрытого липким веществом предмета. А кроме того, – бесшумные пистолеты: прицельный выстрел, из которого на расстоянии в несколько десятков метров позволяет незаметно закрепить радиопередатчик на поверхности, изготовленной практически из любого строительного материала. Съем звукозаписи (информации) может происходить не только через оконное стекло, но и через стены, которые обычно не являются несущими конструкциями здания. Уже разработаны и используются модели радиопередатчиков – стетоскопов, которые способны четко воспроизводить практически все звуки, раздающиеся за преградами толщиной до 30 сантиметров.

Заметим, что многие технические средства, изначально предназначены для негласного получения и фиксации информации, широко используются не только в преступных целях. Более того, их применение вообще никак не связано с нарушением конституционных прав и свобод граждан. Например, камуфлированные системы видеонаблюдения устанавливаются в местах хранения материальных ценностей, операционных залах финансово-кредитных учреждений, магазинах и т.д. для постоянного наблюдения и фиксации преступных посягательств.

4. Оперативная информация или доказательства

В юридической литературе нет единого мнения по вопросу о доказательственном значении материалов звукозаписи, проведененной оперативным путем.

Известно, что доказательствами по уголовному делу (ст. 74 УПК РФ) являются, в частности, любые фактические данные, на основе которых, в определенном законом порядке, органы дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Ими могут быть документы, в том числе видео – и фотодокументы.

Под документами, в широком смысле слова, понимается любой материальный объект, содержащий информацию в зафиксированном виде, специально предназначенный для ее передачи во времени и пространстве.

Информация, полученная в ходе ОРД с помощью аппаратуры звукозаписи, используется с преобразованием в доказательства. Проблема преобразования информации, полученной в результате ОРМ с использованием негласной звуко - и видеозаписи, в процессуальные доказательства – одна из самых актуальных для правоохранительных органов. От ее разрешения во многом зависят эффективность работы оперативных служб и гарантии соблюдения законных интересов граждан.

В Федеральном Законе об ОРД введено новое направление работы оперативных служб, получившее название “ Информационное обеспечение и документирование оперативно-розыскной деятельности ”. Преобразование материалов негласной звукозаписи в процессуальные (доказательственные) связано с целым рядом методических сложностей. Они могут рассматриваться как доказательства лишь после надлежащего процессуального оформления и проверки следователем. Эти материалы должны относиться к делу и способствовать установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию, указывать на событие преступления, виновность обвиняемого, размер ущерба, причиненного преступлением, и др. Такие данные могут быть получены из источников, указанных в законе.

Следовательно, фонограммы, полученные в ходе ОРМ, могут рассматриваться в качестве доказательств лишь тогда, когда к ним будет применен процессуальный порядок собирания доказательств, - выяснен источник происхождения, допрошены лица, осуществляющие звукозапись и видеозапись, а в случае необходимости произведена экспертиза. Для закрепления доказательственного значения результатов применения звукозаписи приглашаются понятые.

Материалы звукозаписи, сделанной с телефона потерпевшего и по его просьбе, после поступления в его адрес угроз, должны облекаться в процессуальную форму одновременно с ее производством. Если в орган дознания поступило заявление о таком факте, то с целью его проверки по месту жительства организуется звукозапись разговоров, ведущихся по телефону. Для этого приглашаются понятые, которые должны удостоверить факт поступления по телефону в адрес заявителя угроз и производство звукозаписи. С помощью усилителя организуется возможность восприятия всеми участниками ОРМ содержания телефонных переговоров с преступником. В обязательном порядке должен быть составлен соответствующий письменный документ (протокол, справка, рапорт), в котором излагаются все обстоятельства осуществления звукозаписи, приводится текст состоявшегося разговора. После возбуждения уголовного дела следователем выносится письменное постановление о приобщении к делу полученной фонограммы в качестве вещественного доказательства.

В дальнейшем речевой след преступника может успешно использоваться для его установления и изобличения как по средством проведения опознания по голосу, так и назначения фоноскопической экспертизы. Если автор анонимных угроз установлен, в процессуальном порядке изымаются экспериментальные сравнительные образцы голоса и выносится постановление о назначении экспертизы. В распоряжение эксперта предоставляются звукозапись, сделанная до возбуждения уголовного дела с телефона потерпевшего, которая приобщается к делу в качестве вещественного доказательства, а также образцы голоса подозреваемого. Таким образом, фонограмма, полученная в ходе ОРМ, приобретает доказательственное значение.

При расследовании уголовного дела оперативными службами осуществляется прослушивание переговоров организованной преступной группы. Например, эта группа специализировалась на сбыте наркотиков в г. Москве, в последствие была изобличена, а ее участников приговорили к различным срокам лишения свободы, т.к. телефонные переговоры прослушивались не только по месту жительства, но и по месту работы подозреваемых. В целях конспирации они использовали условную терминологию, называя наркотики – “ товаром ”, ампулы – “ штуками ” и т.п.

Большинство из записанных телефонных переговоров, которые они вели, впоследствии приобрели доказательственное значение, поскольку наглядно свидетельствовали: их участники занимались активной преступной деятельностью.

В соответствии с установленным порядком на магнитный носитель в обязательном порядке фиксируются некоторые официальные переговоры – сеансы связи экипажей самолетов с диспетчерской службой, информация, сообщаемая гражданами в дежурную часть милиции по телефону и т.д. Поэтому некоторые служебные телефоны и радиолинии в обязательном порядке подключены к автоматическим записывающим устройствам. Подобные фоноскопические документы также становятся доказательствами при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел.

Кроме того, в сферу деятельности правоохранительных органов попадают различные материалы, полученные при помощи технических средств бытового назначения, находящихся в личном пользовании граждан и организаций. С событием преступления такие сведения имеют опосредованную связь, либо являются преднамеренной фиксацией преступных действий (например, взяточника, вымогателя и др.), происходящих по собственной инициативе, т.е. без участия оперативных работников. Чаще всего такие материалы впоследствии приобретают статус вещественных доказательств. Однако процессуальный порядок их закрепления на практике вызывает определенные трудности.

Из анализа действующего законодательства, регламентирующего порядок собирания доказательств, видно, что оптимальный порядок приобщения подобных материалов к уголовным делам в определенной степени регламентирован ч. 2 и ч. 3 ст. 81 и ст. 84 УПК РФ, в которых предметы и документы (в т.ч. фонограммы), которые возможно являются вещественными доказательствами либо иными документами, могут быть представлены не только участниками уголовного процесса, но и любыми гражданами, предприятиями, учреждениями и организациями.

Как всякое вещественное доказательство, фонограмма должна быть осмотрена, прослушана и приобщена к уголовному делу постановлением следователя. В протоколе осмотра указывается полный текст, зафиксированный на приобщенной к делу фонограмме. Если фонограмма велика по объему, а непосредственное отношение к делу имеет лишь ее часть, то в протоколе указывается фраза, с которой начинается лента, и фраза, которой она заканчивается, а также приводится полностью текст, имеющий отношение к делу. После этого представленная фонограмма приобретает значение доказательства, становясь вещественным доказательством в уголовном деле.

Раздел IV
СТАДИИ ПРОЦЕССА ОПЕРАТИВНО–РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Тема 8
ОПЕРАТИВНЫЙ ПОИСК

1. Сущность и значение оперативно–аналитического поиска

Стадия оперативного расследования, обеспечиваемая разведывательно-поисковой работой сотрудников оперативных подразделений, является ключевой (исходной) в структуре оперативно-розыскного процесса, обеспечивающего выявление, предупреждение, пресечение или раскрытие тайных с элементами маскировки противоправных деяний.

Ее цель заключается, как правило, в получении оснований и поводов для начала предварительной, а затем и последующей (в виде оперативной разработки) оперативной проверки. При этом могут добываться и сведения необходимые для нейтрализации криминогенных факторов, об оперативной обстановке в регионе, отрасли экономики и т. п., то есть требующиеся органам государственной власти для успешного осуществления своих функций.

2. Правовой аспект оперативно-аналитического поиска

Как ранее отмечалось, данная стадия оперативно-розыскного процесса в оперативно-розыскном законодательстве Российской Федерации и ряда стран СНГ, Литвы надлежащего юридического оформления не имеет. Например, лишь в абзацах I, III ст. 2 Федерального Закона об ОРД имеется упоминание о задачах ОРД, связанных с выявлением оперативно-розыскной информации.

Такой подход к регламентации данной стадии оперативно-розыскного процесса объясняется, вероятно, тем, что в 90 - е г. депутаты Верховного Совета РСФСР в своем большинстве поддержали точку зрения тех своих коллег, которые полагали, что кажущаяся на первый взгляд естественность таких задач оперативно-розыскной деятельности, как выявление и предупреждение преступлений происходит из сформировавшейся за годы советской власти привычки профилактирования преступности — выявления на самой ранней стадии преступного умысла, что на практике приводило к тотальному сыску за населением, подозрительности и доносительству. Выход из этой потенциально опасной тенденции, по мнению ряда депутатов Верховного Совета РСФСР, состоял в том, чтобы убрать, как это сделано на Западе, из задач ОРД выявление и предупреждение преступлений и оставить действительно борьбу с преступностью. Профилактические же меры должны осуществлять другие государственные органы и само население.

Декларирование призывов о необходимости осознать:

  • либо у нас будет демократия с неизбежной платой за нее определенным уровнем преступности, безработицы и иных свойственных данному государственному устройству негативных социальных явлений;
  • либо ОРД будет выявлять потенциальных преступников, что можно осуществить лишь на основе всеобщего негласного контроля за населением под “ благородным ” предлогом: преступление легче предупредить, чем раскрыть.

Этот лозунг верен, но к ОРД относиться не должен. Недопустимо для “ удобства ” ОРД жертвовать начавшимися демократическими преобразованиями[См., Пономарев Л.А. Замечания и поправки председателя парламентской комиссии по расследованию причин и обстоятельств государственного переворота к Закону " Об оперативно-розыскной деятельности в России "., № 23/21 - 252 от 17.02.1992 г.].

В итоге в Законе РФ об ОРД 1992 г., а затем и в Федеральном Законе Об ОРД нет упоминания об основаниях и поводах, позволяющих вести оперативное расследование, то есть разведывательную работу в социально-аномальной среде. Помимо этого отсутствует регламентация основных аспектов этой стадии оперативно-процессуальной деятельности.

Аналогичная картина прослеживается в оперативно-розыскных законах Республики Беларусь и Молдовы. Определенный прогресс при разрешении вопроса об обеспечении легитимности стадии разведывательно-поисковой работы наблюдается в оперативно-розыскных законах Украины и Республики Казахстан. Здесь в перечне оснований для проведения оперативно - розыскных мероприятий имеются и те, которые позволяют вести разведывательную работу в интересах решения задач ОРД[См., Закон Республики Беларусь " Об оперативно-розыскной деятельности ". Закон Республики Молдова " ОБ оперативно-розыскной деятельности ".].

Так, в п. 3 ч. I ст. 6 Закона Украины об ОРД указано, что основанием для проведения оперативно-розыскной деятельности является необходимость получения разведывательной информации в интересах безопасности общества и государства. Примерно в таком же ключе изложено сходное основание для проведения оперативно - розыскных мероприятий в ст. 10 раздела III Закона Республики Казахстан об ОРД. Здесь в подпункте “б” п. 1 определено, что к числу оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий относится необходимость получения разведывательной информации в интересах общества, государства и укрепления его экономического и оборонного потенциала.

Однако без всяких двусмысленностей разведывательное (оперативное) расследование обозначено лишь в оперативно-розыскном Законе Латвии и в Инструкциях Генерального атторнея США от 7 марта 1983 г. о порядке расследования по делам об общеуголовных преступлениях, деятельности предприятий организованной преступности, внутренней безопасности и терроризме и определяющих основные начала оперативно-следственного процесса ФБР.

Например, в п. 2 ст. 18 Закона Латвии об оперативной деятельности отмечено, что процесс оперативной деятельности может быть начат до возбуждения уголовного дела. При этом в подпункте 1 п. 3 этой же статьи установлено, что первой стадией процесса оперативной деятельности является оперативное расследование. Последнее в части I ст. 20 рассматриваемого закона определяется как деятельность должностных лиц субъектов оперативной деятельности с целью получения обоснования для начала оперативной проверки или оперативной разработки[См., Закон об оперативной деятельности Латвийской Республики.].

Чтобы выяснить правильность тезиса о несовместимости демократических преобразований в обществе и разведывательной работы в сфере и инфраструктуре социально-аномальной, прежде всего противоправной среды, обратимся к опыту оперативной работы криминальной полиции и спецслужб Запада.

В США, чтобы обеспечить руководителей правоприменяющих органов информацией, которая давала бы возможность обнаруживать, а в некоторых случаях и прогнозировать организованную противоправную деятельность, осуществляется так называемая - “ полицейская разведка ”. По методам и характеру добываемой информации полицейская разведка делится на две категории: стратегическую и тактическую.

Стратегическая разведка предполагает получение, накопление, систематизацию и анализ многочисленных и весьма разнообразных сведений о лицах, подозреваемых в причастности к организованным криминальным структурам, включая даже такие данные, которые на первый взгляд не имеют непосредственного отношения к противоправной деятельности.

Основная цель тактической разведки — помощь в планировании конкретных полицейских операций и установление источников получения доказательств, которые позволили бы произвести арест подозреваемого и доказать его виновность. Следует отметить, что между задачами, которые решаются стратегической и тактической разведками, нет, разумеется, жесткой границы, т. к. они взаимосвязаны, ибо разрешение последних гарантирует поэтапное приближение к основным целям.

Однако важно то, что добываемая информация подлежит тщательной аналитической обработке. Поэтому координация борьбы с организованной преступностью осуществляется, кроме прочего, с помощью компьютерной информационной системы.

В компьютерах накапливается информация о лицах и организациях, подозреваемых в причастности к деятельности организованной преступности, данные о совершенных, совершаемых и готовящихся преступлениях, что позволяет планировать полицейские мероприятия и операции, связанные с арестами подозреваемых и предъявлением им обвинений. Федеральное бюро расследований (ФБР) является центром, в котором сосредоточиваются разведывательные материалы и осуществляется методическое руководство разведывательной деятельностью других правоприменяющих органов.

Непрерывный обмен информацией происходит по горизонтали, то есть между правоприменяющими органами на одном уровне управления, например между федеральными органами, и по вертикали, то есть между местными, штатными и федеральными уровнями управления.

В Великобритании обработка разведанных об организованной преступности и преступниках основывалась и координировалась в зависимости от соответствующего уровня: регионального, национального и международного. В Англии и Уэльсе в рамках подобной структуры существует девять региональных отделов уголовной разведки, выполняющих эти функции. Информационные сведения хранятся в памяти компьютеров и в архивах. К концу 1992 г. планировалось создание национальной службы уголовной разведки, через которую будут проходить все разведданные об организованной преступности с использованием автоматизированной системы обработки информации.

Согласно данным печати, такая служба (НКР) была создана 1 апреля 1992 г. Криминальная разведка занимается целым рядом преступлений, оказывающих большое влияние на стабильность и экономику Королевства: например, доставка и распространение наркотиков, фальсификация денежных знаков и отмывание “грязных” денег, бесчинства футбольных фанатиков, любые проявления организованной преступности.

Собранная НКР информация направляется силовым ведомствам для проведения операций “ на местности ”. Информационно-аналитический центр НКР круглосуточно обрабатывает сведения о маршрутах транспортировки, крупных партиях перевозимых наркотиков, наиболее активных деятелях наркомафии, поступающие от таможенных органов, из местных отделений полиции, а также из-за границы — по линии Интерпола. В составе НКР есть подразделение финансовой разведки. В его задачи входит отслеживание крупных денежных транзакций и проверка, не являются ли они оплатой поставок наркотиков.

Финансовые институты Великобритании, согласно положениям закона 1986 г. о преступлениях, связанных с распространением наркотиков, обязаны предоставлять правоохранительным органам необходимую информацию. Это, сказано в законе, “ не является нарушением контрактных обязательств по сохранению коммерческой тайны со стороны финансовых организаций ”. На практике большинство банков, фондов и работающих с деньгами фирм имеют прямую договоренность информировать НКР обо всех “ подозрительных ” случаях, особенно связанных с операциями с наличностью. Финансовая разведка действует в тесном контакте со специализированной рабочей группой Банка Англии по проблеме отмывания денег. Ими было совместно подготовлено и разослано по банкам всей Британии директивное письмо по данному вопросу.

Подразделение по борьбе с фальшивомонетничеством НКР получает в свое распоряжение все поддельные банкноты английских и иностранных денег, изъятые полицией на территории Великобритании. Специалисты знакомятся с последними “ достижениями ” нелегальных конкурентов Банка Англии готовят рекомендации по усилению защиты денег от фальсификации. Это подразделение тесно взаимодействует с соответствующими организациями зарубежных стран — в первую очередь тех, чья валюта наиболее популярна среди подпольных финансистов (США, Франция, Германия, Австрия и т. д.).

В НКР есть отдел, ведущий наблюдение за педофилами-гомосексуалистами, объектом влечения которых являются несовершеннолетние. Помимо того, что склонность эта сама до себе противозаконна, отслеживание поведения педофилов дает НКР возможность выходить на нелегальные кино - и видеоцентры, специализирующиеся на производстве порнографии с участием детей, а также на типографии и книжно-журнальные магазины, распространяющие подобную продукцию. Даже в условиях свободы печати она считается незаконной и является объектом борьбы британской полиции.

Специфична деятельность подразделения криминальной разведки, специализирующегося на противодействии бесчинствам футбольных фанатов, или хулиганов, как их называют англичане. В обязанности офицеров этой службы входит посещение всех матчей европейских и мировых первенств, присутствие на международных играх как на территории своей страны, так и за границей. Они должны в лицо знать многие тысячи хулиганов и своевременно “ засекать ” их в толпах болельщиков, постоянно поддерживать контакт с коллегами в других государствах, обмениваясь с ними списками и фотографиями зачинщиков драк и погромов на стадионах и вокруг них во время и особенно после игр, согласно последних событий в г. Москве на Манежной площади этот опыт зарубежных стран стоит применить и для России.

Офицеры отдела по борьбе с организованной преступностью внимательно наблюдают за любыми проявлениями активности итальянской и американской мафий, индокитайских триад, а теперь и русских организованных преступных группировок и сообществ. Для облегчения взаимодействия полиции Великобритании с коллегами, кстати, именно в структуре НКР существует отдел по связям с Интерполом и его национальными организациями. С 1992 г. в международную полицейскую ассоциацию вошли и бывшие советские республики, а в современных условиях входит Россия.

В НКР служит 270 чинов полиции, 40 таможенников и 140 человек гражданского персонала, преимущественно технические эксперты и специалисты. Основная нагрузка в этой службе ложится на “ плечи ” информационной компьютерной системы национальной полиции и таможни.

В Канаде[См., Вилле Д. Служба по сбору информации об организованной преступности в Канаде // Police Chief, 1971, № 9, т. 28, с. 18 - 19.] существует служба по сбору информации об организованной преступности, которая была создана 7 марта 1970 г. (КИСК), что было оформлено соответствующим Уставом. КИСК охватывает Центральное бюро в г. Оттаве и систему местных бюро по всей Канаде. Как Центральное, так и местные бюро занимаются сбором, регистрацией, анализом и распространением информации о преступности. Центральное бюро действует в национальном масштабе, в то время как местные бюро — в пределах провинций и между провинциями. Материал, представляющий национальный интерес, доставляется в Центральное бюро, где находится главная картотека. Очень важно, что система предусматривает непосредственный обмен информацией между агентствами охраны порядка и между провинциальными информационными службами. Центральное бюро получает информационные материалы по такому обмену.

Как правило, те полицейские департаменты или агентства, в составе которых имеются штатные центры по сбору информации о преступности, становятся правомочными членами КИСК через представительство местных бюро. С другой стороны, это не мешает распространению необходимой информации по другим агентствам охраны порядка.

Согласно уставу, общее руководство делами КИСК сосредоточено в Исполнительном Комитете, который является ответственным за определение курса и разработку рабочих директив. Многие его совещания большей частью были посвящены административным и организационным вопросам. Теперь наступил этап, когда последующие ежегодные заседания Исполнительного Комитета будут концентрироваться на специфических проблемах организованной преступности и координации методов и средств по их разрешению.

Устав требует широкого представительства в Исполнительном Комитете, который состоит из десяти членов, являющихся должностными лицами, и четырех выборных представителей. Десятью членами Исполнительного Комитета являются комиссар Королевской канадской конной полиции по расследованию преступности; комиссар местной полиции Онтарио; главный директор полиции Квебека; комиссар полиции провинции Британской Колумбии; председатель полицейской комиссии Онтарио; директор городской полиции Монреаля; начальник столичной полиции Торонто; начальник городской полиции Ванкувера. Выборными членами Исполнительного Комитета являются комиссар полиции, представляющий группу из четырех провинций. В этот комитет входит комисcap одной из четырех атлантических провинций и начальники двух главных муниципальных полицейских управлений. Все они выбираются сроком на два года; начальники полиции назначаются Исполнительным Комитетом Канадского объединения начальников полиции.

С появлением новой службы канадские агентства охраны порядка имеют все необходимые средства, при помощи которых можно предпринять согласованные действия против организованной преступности. Отделы по сбору информации о преступности должны действовать в соответствии со стандартными директивами, а сбор, распространение и анализ информации должны быть более эффективными. На результаты будущих координированных усилий по борьбе с организованной преступностью, по мнению специалистов в Канаде, нужно смотреть с оптимизмом. Таким образом, Запад не отвергает, а, наоборот, интенсивно развивает структуры, осуществляющие полицейскую разведку.

Поэтому в Российской Федерации, странах СНГ и Балтии вполне оправданно в силу высокого уровня современной преступности и по причине необходимости обеспечивать безопасность государства существует традиционно сложившаяся система оперативных подразделений правоохранительных органов и спецслужб, выполняющая функцию оперативно-аналитического поиска информации:

  • во-первых, о преступной и иной противоправной деятельности отдельных лиц и сообществ;
  • во-вторых, о разведывательно-подрывной деятельности спецслужб и организаций иностранных государств.

3. Структурное обеспечение функции оперативно-аналитического поиска

Ключевое место в системе оперативно-розыскных органов занимают оперативные подразделения криминальной милиции органов внутренних дел. Это, в первую очередь, аппараты уголовного розыска, подразделения по борьбе с экономической преступностью. Они функционируют в составе территориальных, транспортных и специальных ОВД. Специфичными по своим функциям оперативными аппаратами криминальной милиции являются оперативно-поисковые и оперативно-технические подразделения. В последние годы, учитывая распространение наркобизнеса, в криминальной милиции сформированы аппараты по борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

Особое место в системе оперативных аппаратов ОВД занимают оперативные подразделения по борьбе с организованной преступностью и оперативные аппараты органов уголовно-исполнительной системы.

Оперативные подразделения криминальной милиции ведут оперативно-аналитический поиск информации, которая необходима для предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, розыска лиц, их совершивших, а также для обнаружения граждан, скрывающихся от дознания, следствия, в том числе бежавших из ИВС, СИЗО, ИУ, а также для обнаружения без вести пропавших граждан.

Что же касается оперативных подразделений органов уголовно-исполнительной системы, то они осуществляют пенитенциарную разведку:

  • во-первых, для обеспечения правопорядка в СИЗО, ИУ, выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия нарушений режима и преступлений;
  • во-вторых, в интересах содействия криминальной милиции и иным органам, осуществляющим ОРД по обнаружению среди заключенных и осужденных лиц, причастных к ранее нераскрытым преступлениям.

В систему оперативных подразделений органов, осуществляющих ОРД в Российской Федерации, странах СНГ и Балтии, входят и органы государственной безопасности. В Российской Федерации в современных условиях они называются органами федеральной службы безопасности. В Украине, в Казахстане, Молдове — это органы национальной безопасности, в Латвии — государственные институции, осуществляющие управление в области национальной безопасности. Согласно законам, регламентирующим ОРД и определяющим статус этих ведомств, последние ведут оперативный поиск информации, необходимой для предупреждения, пресечения и раскрытия разведывательно-подрывной деятельности. Это, прежде всего контрразведывательный поиск, а также оперативно-аналитический поиск, осуществляемый для борьбы с отдельными противоправными деяниями в виде терроризма, коррупции, проявлений организованной преступности, создающих угрозу интересам страны. Традиционно органы государственной или национальной безопасности ведут сбор информации, необходимой для осуществления органами государственной власти и управления комплекса мер по разрешению социально-экономических, оборонных, техногенных, экологических и иных проблем.

Новым субъектом оперативно - розыскной деятельности в Российской Федерации, странах СНГ и Балтии, зафиксированных на законодательном уровне, являются оперативные подразделения пограничных войск (пограничной службы). Как субъекты ОРД они обозначены в оперативно-розыскных законах России, Украины, Белоруссии и Литвы. Этот субъект ОРД призван вести сбор информации в интересах обеспечения неприкосновенности государственной границы, обеспечения экономической безопасности, выявления фактов подготовки различного рода эксцессов на границе, связанных с контрабандой наркотиков, оружия, провоцирования вооруженных и иных конфликтов и др.

Субъектом оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации, странах СНГ и Балтии признаны и органы, уполномоченные вести борьбу с налоговыми правонарушениями. Это налоговая полиция (ранее органы налоговых расследований), сотрудничащая с налоговой службой Министерства финансов. Оперативные подразделения налоговой полиции ведут оперативно-аналитический поиск налоговых правонарушений, в связи с чем обладают полномочиями применять в полном объеме оперативно-розыскные мероприятия.

В число субъектов ОРД законодатель в РФ, странах СНГ и Балтии включает и органы, призванные осуществлять охрану высших должностных лиц органов государственной власти и управления. Они зафиксированы в оперативно-розыскных законах Российской Федерации, Украины, Казахстана, Литвы. Оперативные подразделения этих структур призваны вести оперативно-аналитический поиск сведений, указывающих на подготовку покушений на указанных выше лиц, террористических актов, иных противоправных посягательств на соответствующих должностных лиц органов государственной власти и управления, членов их семей. Помимо этого в компетенцию данной категории оперативных подразделений входит также оперативно-аналитический поиск информации, позволяющей выявлять и пресекать покушения, террористические акты и иные противоправные посягательства на должностных лиц органов государственной власти и управления зарубежных государств во время их визитов.

В Российской Федерации и в Литве к числу субъектов ОРД отнесены таможенные органы. Они призваны вести оперативно-аналитический поиск информации о противоправных деяниях, производство дознания по которым отнесено к компетенции таможенных органов. В России эти вопросы детально определяет ст. 224 Таможенного кодекса РФ.

В число субъектов ОРД также включен и ряд спецслужб, которые ведут оперативно-аналитический поиск в пределах своей компетенции, предусмотренной соответствующими законодательными актами (РФ — служба внешней разведки; Россия, Казахстан, Латвия, Литва, Молдова — специальные органы, учреждения, институции министерства обороны).

Сказанное свидетельствует о том, что оперативно-аналитический поиск информации о разнообразных противоправных и иных деяниях должен быть надлежащим образом обеспечен структурно за счет создания соответствующих оперативных подразделений и определения их компетенции в этой сфере.

Для эффективного осуществления как оперативно-аналитического поиска, так и иных стадий оперативно-розыскного процесса оперативные подразделения имеют форму управления, отдела, отделения, бюро и т. п. Речь идет об оптимальном построении оперативной службы, занятой сбором, анализом и доведением разведывательной информации до заинтересованных лиц, служб, органов и организаций, ее использованием согласно нормам оперативно-розыскного закона.

Данная структура будет оптимально функционировать при соблюдении следующих положений:

  • личный состав подразделения криминальной разведки должен быть сгруппирован так, чтобы обеспечить наиболее эффективное выполнение задач, поставленных как перед этой структурой в целом, так и перед каждым его работником, взятым отдельно;
  • возлагаемая на руководителя подразделения ответственность должна быть максимально ясна, определена и закреплена в нормативных документах;
  • орган, устанавливающий обязанности этого должностного лица, обязан предоставить ему соразмерные полномочия, которые могут применяться так, как этот руководитель сочтет необходимым (аналогично и относительно сотрудников подразделения);
  • руководитель этого формирования должен иметь право и средства контроля за работой подчиненных им лиц, с тем, чтобы проверять выполнение указаний и принимать меры к совершенствованию работы;
  • начальник может иметь в своем подчинении только такое число лиц, которым он способен руководить без особого напряжения. Деятельность всех подразделений и должностных лиц формирования должна быть максимально координирована и гармонично направлена к осуществлению общих целей формирования.

Так, например, в структуре Администрации (Управления) по борьбе с наркотиками (Drug Enforcement Administration (ДЕА)), созданной в США в июле 1973 г. в целях осуществления сбора, анализа и распространения информации в сфере борьбы с наркобизнесом как на национальном, так и на международном уровне предусмотрено разведывательное подразделение (Intelligence Division). Оно является автономным структурным элементом DEA и непосредственно подчинено одному из руководителей администрации Управления. В состав разведывательного подразделения структурно входит размещенный в Эль Пасо разведывательный центр (El Paso Intelligence Center — EPIC), укомплектованный не только специалистами DEA, но и сотрудниками других служб: таможенной службы США, береговой охраны, бюро по борьбе с алкоголем, табаком, оружием и др. Центр в Эль Пасо решает задачи сбора разведывательной информации, касающейся деятельности наркомафии, прежде всего, на воздушном и водном транспорте.

Обращает на себя внимание комплексный подход руководства DEA к организации разведывательной работы.

Так в структуре данного ведомства помимо EPIC предусмотрены:

  • отдел разведывательных расследований;
  • отдел разведывательной работы и взаимодействия в сфере политики;
  • отдел научно-исследовательской работы в области разведки.

Как видно, в деятельности указанных формирований достаточно четко обозначена основная линия сыскной работы — сбор оперативно-значимой информации и ее анализ, что отражает существо криминальной разведки.

Известно, что разведывательно-поисковая работа начинается с постановки цели.

В этом качестве понимается идеальное, мысленное предвосхищение результата деятельности. В качестве непосредственного мотива цель направляет и регулирует человеческую деятельность. Содержание цели зависит от объективных законов действительности, реальных возможностей субъекта и применяемых средств.

Конкретные цели разведывательно-поисковой работы формируются на основе анализа имеющихся в распоряжении оперативного подразделения сил, средств и расчета по их наиболее полному использованию адекватно задачам, предусмотренным оперативно-розыскным законодательством. Неиспользованная часть ресурсных возможностей представляет собой, во-первых, с ретроспективной точки зрения, прямые экономические и социальные потери, во-вторых, с перспективной точки зрения — резервы повышения эффективности работы подразделения, осуществляющего оперативно-разведывательный процесс.

Разумно полагать, что постановка конкретной цели — это результат качественного изучения проблемной ситуации, которая тесно связана с условиями деятельности субъекта государственного криминального или частного сыска. При этом одной из наиболее часто встречающихся ошибок в определении целей является подмена их объемом работы. Формулировка конкретных целей в виде объема работы может привести к тому, что наилучшим достижением цели становится, как ни странно, наибольший объем работы. Увеличение объема выполняемой работы далеко не всегда может способствовать достижению конечных результатов оперативной деятельности.

Стратегическая информация представляет собой данные и сведения, отражающие способы и методы совершения противоправных деяний, “ болевые ” точки криминалитета, тенденции и намерения в различных сферах уголовной активности (терроризм, заказные убийства, наркобизнес и проч.). Сфера деятельности представителей социально-аномальной среды постоянно изменяется и скорость этих перемен увеличивается. Это обусловливает рост числа стратегических решений в области борьбы с противоправными деяниями при одновременном увеличении сложности прогнозирования их последствий и возрастании риска совершить ошибку. Эти обстоятельства предопределяют важность стратегической информации в оперативно-розыскном процессе — без этих данных невозможно принимать обоснованные решения и планировать ответные соответствующие действия органов охраны правопорядка, служб безопасности экономических объектов.

Здесь важно то, что стратегические сведения включают в себя не только совокупность фактов, отражающих реальную ситуацию в сфере охраны правопорядка, но и результаты аналитических исследований. Это, в конечном счете, позволяет формулировать выводы относительно основных аспектов складывающейся оперативной обстановки как на региональном, так и национальном, а также — международном уровнях. При этом аналитический этап исследования стратегической информации можно определить как стадию логического синтеза отдельных элементов информации, внешне не обладающих реляционными отношениями, в систему информации целевой направленности. Конечным “ продуктом ” этого этапа является новое знание, определяемое не как конкретный факт или элемент информации (данных), но как результат изучения, проверки, оценки и обобщения последних. Актуальность стратегической информации сохраняется на временном интервале от одного года и более.

В большинстве случаев стратегическая информации не предназначена для обеспечения оперативно-розыскных подразделений вспомогательной информацией по конкретному делу. Ее роль сводится к информированию органов и руководителей верхнего звена управления информацией с целью повышения обоснованности принятия рациональных решений по иммобилизации социально-аномальной среды с учетом финансовых возможностей, имеющихся сил и средств, а также предусмотренным оперативно-розыскным законом полномочий сотрудников оперативных органов.

Трудно переоценить роль стратегической информации при анализе процессов и явлений, связанных со сферой и инфраструктурой социально-аномальной сферы, в частности, с такой ее формой, как транснациональная организованная противоправная деятельность.

Преступные организации сегодня во всем мире разворачивают трансграничные операции не только в связи с изменением конъюнктуры мирового рынка, но и для того, чтобы избежать столкновений с правоохранительными органами. Неоднозначность систем уголовного правосудия в различных государствах означает, что степень риска пресечения противозаконной деятельности конкретных лиц или сообществ в значительной степени определяется местом их базирования. Поэтому они стремятся обосноваться в наиболее “безопасных” для себя регионах, чтобы оттуда заниматься поставками нелегальных товаров и услуг, получая при этом максимальные прибыли. Объем противоправной деятельности такого рода приобретает столь глобальный характер, что позволяет говорить о возникновении так называемых транснациональных организованных криминальных сообществ, располагающихся в одной стране, а действующих в другой или одновременно в нескольких странах с “ благоприятными ” для них возможностями и рыночной конъюнктурой. Такие формирования оказывают все более заметное влияние на мировой экономический процесс, играют определяющую роль в запрещенных законом сферах и получают доходы, превышающие порой размеры валового национального продукта некоторых развивающихся и развитых стран. Хотя такие организации могут вкладывать средства также в законные предприятия и заниматься легальным бизнесом, но противоправная деятельность является для них определяющей.

Подобного рода транснациональную деятельность можно охарактеризовать как “ форму коммерческой деятельности, осуществляемую “ полузаконными ” и противозаконными средствами, с использованием угроз и физического насилия, вымогательства, коррупции, шантажа и иных методов принуждения, а также путем привлечения запрещенных товаров и услуг ”.

Отличительной особенностью указанных транснациональных организаций является все более частое вступление их в стратегические коалиции. Для законных корпораций такие союзы позволяют наиболее рационально использовать накопленные знания и опыт, производить сбыт продукции. Транснациональные криминальные объединения заключают подобные соглашения по аналогичным причинам. Они дают возможность сотрудничать с укрепившимися на местах преступными организациями, помогают обойти закон, снижают степень риска, обеспечивают использование надежных каналов распределения продукции и извлечение доходов на рынках сбыта.

Например, в настоящее время в рамках обеспечения общественной безопасности Российской Федерации все более серьезной становится проблема выявления и выдворения нелегалов, “ задерживающихся ” в России иностранных граждан. Немалая часть из них входит в различные транснациональные организации или выполняет отдельные поручения этих организаций. По оценкам МВД РФ, только в Москве и Московской области по фиктивным документам, выдвигая всевозможные и надуманные предлоги, проживает свыше 150 тысяч граждан из Китая. Сформированы и действуют устойчивые китайские преступные сообщества — “ пекинская ”, “ харбинская ” и другие группировки для переправки своих сограждан через Россию и страны Европы. К выгодному подпольному бизнесу подключились криминальные структуры Китая, Вьетнама, Гонконга, Малайзии. Они наладили связи в России и европейских странах с преступными формированиями, которые торгуют фальшивыми визами и паспортами. Стоимость доставки одного человека из Китая в одно из государств Западной Европы составляет от 10 до 25 тысяч долларов, что гарантирует расцвет подобного бизнеса[См., Ревин В.п. открытость общества и проникновение международных преступных сообществ в Россию. Актуальные проблемы теории и практики борьбы с организованной преступностью в России. Материалы научно-практической конференции. М.: Московский институт МВД России., Вып. 4, 1994. ].

Еще один пример, Японская полиция провела полномасштабную операцию по пресечению деятельности международной преступной группировки, состоявшей из граждан Японии и России, которая более полутора лет успешно занималась кражей и переправкой автомобилей на Дальний Восток России. Масштабность операций этого синдиката была значительной. В итоге было арестовано 30 японцев, “ промышлявших ” в девяти префектурах страны. Установлено, что было украдено и незаконно экспортировано в Россию, по меньшей мере, 600 автомобилей общей стоимостью примерно 2,5 млрд. иен (более 20 миллионов долларов).

Работа строилась с присущей японцам организованностью. Так, от некоего “брокера” из числа россиян во Владивостоке поступал заказ с указанием марки, цвета и комплектаций требуемого автомобиля в адрес некоего Томио Сигээда. Этот 61 - летний японец, которого арестовали в числе первых, был руководителем криминальной группировки. В прошлом Сигээда возглавлял клан якудза. Приняв заказ, Сигээда ставил задачу своим подручным. На похищенный автотранспорт (в основном это были популярные модели “ внедорожников ” стоимостью порядка 10 тысяч долларов) монтировали новые номерные знаки и отправляли в Россию. Владивостокский “ брокер ” брал с каждого российского клиента около 80 тысяч иен за заказанную им японскую автомашину. Доставляли же авто специальными морскими турами, организованными с целью закупок россиянами подержанных автомашин.

В настоящее время правоохранительные службы, осуществляющие борьбу с международной криминальной деятельностью, за счет подготовки стратегической информации:

  • исследуют и обеспечивают пресечение сфер деятельности современных транснациональных криминальных формирований;
  • выявляют и контролируют различные постоянно изменяющиеся проблемы, создаваемые транснациональными криминальными структурами;
  • акцентируют усилия на тех видах транснациональной криминальной деятельности, которые считаются наиболее опасными и вызывают наибольшую тревогу;
  • определяют проблемы, вытекающие из существующих или проявляющихся различий между отдельными странами в их понимании и оценке криминальной деятельности;
  • изучении вопросов, связанных с неадекватной степенью разработки законодательной базы в различных государствах; рассматривают проблемы, касающиеся расширения или перемещения деятельности транснациональных преступных организаций из одних стран в другие со слабыми защитными механизмами;
  • изучают условия, способствующие росту и расширению сферы указанных транснациональных организаций, включая социальные, экономические и политические факторы, структурные особенности их деятельности;
  • поэтапно разрабатывают единую концепцию борьбы с этим явлением и вырабатывают глобальную стратегию более эффективного межгосударственного взаимодействия и т. п.

Тактическим данным, добываемым в ходе криминальной разведки, в отличие от стратегических присущ операциональный характер. Они собираются для проведения конкретных акций, спланированных оперативными подразделениями против конкретных организаций и лиц. При этом задачи и общий план проведения предстоящего оперативно-розыскного мероприятия определяются заранее. Поэтому разведданные предназначены для обеспечения оптимального выполнения ОРМ. Например, в случае изучения определенного сообщества оперативно-аналитический поиск должен обеспечить сотрудников оперативного подразделения, проводящих соответствующую тактическую операцию, данными о численности этой структуры — объекта ОРД, контролируемых ею зонах, ее лидерах, направлениях преступного промысла, функционерах в органах исполнительной власти, материально-техническом обеспечении и др. Кроме того, тактические сведения важны для определения целесообразности дальнейшей работы по сбору дополнительной информации. Актуальность тактических сведений может сохраняться в течение полугода.

Одной из форм разведывательной деятельности является коммуникационная, в том числе радиоразведка.

Отдельные специалисты, занимающиеся этой проблемой, приводят характерный пример получения тактической разведывательной информации с использованием средств радиоразведки. Речь идет о том, что оперативно-техническое управление (ОТУ) КГБ СССР размещало своих сотрудников в зданиях дипломатических представительств СССР на территории зарубежных стран. Эти комнаты и находившаяся в них техника использовались специалистами ОТУ для организации противодействия подслушиванию со стороны спецслужб противника и для слежения за эфиром на волнах, отведенных местной полиции и службам безопасности. Контрразведывательное обеспечение состояло в том, что каждый раз, когда офицер резидентуры КГБ направлялся на встречу с агентом, начиналось тщательное прослушивание радиоэфира. При обнаружении увеличения интенсивности радиопереговоров или появлении иного подозрительного признака, дежурный техник посылал в эфир специальный сигнал тревоги. При этом миниатюрный приемник в кармане офицера разведки начинал вырабатывать звуковой или вибрационный (бесшумный) сигнал оповещения, предупреждающий о необходимости прервать встречу или отказаться от нее, если она еще не произошла.

Иной аспект получения и использования тактической информации может быть обусловлен другой ситуацией. Так, в 70-е гг. анализ интенсивности радиопереговоров, выполненный техниками в советском посольстве в Токио и подкрепленный наблюдениями сотрудников резидентуры, позволил получить важные сведения тактического характера, указывающие на то, что японские группы внешнего наблюдения, состоявшие из работников контрразведки и политической полиции, обычно резко ослабляли свою активность по выходным и праздничным дням, а между одиннадцатью часами вечера и семью часами утра вообще не появлялись на улице. Это объяснялось нежеланием начальства платить им сверхурочные. Знание режима работы японской “ наружки ” позволило советской резидентуре в Токио значительно повысить эффективность своих операций.

Помимо стратегических, тактических в оперативно-розыскном процессе выделяют и оперативные данные.

Оперативные данные представляют собой информацию о расследуемой противоправной деятельности и могут использоваться для осуществления конкретных оперативно-розыскных мероприятий. Отличительной особенностью этих данных является достаточно четкая “ привязка ” их по месту и времени к криминальным ситуациям в социально-аномальной среде. Поэтому наиболее ценные сведения такого рода приближены к получению фактических данных, имеющих значение для формирования доказательственной базы по уголовным делам могут непосредственно приводить к аресту подозреваемого объекта ОРД и предъявления ему обвинения. Оперативные данные “ стареют ” довольно быстро — в интервале от нескольких часов до нескольких дней.

Подчеркнем, что на практике довольно четко дифференцируются стратегические и иные данные. Однако, зачастую, бывает довольно сложно провести четкую границу между тактическими и оперативными данными. Тем не менее, в конкретных ситуациях такое деление является обоснованным, прежде всего, с точки зрения динамики эффективности использования оперативно-значимых сведений.

Информация о факте готовящегося террористического акта следует, видимо, отнести к оперативной информации, так как имеющиеся данные указывали на конкретных лиц, соответствовали определенному интервалу времени и месту, а период ее “старения” составлял не более нескольких часов. В результате использования этих оперативных данных оперработниками удалось, с одной стороны, предупредить планируемое преступление с потенциально большим количеством жертв в результате возможного взрыва, а, с другой — обезвредить группу лиц, объединенную общим преступным замыслом.

Оперативно-аналитический поиск обусловлен тайным характером процесса подготовки и совершения, прежде всего, противоправных деяний. Профессионально действующий при их подготовке человек максимально защищает себя:

  • во-первых, совершенствуя свой криминальный профессионализм;
  • во-вторых, используя контрразведывательные приемы.

Преодолеть этот барьер, проникнуть за него можно только разведывательным путем, так как криминалистика и уголовный процесс в данных ситуациях менее результативны, а порой и бессильны.

Оперативно-аналитический поиск в оперативно-розыскной деятельности имеет три варианта.

Первый — это разведывательно-поисковая работа в сфере и инфраструктуре социально-аномальной среды как стадия оперативно-розыскного процесса по выявлению и раскрытию тайных маскируемых противоправных деяний.

Второй — это поиск среди криминально активных категорий лиц и их окружения в интересах раскрытия преступления-инцидента, обнаружения разыскиваемых лиц.

Третий — сбор информации об определенных гражданах в профилактических целях.

Правовым основанием первого и второго вариантов являются абзацы I, III ст. 2 Федерального Закона об ОРД, аналогичных норм оперативно-розыскных законов других стран. Основанием третьего — ч. II ст. 7 Федерального Закона об ОРД и соответствующие статьи законов об ОРД, оперативной деятельности других стран.

Сбор сведений в ходе оперативно-аналитического поиска ведется как открытыми (гласными), так и секретными (тайными, негласными) способами (методами), применяемыми в работе с обладателями оперативно-розыскной информации.

Информация открытым путем (OSI — Open Source Information) в сфере криминального сыска поступает, как правило, по трем основным каналам:

  1. Частные физические лица.
  2. Оперативные сотрудники и материалы подготовленных ими отчетов по результатам непосредственно проведенных ими ОРМ.
  3. Другие открытые, т. е. публично доступные носители информации, из которых в ходе оперативного поиска можно почерпнуть сведения, представляющие оперативный интерес (книги, газеты, журналы, телевидение и радиовещание, официальные сообщения и документы государственных учреждений и служб, публикации научных конференций и симпозиумов, рекламные и выставочные материалы и др.). Если собранные открытыми способами данные свидетельствуют о том, что готовится, совершается или будет совершено противоправное деяние, конкретное лицо или группа лиц потенциально опасны для общества, то для получения более подробной информации о характере преступной деятельности и личности представителей сферы и инфраструктуры социально-аномальной среды оперативные службы могут использовать тайный сбор значимых сведений в указанной сфере и инфраструктуре.

Дело в том, что тайна, как элемент конспирации, необходима для преодоления препятствий на пути к сведениям об объекте, интересующем оперативное подразделение.

Препятствия имеют двоякий характер.

Во-первых, это тщательный контроль со стороны отдельных физических лиц и их сообществ за своим поведением и как бы дезинформирование оперативного подразделения относительно своего подлинного образа жизни.

Во-вторых, это — контрразведка, то есть специальные действия по охране собственных секретов.

Поэтому индикативные (сигнальные) и фактические данные, необходимые для решения задач сыска, исходят и от конфиденциальных источников, то есть частных физических лиц, например, работающих в учреждениях, предприятиях, организациях, различных ведомств и поставляющих находящуюся в их распоряжении информацию при условии, что их сотрудничество с оперативным подразделением не будет предаваться огласке, а также от сотрудников оперативных подразделений, лично, в конспиративной форме осуществляющих разведывательно-поисковую работу, и от сотрудников иных подразделений и служб, осуществляющих ОРД, тайная помощь которых используется в ходе осуществления оперативно-розыскных мероприятий.

Скрытый метод предназначен для разоблачения особо опасных для общества лиц и их сообществ, а также в ходе решения иных проблем, например, связанных с обеспечением безопасности предпринимательства, изучения рынка. Например, для получения информации о конкурентах в сфере современного предпринимательства могут использоваться следующие методы:

  • сбор информации, содержащейся в средствах массовой информации, включая официальные документы, например, судебные отчеты;
  • использование сведений, распространяемых служащими конкурирующих фирм;
  • биржевые документы и отчеты консультантов; финансовые отчеты и документы, находящиеся в распоряжении маклеров; выставочные экспонаты и проспекты, брошюры конкурирующих фирм; отчеты коммивояжеров своей фирмы;
  • изучение продукции конкурирующих фирм; использование данных, полученных во время бесед со служащими конкурирующих фирм (без нарушения закона);
  • замаскированные опросы и “ выуживание ” информации у служащих конкурирующих фирм на научно-технических конгресса (конференциях, симпозиумах);
  • непосредственное наблюдение, осуществляемое скрытно;
  • беседы о найме на работу со служащими конкурирующих фирм (хотя опрашивающий вовсе не намерен принимать данного человека на работу в свою фирму);
  • “ ложные ” переговоры с фирмой-конкурентом относительно приобретения лицензии;
  • найм на работу служащего конкурирующей фирмы для получения требуемой информации;
  • подкуп служащего конкурирующей фирмы или лица, занимающегося ее снабжением;
  • использование агента для получения информации на основе платежной ведомости фирмы-конкурента;
  • подслушивание переговоров, фирм-конкурентов;
  • перехват телеграфных сообщений;
  • подслушивание телефонных переговоров;
  • кража чертежей, образцов, документации и т. п.;
  • шантаж и вымогательство.

Таким образом, наиболее вероятными каналами утечки информации являются:

• персонал, имеющий доступ к информации;

• документы, содержащие эту информацию (все типы носителей информации);

• технические средства и системы обработки информации, в том числе линии связи, по которым она передается.

Подчеркнем, что основным каналом получения конфиденциальной информации являются люди (конфиденты), с которыми работает оперативный сотрудник подразделения (частный детектив), осуществляющий сыскную деятельность. По данным итальянских специалистов в области промышленной безопасности персонал любой компании состоит на 25 процентов из честных людей, “ которые остаются таковыми при любых обстоятельствах ”, на 25 процентов — из людей, ожидающих удобного случая поживиться за счет интересов фирмы, и остальные 50 процентов — лица, “ которые могут остаться честными или не останутся честными в зависимости от обстоятельств ”. Иными словами, 75 процентов сотрудников компаний являются потенциальными конфидентами в интересах других компаний. Эта цифра говорит об исключительной важности работы с конфидентами[См., Халяпин Д.В., Ярочкин В.И. основы защиты информации: Учебное пособие. М.: Институт повышения квалификации информационных работников ( ИПКИР ),1994.].

Подчеркнем, что в ходе разведывательно-поисковой работы должны сочетаться различные, взаимно дополняющие друг друга приемы, как гласного, так и тайного характера в строгом соответствии с оперативно-розыскным законом и национальным законом, регламентирующим частнодетективную деятельность. В этом случае эффективность оперативно-аналитического поиска повышается, а вероятность установить связь между подозреваемым лицом и противоправным деянием, проверить благонадежность партнера по бизнесу или выявить иные сведения существенно возрастает.

4. Специфика оперативного поиска

Оперативный поиск, осуществляемый оперативными аппаратами, ведется, как правило, с целью выхода на личность, то есть на лиц и факты, являющиеся объектами оперативно-розыскной деятельности. Речь идет об оперативном поиске на определенных территориях, где совершаются различного рода криминальные акции (например, угоны автотранспорта, нападения на граждан и т. п.); на экономических и иных объектах, где должностные лица или иные сотрудники могут совершать различного рода действия, противоречащие закону, где замечена активность иностранных разведок.

Поэтому выделяются направления и места проведения оперативного поиска. Так, оперативные подразделения ОВД ведут его среди граждан, проживающих на обслуживаемой ОВД территории, в местах концентрации преступного элемента, в криминально активной и иной криминогенной сфере, в местах вероятного сбыта похищенного, в криминогенных группах (воры, мошенники, сбытчики наркотиков, наркоманы, контрабандисты, валютчики, антиквары), на государственных хозяйственных объектах, среди лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за совершение преступления.

Оперативный поиск, осуществляемый адекватно вышеперечисленным направлениям, обеспечивает установление потерпевших от латентных преступлений, граждан, которым что-либо известно о преступных посягательствах, остроконфликтных ситуациях, способных вызвать совершение преступлений, лиц, отличающихся состоянием криминогенной опасности и криминальной активностью (особо опасные рецидивисты, лидеры преступного мира, в том числе имеющие межрегиональные и международные преступные связи; ранее судимые, подлежащие взятию под административный надзор; ранее судимые за бандитизм, убийство, разбои, грабежи; лица, совершившие тяжкие преступления с оружием, квалифицированные кражи и т. п.; лица, намеревающиеся совершить преступления, формирующиеся в преступные группы; склоняющие других к преступному соучастию; лица, пытающиеся приобрести оружие и технические средства для совершения преступлений; лица, в прошлом судимые и не вставшие на путь исправления, условно осужденные за умышленные преступления и с отсрочкой приговора; наркоманы; содержатели притонов; женщины легкого поведения; лица, занимающиеся скупкой краденого; лица, подозреваемые в причастности к организованной преступности, осведомленные о ней лица — работники и завсегдатаи объектов, где преступники проводят досуг, лица, обслуживающие преступников). Помимо перечисленных граждан объектами оперативного поиска являются “ центры ”, контролирующие и направляющие преступную деятельность мошенников, рэкетиров, молодежных хулиганствующих группировок; отдельные этнические группы; коррумпированные связи устойчивых преступных сообществ; преступные структуры, возникшие в результате сращивания общеуголовной и экономической преступности; группы бандитской направленности; организованные преступные группы, занимающиеся незаконными поставками оружия, антиквариата, драгоценных камней, металлов, предметов, представляющих культурную и историческую ценность, наркобизнесом; организованные преступные сообщества с межреспубликанскими и международными связями; сообщества, занимающиеся организованными видами преступного предпринимательства и т. п.[См., Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность., Н.Новгород: нижегородская ВШ МВД РФ, 1995, С. 134 - 135.]

Сказанное свидетельствует о том, что оперативный поиск, осуществляемый субъектами оперативно-розыскной деятельности по определенным направлениям, позволяет обнаруживать конкретных физических лиц или сообщество таких лиц, представляющих разведывательный интерес с точки зрения либо их криминальной опасности, либо причастности к противоправным и иным действиям, требующими адекватного реагирования правоохранительных органов или спецслужб. Далее осуществляется оперативный поиск “ от личности ”, то есть “ адресная ” разведывательная работа, когда осуществляется постоянный сбор информации об известных преступниках и их преступной деятельности на определенной территории. Поэтому в сферу оперативного поиска “ от личности ” попадают прежде всего лица, составляющие как бы преступный потенциал общества. Речь идет о гражданах, совершивших различного рода противоправные деяния. Порой их личностные особенности и жизненная история неразрывно связаны с криминальным поведением. Совершение противоправных деяний — это их профессия и они сознательно идут на этот риск, совершенствуя свое мастерство и активно противодействуя собственному разоблачению. Объектом оперативного поиска является и инфраструктура, складывающаяся вокруг лиц, профессионально занимающихся противоправной деятельностью. Поэтому оперативный поиск обусловлен и такими явлениями как наркомания, азартные игры и т. п. Дополнительными ориентирами для оперативного поиска “ от личности ” являются признаки преступления. Если поиск ведется “ от личности ”, то возможный объект изучения сыскному подразделению как бы известен. Специфика здесь в том, что в качестве такого объекта могут выступать и физические, и юридические лица. Наличие такого объекта предопределяет характер будущей поисковой работы. В ходе оперативного поиска выявляются обстоятельства потенциально криминального характера, когда криминогенная ситуация может развиться в реальную криминальную.

Оперативные подразделения органов, осуществляющих оперативно-процессуальную деятельность, ведут оперативный поиск с учетом своей компетенции. Так, операппараты органов, обеспечивавших государственную безопасность в СССР, осуществляли поиск информации, указывающей на деятельность, предполагающую измену Родине, шпионаж, подготовку к террористическом акту, диверсии, вредительству, насильственному свержению государственного строя, угрозу единству территории государства, нарушение национального и расового равноправия, разглашение государственной тайны, передачу иностранным организациям сведений, составляющих служебную тайну, подготовку к массовым беспорядкам, подготовку к незаконному выезду за границу и въезду в страну, подготовку к угону или захвату железнодорожного подвижного состава, воздушного, морского или речного судна, разглашение военной тайны и др.

Термин “ оперативный поиск ” по выявлению симптомов криминального характера используется, конечно, условно для разграничения его от оперативного поиска “от конкретной личности ”. Характерная черта оперативного поиска, ведущегося по ориентирам, имеющимся в контрольном перечне потребностей в информации в том, что он имеет только определенные цели в виде определенных категорий лиц, фактов, явлений. Например, в деятельности органов, осуществляющих ОРД, это лица, факты, события, явления, касающиеся сферы и инфраструктуры криминальной среды, где важно выявить конкретных лиц и их сообщества, деятельность которых имеет определенные криминальные проявления, что позволяет начать оперативный поиск “ от личности ”.

Специалисты выделяют определенные ориентиры для такого оперативного поиска. Так, по линии борьбы с экономическими преступлениями специфическими признаками организованной криминальной деятельности являются систематические нарушения законодательства об антимонопольной деятельности в целях создания искусственного дефицита на потребительском рынке, любые варианты уклонения от налогового обложения (мошенническое занижение прибыли, теневые, нерегистрируемые сделки, вступление в коррумпированные отношения с работниками налоговой службы), систематическое получение квот и лицензий на вывоз за пределы России нефтепродуктов, сырья, редкоземельных металлов коммерческими структурами, для которых данный вид деятельности не является профилирующим; регулярное обналичивание крупных сумм денег; все варианты финансовых махинаций, направленные в итоге на организованное хищение денежных средств, находящихся в распоряжении государственных и коммерческих структур; все варианты вывоза (в том числе попыток) сырьевых ресурсов, готовой продукции, цветных металлов под видом отходов производства; операции по конвертации рублевой массы через малоизвестные коммерческие структуры и банки; закупки по импорту (трата валютных средств) товаров, приобретение которых явно не имеет коммерческой и технологической перспективы; силовое прикрытие нанятыми боевиками и подкупленными чиновниками дельцов и блокирование конкурентов с целью поддержания монополии своей коммерческой деятельности.

Исходя из оценки этих признаков и сведений, полученных из иных источников, данный вид оперативного поиска призван выявить несоответствие между внешними признаками поведения конкретного лица (сообщества лиц) и тщательно скрываемой им (ими) как бы “ подпольной ” деятельности. Это несоответствие распознается при помощи методов проникающего характера.

Нередко это проникновение имеет смысл, адекватный данному термину. Характерным в этом плане является эпизод из биографии Э. Видока. Ему, в частности, было дано задание проникнуть в дом барона Мешена и, более того, став там гостем на обеде, выяснить точный состав гостей и содержание их разговоров. Вначале Видок посетил виноторговца напротив квартиры Мешена и когда туда пришел главный повар барона, Видок представился ему конкурентом по покупкам на базаре. Расположив его к себе умелой лестью, Видок стал уговаривать повара продемонстрировать ему тот обед, который он будет подавать на банкете у барона. В столовую Видок предлагал его ввести переодетым в ливрею в качестве слуги одного из гостей. Однако повар отказал ему, мотивируя тем, что один из его учеников, которого он недавно ввел в дом, совершил кражу шести серебряных приборов. Но этот контакт имел и положительную сторону, так как Видоку удалось выяснить полную биографию всех членов семьи и прислуги, а также определить предлог для проникновения в дом. Основу плану по проникновению составил любимый попугай барона Мешена. Видок предложил 500 франков слуге, который ухаживал за этим попугаем, за то, чтобы в день банкета без четверти семь, то есть за 15 минут до того, как гости должны были сесть за стол, выпустить попугая из клетки, предварительно привязав к нему свинцовую пулю на конце шелковой нитки. Видок объяснил слуге, что у него есть дело к господину Мешену, разрешение которого облегчится, если он вернет барону его любимого попугая. Далее Видок представился слуге нотариусом — сертификатором Ламбертом и вручил ему свою визитную карточку, а также две золотые монеты в виде задатка.

В назначенное время улица возле дома барона была перекрыта двенадцатью агентами с тем, чтобы исключить случайности. Но все сложилось удачно и выпущенный из клетки попугай под тяжестью пули упал прямо к ногам Видока, который незаметно отвязав груз, стал выяснять у прохожих, кому он принадлежит. Следует отметить, что “ спасение ” попугая произошло на глазах барона и его гостей, которые бросились к окнам после криков слуги. Поэтому Видок был с благодарностью встречен бароном, приглашен на банкет, представлен гостям и в итоге сумел выяснить личностные данью каждого из них и зафиксировать все сказанное ими[См., Видок Э. Записки Видока, начальника Парижской тайной полиции./ Пер. с фр.: в 3 т. Киев: Изд - во СП " Свенас ",1991, 407 - 411.].

Со времен Видока оперативное проникновение (внедрение) стало составным элементом системы оперативно-розыскных мероприятий, применяемых сотрудниками оперативных подразделений в ходе оперативного поиска. Среди мероприятий, входящих в эту систему, прежде всего, включаются и иные оперативно-розыскные меры. Так, помимо оперативного внедрения, осуществляются тайные опросы, негласные проникновения в помещения и транспортные средства, на участки местности, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, перлюстрация почтовой корреспонденции, телеграфных и иных сообщений, сбор информации при помощи конфидентов, тайное наблюдение и т. п. Как правило, в ходе оперативного поиска используется комплекс различных, дополняющих друг друга, мероприятий и источников.

В свою очередь дополняют негласные меры и источники гласные методы. Дело состоит в том, что сотрудники оперативных подразделений, в частности, таких, как УР, БЭП, ГУОП, УНОН, ОИН МВД РФ, соответствующих служб ФСБ РФ, налоговой полиции имеют статус легальных (официальных) должностных лиц, поэтому они могут использовать свои полномочия как по Федеральному Закону об ОРД, так и по законам РФ, определяющим статус милиции, ОИН, ФСБ, налоговой полиции. Например, сотрудники БЭП могут принять участие в проверке финансово-хозяйственной деятельности экономических объектов; сотрудники УР — посещать местожительство и работы граждан при раскрытии внезапно совершенных в данном жилом секторе или местности преступлений (убийства, грабежи, разбои, кражи и т. п.).

Статус легальных оперативных работников позволяет указанной категории сотрудников использовать названные полномочия для разбирательства заявлений и жалоб граждан, где можно почерпнуть соответствующую информацию, контактировать с сотрудниками других (неоперативных) служб органа, осуществляющего ОРД, собирать сведения через контакты с представителями общественности и др.

Главное здесь в том, что среди оперативно-розыскных мер, применяемых в ходе оперативного поиска, есть те, которые имеют ярко выраженную разведывательную природу и в силу этого обеспечивающие проникновение с целью сбора информации в ту среду, куда с помощью открытых мер сотруднику правоохранительного органа или спецслужбы попасть невозможно. Это позволяет своевременно получать сведения о тайной, с элементами маскировки, противоправной деятельности, информацию, требующуюся для обеспечения безопасности общества и государства.

Таким образом, необходимость тайного оперативного поиска обусловлена тем, что процесс подготовки и осуществления ряда противоправных деяний в объективной действительности протекает скрыто. Кроме того, скрытый характер имеют криминогенные факторы, в частности, как правило, только тайным путем можно выявить обстоятельства, указывающие на опасные тенденции в развитии обстановки в обществе.

Поэтому для оперативного поиска закономерностью является сочетание гласных и негласных оперативно-розыскных мер, что является одним из ключевых принципов оперативно-розыскного процесса.

Необходимо отметить, что законодатель в ряде стран увязывает возможность проведения ОРМ со стадиями оперативно-розыскного процесса. Характерной в этом плане является ст. 20 закона Латвии об оперативной деятельности. Ее ч. 2 устанавливает, что в процессе оперативного расследования, представляющего собой разведывательно-поисковую работу, могут проводиться мероприятия оперативной деятельности в виде оперативного опроса; оперативного дознания, то есть сбора информации о конкретных лицах; оперативного выяснения; оперативного осмотра; оперативного обследования лица; оперативной детективной деятельности (ОРМ, проводимые в общественных местах непосредственно (лично) должностным лицом субъекта оперативной деятельности, чтобы путем наблюдения и выслеживания констатировать связанные с преступной деятельностью факты, дела и лица, предотвращать и раскрывать преступления, осуществлять розыск преступников и лиц, пропавших без вести). При этом к проведению данных мероприятий должностное лицо оперативного подразделения приступает с санкции своего непосредственного руководителя (начальника).

Оперативно-розыскные Законы Российской Федерации, Украины, Белоруссии, Казахстана, Молдовы, Литвы демонстрируют иной подход к разрешению этой проблемы. Здесь допустимость проведения того или иного ОРМ увязывается не со стадией оперативно-розыскного процесса, а со степенью “ проникающего ” характера оперативно-розыскных мероприятий, то есть тем, насколько то или иное оперативно-розыскное мероприятие вторгается в частную жизнь граждан и ограничивает их конституционные права.

Результаты оперативного поиска, отражающие совокупность всех выявленных противоправных деяний и криминогенных факторов, важны для оценки обстановки, складывающейся на территории определенного региона или государства в целом. Это обеспечивает информированность государственных органов о фактических обстоятельствах криминальных событий. При этом возможен анализ этой обстановки и выдвижение гипотез относительно ее развития.

Оперативный поиск предполагает сбор при помощи различных ОРМ сведений, требующихся оперативному подразделению. Далее необходима их систематизация, оценка и анализ. Последний обеспечивает распознание тайных маскируемых противоправных действий, обстоятельств, им благоприятствующих, выявление объектов посягательств и мотивов, которыми руководствуются лица, совершающие эти деяния.

Принципиально важно и то, что сбор информации, необходимой для решения задач оперативно-розыскного процесса обеспечивает и аналитический поиск, обозначаемый еще как “ аналитическая разведка ”. Ее результаты также проходят аналитическую обработку и соотносятся с результатами оперативного поиска, движущей силой которого являются сочетаемые в различных вариантах оперативно-розыскные мероприятия, предусмотренные оперативно-розыскным законом. Рассмотрим этот аспект разведывательно-поисковой работы в следующей главе данной работы.

Тема 9
АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОИСК И ИССЛЕДОВАНИЕ ОПЕРАТИВНО–РОЗЫСКНОЙ ИНФОРМАЦИИ

1. Сущность, виды и основные понятия аналитического поиска

Обратим внимание, что извлечение из документальных носителей новых знаний о лицах, осведомленных о преступной деятельности, о фактах и событиях, имеющих отношение к сфере и инфраструктуре социально-аномальной среды, предполагает:

  • во-первых, поиск данных, имеющих отношение к контрольному перечню потребностей в информации оперативно-розыскного характера;
  • во-вторых, определение круга источников, ее содержащих;
  • в-третьих, специфическую интеллектуальную работу по изучению добытой информации в целях установления признаков и направлений преступных деяний, лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, формулировки результатов этой работы для выработки адекватных оперативно-розыскных и профилактических мер.

Учитывая изложенное, процесс аналитического поиска (аналитический поиск) следует понимать как планомерную, имеющую целевую направленность в соответствии с ходом оперативно-розыскного процесса, упорядоченную во времени и регламентированную законодательными и иными правовыми актами совокупность этапов добывания и последующего анализа при помощи определенных методик оперативных данных, зафиксированных на материальных носителях.

Основными составляющими аналитического поиска, как отмечалось выше, являются:

а) поиск сведений криминального характера, содержащихся в конфиденциальных и открытых документальных источниках (дефиниция — “ поиск оперативно - розыскной информации ”);

б) последующее исследование собранной и систематизированной информации, разработка рекомендаций по ее реализации (дефиниция — “ аналитическое исследование оперативно-розыскной информации ”);

Представляется целесообразным разграничить аналитический поиск с различными видами криминального анализа, для которого международная практика борьбы с преступностью выработала следующие основные формы:

Crime pattern analysis ( анализ криминальной обстановки ) — исследование преступности в специфической области. и/или определенном интервале времени (приблизительно соответствует криминологическому региональному анализу).

Generalprofile analysis ( анализ общего профиля) — изучение специфики совершения преступлений определенной категории.

Methods analysis (анализ методов) — изучение и оценка методов контроля, сдерживания и иммобилизации преступности.

Case analysis (анализ конкретного расследования) — криминалистический анализ дела с учетом направлений расследования, выходящих за рамки данного дела.

Comparativ analysis (сравнительный анализ) — изучение “ почерка ” преступника.

Offender group analysis (анализ групповой преступности) — выявление направлений преступной деятельности и системы, связей лиц применительно к группе, сообществу лиц, объединенных общим преступным замыслом.

Specific profile analysis (анализ особенностей профиля) преступника — составление профиля преступника в рамках конкретного расследования в целях его персонификации (определение возраста, морфологических и интеллектуальных и психологических особенностей, регионов проживания и совершения противоправных деяний и т. п.).

Investigation analysis (анализ расследования (оперативных и следственных действий) — изучение проведенного криминальной полицией расследования в рамках конкретного случая перед передачей дела в суд.

Таким образом, приведенные выше формы криминального анализа имеют довольно четко очерченные предметные области. В отличие от вышеуказанных форм, аналитический поиск ориентирован на оперативно-розыскной процесс, являясь ключевым элементом первой его стадии, обеспечивающим выявление, а затем пресечение и раскрытие тайной с элементами маскировки противоправной деятельности, и, следовательно, может использовать элементы любого из указанных видов исследовательской работы для выявления данных, интересующих оперативный аппарат.

Следует подчеркнуть отличие аналитического поиска и от информационно-аналитической работы оперативного подразделения в целом. Последняя имеет целью сбор, хранение, анализ, оценку и реализацию не только оперативной, но и иной полезной информации, имеющей отношение к деятельности оперативного подразделения. Поэтому аналитический поиск можно рассматривать и как один из специфических элементов информационно-аналитической работы операппарата в целом.

Определяя аналитический поиск как относительно автономное направление разведывательно-поисковой работы, необходимо отметить, что предмет его исследования составляет криминальная информация, обладающая следующими особенностями:

  • свойства криминальной информации отличаются от свойств того информационного пространства, в котором осуществляется ее поиск;
  • местонахождение криминальной информации носит, как правило, неопределенный характер. Этой неопределенностью и вызваны поисковые действия, направленные на снижение (или устранение) энтропии исходной ситуации и локализацию искомого информационного ресурса.

Заметим, что предпосылку обнаружения данных, интересующих орган, осуществляющий оперативно - розыскную деятельность, создает такое свойство криминальной информации, как контрастность на фоне анализируемого информационного поля. Достигается это соотнесением результатов аналитического поиска с контрольным перечнем потребностей в информации, на который ориентируется соответствующее оперативное подразделение.

Обратим внимание на то, что одним из путей аналитического поиска является построение и исследование математических моделей, отражающих закономерности поисковые процедур и позволяющих установить причинно-следственные отношения между условиями выполнения поиска и его результатами. Учитывая ограниченный объем настоящей работы, эта сложная и интересная проблематика здесь не рассматриваете вся. Заметим лишь, что аналитический поиск может осуществляться как по проблеме в целом (проблемный поиск), так и по конкретной криминальной ситуации (ситуативный поиск).

Проблемный поиск предполагает максимально широкий охват источников данных, имеющих отношение к цели поиска. Обычно указанный вид поисковой работы выполняется в начале исследования, когда необходимо осуществить сбор первичных данных, предположительно содержащих релевантную информацию. Затем проводится ситуативный поиск, который выполняется до тех пор, пока выдвинутая гипотеза противоправной деятельности не будет подтверждена или признана ошибочной.

Ситуативный поиск максимально предметен и ориентирован на сбор фактической информации для последующей ее реализации в уголовном процессе.

Кроме того, в зависимости от вида объекта ОРД может иметь следующие модификации:

1. Аналитический поиск с целью выхода на признаки тайных маскируемых деяний — проводится в силу необходимости сбора разведывательной информации, последующее изучение которой позволяет обеспечить защиту гражданина, общества и государства от последствий криминальной активности лиц и их сообществ — объектов оперативно-розыскной деятельности, причиняющей значительный материальный и моральный вред.

Данная модификация аналитического поиска ориентирована на добывание первичной (индикативной) информации, которая содержит новые данные об интересующих криминальную милицию (полицию) объектах ОРД. Зачастую она является неполной и непригодной для немедленного использования. В большинстве случаев эти данные накапливаются для дальнейшего аналитического исследования в коллекциях оперативно-розыскного назначения (информационных системах, справочных учетах, базах данных), содержащих первичную (необработанную) информацию, или являются поводом для заведения дел оперативного учета при наличии оснований, предусмотренных пунктами 1 - 6 части 1 ст.7 Федерального Закона об ОРД, аналогичных норм оперативно-розыскных законов стран СНГ и Балтии.

Одновременно нельзя не упомянуть и о процедуре реализации индикативной информации без предварительной аналитической обработки, например при выработке не терпящих отлагательства решений в условиях острого дефицита времени либо при отсутствии в составе спецслужбы (органа) структурного подразделения указанного профиля. Последняя ситуация, в частности, была характерна для деятельности внешней разведки Советского Союза до 1943 г., когда из добытых оперативным составом документов отбирали наиболее важные, по мнению начальства, и направляли в живом виде ” Сталину, Молотову и другим иерархам государственных ведомств[См., Гуров А. Тайна красной ртути., М.: МИКО " Коммерческий вестник ", 1998. Автор книги Александр Иванович Гуров, доктор юридических наук, бывший народный депутат и член Верховного Совета России, являлся начальником 6-го Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД СССР, а затем работал в соответствующих службах MB РФ. Участник создания системы специальных антимафиозных подразделений, а также автор известных книг " Красная мафия ", " Исповедь вора в законе ", " Профессиональная преступность " и др.].

По принципу добывания индикативной информации построена, например, доктрина разведывательного (преактивного) расследования США. В отличие от Российской Федерации, стран СНГ и Балтии эта доктрина имеет правовую основу, закрепленную в открытых Инструкциях Генерального атторнея США.

Из опубликованных в последние годы в открытой печати материалов характерным примером аналитического поиска первой модификации является книга-досье А.И.Гурова “ Тайна красной ртути ”.

В этой монографии содержится подборка документов, отражающих результаты комплекса различного рода мер и мероприятий, обеспечивших получение и, вероятно, сосредоточение в оперативном подразделении, в котором работал в то время А.И. Гуров, определенный объем сведений, относящихся к веществу, именуемому “ красной ртутью ”. Это позволило ему в дальнейшем путем систематизации и анализа имеющейся информации сформировать общую картину криминальных процессов, происходивших с упомянутым химическим соединением, направленных на получение определенной прибыли заинтересованными лицами.

Объектами аналитического поиска, направленного на добывание индикативной информации, могут служить и другие книги-досье.

2. Аналитический поиск данных, имеющих отношение к преступлениям-инцидентам — направлен на выдвижения версий о виновных в их совершении и обеспечение информационной поддержки версионной работы по делу. Отличительной особенностью этого вида аналитического поиска является ориентация на информацию, собранную в ходе раскрытия преступлений-инцидентов.

Характерным здесь является следующий пример, демонстрирующий доминирующую роль аналитического подхода в следственной практике. Это как бы вариант “ чистого ” аналитического поиска, когда оперативно-розыскные мероприятия использовались в минимальном объеме. Речь идет о том, что к детективу Эркюлю Пуаро обратилась дочь женщины, которая была в прошлом (16 лет назад) осуждена за убийство мужа и приговорена к пожизненному заключению[См., Кристи А. Три повести., Киев: Сов. писатель, 1971.]. Мать, умершая в заключение, оставила дочери письмо, в котором отрицала свою виновность. В момент обращения к детективу пять человек, которые находились в доме потерпевшего (художника Эмиаса Крейля; он был отравлен), еще были живы. Поэтому Пуаро обратился к каждому из них с просьбой изложить ему в форме письма их личные воспоминания об этом событии (якобы для написания книги).

Аналитическому поиску детектива предшествовали только две категории ОРМ: он встретился с каждым из пяти указанных лиц и провел их опрос, чтобы составить свое впечатление о них, а также осмотрел дом, в котором произошло убийство, и картину, которую завершал писать художник в момент своей смерти. Далее, сопоставив и проанализировав информацию, полученную из четырех источников (письменные воспоминания; очевидцы и участники событий, с которыми детектив лично разговаривал; картина, осмотр которой он провел; дом и прилегающая местность, осмотренные им). Пуаро делает вывод, что на картине изображен портрет убийцы, написанный его жертвой. На картине был запечатлен образ девушки, которая смотрит на своего любимого, пребывающего в объятиях смерти. Характерна сказанная Пуаро фраза о значении интеллектуального аспекта работы детектива: “ В этом деле важно не только собирать окурки, изучать примятую траву ”, а удобно устроиться в кресле и думать ”.

Безусловно, в приведенном примере присутствует элемент художественного вымысла. Однако, если представить себе, что роль писем выполняют, например, различные материалы находящихся в производстве оперативных и уголовных дел, описанное выше становится более правдоподобным.

Выбор автором данного примера не случаен и по следующей причине. Дело в том, что картина — характерный элемент образности представления мыслительной деятельности профессионального аналитика, пусть и в несколько упрощенной форме. Нередко процесс аналитического поиска сравнивают с задачей восстановления разобранной сложной мозаичной картины из груды осколков, когда специалист благодаря своему опыту обладает определенными навыками, знаниями и имеет некоторое представление о будущей картине. Он начинает с полной общей оценки “ остатков ”, затем берет раму и вставляет в нее стеклышки, которые, как он уже убедился на основе первоначальной оценки, могут быть расставлены только на свои определенные места. Получается картина, как бы предварительная, неполная, с пустыми местами. Затем берутся новые стеклышки, оцениваются как в отдельности, так и в совокупности, определяется приблизительное местоположение каждого стеклышка, и затем они вставляются в раму на предполагаемые места. Однако деятельность специалиста осложняется тем, что тот, кто разобрал картину, смешал в кучу и те стеклышки, которые не относятся к данной картине, чтобы таким образом затруднить, а подчас и сделать невозможным восстановление картины. При дальнейшем размещении стеклышек специалист неоднократно убеждается, что неправильно определил место какого-то стеклышка, и потому удаляет его, а заодно и другие связанные с ним стеклышки либо заменяет некоторые из них, дополняет другими и т. д. Так, постепенно, шаг за шагом, перед его глазами растет картина, все более отчетливыми становятся ее контуры. Чем меньше в ней пустых мест, тем больше приближается его догадка к действительности.

Разумеется, приведенное сравнение является определенной метафорой, отражающей мыслительный процесс аналитического работника при разработке моделей и выдвижении гипотез противоправной деятельности в социально-аномальной среде и их последующей верификации. Не всегда поиск криминальной информации и синтез умозаключений можно 'сравнить с отдельными дополняющими стеклышками. В реальной разведывательно-поисковой работе аналитик должен представлять сложные дополняющие связи, видеть отношения, вытекающие из взаимосвязи и взаимообусловленности отдельных явлений. Первостепенное значение при этом имеют отношения причины и следствия между отдельными достоверными установленными фактами и обстоятельствами противоправных деяний, с одной стороны, и происшедшим в прошлом событием — с другой[См., Пещак Я. Следственные версии: Криминалистическое исследование. М.: Прогресс, 1976, С. 48 - 49].

Еще один пример удачной аналитической работы с оперативной информацией связан с раскрытием кражи трех компьютеров на одном из режимных предприятий, на котором подобные кражи совершались и ранее, но в течение двух лет виновных установить не удавалось. На сей раз были украдены уникальные компьютеры, которых на всю Москву насчитывалось всего несколько экземпляров.

Оперработники тщательно проанализировали собранную на первоначальном этапе информацию и установили, что кража была совершена ночью из помещения конструкторского бюро. Были открыты два замка — кодовый и обычный. Преступники знали, что и где надо брать, следов они не оставили.

Работники милиции пришли к следующим выводам:

Во-первых, кражу, скорее всего, совершили работники КБ, ибо посторонние не смогли бы правильно сориентироваться на громадной территории, да и преодолеть охрану было сложно.

Во-вторых, кто-то из совершивших кражу мог иметь отношение к охране. В оперативную проверку на первом этапе было взято несколько человек, работавших на заводе и в КБ.

Постепенно круг поисков сужался по мере проверки конкретных лиц и изучения их образа жизни, проверок алиби и т. д. Сложность оперативно-розыскной работы заключалась прежде всего в том, что на режимном предприятии не работали в прошлом судимые лица, все сотрудники характеризовались положительно. И это было основной трудностью для опергруппы; привычные поиски в криминальной среде были невозможны.

Сопоставление различных фактов позволяло заключить, что краденые приборы не были вынесены за пределы территории КБ. Поэтому было принято решение усилить скрытое наблюдение, поддерживать контакты с охраной, проверять самые незначительные на первый взгляд подозрения.

Расчет себя оправдал: через несколько дней один из рабочих, который иногда привлекался и к выполнению функций охранника, спокойно шел мимо проходной, неся в руках небольшой сверток. Он был уверен, что “своего” задерживать не станут.

Однако оперработники, находившиеся на проходной вместе с охраной, вежливо попросили развернуть сверток и... увидели там клавиатуру от украденного компьютера.

Задержанный долго пояснял, что его попросил вынести эти предметы один из рабочих. Однако оперработники в разговоре с “ несуном ” удачно использовали фразу: “ Все равно суд может вынести решение о взыскании стоимости пропавших компьютеров ”. После этого задержанный, отрицая свое участие в краже, вызвался показать место, где они лежат. Действительно, краденое было обнаружено. Однако подозреваемый держался уверенно, сообщники и свидетели пока не были установлены.

В результате оперативно-розыскных мероприятий, проведенных среди сослуживцев, по месту жительства задержанного была получена дополнительная конфиденциальная информация. В результате разговор с задержанным принял более конкретный характер, и были выявлены соучастники кражи, сам он выполнял роль организатора. Этот человек, будучи зятем одного из руководителей объединения, отличался контактным характером, любил весело пожить. Постепенно стал совершать с завода мелкие кражи, затем вовлек в это дело других людей, изготовил поддельные удостоверения личности, вошел в доверие к администрации, имел доступ во многие цеха и отделы.

Тем не менее, преступная группа была разоблачена. При этом залогом положительного результата явилось удачное сочетание оперативного поиска криминальных данных с их аналитическим исследованием.

Выдающимися аналитическими способностями, по мнению отдельных специалистов, обладал легендарный советский разведчик Рихард Зорге, который был казнен в Японии без веских доказательств его вины. К такому выводу пришли известные японские юристы, в течение последнего десятилетия пристально изучавшие “ дело Зорге ” и по его итогам констатировавшие, что смертный приговор, вынесенный немецкому журналисту японской Фемидой и приведенный в исполнение 7 ноября 1944 г., является грубой юридической ошибкой.

Проведенная экспертиза дошедшей до наших дней части материалов уголовного дела (многое документы были уничтожены), а также тех сведений, которые публиковались в то время в открытой печати о военных планах Японии, подтвердила, что Зорге не имел в своем распоряжении секретных документов, а делал свои прогнозы на основе зачастую взаимоисключающих данных, которые поступали к нему из различных источников. Это значит, что он обладал интуицией, способностями аналитика, а не “ чемоданом ” документов с грифом “ Секретно ”.

Наряду с вышеупомянутыми, аналитический поиск оперирует и иными понятиями, категориями, терминами. В их числе априорный информационно-разведывательный ресурс и апостериорный информационно-разведывательный ресурс.

Априорный информационно-разведывательный ресурс (a priori information reconnaissance resource — IRRapr) — множество первичных данных, содержащихся (размещенных) в различных информационных источниках (как открытых, так и закрытых) в период осуществления аналитического поиска. Представляет собой целевую область поиска информации по конкретной тематике, проблеме или вопросу. Существование IRRapr аксиоматизируется.

С учетом данного определения аналитический поиск можно охарактеризовать как процесс целенаправленного обследования определенной области информационного пространства (IRRapr) для обнаружения интересующих операппарат или детективное агентство сведений о лицах и фактах, представляющих оперативный интерес. Под обнаружением в этом случае понимается определение местоположения (“ координат ”) искомых сведений с точностью до их носителя (источника).

Из определения априорного информационно-разведывательного ресурса следует, что последний представляет собой информационную область, обусловленную целями и очерченную задачами разведывательного процесса. Например, IRRapr изначально включает в себя информацию о фактах, подтверждающих совершение тайных маскируемых преступлений. Вместе с тем практика оперативно-розыскной деятельности свидетельствует о том, что добыть эти данные удается далеко не всегда. Причины этого могут быть самыми различными, начиная от несовершенства законодательной основы, регулирующей оперативно-розыскную деятельность, и заканчивая профессиональной подготовленностью должностных лиц - субъектов оперативно-розыскной деятельности, частных детективов.

Еще раз подчеркнем, что контур аналитического поиска охватывает источники, сосредоточивающие в себе оперативно-розыскной информационный ресурс, — то есть отдельные документы и отдельные массивы документов, документы и массивы документов в информационных системах (библиотеках, архивах, фондах, банках данных, других информационных системах).

Те данные, которые собраны и переработаны, образуют апостериорный информационно-разведывательный ресурс (a posteriori information reconnaissance resource — IRRapr) — множество взаимосвязанных и логически упорядоченных элементов информации, сформированное в результате аналитического исследования подмножества (D) первичных данных, извлеченных из априорного разведывательного ресурса. Мощность подмножества (D) ограничена ресурсными (финансовыми, материальными, техническими, интеллектуальными и иными) возможностями разведывательно-поисковой работы оперативного подразделения. IRRapr выступает как информационная основа при обосновании стратегических, тактических и оперативных решений в сфере сыскной деятельности.

Следует обратить внимание на одно обстоятельство принципиального характера, осложняющее очерчивание IRRapr. При рассмотрении вопроса о составе разведывательной информации принципиально важно оценить соотношение информации, добытой из агентурных источников, и информации, полученной с использованием легальных возможностей, включая осведомление, официальные контакты с информированными лицами, анализ открытых источников, сбор сведений путем личного наблюдения при посещении доступных объектов, выставок, парадов, учений, праздников, благодаря личному участию в конференциях, симпозиумах, с помощью различных технических средств разведки[См., Модестов Сергей. Американская разведка предпочитает " Независимую ". О пользе открытых источников информации // Независимая газета, 1994, № 55 (731), 24 марта.].

Специфика аналитического поиска в этом случае связана с огромным объемом свободно распространяемых сообщений. Поэтому редуцировать IRRapr , сведя его к минимально необходимому количеству источников открытой информации, возможно только максимально конкретной постановкой целей расследования и четкой ориентацией на установление тех фактов, которые окажутся в дальнейшем полезными для оперативно-розыскного процесса. Одновременно необходимо наличие аппаратно-программных средств, проблемно-ориентированных на извлечение полезной информации. Соблюдение указанных предпосылок. Позволяет проводить исследование открытых источников без опасения “ утонуть в информационном море ” бумажных и электронных носителей.

В этой связи нельзя обойти стороной вопрос о таком принципиально новом, относительно недавно появившемся инструментарии поиска общедоступной индикативной информации, в которой могут содержаться признаки противоправной деятельности, каким является глобальная (всемирная) компьютерная сеть Интернет, предоставляющая оперативным подразделениям, осуществляющим аналитический поиск в сфере и инфраструктуре социально-аномальной среды, дополнительные возможности для сбора, систематизации, накопления и изучения данных оперативно-розыскного профиля. Заметим, что во всемирной сети свободно могут публиковать информацию самые различные организации, и в первую очередь те информационные структуры, которые принято обозначать известным термином “ масс-медиа ”.

История Интернет началась в 1969г., когда Управление перспективных исследований APRA (Агентство Передовых Исследовательских проектов), одно из подразделений Министерства обороны США, завершило работу над проектом, который должен был, с одной стороны, привести к созданию компьютерной сети, обладающей высокой устойчивостью к разрушению в условиях военных конфликтов, а с другой — облегчить обмен информацией между территориально удаленными исследовательскими организациям оборонной промышленности.

Своей популярностью сеть во многом обязана удачному протоколу IP (Internet Protocol), используемому для передачи данных. Передаваемая информация разбивается на пакеты, каждый из которых содержит записанный в специальном формате адрес получателя. Чтобы отправить сообщение, достаточно передать его на любой ближайший сервер, входящий в сеть, — тот сам определит, по какому маршруту отправить его дальше. В случае если следующий по цепочке сетевой компьютер в данный момент почему - то не откликается, сервер сам выберет обходной маршрут, а пользователь даже не заметит разницы. Созданная по такому принципу система не имела централизованного узла управления и, следовательно, безболезненно могла изменять свою конфигурацию, быстро адаптируясь к условиям изменяющейся обстановки.

В 1972 году появился первый сервис, без которого сегодня немыслим Интернет, — это E - Mail (электронная почта). В 1976 году появилась программа UUCP (Unix – to – Unix Copy), что привело к созданию следующего сервиса — USEnet (сетевые новости).

Именно так (USEnet) первоначально называлась сеть, позволяющая пользователю войти на машину, где размещалась информация, и выбрать оттуда все интересующие его материалы. Уже на начальном этапе развития количество пользователей сети USEnet ежегодно утраивалось. Сегодня USEnet насчитывает более 15000 конференций, суммарный объем которых равен нескольким десяткам мегабайт в день. В 1990 г. сеть APRAnet перестала существовать и на ее месте возник ИНТЕРНЕТ[См., Каманин В. И. Интернет ( общие положения и немного истории ), М.,1996.].

С технической точки зрения Интернет — это объединение мировых компьютерных сетей, связывающих всевозможные типы компьютеров, использующих в качестве каналов передачи информации телефонные провода, оптоволокно и спутниковые каналы связи.

Самым популярным, развивающимся наиболее быстрыми темпами сервисом Интернет является WWW ( World Wide Web — всемирная паутина ). WWW работает по принципу клиент — сервер. При работе с WWW пользователь воспринимает сеть как единое целое независимо от местонахождения своего компьютера[там же.].

Рассматривая Интернет как элемент IRRapr применительно к анализу открытой информации, обратим внимание на то, что существуют основные и дополнительные средства поиска информации.

Для решения стандартных, часто встречающихся поисковых задач, сеть имеет и стандартные средства — мощные инструменты, разработанными именно для этой цели. Эти основные средства поиска работают автоматически и отвечают на запрос достаточно быстро. Сюда следует отнести, прежде всего, машины поиска (Search Engine — SE) типа Yahoo, Altavista, Rambler, Infoseek, HotBot, WebCrawler, Excite и др. Указанные системы позволяют осуществлять наиболее часто применяемый пользователями контекстный поиск в реальном масштабе времени.

Дополнительные способы поиска используют возможности, предоставляемые некоторыми другими службами сети, ее персоналом и абонентами. Эти способы являются дополнительными, поскольку они не предназначены для массового использования; не являются универсальными (накапливают адреса в недостаточном объеме или по узким направлениям); не являются стандартными или обязательными для того, кто их предоставляет. Характерным примером использования дополнительного способа поиска является, например, публикация запроса в соответствующей телеконференции, когда кто-то обращается к участникам данной конференции с просьбой оказать содействие в том или ином вопросе[См., Левчик В.А. " Поисковые ресурсы Интерпола. Поиск людей и организаций ", 1996, Исправлено и дополнено Астальцевым Д.А., 1996.].

Отметим, что по своему содержанию априорный и апостериорный информационно-разведывательные ресурсы неизбежно подвержены изменению. Это обусловлено, например, тем, что в ходе конкретного расследования возможно появление новых информационных источников (расширение IRRapr), дополнение и уточнение собираемых данных, критериев их оценки и анализа (развитие IRRapr). Это еще раз подчеркивает необходимость регулярного сопоставления имеющихся и вновь получаемых данных как между собой, так и с целями их сбора. Только в этом случае можно быть уверенным в актуальности оперативной информации.

2. Элементы аналитического поиска и некоторые аналитические техники

Рассмотрим основные фазы процесса аналитического поиска

Частично этап сбора информации уже рассматривался при детализации понятий априорного и апостериорного информационно-разведывательных ресурсов. Подчеркнем еще раз, что данный этап аналитического поиска сочетает комплекс заранее обдуманных гласных и негласных оперативно-розыскных мероприятий и аналитических методов, обеспечивающих обнаружение и исследование криминальной информации, с тем чтобы выявить ее отношение к конкретному перечню потребностей в информации, учреждаемого для данной оперативной службы, т. е. указывающей на предстоящие криминальные события или на замыслы преступников; требующей безотлагательных оперативных действий либо сбора данных по криминальному факту; дополняющей имеющиеся сведения об объектах ОРД и их роли в скрытой преступной деятельности; достаточной (фактической) для использования в судебном разбирательстве и т.п. Далее следует размещение добытых данных в оперативном подразделении.

Оценка данных. После того как данные собранны, необходимо определить, в какой мере они полезны для оперативно-розыскной деятельности.

Этап оценки сведений включает в себя:

  • изучение содержания добытой информации с точки зрения ее достоверности и информативности документа-носителя, надежности источника;
  • определение потребности в дальнейшей проработке полученной информации силами операппарата или с помощью иных формирований и (или) выяснение необходимости ограничиться внесением данных в информационные системы;
  • просмотр и изучение информации специальным субъектом-руководителем оперативного подразделения.

В этом смысле этап оценки направлен на получение такой характеристики информации, как полезность.

В аналитическом поиске значение полезности целесообразно оценить конкретной величиной, определяемой на основе следующих показателей: надежность источника информации (Н); достоверность данных (Д); информативность данных (И).

При поведении оценки оперативной информации аналитик должен располагать не только самой информацией, но и значениями о ее источнике.

Оценочная часть разведывательного цикла должна проводиться в ограниченное время, чтобы избежать старения информации, и ее маскировки большим объемом других первичных (“ сырых ”) сведений.

При проведение оценки достоверности поступившей информации аналитик всегда исходит из принципа, что даже надежные объекты-носители криминальной информации могут поставлять ложную информацию, а те из них, которые были ранее определены как ненадежные, могут сообщать важные и достоверные факты. Именно по этой причине необходимо использовать оба типа оценок (как источника, так и информации), применяя их ко всей совокупности анализируемых информационных массивов.

При этом следует учитывать:

  • главным критерием правдоподобия поступивших данных является поиск подтверждения по другим поисковым направлениям, если возможно, независимым;
  • чем более продолжительное время объект-носитель информации поставлял оперативно полезные сведения, тем меньше поводов сомневаться в его надежности;
  • если источник новых данных, то необходимо убедиться, позволяет ли положение лица, передающего сведения, иметь доступ к сообщаемым им фактам.

3. Использование результатов аналитического поиска

Результаты оперативно-аналитического поиска в силу его разноплановости на начальном этапе обеспечивают широкий спектр содержания сведений, соответствующих контрольному перечню. Полученные разведанные пополняют информационный ресурс (картотеки, досье, автоматизированные информационные системы оперативно-розыскного назначения) конкретного оперативно-розыскного подразделения, так и отраслевой оперативной службы и (или) в целом правоохранительного ведомства (спецслужбы). В связи с этим результаты оперативно-аналитического поиска обеспечивают и эффективное осуществление информационно-аналитической работы вышеуказанных структур. Результаты последней, в свою очередь, позволяют информировать как руководителей оперативных подразделений различного ранга и уровня о состоянии оперативной обстановки на объектах и территориях оперативного обслуживания, так и знакомить соответствующих руководителей органов государственной власти (законодательной, судебной, исполнительной) и управления с информацией, необходимой им по роду их деятельности.

Практика разведывательного поиска выработала определенные категории оперативно- служебных документов, реквизиты которых гарантируют ясное и четкое изложение конкретной оперативно-процессуальной или иной проблемы. Так, например, в информационно-аналитическом директорате ЦРУ — головном подразделении американской разведки по обработке и анализу разведывательной информации и подготовке выходной продукции разведки для Президента США, Совета национальной безопасности США используются определенные виды документов:

  • “ меморандум предупреждения ” — информация об угрозе ракетно-ядерного нападения или назревания кризисной ситуации, способной перерасти в вооруженный конфликт;
  • ежедневная разведывательная сводка и еженедельный доклад о текущих событиях для президента, вице-президента, государственного секретаря, министра обороны, советника президента по вопросам национальной безопасности и председателя Комитета начальников штабов;
  • ежедневный обзор национальной разведывательной информации рассылается примерно в двести адресов, в том числе в крупные посольства и резидентуры;
  • национальные разведывательные оценки с анализом и прогнозом развития наиболее важных военных, политических, экономических и других проблем[См., Даллес А. Искусства разведки. / Перев. с англ. М.: Международные отношения; МП " Улис ", 1992.].

     

Результаты оперативно-аналитического поиска используются и в сфере оперативно-розыскной деятельности по различным направлениям. В интересах раскрытия противоправных деяний практикуется заведение дел предварительной и последующей оперативных проверок. Иллюстрацией данного тезиса могут служить, например, материалы раздела 9 проекта федерального оперативного Кодекса, посвященного порядку работы по оперативным делам (ОД) контрразведывательных подразделений КГБ РСФСР[2 См., Шумилов А. Ю., Башкатов Л. Н., Забарчук Е. 3., Михайлов В. И. Пояс-нительная записка к проектам законов РСФСР " Основы оперативного законодательства РСФСР " и " Федеральный оперативный кодекс РСФСР " ( Фонд НИЛ-1 ВНИИ МВД РФ ).], предусматривавшие вполне определенные категории ОД, заводимых по результатам оперативно-аналитического поиска. Предлагалось классифицировать оперативные дела в зависимости от объекта оперативной деятельности, от результатов уголовно-правовой оценки информации, а также от специфики деятельности государственного органа, в котором оно заведено.

Результаты оперативно - аналитического поиска могут указывать и на наличие признаков противоправной деятельности конкретных лиц и их сообществ, что может подтверждаться материалами, позволяющими уже на этом этапе ставить вопрос перед органами следствия, должностными лицами, осуществляющими производство по таможенным, налоговым правонарушениям, противоправным деяниям в исправительных учреждениях. В этом случае составляется меморандум, содержащий результаты оперативно - аналитического поиска, который может представляться компетентным должностным лицам для разрешения вопроса об использовании этих сведений согласно ст. 11 Федерального Закона об ОРД, в частности для привлечения объекта, представляющего оперативный интерес, к ответственности, адекватной содеянному.

Вместе с тем последнее направление реализации результатов оперативно-аналитического поиска является проблематичным, так как конечный продукт — это индикативные данные, ориентированные на контрольный перечень потребностей в информации и позволяющие лишь выявить криминальный потенциал общества, его конкретных представителей, тенденции развития криминальной ситуации, определить характер, признаки, условия, общественную опасность социально-опасных, прежде всего преступных, проявлений. Таким образом, создается, как правило, предпосылка для дальнейшего развития оперативно-розыскного процесса и его перехода на стадию оперативной проверки.

Для представления конечных результатов аналитического поиска используются различные формы выходных документов. Их содержание и формат могут быть различными в зависимости от вида анализируемой криминальной и иной, представляющей оперативный интерес деятельности и потребностей оперативного подразделения, осуществляющего разведывательно-поисковую работу в сфере и инфраструктуре социально-аномальной среды. Наиболее часто используются отчет, аналитическая справка, меморандум, докладная записка, рапорт и т. д. В частности, в практике советской разведки в качестве самостоятельной выходной формы документа использовались так называемые “ записки ”, в которых конкретная анализируемая проблема (или вопрос) рассматривалась в комплексе мировых событий с отражением ее динамики и эволюции, а информация подавалась как бы заново, максимально полно и сжато. При этом существовало “ железное правило ”: любой информационный материал не должен был превышать трех-четырех страниц, но в качестве приложения разрешалось добавлять необходимые справочные материалы[См., Леонов Н.С. Лихолетье. -М., Терра, 1997, с. 109, 266.].

В полицейской практике зарубежных государств применяются следующие формы представления данных:

  • Заключение, которое отражает важность полученной информации и ее значение для оперативно-розыскного процесса.
  • Рекомендации, содержащие предложения по методам и способам сбора информации в интересах разведывательной и контрразведывательной деятельности; обращения за содействием к другим правоохранительным и иным ведомствам (службам) продолжения; целесообразности передачи дела в ФБР.
  • Обобщение информации — изложение самой существенной информации без детализации.
  • Источники и надежность информации — результаты оценки аналитиком надежности объекта-носителя оперативной информации и достоверности полученных данных.
  • Основные и альтернативные гипотезы — изложение различных гипотез преступного поведения изучаемых объектов оперативно-розыскного процесса.
  • Недостающая информация — содержит указания по поиску дополнительной информации, которая необходима для подтверждения выдвинутой гипотезы для принятия ответных контрмер.

К наиболее распространенным видам официальных информационно-аналитических документов, составляемых по результатам аналитического поиска, следует отнести:

1. Устные тактические сообщения (УТС). Являются наиболее простым и распространенным видом информационных отчетов. УТС готовятся на запросы следователей и содержат информацию о конкретных лицах, их деятельности и связях согласно последним сообщениям. Содержание и форма таких отчетов могут существенно различаться в зависимости от времени, отведенного на их подготовку и объема требуемой информации. Все УТС должны регистрироваться, даже если эта информация передается на неофициальной основе.

2. Письменные тактические (оперативные) отчеты. На практике письменные отчеты составляются обычно в ответ на запрос охарактеризовать или оценить конкретную криминальную группировку или подозреваемого. Несмотря на то, что запрашивающее информацию учреждение или лицо представляет себе причины подготовки данного отчета, в начале каждого отчета необходимо четко указывать цель его подготовки. После разъяснения целей отчета излагается запрашиваемая информация, выводы и рекомендации по планируемым действиям.

3. Стратегические отчеты. Стратегические данные можно в целом охарактеризовать как оценку степени и характера конкретной преступной деятельности или организации, как правило, по географическим или функциональным признакам. Такой отчет включает оценку текущего положения и прогнозы в отношении тенденции развития событий в будущем. Стратегические отчеты являются менее последовательными по сравнению с тактическими отчетами. Вначале излагается цель отчета, а затем излагаются выводы, рекомендации и резюме. Резюме должно содержать исчерпывающее изложение оперативных версий и предположений, использованных в процессе анализа. Стратегический отчет в большей степени посвящен вопросам прогнозирования, и для его выводов характерна большая степень неопределенности. Поэтому необходимо обеспечить более тщательное обсуждение процедур анализа, чтобы потребитель смог самостоятельно оценить имеющиеся доказательства и предположения, обосновывающие сделанные выводы. Кроме того, в таких отчетах четко должна излагаться проблема, имеющиеся данные и сомнения в отношении сделанных выводов.

Подводя итог сказанному по поводу аналитического поиска, следует признать, что данный аспект ОРД не столь ярко отражен в оперативно-розыскных законах стран СНГ, Балтии, иных зарубежных государств, как, например, оперативный поиск. Вместе с тем, исходя из факторов, обусловливающих актуальность АП, исследование криминальной информации имеет для оперативно-розыскного процесса, по крайней мере, не меньшее значение по сравнению с другими способами получения оперативно-розыскных данных.

Тем более что АП обеспечивает решение двуединой задачи:

во-первых, сведение воедино и систематизацию сведений о лицах и фактах, представляющих оперативный интерес;

во-вторых, распознание тайной маскируемой противоправной деятельности в результате целенаправленного мыслительного процесса, связанного с выдвижением гипотез асоциального поведения и их последующей проверки, когда субъект ОРД добывает сведения, являющиеся основой для проведения предварительной оперативной проверки.

Тема 10.
ОПЕРАТИВНАЯ ПРОВЕРКА

1. Сущность, правовой аспект и общие черты предварительной и последующей оперативных проверок

Оперативная проверка — это стадия оперативно-розыскного процесса, в ходе которой оперативный работник либо стремится удостовериться в правильности результатов оперативно-аналитического поиска, сигнализирующих о причастности конкретных физических лиц и их сообществ к противоправным деяниям, посягательстве на важные для государства интересы, либо получить сведения о лицах, виновных в противоправных деяниях-инцидентах.

Во-первых, результаты аналитического поиска сигнализируют о причастности конкретных физических лиц и их сообществ к противоправным деяниям, посягательстве на важные для государства интересы.

Во-вторых, оперативная проверка — инструмент раскрытия “ неочевидных ” преступлений.

Сказанное свидетельствует о том, что:

а) оперативная проверка может входить в систему стадий оперативно-розыскного процесса, обеспечивающих раскрытие тайной с элементами маскировки противоправной деятельности конкретных лиц и их сообществ;

б) оперативная проверка может иметь характер автономного цикла оперативно-розыскных мероприятий, призванных обеспечить обнаружение лиц, оставшихся нераспознанными после совершения ставшими общеизвестными деяний в виде убийств, разбоев, бандитизма и т. п.

Оперативная проверка как стадия оперативно-розыскного процесса представляет собой оперативно-процессуальный правовой институт оперативно-розыскной деятельности и подлежит регламентации на законодательном уровне. Речь идет о создании качественной правовой основы для этого аспекта оперативно-розыскной деятельности.

Правовая основа оперативной проверки.

В российском оперативно-розыскном законодательстве оперативная проверка, начиная с 1992 г. имела довольно логичную систему норм, придавшую легитимность анализируемой стадии оперативно-розыскного процесса. Так, законодатель в Федеральном Законе об ОРД 1992 г. предусмотрел:

  • во-первых, комплекс оснований проведения ОРМ, косвенно указывавших на рассматриваемую стадию оперативно-розыскного процесса;
  • во-вторых, ст. 9 Федерального Закона об ОРД, обозначенную как “ Производство оперативной проверки ”. Вполне закономерно было бы предположить, что Федеральный закон об ОРД 1992 г. должен был бы восполнить некоторые пробелы относительно этого системно-процессуального аспекта ОРД. Тем более что прецедент по этому поводу имеется в правовых актах США, регламентирующих оперативно-розыскную деятельность ФБР, а также в законе об оперативной деятельности Латвии.

Однако законодатель в России, вероятно по субъективным причинам, не привнес ясности в регламентацию системно-процессуального аспекта ОРД. Сохранив в оперативно-розыскном законе статью, посвященную основаниям проведения оперативно-розыскных мероприятий, пробелы, посвященные оперативно-розыскному процессу, он не восполнил. Более того, законодатель исказил регламентацию системно-процессуального аспекта ОРД, прежде всего касающейся такой стадии, как оперативная проверка. Так, в тексте Федерального Закона об ОРД вместо статьи “ Производство оперативной проверки ” появилась ст. 10 “ Информационное обеспечение и документирование ОРД ”. И хотя документирование в оперативно-розыскном смысле этого слова осуществляется, как правило, именно в ходе оперативной проверки, в наименовании этой статьи использованы разнопорядковые термины:

а) информационное обеспечение ОРД;

б) документирование ОРД.

Оба они отражают лишь отдельные правовые категории ОРД, а именно:

  • средство ОРД в виде оперативного учета (информационные системы и дела оперативного учета);
  • составную часть оперативной проверки в виде документирования противоправной деятельности объектов оперативно-розыскной деятельности как института оперативно-розыскного процесса, характерной чертой которого является оформление оперативно-служебных документов, фиксация данных на иных носителях.

В итоге Российский оперативно-розыскной закон 1995 г. не обеспечил надлежащей регламентации такого системно-процессуального аспекта оперативно-розыскной деятельности как оперативная проверка.

Следует отметить, что вышеуказанный подход к обеспечению правовой основы оперативно-розыскного процесса:

а) разделяет законодатель в ряде стран СНГ, предпочитая определить основания проведения оперативно-розыскной деятельности, а не систему стадий оперативно-розыскного процесса. Характерным примером в этом плане является оперативно-розыскной закон Украины;

б) не разделяет законодатель в Латвии, Литве, а также в ряде зарубежных стран, в частности в США. В последнем случае прослеживается стремление законодателя указанных стран, наряду с фиксацией оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, определить сущность и систему ОРД.

Среди бывших республик Советского Союза подобного рода тенденция проявляется в Латвии и Литве. Так, положения оперативно-розыскных законов Литвы и Латвии хотя и по-разному, но все же отражают системно-процессуальный аспект ОРД. Например, в оперативно-розыскном законе Литвы обозначены две оперативно-процессуальные формы:

  • оперативный розыск ( совокупность оперативно-розыскных действий, не требующих санкции Генерального прокурора этой Республики );
  • оперативное расследование (совокупность оперативно-розыскных действий проникающего характера), имеющего особую процедуру подготовки.

Вышеперечисленные положения указывают на стремление законодателя в Литве обозначить два относительно автономных цикла ОРМ, второй из которых тем не менее может отражать результаты первого. При этом в качестве критерия, разграничивающего эти организационно-тактические формы ОРД, использован такой свойственный ОРМ признак, как степень их вторжения в частную жизнь граждан, т. е. их интрузивный характер.

Более детальный подход к законодательной регламентации оперативно-розыскного процесса представлен в соответствующих правовых документах Латвии и США. В них зафиксированы определенные этапы производства по материалам, обрабатываемым в ходе разрешения сложной (стратегической) задачи ОРД в виде раскрытия тайного с элементами маскировки противоправного деяния.

Для того чтобы показать специфику каждой стадии, в частности отразить особенности различных вариантов оперативной проверки, законодателем в этих странах используется не один, как в Литве, а целый комплекс признаков.

Таким образом, в правовой регламентации оперативной проверки прослеживается целый ряд тенденций. В их числе:

а) создание для оперативной проверки правовой основы посредством детального перечисления оснований проведения оперативно-розыскных мероприятий;

б) прямое указание в автономной статье оперативно-розыскного закона наряду с фиксацией оснований проведения ОРМ, на автономный цикл (форму) ОРД в виде оперативной проверки;

в) закрепление в оперативно-розыскном законе и иных правовых документах, посвященных ОРД, а в США — оперативно-следственному процессу, сущности оперативно-розыскного процесса и системы его стадий (в том числе и оперативной проверки).

В связи с вышеизложенным вполне закономерно возникает вопрос о том, оправдано ли включение в законодательные акты лишь одной статьи, посвященной производству оперативной проверки, как это имело место в Законе РФ об ОРД 1992 г. и наблюдается в оперативно-розыскных законах ряда стран СНГ (Беларусь, Молдова).

Вероятно, это объясняется тем, что различные варианты оперативной проверки (предварительной и последующей) имеют общие черты.

Признаки оперативной проверки, характерные для двух ее модификаций. В Федеральном законе об ОРД, а также в ряде оперативно-розыскных законов стран СНГ и Балтии сходство различных видов оперативной проверки абсолютизировано. В связи с этим в соответствующих законодательных актах данный аспект системно-процессуальной стороны ОРД детализации не имеет.

Рассмотрим признаки, свойственные как предварительной, так и последующей оперативной проверке. Общей чертой предварительной оперативной проверки и оперативной разработки является то, что основанием для их проведения служат определенные фактические данные, достаточные для принятия решения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, хотя и различных по характеру.

По этому поводу в п. 2 ч. 1 ст. 7 Федерального Закона об ОРД в частности указывается, что основанием для проведения ОРМ являются ставшие известными органам, осуществляющим ОРД, сведения:

  • о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;
  • о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной; экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

Таким образом, в России в современных условиях в качестве основания оперативной проверки могут рассматриваться:

• данные, оказавшиеся в распоряжении оперативного подразделения органа, осуществляющего ОРД, вероятно как официально поступившие в оперативно-розыскное ведомство, так и добытые в ходе оперативно-аналитического поиска;

• данные криминального свойства, однако, четко и ясно не указывающие на объект, объективную сторону, субъект, субъективную сторону противоправного деяния.

Общей чертой предварительной и последующей оперативной проверки является и возможность использования для того, чтобы удостовериться в правильности вышеуказанных сведений, комплекса (цикла) оперативно-розыскных мероприятий.

В Федеральном Законе об ОРД предусмотрен в ст. 6 перечень разнообразных оперативно-розыскных мероприятий. При этом возможность их осуществления увязывается не с анализируемыми этапами оперативно-розыскного процесса, а с определенными правовыми особенностями, касающимися:

а) порядка производства по уголовным делам;

б) характера преступления, по факту подготовки или совершения которого производится оперативная проверка;

в) процедурного аспекта ОРМ.

Так, осуществление оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища допускается в Российской Федерации в ходе оперативной проверки информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому обязательно производство предварительного следствия.

В свою очередь, в ходе оперативной проверки характер ряда противоправных деяний, по факту которых развивается оперативно-розыскной процесс, предопределяет возможность осуществления как ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан, так и ряда иных оперативно-розыскных действий.

Речь идет о сведениях, касающихся:

  • событий или действий, создающих угрозу государственной, военной экономической или экономической безопасности Российской Федерации (допустимы ОРМ, ограничивающие конституционные права и свободы граждан);
  • тяжких преступлений (возможно осуществление оперативного эксперимента).

Наряду с этим законодатель оговаривает допустимость проверочной закупки или контролируемой поставки предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот ограничен, оперативного эксперимента, оперативного внедрения такой процедурной особенностью, как наличие постановления об их осуществлении, утвержденного руководителем органа, осуществляющего ОРД. Что касается ОРМ, ограничивающих конституционные права и свободы граждан, то здесь помимо вышеуказанного постановления необходимо еще и соответствующее судебное решение.

Вышеуказанный подход к разрешению проблемы о возможности проведения различных оперативно-розыскных мероприятий без их дифференциации адекватно анализируемым модификациям оперативной проверки был характерен для ОРД оперативных подразделений органов внутренних дел СССР. Здесь считалось, что для предупреждения и раскрытия преступлений субъекты ОРД вправе:

Во-первых, применять определенные ОРМ: опрос, личный сыск, наблюдение, осмотр, исследование документов, получение образцов, эксперимент, использование помещений. Цензуру корреспонденции осужденных, оперативно-розыскные учеты.

Во-вторых, весь комплекс мер, предусмотренных Законом “ О милиции ”[См., Фролов В. Ю., Чечетин А. Е., Пенкин В. С., Митрофанов В. А. Проект Закона РСФСР " Об оперативно-розыскной деятельности органов внут-ренних дел "., Омск: ОВШМ МВД РСФСР, 1991, С.19.].

Сходство рассматриваемых видов оперативной проверки, предварительной и последующей, обусловившее их регламентацию в Федеральном оперативно-розыскном законе в обобщенном виде, и в том, что они призваны обеспечивать разрешение одних и тех же задач.

Общая черта предварительной и последующей оперативной проверки и в том, что внешняя форма их проведения может приобретать вид дел оперативного учета. Последние могут заводиться при наличии оснований, предусмотренных п. 1 - 6 части первой ст. 7 Федерального закона об ОРД, в целях собирания, систематизации проверки и оценки результатов ОРД, а также принятия на их основе соответствующих решений органами, осуществляющими ОРД. Факт заведения дела оперативного учета не является основанием для ограничения конституционных прав и свобод личности, а также законных интересов человека и гражданина (ч. II, III ст. 10 Федерального закона об ОРД).

Обязательным правилом для оперативно-розыскного производства, касающегося как предварительной оперативной проверки, так и оперативной разработки, является оформление факта начала работы в рамках соответствующей стадии и ее результатов соответствующими оперативно-служебными документами, сосредоточиваемыми в вышеуказанных досье. Особенность этого оперативно-процессуального аспекта в том, что, например, полное расследование, разведывательное расследование (США), оперативная разработка (Латвия) всегда должны быть начаты только на основании решения, принятого компетентным должностным лицом, которое санкционируется соответствующим руководителем.

Следует отметить, что к преступлениям, требующим особого подхода, относится преступное поведение общественного деятеля или политического кандидата, связанного с коррупцией, деятельностью иностранного правительства; деятельность религиозной организации или политической организации или связанная с ней деятельность выдающегося деятеля такой организации; или деятельность организаций средств массовой информации; любая другая деятельность, о которой, по мнению Уполномоченного Специального Агента ФБР, следует оповестить Федерального атторнея или другое лицо Министерства юстиции, а также Главное управление ФБР.

В оперативно-розыскной деятельности оперативных подразделений органов внутренних дел СССР право принимать решения о возбуждении производства оперативной проверки принадлежало руководителю оперативного аппарата. Это должностное лицо утверждало постановление о производстве оперативной проверки, что позволяло завести дело оперативной проверки.

Едиными как для предварительной, так и для последующей оперативной проверки являются требования, которым она должна соответствовать. Она должна отличаться объективностью, конспиративностью и динамичностью. Кроме того, процесс осуществления предварительной и последующей оперативной проверки возможен лишь в режиме законности.

Эти требования важны для успешного продвижения оперативной проверки к соответствующим оперативным целям.

Требование объективности оперативной проверки перекликается с уголовно-процессуальным принципом всесторонности, полноты и объективности. Речь идет о том, что сотрудники оперативного подразделения должны, добывая оперативно-розыскную информацию, уличающую объекты оперативной проверки, не игнорировать и сведения, оправдывающие их или смягчающие ответственность за содеянное. Кроме того, в оперативно-служебных документах, отражающих ход оперативной проверки, должны фиксироваться события, которые имели место в действительности. Нельзя произвольно ни дополнять, ни уменьшать объем полученных данных, ни искажать, т. е. фальсифицировать, и т. п. Поэтому оперативно-розыскные данные должны отличаться всесторонностью и, по возможности, полнотой. За счет использования различных оперативно-розыскных мероприятий, аналитического поиска и методик последнее обстоятельство обусловливает необходимость сбора информации, достаточной для подтверждения обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, в ходе разбирательства таможенных, налоговых, административных правонарушений, проступков в пенитенциарных учреждениях. Объективность также предполагает, непредвзятое, беспристрастное исследование оперативно-розыскной информации, добываемой в ходе оперативной проверки.

Оперативная проверка должна быть конспиративной. В противном случае смысл в оперативно-розыскном процессе теряется. В современных условиях активное противодействие лиц, входящих в сферу и инфраструктуру социально-аномальной среды, оперативным подразделениям, их высокий криминальный профессионализм побудил законодателя зафиксировать как в Российской Федерации, так и других странах круг оперативно-розыскных мероприятий, проводимых исключительно на началах конспиративности. Это такие ОРМ, как оперативное внедрение, оперативный эксперимент, контролируемые поставки и т. п.

Предварительная и последующая оперативная проверка должны осуществляться динамично, с тем чтобы была обеспечена разведывательная активность сотрудников оперативных подразделений при добывании сведений, необходимых для решения соответствующих оперативно-розыскных задач. Поэтому оперативные работники должны своевременно и профессионально выявлять, оценивать, систематизировать и анализировать как получаемые данные, так и возникающие в ходе оперативной проверки обстоятельства, и с учетом этого оптимально выбирать и проводить оперативно-розыскные мероприятия, гарантирующие своевременное завершение производства по делу оперативного учета и оперативным материалам.

Оперативная проверка должна осуществляться на началах законности. Это означает, что сотрудники оперативных подразделений обязаны:

Во-первых, строго придерживаться норм Федерального закона об ОРД.

Во-вторых, подзаконных нормативных актов, детально устанавливающих порядок производства по делам оперативного учета.

Это требование, предъявляемое к процессу осуществления оперативной проверки, имеет исключительно важное значение ввиду конспиративного характера оперативно-розыскной деятельности и допустимости использования в ходе оперативной проверки оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан. Законность обеспечивается различными формами контроля за ходом оперативно-розыскного процесса.

Совпадают и варианты использования результатов предварительной и последующей оперативной проверок. В обоих случаях она может быть завершена переводом добытых сведений из сферы ОРД в правовые рамки иной правовой функции: уголовного процесса, административно-правовой деятельности и т. п. В этом случае возбуждается соответствующее производство по определенному правовому факту. В ходе расследования этого события разрешается вопрос о виновности объектов оперативно-розыскного процесса, приобретающих правовой статус подозреваемых, обвиняемых, подсудимых. В итоге обеспечивается, например, разрешение задач как оперативно-розыскной деятельности, так и уголовного процесса.

Как предварительная, так и последующая оперативная проверка могут быть завершены и при установлении определенных оснований, в частности обстоятельств, свидетельствующих об объективной невозможности решения задач, предусмотренных ст. 2 Федерального закона об ОРД. Это объясняется тем, что, согласно нормам Федерального закона об ОРД, оперативно-розыскных законов стран СНГ и Балтии, оперативно-розыскная деятельность вошла в систему функций уголовной юстиции, будучи равной, дознанию и предварительному следствию. Однако специфика здесь в том, что она может реализовывать добываемую ею информацию не непосредственно, как, например, оперативно-следственный процесс США, а за счет правовых возможностей, прежде всего уголовного процесса, выступающего в роли как бы фильтра для этих данных. В итоге получение оперативно-розыскным путем сведений, указывающих, например, на лиц, тайно подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, еще не гарантирует однозначно неизбежность возбуждения уголовного дела, осуществления дознания, предварительного следствия и привлечения этих объектов оперативно-розыскной деятельности к ответственности, адекватной содеянному. На пути к этому порой возникают обстоятельства, свидетельствующие об объективной невозможности использования результатов оперативной проверки, в том числе правового характера, зафиксированные в УПК РФ. При этом не исключается приостановление, а затем при благоприятном развитии ситуации возобновление оперативной проверки при наличии законных к тому оснований.

Для того чтобы нейтрализовать действие ряда факторов, негативно влияющих на возможность использования результатов ОРД в рамках правовых функций, законодатель предусматривает как обширный перечень оперативно-розыскных мероприятий, так и процедуры их подготовки и осуществления, порядок оформления результатов, облегчающий доступ оперативно-розыскной информации, например, в уголовный процесс. Вместе с тем современная процессуальная система оперативно-розыскной деятельности и правовая схема уголовного процесса не, безусловно, гарантируют эффективного использования результатов ОРД для решения задач, общих для данной функции уголовной юстиции и уголовного процесса. В США, например, для разрешения этой проблемы используется правовая форма оперативно-следственного процесса.

Вышеприведенная характеристика признаков, свойственных в целом производству по оперативно-розыскным материалам и делам в ходе как предварительной, так и последующей оперативной проверки адекватно различным основаниям проведения оперативно-розыскных мероприятий, перечисленным в ст. 7 Федерального закона об ОРД, соответствующих актах стран СНГ и Балтии, тем не менее, не является поводом к безусловному отождествлению предварительной и последующей оперативной проверки. Между двумя этими стадиями оперативно-розыскного процесса полного совпадения не существует; наоборот, имеются и различия.

2. Признаки, обусловливающие различие между предварительной оперативной проверкой и оперативной разработкой

Нельзя ставить знак равенства между различными вариантами законодательной регламентации оперативной проверки в Российской Федерации, Латвии и США.

Так, законодатель в Латвии четко установил, что в систему оперативно-розыскного процесса входят и такие стадии, как:

а) оперативная проверка;
б) оперативная разработка.

В свою очередь, в США Инструкции Генерального атторнея от 7 марта 1983 г. определяют, что оперативная проверка криминальной информации может иметь форму:

а) наведения справок (предварительное дознание);
б) полного расследования;
в) разведывательного расследования.

Во-первых, сведения, являющиеся основанием для предварительной оперативной проверки и оперативной разработки, различны по характеру и своим качественным особенностям. Так, предварительная оперативная проверка начинается операппаратом ФБР США, если оперативно-розыскная информация, сигнализирующая о лицах и фактах криминального порядка, минимальна, противоречива, неточна, содержит сведения сомнительной достоверности, поступает от лиц, со стороны которых вероятно ее искажение в силу воображения или специального умысла. В итоге как бы отсутствуют разумно обоснованные признаки правонарушения (состав правонарушения). Для их установления и проводится проверка соответствующих фактов.

В свою очередь, в ст. 21 Закона об оперативной деятельности Латвии указано, что субъект оперативной деятельности в соответствии со своими задачами и своей компетенцией при проведении оперативно-розыскных мероприятий может проводить проверку соответствующих фактов. Согласно ст. 2 этого закона, устанавливающей задачи оперативной деятельности, речь здесь идет о сведениях, касающихся преступлений, лиц, совершивших преступления, граждан, пропавших без вести и т. п.

Вышеприведенные особенности информации, полученной в ходе оперативно-аналитического поиска или официально поступившие в оперативно-розыскное ведомство, свидетельствуют о том, что она не может использоваться в уголовно-процессуальном порядке, в частности, для привлечения виновных к уголовной, а также к административной ответственности, ответственности за нарушение режима в ИУ, к ответственности за налоговые, таможенные правонарушения. Данная информация пригодна только для использования в сфере оперативно-розыскной деятельности для проведения различных оперативно-розыскных мероприятий, что также зафиксировано в косвенном виде и в ст. 11 Федерального Закона об ОРД.

Что касается оперативной разработки, то здесь существует несколько иной специфичный круг оснований.

В качестве родового (основного) основания выступает информация о конкретных лицах или их сообществах, дающая достаточное основание для подозрения этих лиц в подготовке или совершении:

  • преступления;

  • посягательства на важные для государства интересы;

  • уклонения от дознания, предварительного следствия, побега из пенитенциарных учреждений и пребывании по этой причине в розыске (ч. 1 ст. 21 Закона Латвии об оперативной деятельности.).

Вместе с тем это основание для оперативной разработки может иметь различные правовые оттенки. С учетом их характера в оперативно-следственном процессе, осуществляемом ФБР США, различают:

а) оперативную разработку (полное расследование), проводимую по фактам общеуголовных преступлений;

б) разведывательное расследование в отношении сообществ (предприятий) организованной преступности, а также организаций, представляющих угрозу внутренней безопасности страны или применяющих террористические методы[См., Инструкции Генерального атторнея США от 7 марта 1983 г, ( фонд НИЛ-1 ВНИИ МВД РФ ).].

Так, оперативная разработка (полное расследование) может иметь в своей основе факты и обстоятельства “общеуголовных” традиционных преступлений, свидетельствующих или вызывающих подозрение относительно нарушения федерального закона.

При этом эти факты и обстоятельства:

  • должны быть резонными, то есть основательными, разумными;
  • в достаточной степени свидетельствовать о наличии “разумно обоснованных” признаков правонарушения;
  • указывать на то, что совершено, совершается или будет совершено преступление, преследуемое по федеральным законам.

Нетрудно заметить, что вышеуказанные особенности информации, являющейся основанием для оперативной разработки, связаны со степенью их достоверности, информационной емкостью и в силу этого они отличаются от оснований предварительной оперативной проверки.

Резонные подозрения относительно преступного нарушения федеральных законов обусловливаются любыми фактами и обстоятельствами, которые даже осторожный, но неравнодушный сотрудник субъекта оперативно-розыскной деятельности, в данном случае ФБР, считает необходимым принять во внимание и учесть в силу того, что они указывают на признаки правонарушения, что требует адекватного реагирования. Однако это все же должна быть объективная фактическая основа, а не только интуитивное подозрение.

Вполне закономерно, что, в отличие от “ резонных подозрений ”, факты и обстоятельства, в достаточной степени указывающие на то, что преступление совершено, совершается или будет совершено, бесспорно, являются основанием оперативной разработки.

Речь идет об информации, указывающей на признаки тайного соглашения конкретных лиц о совместных действиях в интересах совершения правонарушения либо на покушение на их совершение; на признаки намерения совершить преступное действие и т. п. Все эти данные могут быть результатом предварительной оперативной проверки (наведения справок — предварительного дознания), позволившей сотруднику оперативного подразделения убедиться в том, что имеются факты и обстоятельства, основательно, разумно и в достаточной степени указывающие на состоявшееся, совершаемое или планируемое, подготавливаемое преступное действие.

В отличие от оперативной разработки (полного расследования), осуществляемой по фактам традиционных общеуголовных преступлений, основанием разведывательного расследования является информация о том, что выявлена:

• преступная организация, стремящаяся извлечь денежные или коммерческие выгоды, доходы, посредством организованного вымогательства либо достичь политических или социальных целей посредством действий, включающих преступное насилие;

• организация, цели которой направлены на то, чтобы добиться политических и социальных перемен посредством действий, включающих применение силы и насилие.

Основанием разведывательного расследования могут быть только фактические обстоятельства, свидетельствующие о наличии следующих разумно обоснованных признаков, указывающих на то, что:

  • два или более лица занимаются в течение длительного времени деятельностью, включающей насилие, вымогательство, систематическое коррумпирование в обществе;
  • два или большее число лиц участвуют в организации, добивающейся достижения социально-политических целей с помощью действий, которые полностью или частично сопряжены с применением насильственных методов нарушений уголовных законов.

Кроме вышеперечисленных видов оперативной квалификации, материалам оперативных дел поиска и проверки давалась и иная оперативная квалификация, а именно: неподтверждение биографических данных, дающее основание подозревать лицо в сокрытии преступления, борьба с которым отнесена к ведению органов государственной безопасности; организационная деятельность, направленная на создание преступного сообщества; организованная преступная деятельность в сфере государственного сектора экономики или со связями за границей; организованная преступная деятельность с участием должностных лиц органов государственной власти или управления, а равно с иными коррумпированными связями; экономический саботаж; разглашение коммерческой тайны; хищение огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ, дающие основание полагать о наличии угрозы государственной безопасности (выделяются самостоятельные виды хищений); хищение или угроза совершения радиоактивных материалов или их использования, дающие основания полагать о наличии угрозы государственной безопасности; незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка или сбыт наркотических средств в крупных размерах по предварительному сговору группой лиц.

В свою очередь, основанием для заведения контрразведывательными подразделениями КГБ РСФСР оперативного дела разработки на причастное к совершению преступления лицо (лица) являлись оперативные доказательства, подтверждающие причастность лица (лиц) к подготовке или совершению преступления, расследование которого отнесено законом к ведению органов государственной безопасности, при отсутствии необходимых и достаточных данных для принятия мер пресечения в соответствии с уголовно-процессуальным законом.

Помимо этого, основаниями для заведения оперативного дела разработки на разыскиваемое лицо (по факту совершения преступления) являлись: фактическая информация о том, что совершившее преступление или разрабатываемое лицо скрылось с места проживания; установленные в соответствии с уголовно-пропессуальным законом данные о факте подготовки или совершения преступления, расследование которого отнесено законом к ведению органов государственной безопасности, когда совершившее его лицо (лица) неизвестно.

Устанавливалось, что материалы оперативного дела разработки квалифицировались по признакам составов преступлений, борьба с которыми отнесена законодательными актами РСФСР и Союза ССР к ведению органов государственной безопасности: измена Родине (выделялись самостоятельные виды квалификации с указанием формы измены); шпионаж (для дел на иностранных граждан и лиц без гражданства); террористический акт и т. д.

Таким образом, в отличие от предварительной оперативной проверки, оперативная разработка может быть начата только при наличии добротной фактической основы, указывающей на необходимость проведения различных оперативно-розыскных мероприятий в интересах сбора сведений, достаточных для решения таких задач оперативно-розыскной деятельности, как предупреждение, пресечение, раскрытие преступлений, обнаружение разыскиваемых лиц, а также иных задач, поставленных законодателем перед правоохранительными организациями и спецслужбами.

Во-вторых, различными являются и задачи предварительной оперативной проверки (в США — предварительного дознания, наведения справок) и оперативной разработки (в США — полного разведывательного расследования).

Так, наведение справок (США), оперативная проверок (Латвия) призваны обеспечить только выяснение достоверности криминальной информации и разрешить в итоге вопрос о возможности дальнейшего развития оперативно-розыскного процесса, то есть;

а) в США трансформации стадии наведения справок в полное, а в ряде случаев и в разведывательное расследование;

б) в Латвии стадии оперативной проверки — в этап оперативной разработки.

В свою очередь, оперативная разработка (полное, разведывательное расследование) призвана обеспечить разрешение задачи документирования противоправной деятельности проверяемых лиц с ориентиром на предмет доказывания, то есть выявления оперативно-розыскным путем фактических данных, представляющих оперативный интерес, а также обеспечения возможности использовать эти данные для решения задач, предусмотренных оперативно-процессуальным, уголовно-процессуальным законодательством. Речь идет о создании предпосылок для принятия мер, предусмотренных законом (профилактических, административных, уголовно-правовых, уголовно-исполнительных).

Для этого оперативно-розыскные мероприятия, проводимые в ходе оперативной разработки, группируются по определенным направлениям, а именно[См., Маркушин А. Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность., Н - Новгород: Нижегородская ВШ МВД РФ, 1994, С. 143 - 161.]:

• выявление лиц, осведомленных о криминальных событиях и явлениях, выяснение, что им известно о фактах правонарушений и действиях проверяемых, проведение их опроса, фиксация его результатов в виде объяснений либо записей на магнитофоне, а затем использование этих данных в тактике следователя при допросе и иных следственных действиях;

• выявление предметов и документов, могущих быть доказательствами, проведение оперативно-розыскных мероприятий по их исследованию, сохранению и т. п.;

• закрепление данных о действиях подозреваемых в процессе осуществления оперативного наблюдения за ними.

Представляется целесообразным отметить, что в оперативной деятельности контрразведывательных подразделений КГБ РСФСР существовал несколько иной подход к пониманию ключевого момента оперативной разработки. Прежде всего, здесь следует обратить внимание на терминологический аспект. Помимо этого представляет интерес и тенденция к воспроизведению на этапе оперативной разработки процедур, характерных для уголовного процесса, однако, имеющих форму оперативной деятельности.

Так, с точки зрения терминологии это использование таких терминов, как “ оперативное доказывание ”, а не “ документирование ”; “ оперативные доказательства ” вместо “ оперативно-розыскная информация ”; не “ направления документирования ”, а “ обстоятельства, подлежащие оперативному доказыванию ”. В процедурном плане это признание содержанием оперативного доказывания деятельности по сбору, закреплению, проверке и оценке оперативных доказательств определенными должностными лицами, непосредственно осуществляющими оперативную деятельность, и др[См., Шумилов А. Ю. и др. Указ. соч. Гл. 15 - 16; Закон об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации: Комментарий / Под ред. А. Ю. Шумилова.].

В-третьих, определенную специфику имеет аспект санкционирования последующей оперативной проверки (оперативной разработки, разведывательного расследования, полного расследования). Это прослеживается на примере разведывательного расследования, проводимого ФБР США. Разрешение на его осуществление дают только высокопоставленные чиновники согласно специальной процедуре.

В-четвертых, существует и такой специфичный признак оперативной разработки, как ее сроки. Как отмечалось ранее, Федеральный закон об ОРД в Российской Федерации оставляет без ответа вопрос о сроках оперативной проверки. Однако ответ на него можно найти в зарубежном законодательстве.

Так, предварительная оперативная проверка, проводимая оперативно-розыскным ведомством Латвии, ограничена временными рамками в два месяца, а оперативная разработка — в шесть месяцев. Эти сроки могут продлеваться, однако исходные временные периоды указанных стадий оперативно-розыскного процесса различны.

В США оперативная разработка по фактам тайной маскируемой противоправной деятельности (разведывательное расследование) первоначально разрешается на период до 180 дней, а наведения справок — только 90 дней. Однако эти сроки могут быть продлены на основании нового разрешения на дополнительный срок, каждый из которых по разведывательному расследованию не может превышать 180 дней. Правом давать разрешение на продление срока обладает директор ФБР или назначенный им помощник директора. Если начальное разрешение на проведение разведывательного расследования было дано министром юстиции, то его согласие обязательно и для продления сроков данной разновидности оперативной разработки. Специфика здесь и в том, что дела оперативного учета, в рамках которых осуществляется разведывательное расследование, пересматриваются директором ФБР или назначенным им ответственным чиновником Главного управления ФБР по или до истечения срока, отведенного на разведывательное расследование, и очередных сроков его продления.

Сказанное свидетельствует о том, что оперативная разработка может вестись в течение длительного времени, однако в этих случаях она должна осуществляться под контролем высокопоставленных чиновников, как правоприменяющих органов, так и надзирающих инстанций.

В-пятых, для дифференциации различных стадий оперативно-розыскного процесса законодатель в Латвии, США и других странах использует и такой критерий, как категория оперативно - розыскных мероприятий и условия их осуществления, оговаривая особым образом допустимость их проведения в ходе предварительной оперативной проверки (наведение справок, предварительное дознание) и оперативной разработки (полное, разведывательное расследование).

Например, устанавливается, что на стадии наведения справок (предварительного дознания) оперативные работники ФБР должны применять для получения информации оперативно-розыскные мероприятия, минимально негласно вторгающиеся в частную жизнь граждан. При выборе оперативно-розыскных мероприятий ими должны учитываться возможные неблагоприятные последствия для интересов охраны частной жизни и репутации граждан. К числу данной категории ОРМ отнесен сбор сведений при помощи учетов и досье правоохранительного органа или спецслужбы, документов, хранящихся в государственных учреждениях, иных общедоступных источников. На данной стадии, как правило, применим опрос различных объектов и физическое наблюдение. Иные оперативно-розыскные мероприятия могут использоваться только с предварительной санкции вышестоящего должностного лица. Однако последнее не требуется при наличии обстоятельств, не терпящих отлагательства. Применение ОРМ, максимально вторгающихся в частную жизнь граждан, как правило, не допускается на стадии предварительной оперативной проверки (наведение справок, предварительное дознание). Вместе с тем компетентное должностное лицо может разрешить их использование при вынужденных обстоятельствах, если другие оперативно-розыскные мероприятия не приносят успешных результатов. Сказанное свидетельствует о том, что должностное лицо, под контролем которого осуществляется предварительная оперативная проверка, должно быть профессионалом и уметь при выборе проверочных оперативно-розыскных мероприятий правильно оценивать ситуацию.

Что же касается оперативной разработки (Латвия) или полного расследования (США), то здесь допустим полномасштабный комплекс оперативно-розыскных мероприятий как минимально, так и максимально вторгающихся в частную жизнь граждан. При этом должны только соблюдаться определенные условия их проведения.

Так, в части четвертой ст. 22 Закона Латвии об оперативной деятельности указывается, что в процессе оперативной разработки могут быть использованы любые из ОРМ, указанных в ст. 6 этого законодательного акта, а именно: оперативное расследование; оперативное наблюдение (слежка); оперативный осмотр; оперативное получение образцов, оперативное исследование; оперативное обследование лица; оперативное проникновение; оперативный эксперимент; оперативная детективная деятельность; оперативный контроль за корреспонденцией; оперативное получение информации с использованием технических средств; оперативное прослушивание разговоров.

Кроме того, законодатель в Латвии устанавливает в ч. 4 анализируемой статьи и допустимость использования вышеуказанных мероприятий как в общем виде, то есть с санкции непосредственного руководителя начальника оперативного работника, осуществляющего оперативную разработку, так и в особом виде, то есть с информированием прокурора и получением санкции судьи. Детально общий и особый виды проведения мероприятий оперативной деятельности в Латвии устанавливает ст. 7 Закона Латвии об оперативной деятельности.

Несколько по-иному регламентируется порядок проведения ОРМ в ходе оперативной разработки (полное, разведывательное расследование) в США. Здесь в соответствующих правовых документах указывается:

а) конкретный метод, применяемый в ходе оперативной разработки (полное разведывательное расследование);

б) ограничения, установленные для применения конкретного метода.

Так, при оперативной разработке (полное расследование), осуществляемой по фактам общеуголовных традиционных преступлений, применяются:

а) осведомители, но информация, поступившая от них, должна использоваться только в соответствии с Инструкциями Министерства юстиции относительно использования информации от осведомителей и других конфиденциальных источников;

б) операции с участием тайных агентов, но только в соответствии с инструкциями Министерства юстиции “ Об операциях ФБР с участием тайных агентов ”;

в) неконсенсуальное наблюдение с помощью электронной аппаратуры, но только в соответствии с процедурой получения ордера и с требованиями Раздела III Законоположения о контроле над преступностью и безопасностью улиц от 1968 г., Раздела 18 Кодекса США, ст. 2510 - 2520;

г) автоматические устройства, регистрирующие телефонные переговоры, но устанавливаться они могут только с разрешения Министерства юстиции. Для установки такого устройства необходимо письменное разрешение федерального окружного суда, возобновляемого каждые 30 дней, согласно меморандуму помощника министра юстиции, ответственного за уголовный отдел, от 18 декабря 1979 г. ко всем федеральным прокурорам;

д) консенсуальное электронное подслушивание, но только на основе разрешения, выданного Директором (заместителем Директора) Управления по оперативной борьбе с правонарушениями либо второго помощника прокурора Уголовного отдела или заместителя главного прокурора — начальника Уголовного отдела, за исключением обстоятельств, не терпящих отлагательства, в соответствии с положениями Министерства юстиции. Это относится как к портативной аппаратуре, которой пользуется участник операции, так и к стационарной аппаратуре, установленной в помещении, и которая также контролируется участниками операции. Для консенсуального подслушивания телефонных разговоров необходимо предварительное разрешение особого Уполномоченного Агента и соответствующего прокурора за исключением случаев, не терпящих отлагательства.

Что касается оперативной разработки в форме разведывательного расследования, то здесь ключевым элементом является секретная операция, связанная с тайным внедрением секретных агентов и осведомителей в сообщества, преступная деятельность которых известна или подозревается. При этом как секретным агентам, так и осведомителям предоставляются дискреционные полномочия для оптимальных действий в кризисных ситуациях.

Кроме того, разведывательное расследование предполагает применение оперативного эксперимента с соблюдением определенных условий для разоблачения объектов этого расследования.

Практически процесс применения в ходе полного расследования методов сбора информации выглядит следующим образом[См., Доплер Франк Дж. Век слежки. Политический сыск в США // В кн.: Шпионаж, дворца головоломок. М., 1990, С. 16-22.]:

а) поступление исходной информации о причастности того или иного лица, например, к экстремистской деятельности, от:

  • политического осведомителя ФБР в одну из точек ФБР;
  • осведомителя- любителя, поставляющего информацию на эпизодической, нерегулярной основе;
  • конфиденциальных источников (банкиров, землевладельцев, работников системы образования и коммунального хозяйства и т. п.), поставляющих находящуюся в их распоряжении информацию при условии, что их сотрудничество не будет предаваться огласке;
  • сотрудников полиции;
  • штатных сотрудников ФБР;

б) оперативная проверка исходной информации за счет использования следующих различных дополняющих друг друга источников и приемов:

  • сбор информации при помощи осведомителей (собственно осведомительство; получение ключей для проникновения в жилище объектов проверки; составление планов и схем при подготовке проникновения в жилые и служебные помещения; опознание личности подозреваемых при фотографировании; расшифровка непонятных разговоров, подслушанных по телефону; предупреждение своих контролеров из ФБР о намечающихся телефонных переговорах, имеющих достаточное значение, чтобы востребовать ордер на их прослушивание; поставка информации, которая может быть использована как основа для письменных свидетельских показаний в целях обоснования необходимости электронного подслушивания и других видов слежки);
  • сбор информации при помощи местной полиции и штатов;
  • поиск информации в отделах регистрации автомобилей, где есть фотографии объектов проверки, а также сведения, дающие ключ к архивам ведомств социального обеспечения;
  • опрос объектов проверки, в том числе в интересах их разработки, а также в профилактических целях;
  • наблюдение и прямое фотографирование объектов проверки;
  • опрос осведомителей;
  • опросы друзей, родственников, соседей объектов проверки, их учителей, а также иных лиц, которые могут дать полезную информацию (торговцы, бармены, водители такси и т. п.);
  • опросы сотрудников газет для получения сведений о лицах, которых они информировали;
  • физическое наблюдение (постоянное, подвижное, периодическое, обеспечивающее идентификацию объекта и контроль за его деятельностью);
  • контакт под вымышленным предлогом (агент, который собирая информацию, контактирует с физическими лицами — ее источниками, выдавая себя за другое лицо, в частности, юриста, судебного исполнителя, страхового агента, строительного инспектора и в пассивном варианте просто не раскрывает своего истинного лица);
  • электронное наблюдение, обеспечивающее добывание информации как в отношении основных объектов проверки, так и других лиц, официально под наблюдением не состоящих;
  • поиск информации в федеральных учреждениях (почта, таможня, бюро иммиграции и натурализации), в агентствах по штатам (избирательные комиссии, тюремные архивы);
  • поиск информации с опорой на частные источники (кредитные кассы, банки, страховые компании, компании по прокату автомобилей);
  • обработка почты (регистрация обратных адресов с конвертов писем, адресованных подозрительным лицам и организациям);
  • вскрытие почтовых отправлений;
  • тайное проникновение в жилище;
  • поиск и анализ материалов, опубликованных в открытой печати;
  • поиск и анализ различных документальных источников информации (обращение с просьбой о приеме на работу, судебные протоколы, документы о регистрации автомобилей, адресные книги и т. п.).

Сказанное позволяет заметить, что последующая оперативная проверка, т. е. оперативная разработка (полное или разведывательное расследование) представляет собой системную совокупность оперативно-розыскных мероприятий как минимально, так и максимально вторгающихся в частную жизнь граждан, оказавшихся в сфере осуществляющих ОРМ оперативных подразделений. Учитывая максимально интрузивный характер оперативной разработки, законодатель в ряде указанных выше стран дифференцирует ОРМ адекватно стадиям оперативно-розыскного процесса, в том числе и такому его этапу, как оперативная разработка. Помимо этого, во всех странах, в том числе и в РФ, устанавливаются условия и определенный процессуальный порядок подготовки и осуществления ОРМ, ограничивающих конституционные права и свободы граждан. Особенность здесь и в том, что лица, по отношению к которым проводится оперативная разработка, подлежат постановке на оперативный учет (ст. 22 Закона Латвии об оперативной деятельности). Подобная практика существует в деятельности органов и служб, осуществляющих ОРД, других стран.

Весь комплекс ОРМ, проводимых в ходе оперативной разработки, обеспечивает выявление оперативно-розыскным путем и фиксацию фактических данных, обеспечивающих разрешение таких задач, предусмотренных оперативно-розыскным законодательством, как раскрытие противоправных деяний и обнаружение разыскиваемых лиц, в том числе за счет использования результатов как предварительной, так и последующей оперативной проверки в правовом режиме иных, чем ОРД правовых функций.

Тема 11.
ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ И ДОКУМЕНТИРОВАНИЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

1. Информационное обеспечение оперативно-розыскной деятельности

Согласно ч. 1 ст. 10 Федерального Закона об ОРД органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, для решения задач, возложенных на них Федеральным Законом об ОРД, могут создавать и использовать информационные системы, а также заводить дела оперативного учета. Эти предписания Федерального Закона об ОРД конкретизируют конституционные положения о том, что хранение сведений о личной жизни гражданина без его согласия возможно только на основании федерального закона (ст. 24, ч. 4 ст. 29, ч. 3 ст. 55 Конституции). Вместе с тем большинство предписаний ст. 10 Федерального Закона об ОРД носит бланкетный характер. Для них правильного уяснения и применения требуется руководствоваться нормами ряда предписаний ведомственных актов.

Информационное обеспечение в оперативно-розыскной деятельности осуществляется путем использования соответствующих информационных систем. Причем законодатель связывает изложенную в ч. 1 ст. 10 Федерального Закона об ОРД возможность создания и использования информационных систем (и заведения дел оперативного учета) условием – это допускается только для решения задач, возложенных на органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность (ст. 2).

Информационная система – это организационно упорядоченная совокупность документов (массивов документов) и информационных технологий, в том числе с использованием средств вычислительной техники и связь, реализующих информационные процессы.

Информационные системы создаются для сбора, хранения и распространения необходимой оперативно-розыскным органам информации, под которой согласно ст. 2 Закона об информации понимаются сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах, независимо от формы их представления.

В зависимости от объекта, о котором имеется информация, различают (достаточно условно) три вида учитываемых сведений:

  • о лицах – подготавливающих, совершающих или совершивших преступление, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания, без вести пропавших. Кроме того здесь же учитывают информацию об обнаружении неопознанных трупов, приметах неустановленных лиц, подозреваемых в совершении преступления;
  • о фактах и событиях – информация о фактах зарегистрированных преступлений (раскрытых и нераскрытых). Здесь же учитывают информацию о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности России;
  • о предметах - информацию об орудиях, способах и средствах совершения преступления; об огнестрельном оружие, которое находится в пользовании граждан и организаций; об автотранспортных средствах; о разыскиваемых предметах, докуметах и вещах, служивших предметом преступления.

Основания и порядок формирования и пользования информационными системами регламентируется нормативными актами оперативно-розыскных органов.

2. Дело оперативного учета в оперативно-розыскной деятельности

Под делом оперативного учета понимается предусмотренная Федеральным Законом об ОРД форма концентрации материалов оперативно-служебного документирования в целях собирания, накопления, систематизации и анализа фактических данных (информации), проверки и оценки итогов оперативно-розыскной деятельности, а также принятия на их основе соответствующего решения должностными лицами оперативно-розыскного органа.

Таким образом, дело оперативного учета служит способом обобщения полученных (получаемых) в ходе оперативно-розыскных мероприятий сведений. Законодатель особо оговорил, что факт заведения дела оперативного учета не является основанием для ограничения конституционных прав и свобод, а также законных интересов человека и гражданина (ч. 3 ст. 10 Федерального Закона об ОРД). Включением данного указания в Федеральный Закон об ОРД обращено внимание правоприманителей на то, что согласно Конституции РФ (ст. 23 и ст. 25) ограничение прав и свобод человека и гражданина допустимо только при наличии судебного решения и в случаях, указанных в федеральном законе. На это же обратил внимание и Конституционный Суд РФ. В своем определении он установил, что заведение дела оперативного учета не дает оснований проводить ОРМ, ограничивающие конституционные права граждан, с нарушением требований Конституции и федерального закона.

Дело оперативного учета следует отличать от уголовного дела. Среди многих отличий выделим два:

1) наличие дела оперативного учета не влечет каких-либо юридически значимых последствий для проходящих по нему лиц;
2) заведение дела оперативного учета не связано с возможностью совершать (не совершать) предусмотренные Федеральным Законом об ОРД ОРМ.

В соответствии с ч. 5 ст. 10 Федерального Закона об ОРД перечень дел оперативного учета (виды дел) определяются в нормативных правовых актах органов, осуществляющих ОРД. Несмотря на закрытый в основном характер дела оперативного учета, известны общие открытые требования, которые предъявляют к их классификации. Так, перечень дела оперативного учета формируют в зависимости от определений стадий оперативно-розыскного процесса.

В данной связи различают:

  • дело оперативной проверки (предварительной);
  • дело оперативной разработки;
  • дело оперативного контроля (оперативного надзора);
  • дело оперативного розыска (практике известны и иные критерии, которыми руководствуются при систематизации дела оперативного учета.).

Заведение дела оперативного учета – это практически реализованное решение должностного лица оперативно-розыскного органа (соответствующего руководителя) начать производство того или иного дела оперативного учета. Единственным должностным лицом, которое может его завести, является руководитель оперативного подразделения (перечни этих руководителей изложены в нормативных актах соответствующих оперативно-розыскных органов).

Отметим, что законодатель не связывает напрямую факт заведения дела оперативного учета с возможностью подготовки и проведения какого-либо ОРМ. Тем не менее, оперативно-розыскная практика свидетельствует, что отдельные ОРМ, которые требуют значительных организационных усилий (например, контролируемая поставка, оперативный эксперимент), проводятся, как правило, в рамках дела оперативного учета. Другие же (например, наблюдение, опрос, отожествление личности), наоборот, могут послужить средством получения информации, содержащий основания для заведения дела оперативного учета.

Заведение дела оперативного учета определенного вида (оперативной проверки, оперативного розыска и др.) имеет и иное значение – оно свидетельствует, во-первых, о начале оперативно-розыскного процесса (путем заведения оперативной проверки) и, во-вторых, о переходе рассмотрения оперативно значимой информации из одной стадии оперативно-розыскного процесса – в другую (например, преобразовании дела оперативной проверки в дело оперативной разработки).

По существу, эти основания совпадают с некоторыми основаниями для проведения ОРМ. Так, дело оперативного учета может быть заведено только при наличии оснований, предусмотренных п. 1 – 6 ч. 1 ст. 7 Федерального Закона об ОРД.

Ими являются:

  • наличие возбужденного уголовного дела;
  • ставшие известными оперативно-розыскным органам сведения о:

     

    1) признаках подготавливаемого. Совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достоверных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;
    2) события или действия, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности России;
    3) лица, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания;
    4) лицах, без вести пропавших, и обнаружении неопознанных трупов;

     

  • поручения следователя, органа дознания, указания прокурора или определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве;
  • запросы других оперативно-розыскных органов по основаниям, указанным в ст.7 Федерального Закона об ОРД;
  • постановление о применении мер безопасности в отношении защищаемых лиц, осуществляемых уполномоченными на то государственными органами в порядке, предусмотренном российским законодательством;
  • запросы международных правоохранительных организаций и органов иностранных государств в соответствии с международными договорами России.

     

С учетом того, что законодатель не сделал специальной оговорки о закрытом (исключительном) перечне оснований для заведения дела оперативного учета, допустимого конкретизировать такие основания, указанные в п. 1 – 6 ч.1 ст. 7 Федерального Закона об ОРД, в нормативных актах оперативно-розыскных органов, что и происходит на практике. Это правомерно также потому, что дело оперативного учета есть лишь одна из форм организации ОРД, а согласно ч. 2 ст. 4 Федерального Закона об ОРД органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, полномочны издавать нормативный акты, регламентирующие именно организацию проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Важнейшим условием при этом является недопустимость расширений оснований для заведения дела оперативного учета, предусмотренных п. 1 – 6 ч. 1 ст. 7 Федерального Закона об ОРД. В нормативных актах оперативно-розыскных органов можно только их конкретизировать, исходя из специфики работы.

В соответствии с ч. 2 ст. 10 Федерального Закона об ОРД различают три цели:

1) собирание и систематизация сведений;
2) проверка и оценка результатов оперативно-розыскной деятельности;
3) принятие на их основе соответствующих решений оперативно-розыскными органами.

Общие положения производства дела оперативного учета

В соответствии с ч. 5 ст. 10 Федерального Закона об ОРД порядок ведения дел оперативного учета определяются нормативными актами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Вместе с тем известны общие требования.

Дело оперативного учета классифицируют в соответствии с признаками конкретного состава преступления, проверка обстоятельств вероятного совершения которого проводится по данному делу оперативного учета (т.е. дается “ окраска ” дела в итоге проведенной сыскной квалификации деяния). Заведению дела оперативного учета предшествует вынесение соответствующим должностным лицом (оперативником) постановления, которое подлежит утверждению руководителем оперативно-розыскного органа.

Решения, принимаемые по материалам дела оперативного учета, оформляются, прежде всего, в виде постановлений. Различают постановления о заведении дела оперативного учета, его продлении и прекращении. Постановление может быть вынесено и в других случаях, предусмотренных нормативными актами оперативно-розыскных органов.

Работа по делам оперативного учета строится по специальному плану (организационных и оперативно-розыскных мероприятий и т.п.).

Все получаемые по делу оперативного учета оперативно-служебные документы (постановления, планы, сводки, рапорты, справки и др.), а также иные документы (письменные поручения следователя, указания прокурора о проведении в рамках дела оперативного учета ОРМ и др.) приобщают к делу, систематизируют, подшивают и вносят во внутреннюю опись.

Так как организация и тактика проведения ОРМ составляет государственную тайну (ст. 6 Федерального Закона об ОРД и п. 4 ст. 5 Закона о государственной тайне), материалы дела оперативного учета получают определенный гриф секретности (“ секретно ” и др.), а доступ к ним возможен согласно правил в рамках соблюдения режима секретности.

Все производство по делам оперативного учета должно осуществляться оперативниками под контролем руководителя оперативно-розыскного органа. Контроль реализуется в различных формах:

  • путем утверждения постановления и планов;
  • заслушивание исполнителей;
  • проверки содержания оперативно-служебных документов;
  • дачи указаний о направлении производства дела оперативного учета и др.

При уничтожении материалов дела оперативного учета существо полученных сведений допускается переносить в соответствующую информационную систему. Информация хранится в ней и используются в порядке, который устанавливается для функционирования информационных систем.

Об уничтожении материалов дела оперативного учета выносится, как правило, отдельное мотивированное постановление. Нецелесообразность уничтожать оперативно-служебные документы, которые отражают результаты ОРМ, проведенных на основании судебного решения.

Прекращение дела оперативного учета – это решение соответствующего руководителя оперативно-розыскного органа прекратить производство того или иного дела оперативного учета в связи с появлением предусмотренного Федеральным Законом об ОРД для этого основания.

В ч. 4 ст. 10 Федерального Закона об ОРД изложены предписания о двух основаниях (видах) прекращения дела оперативного учета:

1) в случаях решения конкретных задач оперативно-розыскной деятельности, предусмотренных ст. 2 Федерального Закона об ОРД;
2) установления обстоятельств, свидетельствующих об объективной невозможности решения этих задач.

Как правило, дело оперативного учета прекращается при решении конкретных задач оперативно – розыскной деятельности в случае:

  • предупреждения совершения конкретного преступления;
  • выявления, пресечения или раскрытия определенного преступления;
  • выявления и установления лица, подготавливающего, совершающего или совершившего преступление, и прекращение его преступной деятельности;
  • установления места нахождения лица, скрывающегося от органа дознания, следователя и суда или уклоняющегося от уголовного наказания;
  • розыска без вести пропавшего, и др.

Обстоятельствами, свидетельствующими об объективной невозможности решения задач ОРД, служит, как правило, получение достоверной информации о:

  • не подтверждении сведений, на основании которой было заведено дело оперативного учета;
  • декриминализация общественно опасного деяния, в связи с вероятным совершением которого на лицо было заведено дело оперативного учета;
  • акта амнистии, если он устраняет применение наказания за преступление, совершенное лицом, в отношении которого было заведено дело оперативного учета;
  • истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности;
  • постоянном (длительном) пребывании лица, объекта оперативной заинтересованности, в состоянии или условиях, которые исключают возможность совершения преступления (например, психические заболевание или иная тяжелая болезнь, арест);
  • смерти проверяемого лица.

Принятие решения о прекращении дела оперативного учета по любому из предусмотренных нормативными актами оперативно-розыскных органов основанию подлежит оформлению посредством вынесения соответствующего постановления, которое должно быть утверждено руководителем, наделенным правом санкционировать заведение дела оперативного учета.

Кроме того, в данном случае подлежит учету требование ч. 7 ст. 5 Федерального Закона об ОРД о хранении в течение года материалов, в совершении преступления не доказана, об уничтожении этих материалов, отражающих результаты ОРМ, проведенных на основании судебного решения, об уведомлении об этом судьи.

Тема 12.
ОСОБЕННОСТИ ОПЕРАТИВНО–РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, ОСУЩЕСТВЛЯЕМОЙ ПО ФАКТАМ ПРЕСТУПЛЕНИЙ–ИНЦИДЕНТОВ

1. Сущность и типология преступлений-инцидентов

Наиболее опасные преступления (убийства, акты терроризма, случаи захвата людей в качестве заложников, грабежи, бандитизм, изнасилование и т.д.), отдельные из них носят серийный, а некоторые дерзкий и запугивающий характер, требуют от преступников значительного времени на их подготовку, а порой и значительных средств и сил. В результате их действия носят характер тщательно продуманного заговора, а само преступление совершается как бы совершенно неожиданно для правоохранительных органов.

Такого рода преступления можно назвать преступлениями-инцидентами (от лат. Incidens, incidentis – случающийся), т.е. случай, неприятное происшествие, столкновение, недоразумение, непредвиденное, неожиданное, внезапное, нечаянное. Во многих случаях лица, виновные в совершении преступлений-инцидентов, - объект длительного поиска и обнаруживаются порой спустя значительное время после совершения преступления, что сильно затрудняет проведение необходимых действий в процессе уголовно-процессуального доказывания. В этих условиях преступники нередко решаются на повторные акции, складывающиеся в серию порой еще более тяжких с точки зрения наступающих последствий преступлений. Это сложный и трудоемкий процесс, требующий от работников правоохранительных органов и спецслужб профессиональных знаний и навыков, обеспечивающих комплексное использование возможностей всех подразделений.

Анализируя способы действий преступников, их цели, поведение после совершения преступления и другие факторы, можно с известной долей условности провести следующую классификацию преступлений-инцидентов:

1)ситуационные, нередко беспричинные, т.е. зачастую совершаемые как бы безмотивно, либо имеющие в основе незначительный мотив по сравнению с характером деяния и его последствиями (ссора, вспышка гнева и обиды, результатом состояния аффекта). Как правило, меры по раскрытию такого рода преступлений влекут необходимость применения лишь отдельных оперативно-розыскных действий, когда оперативный работник ограничивается опросом потерпевших и иных лиц, осмотром и обследованием места происшествия, обнаружением материальных следов, сбором и изъятием образцов для сравнительного исследования;
2) предварительно подготавливаемые:

  • преступления, хотя и затрагивающие интересы личности, но направленные на получение имущественных выгод ( захват людей с целью получения выкупа, различные виды вымогательства ( рэкета ), бандитизм, грабежи );
  • преступления, направленные только на получение имущественных выгод (различные виды краж, в т.ч. квартирные, квалифицированные мошенничества);
  • инциденты с признаками предварительной глубокой, прежде всего тайной подготовки, подчас носящие форму заговора, явно демонстрирующего устрашающий характер.

Преступления-инциденты против известных зарубежных и отечественных государственных, церковных, общественных деятелей имели место во время различных торжественных мероприятий, что давало возможность преступникам, несмотря на демонстративный характер своих действий, быстро скрыться с места происшествия и района проведения оперативно-розыскных мероприятий по “ горячим следам ”. Большинство актов насильственных посягательств на известных деятелей различных государств, в т.ч. убийств или покушений н их жизнь, совершенных во время известных массовых мероприятий, в свою очередь можно разделить на три категории:

во-первых, это покушение на жизнь конкретного общественного лица, влекущего его убийство;

во-вторых, захват заложников, связанный с политическими требованиями;

в-третьих, осуществление взрывов, применение отравляющих веществ и тому подобное, как акций устрашения.

Характерно для совершения преступлений-инцидентов анализируемого типа то, что от действий террориста страдают не только те, против кого они направлены, но как свидетельствует история и практика зачастую жертвами становятся и ни в чем неповинные люди (две террористки-самоубийцы в мае 1991 года в толпе, обступившей премьер-министра Индии госпожи Р.Ганди, взорвали себя и премьер-министра, но также пятнадцать человек из толпы погибли, а несколько десятков получили ранения различной степени тяжести), а также лица, осуществляющие охрану данных лиц.

Вышеприведенные характеристики преступлений-инцидентов свидетельствуют о том, что получение и оперативная проверка информации в интересах установления виновных обусловлена возможностью исчезновения доказательственной информации вследствие различных причин, в т.ч. действия закон природы (условия погоды, истечение определенного времени и т.п.). Помимо этого существуют проблемы с использование научно-технических возможностей обнаружения нужной информации в интересах современной ее реализации для установления как факта преступления, так и виновных.

Как правило, в момент инцидента по мету его совершения отсутствуют, а в период раскрытия преступлений не бывают в оптимальном количестве силы и средства, которые обеспечили бы достижение требуемого результата. Следует учитывать и фактор противодействия со стороны преступников оперативно-розыскным аппаратам и следствию в целом всячески затруднить расследование, а также недостатки в деятельности самих органов расследования в виде недостаточного профессионализма персонала, неумелого и несвоевременного проведения осмотра места происшествия, не установления свидетелей-очевидцев совершения преступления и т.п.

Осложняет результативность работы сотрудников милиции (полиции), спецслужб и практически полное отсутствие данных о предварительных действиях преступников, обеспечивающих им заблаговременную тщательную подготовку к совершению противоправного деяния. Ведь исполнители инцидентов реализуют продуманную систему мер по достижению преступных целей, с тем, чтобы избежать ответственности за содеянное. В силу этого сам факт такого преступления становится для органов расследования неожиданным, непредсказуемым и поэтому сложным с точки зрения определения виновных.

Для того чтобы оперработникам было сложно раскрыть инцидент, его организаторы:

  • заранее определяют круг участников и распределяют роли между ними;
  • тщательно выбирается и предварительно изучается объект преступного посягательства;
  • определяется точное время совершения преступления с учетом внешних условий;
  • проводится подготовка необходимых материальных и финансовых средств и орудий для его совершения.

Накануне преступления они могут частично изменять внешность, манеры и привычки, готовить к применению маски, парики, а также производить соответствующий подбор предметов и одежды.

Встречаются случаи обеспечения алиби путем создания различными путями искусственных ситуаций или имитации своего нахождения в определенное время в определенном месте.

Вышеперечисленные варианты действий, применяемых преступниками для подготовки и сокрытия своей причастности к криминальным фактам, весьма многообразны. Они органически входят в способ совершения преступления, отрабатываемый с учетом различных познаний, в том числе криминального характера, что немаловажно для оперативных работников, особенно при раскрытии различных преступлений-инцидентов.

2. Получение и оперативная проверка информации о преступлениях-инцидентах

Раскрытие наиболее опасных преступлений-инцидентов, установление лиц, их совершивших, предполагает осуществление активных оперативно-розыскных действий, обеспечивающих сбор информации об обстоятельствах этих деяний, ее оперативную проверку, в том числе работу по делам оперативного учета. Здесь учитывается неожиданный, непредвиденный, внезапный характер инцидентов (даже при сравнительно долгой подготовке) некоторых преступлений. При этом во внимание принимаются характерные особенности оперативно-розыскных и следственных ситуаций, складывающихся при раскрытии различных преступлений-инцидентов, несмотря на то, что все инциденты готовились тайно и совершались в условиях не очевидности.

Таким образом, специфику имеет сбор сведений и оперативная проверка данных по факту взрыва, теракта, кражи из квартиры в отсутствие хозяев (ведь факт кражи обнаруживается внезапно, но спустя некоторое время после ее совершения, на что и рассчитывают преступники). Что касается убийств, совершенных по найму, то здесь они получают немедленную огласку. Такие особенности ситуаций оказывают соответствующее влияние на получение милицией (полицией) или спецслужбами оперативной информации, делающей известной личность преступника.

В общем же виде деятельность правоохранительных органов и спецслужб по раскрытию преступлений-инцидентов включает в себя систему, объединяющую оперативно-розыскные мероприятия, следственные и административно-правовые действия, а в ряде случаев войсковые операции по выявлению факта преступления, особенно если оно было неочевидным, установление обстоятельств его совершения и поиск виновных лиц[См., Бордиловский Э. И. Указ. соч.; Справочник следователя., Вып. 2 ( практическая криминалистика: расследование отдельных видов преступле-ний ), М.: Юрид. лит., 1990, С. 342 - 421; 431 - 448.].

Таким образом, во всех ситуациях важно обнаружить факт преступления, особенно неочевидного, и сведений, имеющих значение для его раскрытия за счет выявления обстоятельств содеянного и позволяющих в оптимальные сроки установить и задержать преступника; определить причины и условия происшедшего события, обстоятельства подготовки совершенного преступления.

Для этого необходимо своевременно получить достоверную оперативно - розыскную информацию о фактах и обстоятельствах преступления-инцидента и с учетом ее характера незамедлительно отреагировать на поступившие сведения. Помимо этого, важен высокий профессиональный уровень проведения начальных оперативно-розыскных мероприятий, следственных и иных действий, т. е. всех возможностей для поиска виновных и раскрытия преступлений по “ горячим ” следам. Показателен в этом отношении следующий пример из практики работников Московского уголовного розыска комплекса оперативно-розыскных мероприятий, позволивших раскрыть кражу скрипки работы А. Страдивари и кражу ценных книг из Государственной исторической библиотеки.

Так, в ночь на 25 мая 1996 г. из Государственного музея музыкальных инструментов им. М. И. Глинки были похищены неизвестными преступниками несколько ценных скрипок, одна из которых была сделана в первой половине XVIII века мастером А. Страдивари и уже в нашем столетии была подарена Давиду Ойстраху бельгийской королевой Елизаветой. После смерти знаменитого скрипача инструмент был его родственниками передан в музей. Кража подобных раритетов вызывает шок. Раскрытием преступления занялась бригада 9-го отдела МУРа.

В первую очередь сыщики информировали через Интерпол почти все страны мира. Учитывая, что для продажи подобных изделий требуется специальный сертификат, и право на выдачу его имеют только пять человек в мире, последние сразу же были оповещены о хищении.

Учитывая эти обстоятельства, оперативники “ закрыли ” все возможные места продажи краденого, взяли под наблюдение множество объектов, провели опросы любителей музыки, работников торговли и т. д. Расчет был на то, что преступникам будет непросто сбыть такой известный товар.

И вскоре в музее раздался звонок и дежуривший там под видом работника музея сотрудник МУРа вступил в контакт с одним из похитителей, который назвал сумму в два миллиона долларов, за которую скрипки будут возвращены. В доказательство своих слов преступники вскоре передали в музей фотографии похищенных скрипок.

После некоторой телефонной игры оперативникам удалось убедить звонивших, чтобы те передали кассету с изображением скрипок через камеру хранения на Белорусском вокзале. К сожалению, во время телефонных переговоров задержать преступников не удалось, голоса же их были записаны на магнитную ленту.

Однако в назначенный для передачи денег и возврата похищенного день преступники на место встречи не явились. Звонков больше не было, дело приняло затяжной характер.

Почти через четыре месяца после кражи скрипок в ночь на 11 сентября 1996 г. из Государственной публичной исторической библиотеки был похищен 261 том ценнейших книг. И вновь за работу взялись сотрудники 9-го отдела МУРа. В первую очередь установили наблюдение за всеми возможными местами сбыта похищенного, особенно за магазинами. Через неделю в МУР поступила информация, что в нескольких книжных магазинах Москвы появляется молодой парень и предлагает книги, значившиеся в списке похищенного. Вскоре оперативники установили, что подозреваемый вошел в антикварный магазин гостиницы “ Метрополь ”. На место выехала оперргруппа, которая стала наблюдать за молодым человеком, вышедшим из магазина и отъехавшим в сторону Ленинского проспекта на автомашине. Оперативники из своей машины заметили, что на заднем сиденье машины неизвестного молодого человека лежат явно старинные книги. Машину неизвестного остановили и его задержали. Им оказался бывший выпускник Военного училища имени Верховного Совета Яков Григорьев. Вскоре он признался, что кражу книг он совершил вместе со своим товарищем по училищу Игорем Шайдуровым.

Оперативники убедили Григорьева, что добровольный возврат книг смягчит уголовное наказание. В ходе оперативной игры удалось передать записку Шайдурову.

Последний, узнав, что Григорьев задержан, хотел было утопить ценные книги в реке Яузе, однако вскоре книги вернул, спрятав их в условленном месте, а сам скрылся.

Вскоре появилась отрывочная информация, что похитители книг интересовались и музыкальными инструментами. Тогда интуиция подсказала оперативникам, что можно произвести психологическое воздействие на задержанного Григорьева, внезапно заговорив с ним о похищенных скрипках в нестандартной обстановке.

Задержанный Григорьев был вывезен оперативниками якобы для уточнения некоторых обстоятельств и провезен мимо музея Глинки. В это время один из оперативников внезапно спросил Григорьева: “ Яков, видишь это здание? ” Тот сказал: “ А что там? ” На это оперативник сказал, что из этого музея они с приятелем украли скрипки. Григорьев был потрясен. К этому же времени удалось найти свидетельницу кражи, а экспертиза подтвердила, что записанный ранее на пленку голос одного из звонивших в музей по телефону лиц принадлежал Григорьеву. Опознанный свидетельницей, он вынужден был признаться и в краже скрипок совместно с Шайдуровым.

Последний был объявлен в Федеральный розыск, и вот в сентябре 1997 г. (спустя почти полтора года после кражи из музея) Шайдуров был обнаружен в г. Сочи и задержан выехавшим оперативниками. Преступник был вынужден выдать работникам милиции похищенные скрипки, хранившиеся в одном из сел близ г. Сочи[См., пример взят из учебника для юридических вузов под общей редак. док. юрид. наук проф., академика С.В.Степашина, С - Пб.,1999, С. 558.].

Подчеркнем, что при раскрытии инцидентов применяется интеллектуальная разведка, т. е. аналитическое исследование добытых сведений, а затем выдвижение версий, с тем, чтобы их всесторонняя отработка позволила подтвердить или опровергнуть предположения о виновных. Важно четкое взаимодействие как представителей служб органа расследования (внутреннее взаимодействие), так и взаимодействие с другими правоохранительными органами и спецслужбами (внешнее взаимодействие), участвующими в оперативной проверке сведений, добываемых в ходе поиска виновных.

Во всех ситуациях, касающихся инцидентов, обеспечивается должный контроль со стороны руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, и оказание ими практической помощи членам следственно-оперативной группы, непосредственно осуществляющим раскрытие инцидента.

Здесь надо иметь в виду, что высокий уровень профессионализма при проведении оперативно - розыскных мероприятий по раскрытию преступлений-инцидентов достигается, как правило, если сотрудники подразделения, занимающиеся этой разновидностью ОРД, действуют в соответствии с определенной специализацией, установленной для их службы. Поэтому в оперативно-розыскных подразделениях существуют специалисты по раскрытию убийств и иных преступлений против личности, а также в сфере посягательств на собственность, по делам о преступлениях несовершеннолетних, распространении наркотиков и иных криминальных проблем. Узкая специализация по типам преступлений-инцидентов гарантирует концентрацию усилий сотрудников на сходных задачах и обеспечивает разделение труда на общих участках работы и адекватно способам деятельности преступников.

В ряде случаев крайняя степень опасности отдельных инцидентов требует крайне узкой специализации. Речь идет об убийствах (в том числе по найму), иных посягательствах на личность (особенно преступлений серийного характера), терроризме, бандитизме, разбоях и т. п.

Заметим, что узкая специализация не исключает объединения усилий ряда специалистов на раскрытии определенного вида преступлений, отличающихся чрезвычайной опасностью и создающих реальную угрозу для общества и государства. Однако характерной чертой специализации, например, сотрудников уголовного розыска, является то, что ее можно осуществить там, где количество сотрудников является достаточным. В небольших районах, особенно сельских, единственный подчас работник уголовного розыска должен быть мастером на все руки. Несомненно, что ему в ряде случаев необходима помощь, иначе его усилий может быть недостаточно для осуществления качественной оперативной проверки, следственных и иных действий при раскрытии преступлений-инцидентов, имеющих изощренный характер. Так, в одном из сел Курской области с особой жестокостью были убиты мать и дочь Щедрины, занимавшиеся на дому скорняцкой работой.

На телах убитых были обнаружены многочисленные ножевые ранения, имелись следы пыток. Из улик была найдена на полу лишь пуговица от милицейской шинели. Было ясно, что действовали опытные преступники, у которых была наводка на жертвы.

Вскоре оперативная группа располагала информацией о совершении подобных преступлений в Белгородской, Воронежской и ряде других областей и городов. Почерк преступников был аналогичным. Стало ясно, что действует бандитская группа, имеющая хорошие межрегиональные связи и грабившая скорняков-индивидуалов, занимавшихся пошивом меховых шапок. Свидетелей своих преступлений они не оставляли.

Работники милиции насторожили всех скорняков-индивидуалов Курска и области, однако, спустя 9 месяцев бандиты в масках ограбили и расстреляли семью из 4 человек, но одна из потерпевших выжила. По ее показаниям был срочно создан композиционный портрет одного из бандитов. По этому портрету оперработники пришли к выводу, что он схож с ранее дважды судимым Евсеевым. Когда его фотография была предъявлена потерпевшей, она без колебаний опознала в нем убийцу своих родителей.

Оперработники в тот же день задержали Евсеева. В камере изолятора он пытался покончить с собой, однако оперативники настойчиво искали его соучастников и не поддавались на шантаж.

Тогда Евсеев сменил тактику, признавшись в совершении преступления, но назвал своими соучастниками совсем иных людей. Однако эта уловка не прошла, и вскоре был установлен житель Курска Яковлев, хороший знакомый Евсеева. Улики заставили их рассказать о совершаемых налетах. В их группу входил еще Пашаев, все трое на рынках подбирали свои будущие жертвы. При этом Яковлев представлялся фининспектором и требовал предъявления патента. Взглянув в документы, он запоминал адреса скорняков и сообщал об этом Евсееву. Затем все ехали по месту жительства жертв, причем Яковлев переодевался в форму работника милиции.

Оперативная разработка задержанных и тщательное изучение их окружения позволили установить еще четырех членов банды. Все они были жителями Курска и выезжали на “ гастроли ” в разные города. На счету этой банды 12 убитых человек. Евсеев пытался симулировать психическое заболевание в ходе следствия, но “ номер ” не прошел.

В целях быстрого реагирования на факты преступлений-инцидентов в правоохранительном органе должна быть подготовлена четкая комплексная система мер, направленная на своевременное их принятие в экстремальной ситуации. Как правило, эти меры носят типичный характер и имеют внешнюю форму заранее запланированных действий, алгоритм которых адекватен криминальным ситуациям. Подобные меры фиксируются в планах, составляемых как на случай чрезвычайных обстоятельств, так и внезапного изменения в худшую сторону оперативной обстановки. При этом персонал операппаратов с учетом этих планов должен быть реально готов к действиям в условиях быстро меняющейся обстановки.

Для эффективной работы по раскрытию инцидента необходимо обеспечить быстрое и наиболее полное получение сотрудниками милиции сведений об обстоятельствах криминального факта и реагирование на него за счет незамедлительного принятия необходимых мер в целях преследования преступников и их задержания. Важна предварительная и последующая организация охраны места происшествия и его предварительный осмотр.

Все эти меры реализуют сотрудники милиции, прибывшие или оказавшиеся на месте происшествия, а затем следственно-оперативная группа (СОГ). Поэтому необходим надлежащий подбор и расстановка участников следственно-оперативной группы для производства первоначальных действий. При этом последние оптимальны, если созданы условия для своевременного выезда этой группы на место происшествия и его квалифицированного осмотра.

Ведущая роль на начальном этапе принадлежит руководителю СОГ, который обязан четко осуществлять управление силами и средствами при проведении ОРМ адекватно данной стадии оперативно-розыскного процесса; поддерживать должный уровень взаимодействия и своевременно оказывать практическую помощь членам следственно-оперативной группы.

Особенно важным условием раскрытия преступлений-инцидентов, учитывая их внезапный характер, является четкое управление силами и средствами, задействованными на первоначальном этапе работы. Известно, что первичные действия, проведенные на высоком профессиональном уровне, впоследствии положительно скажутся на всем процессе раскрытия преступления. Успех при проведении первичных действий в свою очередь зависит от осуществления комплекса предварительных мер обеспечивающего характера.

Первая группа таких мер предполагает необходимость разработки, как уже говорилось выше, в каждом органе внутренних дел типовых планов различных вариантов действий служб и сотрудников на случай непредвиденных обстоятельств и ситуаций. В эти планы включается перечень действий на случай внезапного поступления информации о любом инциденте. Здесь же определяются и действия сотрудников оперативных и иных служб.

Вторая группа мер по раскрытию инцидентов предполагает, особенно на первоначальном этапе развития событий, своевременное принятие лично компетентными руководителями управленческих решений и дачи распоряжений относительно сбора личного состава в конкретном месте, комплектования оперативных и иных групп, определения основных направлений поиска преступников и мер по их задержанию.

В дальнейшем этот этап поисковых и иных действий постепенно трансформируется в этап непосредственной работы по раскрытию инцидента, охватывающей допросы и опросы свидетелей и очевидцев, оперативные и процессуальные осмотры, опознания, обыски, изъятие вещественных доказательств и т. д. Вся эта деятельность протекает под руководством ответственного должностного лица, возглавляющего СОГ. Как правило, на место происшествия прибывают и руководители, представляющие криминальную милицию (полицию), следственный аппарат, а в случае необходимости и спецслужбы.

По преступлениям, к раскрытию которых ввиду особой их опасности, тяжести наступивших последствий и сложности их устранения, требуется привлечение значительного количества сил и средств, для управления могут создаваться координационные центры (оперативные штабы), возглавляемые должностными лицами в ранге руководителей МВД - УВД, ФСБ, прокуратуры субъекта Федерации. Они анализируют и оценивают первичную информацию о криминальном событии и на этой основе определяют перечень первичных обеспечивающих оперативно-следственных и иных действий, направленных на ликвидацию негативных последствий инцидента, и, прежде всего — быстрое установление и задержание виновных.

Такой руководящий центр обладает возможностями определять потребность сил и средств по мере развития событий и продвижения расследования. В распоряжении такой структуры имеются аналитики, качественно в реальном масштабе времени обрабатывающие собираемую и поступающую к ним по различным каналам информацию, касающуюся данного преступления. Это создает основу для эффективной и своевременной оценки указанных данных и выбора оптимальных направлений поиска преступников, обнаружения и закрепления доказательств. Одновременно осуществляется связь с иными правоохранительными органами, постоянно контролируется работа всех задействованных в раскрытии преступления лиц, а также разрабатываются варианты управления силами и средствами на случай проведения широкомасштабной операции по обезвреживанию преступников; освобождению заложников (если имел место захват их преступниками) или ведению переговоров с преступниками с целью решения задач ненасильственным путем[См., Пещак Я. Следственные версии. Криминалистическое исследова-ние. М.: "Прогресс", 1976.].

Первостепенное значение для раскрытия преступления-инцидента имеет своевременное и качественное проведение первоначальных оперативно-розыскных и следственных действий в течение 3 суток с момента получения исходной информации.

Частично о них упоминалось уже ранее. Речь идет об обследовании и осмотре места происшествия, прилегающей территории, зданий и сооружений. Одновременно выявляются и опрашиваются свидетели — очевидцы совершения преступления, потерпевшие, а также иные лица: сотрудники учреждений в районе происшествия, представители служб безопасности частных и иных организаций, если инцидент затрагивает их интересы, например, в случае убийства охраняемого ими лица и т. п. В случае выявления подозреваемого (-ых) возможна его (их) оперативная идентификация при помощи потерпевших или свидетелей.

Помимо этого проводится сбор образцов и иных объектов носителей информации для их последующего исследования, осуществляется проверка обнаруженных следов и предметов по оперативным и криминалистическим учетам, эксперименты и другие действия неотложного характера. Если подозреваемые (ый) не обнаружены, то одновременно с ОРМ осуществляются различные заградительные мероприятия: засады, перекрытие транспортных потоков, патрулирование, пикеты и т. д.

Преступления-инциденты, в том числе и неочевидного характера, зачастую успешно раскрываются, если с самого начала работы было взято правильное направление поиска преступников, основанное на выдвижении и отработке вероятных версий о лицах, которые могут быть причастны к этим правонарушениям, местонахождении как их самих, так и предметов (документов), которым впоследствии может быть придана доказательственная сила.

Чтобы ускорить поступление и увеличить объем информации об инциденте, сопряженном с общественным резонансом, нередко, на первоначальном этапе практикуется оповещение о нем населения через средства массовой информации. Приводятся подробности преступления, демонстрируется фоторобот или описываются приметы подозреваемых. При этом может назначаться вознаграждение за полезную информацию, ставятся соответствующие задачи и перед конфидентами.

Анализ показывает, что оперативно-розыскные и иные мероприятия последующего характера проводятся тогда, когда на первоначальном этапе собраны только сведения, подлежащие дальнейшему исследованию и проверке. Они сосредоточиваются в соответствующем оперативном деле. Продолжительно ность проведения последующих мероприятий в рамках этого этапа оперативной проверки по раскрытию преступления-инцидента временными интервалами не ограничена.

Установление преступников на данном этапе возможно только за счет оптимального сочетания разнообразных ОРМ по проверке информации адекватно выдвинутым гипотезам (версиям). Вся эта работа зависит от конкретных обстоятельств совершения тех или иных действий криминального характера, их способов, времени, приемов, примененных преступниками для сокрытия своих противоправных действий. Несмотря на то что раскрытие преступлений-инцидентов требует значительных усилий, тем не менее, квалифицированные оперработники устанавливают виновных. Так, преступления, связанные с взрывами, отличаются исключительной маскировкой и тщательной подготовкой.

Специфика ОРД по раскрытию тяжких преступлений-инцидентов в том, что она продолжается и по уголовным делам, по которым в соответствии со ст. 208 УПК РФ приостановлено уголовно-процессуальное производство. Такие инциденты называют преступлениями прошлых лет.

Таким образом, приостановление предварительного следствия вовсе не означает прекращение оперативно-розыскной деятельности по раскрытию преступления-инцидента. Тем более что закон (ст. 210 УПК РФ) прямо обязывает органы дознания (милицию (полицию)) после приостановления производства по уголовному делу принимать меры к установлению лицо, совершившего преступление.

Возможность раскрытия преступлений-инцидентов по приостановленным уголовным делам обусловлена множеством факторов. Так, отнесение инцидента к категории деяний прошлых лет вероятно в силу несвоевременного обнаружения факта этого преступления по причине запоздалого поступления информации о нем в милицию (полицию). Сложен поиск и тогда, когда исчезли по другим причинам доказательства. В современных условиях сказывается недостаточный уровень развития научных знаний, отсутствие соответствующих методик, адекватных качественно новой оперативной обстановке. Ситуация усугубляется порой и тем, что не удалось осуществить комплекс мер по задержанию преступников по “ горячим ” следам, несвоевременно выставляя заслоны и введя в действие поисковые группы. Далее собрать и проверить информацию должна, как известно, на месте преступления следственно-оперативная группа. Однако если она прибыла несвоевременно на место происшествия, то вероятность увеличения времени на раскрытие инцидента неизбежна.

Негативное влияние на ход оперативно-розыскной деятельности, осуществляемой по фактам преступлений-инцидентов, оказывает несвоевременное определение совместных действий подразделений и органов, участвующих в поиске виновных. Отрицательные последствия имеет неквалифицированный осмотр места происшествия, а также несвоевременная проверка по учетам обнаруженных следов и предметов.

В итоге всех “ погрешностей ” при поиске по “ горячим следам ” могут неправильно выдвигаться версии и несвоевременно устанавливаться дополнительный круг свидетелей-очевидцев, потенциальных подозреваемых. Исходя из этого, не ведется наблюдение за лицами, представляющими оперативный интерес, за местами сосредоточения криминального элемента, местами сбыта похищенного и т.д., где можно было бы добыть сведения, требующиеся для раскрытия в оптимальные сроки инцидентов. Поэтому при проведении оперативно-розыскных мероприятий по раскрытию преступлений-инцидентов необходимо:

  • применять оптимальный комплекс ОРМ и следственных мероприятий, который по объему и интенсивности осуществления должен быть исчерпывающим с учетом опыта оперативной работы, смекалки, следственных хитростей и т.д.;
  • учитывать фактор времени, т.е. не должен быть упущенных возможностей, повлекших несвоевременный сбор оперативной и иной информации по делу. Ведь время стирает в памяти людей те впечатления, которые в начале могли быть зафиксированы более полно, а со временем резко меняется обстановка на месте происшествия, исчезают следы преступления, т.к. изменяется внешность преступника, изнашивается одежда, обувь.;
  • не оказаться в плену у “ психологического фактора ”, т.к. нередко оперработники и следователи подвержены влиянию суждений о бесперспективности как определенных версий, так и раскрытия преступления в целом.

В работе по раскрытию преступлений по приостановленным уголовным делам важно, прежде всего, преодолеть ошибочность уверенности в том, что преступление раскрыть нельзя. Специфика этого этапа ОРД, осуществляемого по факту преступления-инцидента, оказавшегося в категории “ преступлений прошлых лет ”, предполагает переосмысление всех ранее выдвигавшихся версий и результатов ОРМ, следственных действий. Заново оценивается информация о прошедшем событии, моделируется обстановка того периода, прерсматриваются добытые сведения, уточняются и выдвигаются новые версии, проверяются алиби отдельных лиц, внимательно изучаются все детали добытой информации, намечаются пути и способы повторных ее проверок за счет дополнительных оперативно-розыскных мер.

Всю эту работу проводят специализированные следственно-оперативные группы, куда включаются наиболее опытные следователи, работники криминальной милиции (полиции), оперативные работники учреждений уголовно-исполнительной системы, специалисты-криминалисты и др.

Опыт показывает, что положительные результаты приносит аналитическое исследование материалов, как уголовного дела, так и оперативного дела для выявления возможных ошибок, недостатков, упущений, допущенных до приостановления следствия. На этой основе восполняются пробелы оперативно-розыскного и процессуального характера по проверке всех версий о личности преступника, его связях с доведением этой работы до логического конца. Одновременно выдвигаются новые версии с учетом вновь открывшихся обстоятельств и добытых данных, проводится их тщательная проверка.

3. Особенности оперативно-розыскной деятельности, осуществляемой по фактам отдельных преступлений-инцидентов

Процессу раскрытия отдельных преступлений-инцидентов свойственно немало специфических особенностей. Речь идет о таких противоправных деяниях данного вида, как использование террористических методов, также о бандитизме, убийствах, совершаемых по найму, преступлениях, совершаемых в условиях чрезвычайных ситуаций (обстоятельств).

Указанные преступления совершаются, как правило, неожиданно, непредсказуемо (хотя и тоже после тщательной подготовке) и поэтому их можно отнести к разряду инцидентов. Однако это наиболее опасные инциденты. Они угрожают безопасности государства, гражданам, посягая на права и свободы, т.к. отличаются крайне негативными последствиями за счет вооруженности и организованности виновных. В итоге вполне реальная угроза с их стороны жизни и здоровью значительного числа граждан.

В современном мире население различных стран сталкивается с деянием, совершаемыми террористическими методами. При этом по своим масштабам они достигают таких размеров, что для того или иного государства становятся в один ряд с экологической опасносностью и ядерной угрозой.

При совершении этих преступлений в поле зрения общественности оказываются правоохранительные органы и спецслужбы, подвергающиеся интенсивной критике средств массовой информации, представителей исполнительной и законодательной власти.

Однако здесь следует отметить, что разрешить данную проблему только за счет ОРМ невозможно. Необходимо, прежде всего, экономические и политические меры, наличие соответствующего законодательства. Лишь в этом комплексе возможно оптимальное применение и различных мер органами уголовной юстиции.

В современных условиях правоохранительные органы и спецслужбы, используя созданные в их составе специализированные подразделения, пытаются разрешить соответствующие проблемы. Для этого сотрудники этих подразделений, входящие как в состав криминальной милиции (полиции), так и спецслужб должны хорошо ориентироваться и в сложных явлениях политической и общественной жизни, понимать сущность тех условий, которые приводят к возможности террористических проявлений.

Существует не мало причин и условий, из-за которых терроризм не только продолжает существовать, но и в ряде случаев развивается.

Наиболее характерными как для прошлого, так и в современных условиях выступают пять основных способов мотивации террористической деятельности:

1) стремление разрешить политические проблемы. Это так называемое “ идеологическое ” направление, стимулирующее соответствующие инциденты. Здесь выделяют две ветви:

  • ультралевая (немецкая Фракция Красной Армии, латиноамериканские “ партизаны ”);
  • крайне правая (ку – клукс – клан, французской Секретной вооруженной организацией (ОАС), получившей свою известность в 60-е годы своими акциями);

2) стремление разрешить проблемы, связанные с национальным самоопределением. Это, как правило, представители национальных меньшинств, борющиеся за самоопределение своих стран, территорий ( ирландцы и шотландцы в Британии, баски в Испании и Франции, бретонцы и корсиканцы во Франции, сикхи и кашмирцы в Индии, курды – в Турции и Иране и т.д.). иногда это чисто националистическое движение, но иногда они несут в себе некий идеологический заряд;
3) стремление разрешить религиозные проблемы, которые порой сочетаются с вопросом национального самоопределения;
4) стремление удовлетворить свои психические и иные потребности. Речь идет о лицах, мотивировка действий которых не всегда поддается рациональному объяснению;
5) стремление выполнить “ заказ ” по устранению конкретного лица. Подобного рода деяния совершают специалисты по исполнению преступлений-инцидентов в виде убийства.

Одним из основных направлений борьбы с инцидентами вышеприведенного типа и бандитизмом, разбоями, грабежами и т.п., как родственными инцидентами, является их предупреждение. Исследуя случаи подобного рода, важно аналитическим путем выяснить причины и условия, способствующие их совершению, и, прежде всего личностные и иные особенности виновных, чтобы определить тот круг граждан, от которых можно ожидать совершения этих инцидентов, а затем блокировать и сдерживать их преступную активность. Оперативно-розыскные мероприятия в этих случаях носят комплексный характер и требуют высокого мастерства.

В случае невозможности достичь успеха на стадии предупреждения или пресечения акции терроризма и бандитизма, иных подобного рода деяний, а также при отсутствии какой-либо информации по этому вопросу, действия оперативных служб концентрируются на раскрытии внезапно или неожиданно совершенного преступления-инцидента. Оперативно-розыскные ситуации, возникающие в процессе раскрытия этих преступлений, отличаются большой широтой и многообразием. Вместе с тем устойчивая повторяемость образующих факторов позволяет квалифицировать эти ситуации на три группы:

Во-первых, данные, полученные различным путем, позволяют предположить, что на территории определенного обслуживания функционирует некое террористическое или бандитское формирование, вынашивающее намерение совершить преступление. В этом случае оперативные работники внимательно собирают и анализируют информацию, сосредоточив усилия на изучении следующей индикативной (сигнальной) информации:

  • появление факторов или увеличение числа разбойных нападений, грабежей, похищений людей (захваты заложников) и т.п.;
  • фиксация факторов использования в ходе инцидентов неизвестными лицами милицейской или военной форменного обмундирования, оружия, средств наблюдения и связи, специальных технических приспособлений и орудий;
  • факты проведения на территории оперативного обслуживания встреч представителей криминальной среды: “ сходок ”, “ разборок ” и т.д.;
  • факты, свидетельствующие о сепаратистских, шовинистических, националистических настроениях, высказываниях, а также об экстремистских устремлениях и настроениях религиозно-ортодоксального толка;
  • данные о попытках дискредитации органов власти и ее представителей;
  • факты хищений огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывчатых устройств, появление их незаконного оборота в регионе за счет поступления из различных источников;
  • факты криминальных взрывов с человеческими жертвами;
  • факты умышленных убийств и покушений на представителей власти с признаками убийства, совершаемых по найму;
  • факты, свидетельствующие о наличии нелегальных каналов связи лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, со свободой, о внимании криминальных структур вне исправительного учреждения к лидерам криминальной среды, отбывающим наказание, и т.п.

Во-второй ситуации в оперативный аппарат официально поступают сведения об уже совершенном нападении, однако виновные не установлены и не задержаны.

В этой ситуации начинают действовать все подразделения органа внутренних дел, а в случае необходимости и иных правоохранительных органов и спецслужб. Прежде всего, основной объем работы выполняют сотрудники криминальной милиции ( полиции ) во взаимодействии с иными силовыми структурами и работа основывается на модели “ от преступления – к преступнику ( -кам ) ”.

В связи с этим следующие типовые версии, с тем чтобы легче было оптимально задействовать силы и средства в начальный этап раскрытия инцидента:

  • нападение совершено лицами, ранее совершившими аналогичные деяния, или состоящими на учете в ОВД в силу порядка регистрации различной информации, в т.ч. о лицах, подвергнутых уголовным наказаниям за совершение различных противоправных деяний;
  • преступление совершено лицами, ранее подвергавшимися уголовным наказаниям, но совершавшими подобные преступления как “ любители ” или лица, начинающие криминальную карьеру;
  • преступление совершено “ гастролерами ” либо представителями межрегиональных этнических или иных формирований;
  • нападение совершено благодаря помощи окружения потерпевших, т.е. как бы по “ наводке ” местных граждан, в том числе членов криминальных структур.

Быстрое раскрытие подобных деяний предполагает немедленную деятельность специально создаваемых структур – координационных (оперативных) штабов. Это гарантирует немедленное включение в работу оперативно-поисковых групп (ОПГ), информирование соседних органов внутренних дел и силовых структур об инциденте и т.п. здесь проводятся все мероприятия, характерные для начального этапа расследования инцидента (включая и организацию работы по “ горячим ” следам.).

В-третьей ситуации в правоохранительный орган поступают сведения о совершаемых в данный момент террористической акции или инциденте в виде бандитского, разбойного нападения. Здесь предполагаются действия по “ горячим ” следам с использованием комплекса ОРМ и иных мероприятий, осуществляемых, как говорилось выше, в ситуациях обнаружения преступления и преступников, его совершивших, и непосредственного их преследования. Для этого практикуются меры заградительного характера (перекрытия мест отхода преступников); иные войсковые меры за счет привлечения к операции по задержанию преступников сил и средств внутренних войск и других воинских формирований; преследование в интересах задержания преступников. Кроме того, выявляются свидетели, ведется сбор информации в расчете на повышение эффективности реагирования на инцидент и т.п.

Все оперативно-розыскных мероприятия в данном случае носят характер неотложных, незамедлительных, обуславливая быструю реакцию на меняющуюся обстановку, что характерно для внезапного возникновения подобного типа криминальной ситуации. Оперативно-розыскные меры проводятся в условиях дефицита времени на принятие оперативных решений. Для поиска сведений, проясняющих инцидент, бывает недостаточно первичной информации. Здесь требуется и использование добытой информации в интересах проведения следственных и иных действий.

Анализируя особенности оперативно-розыскной деятельности, осуществляемой по фактам преступлений-инцидентов, связанных с действиями террористов и захватом заложников, надо отметить, что немало сложностей не только организаторского порядка со стороны правоохранительных органов и спецслужб, а также главы государства, но и немало сложностей и в переговорах с террористами, захватившими заложников психологического характера. Криминальная ситуация при этом изначально носит чрезвычайный характер и требует экстренного массированного реагирования. По масштабу эти действия могут носить не только внутригосударственный, но и международный, и транснациональный характер.

В ходе переговоров с террористами, как и при проведении ОРМ в общем плане, оперативные работники проходят как бы через две стадии, которые отличаются друг от друга положением сторон, содержанием, эмоциональной окраской.

Во-первых, это очень сложный начальный период переговоров, характеризующийся внезапностью, неожиданностью инцидента, стремлением террористов подавить волю работников правоохранительных органов и спецслужб, навязать удобные для себя формы диалога (подброшенные записки, смонтированные магнитофонные записи и т.д.), пользуясь тем, что оперативные работники располагают минимумом информации в этой стадии. Лучшими контрмерами со стороны правоохранительных органов и спецслужб в ходе переговоров будет снятие эмоционального напряжения, выигрыш времени для всестороннего уточнения обстоятельств преступления, осуществления разведывательных и поисковых мероприятий.

Во-вторых, в ходе последующего периода переговорного процесса возможен перехват инициативы работниками правоохранительных органов и спецслужб, собравших к этому моменту определенное количество оперативной информации об участниках инцидента и приступивших к попытке склонения их к отказу от противоправного поведения.

Не исключается, что переговоры могут переходить в фазу своеобразного тупикового общения. Речь идет о случаях, когда преступники выдвигают неприемлемые условия. Здесь переговоры сочетаются с намеченными кризисным штабом планами использования сил и средств для того, чтобы сломить упорство исполнителей террористической акции силовым путем.

Угроза совершения террористического акта или иного опасного деяния – инцидента может исходить и от человека с различными аномалиями в состоянии здоровья (в том числе и от душевнобольного). В таком случае после первичных ОРМ и начального этапа переговоры “ для прикрытия ” могут перейти в стадию имитации переговоров. Эта ситуация неизбежна, когда в ходе переговоров личность преступника установлена и определено его подлинное душевное состояние. Диалог в подобных случаях должен быть направлен на скорейшую нейтрализацию опасных действий со стороны больного и его изоляцию.

Известно, что для средств массовой информации крайне важно как можно быстрее получить информацию и столь же быстро ее распространить. Следовательно, сотрудники криминальной милиции (полиции) и спецслужб должны так построить свое взаимодействие со средствами массовой информации, чтобы оно без ущерба для длительности оперативных и специальных подразделений одновременно содействовало бы информированности населения о мерах по пресечению инцидента, но в объеме необходимом для проведения ОРМ и сохранения режима “ секретности ” необходимой информации о преступниках.

В сложившихся ситуациях по захвату заложников правоохранительным органам и спецслужбам необходимо учитывать и то, что психологической обработке должны подвергаться не только преступники, но и потерпевшие (заложники), т.к. заложники, устав от своего сложного и почти бесперспективного положения, стали по определенным позициям принимать сторону преступников, или же наоборот, впадать в “ истерику ”, чем еще больше злить преступников, которые находятся на грани психологического срыва и в дальнейшем могут совершить непредсказуемые поступки.

Ясно,что ведущие переговоры лица и руководители кризисного штаба должны учитывать подобное развитие событий особенно при затянувшихся переговорах и стараться нейтрализовать психологическое влияние террористов на свои жертвы и других окружающих, а также на определенных представителей сил правопорядка. Поэтому необходима усиленная подготовка сотрудников спецслужб и правоохранительных органов, способных в экстремальных условиях вести переговоры с преступниками или исполнять роль консультантов, обладающих набором необходимых знаний, способных анализировать ситуацию и участвовать в выработке решений, необходимых для обезвреживания преступников.

Раздел V
ИНЫЕ ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Тема 13.
РЕШЕНИЯ В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

1. Понятие решения в оперативно-розыскной деятельности и его основные виды

Решение в такой деятельности есть вывод, сделанный в пределах, установленных федеральным законом, полномочий должностным лицом (руководителем оперативно-розыскного органа, оперативником, судьей, прокурором и др.) по материалам оперативно-служебного документирования и иным материалам на основе совокупности фактических данных, который влечет установленные оперативно-розыскным законодательством последствия.

Значение решения в ОРД крайне велико, т.к. без его принятия не может быть совершено ни одно из ОРМ и, следовательно, осуществиться сама оперативно-розыскная деятельность.

Каждое дело оперативного учета заводится, продлевается или прекращается на основании определенного решения. Кроме того, ряд правомочных решений влечет ограничение конституционных прав граждан, а отдельные из них приводят к закреплению конфиденциальных отношений.

Основные виды решения в ОРД различают в зависимости от: субъектов, их принимающих, формы и уровня принятия, области распространения, истинности и последствий.

В зависимости от субъектов выделяют решения, принимаемые должностными лицами оперативно-розыскного органа или иными должностными лицами в ОРД. В число последних входят:

  • судья, которые согласно ст. 9 Федерального Закона об ОРД делают единолично вывод об обоснованности (необоснованности) ограничения конституционного права гражданина при проведении ОРМ, и оформляют его актом в виде мотивированного постановления;
  • прокуроры, которые в соответствии с российским законодательством при нарушении, в частности, органом (должностным лицом), осуществляющим ОРД, прав и законных интересов физических и юридических лиц обязаны принять меры по восстановлению этих прав и законных интересов, возмещению причиненного вреда ( ч. 9 ст.5 и др.);
  • следователи и органы дознания, которые полномочны давать поручения (в письменной форме) оперативным подразделениям о проведении ОРМ по уголовным делам, принятым ими к производству ( п. 2 ст. 14 Федерального Закона об ОРД ).

По форме существуют:

  • устные решения;
  • документально оформленные.

По уровню принятия различают решение:

  • оперативника ( ч. 5 ст. 6 и др. );
  • руководителя оперативно-розыскного органа ( оперативного подразделения)(ч. 5 ст. 6 и др.).

По области распространения принято классифицировать решения:

  • на определенный круг лиц (как физических, так и юридических);
  • для сотрудников оперативно – розыскного органа.

В зависимости от истинности:

  • правильным;
  • ложным, подразделяющим на – ошибочное;
  • принятое умышленно.

В зависимости от последствий:

  • влекущие юридически значимые последствия;
  • не влекущие таковых.

2. Решения, влекущие юридически значимые последствия

Решение, влекущее юридически значимые последствия должно быть документально оформленным.

Документально оформленное решение в ОРД есть предусмотренное оперативно-розыскным законодательством и нормативными актами оперативно-розыскных органов разновидность документа (по форме).

Документ – зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать.

Основные виды документально оформленного решения, влекущего юридически значимые последствия, непосредственно перечислены в статьях Федерального Закона об ОРД. Всего законодатель называет пять разновидностей таких решений:

     

  1. Приказ - это одновременно вид нормативного правового акта и разновидность служебных отношений.

     

    Приказ (как разновидность служебных отношений) есть исходящее от должностного лица оперативно-розыскного органа и основанное на оперативно-розыскном законодательстве требование совершить определенное действие ( ОРМ ), обращенное к участнику ОРД, обязанному его исполнить в силу предоставленных законодателем полномочий в области оперативно-розыскной деятельности.

    Субъектом же исполнения приказа может быть только подчиненное ему лицо. Отметим, что согласно воли законодателя должностное лицо, осуществляющее ОРД, в ходе проведения ОРМ подчиняется только непосредственному и прямому начальнику. При получении приказа или указания, противоречащего закону, оно обязано руководствоваться законом (ч. 3 ст. 16 Федерального Закона об ОРД). Так, Федеральный Закон об ОРД возлагает обязанность оценивать законность полученного предписания на непосредственного исполнителя – подчиненного. В данном случае подчиненный, если последний, совершая какое-либо деяние во исполнение приказа, отнесся к этому легкомысленно или небрежно, т.е. неумышленно, подлежит уголовной ответственности только в том случае, если за совершенное им деяние установлена уголовная ответственность (согласно ч. 2 ст. 42 УК РФ лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконного приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях).

    При сомнении в законности полученного для исполнения распоряжения лицо, наделенное правом осуществлять ОРД, должно незамедлительно сообщить об этом в письменной форме своему непосредственному руководителю и руководителю, давшему распоряжение. В случае если вышестоящий по должности начальник письменно подтвердит данное распоряжение, оперативник обязан его исполнить. Ответственность за последствия исполнения незаконного распоряжения несет подтвердивший это распоряжение руководитель.

    Федеральный Закон об ОРД не устанавливает абсолютно определенной формы выражения приказа ( как решения ). В оперативно-розыскной практике приказы отдаются письменно и устно, а также передаются по техническим средствам связи. При этом необходимо соблюсти следующие условия: такое требование должно стать своевременно известно подчиненному и восприниматься как начальником, так и подчиненным именно как приказ. Приказ, изданный в письменной форме, вступает в силу с момента его подписания, если иное не указано в его тексте; в устной – с момента его оглашения.

    Приказ необходимо отличать от других решений в ОРД, и прежде всего, от также принимаемых должностными лицами оперативно-розыскного органа – распоряжения и предписания. Так, распоряжение принимают для решения текущих вопросов повседневной деятельности оперативно-розыскного органа (оперативного подразделения) руководители функциональных подразделений, адресуют определенному кругу субъектов и оно имеет ограниченный срок действия. Предписаниями же (устными и письменными) командир доводит до своих подчиненных задачи по частным вопросам ( ст. 37 устава внутренней службы Вооруженных сил РФ.).

     

  2. Постановление – это предусмотренный Федеральным Законом об ОРД или нормативным актом оперативно-розыскного органа (нескольких органов) вид документально оформленного решения соответствующего должностного лица в ОРД, которое влечет юридически значимые последствия.

     

    Принятие этого решения порождает, изменяет или прекращает определенное правоотношение (как уголовно-розыскное, так и некоторые другие).

    Федеральному Закону об ОРД известны три вида постановления:

    а) мотивированное одного из руководителей оперативно-розыскного органа;

    б) мотивированное судьи (судебное решение), которое содержит разрешение или запрет на проведение ОРМ, ограничивающего конституционные права человека;

    в) о применение предусмотренных Законом о государственной защите мер безопасности в отношении защищаемых лиц (п. 5 ч. 1 ст. 7).

    Кроме того, различают постановления:

    • оперативника (о заведении дела оперативного учета, его продлении и прекращении и др.);
    • следователя (об объявлении розыска лица);
    • прокурора (о возбуждении уголовного дела или производства об административном правонарушении в отношении лица, нарушившего федеральный закон) и др.

    Важное практическое значение имеют постановления, предусмотренные Инструкцией “ О порядке представления результатов оперативно–розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд ”.

    Ими являются постановления:

    • о представлении результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд (руководителя органа, осуществляющего ОРД);
    • о рассекречивании отдельных оперативно-служебных документов, содержащих государственную тайну (постановление о рассекречивании утверждается руководителем, имеющим на то необходимые полномочия).

    3. Указание – это разновидность решения, которое согласно Федерального Закона об ОРД полномочен принимать прокурор. В оперативно-розыскной деятельности указание прокурора выступает в качестве основания для проведения ОРМ (при условии, что оно принято прокурором по уголовному делу, находящемуся в его производстве (п. 3 ч. 1 ст. 7 и др.)).

    4. Поручение – это решение следователя (органа дознания), содержанием которого является возложение на оперативное подразделение исполнения определенных действий с целью получения информации, необходимой для ведущегося расследования уголовного дела. В Федеральном Законе об ОРД названы две разновидности этого решения:

    • поручение следователя (п. 2 ст. 14 и др.);
    • поручение органа дознания (п. 2 ст. 14 и др.).

    Эти поручения в ОРД являются основанием для проведения ОРМ (при условии, что они приняты ими по уголовному делу, находящемуся в их производстве (п. 3 ч. 1 ст. 7 и др.)).

    5. Определение – это всякое, помимо приговора, решение:

    а) вынесенное коллегиально судом первой инстанции (например о назначении экспертизы);

    б) всякое решение суда второй (кассационной) инстанции, принимаемое при проверке дела по кассационной жалобе или протесту.

    В оперативно-розыскной деятельности определение суда выступает в качестве основания для проведения ОРМ (при условии, что оно принято по уголовному делу, находящемуся в его производстве (п. 3 ч. 1 ст. 7 Федерального Закона об ОРД)).

    Кроме того, виды решений в ОРД определяются в нормативных актах конкретных оперативно-розыскных органов (согласно предписаний ч. 2 ст. 4 и ст. 10 Федерального Закона об ОРД).

3. Требования, предъявляемые к решению.
Составные части решения. Вступление решения в силу

Требования, предъявляемые к решению.

Ими выступает необходимая и достаточная совокупность общеобязательных поведений (распоряжений), предъявляемых к содержанию и форме решения в ОРД законодателем и ( или ) выработанных оперативно-розыскной практикой, которые направлены на реализацию принципов ОРД.

Совокупность обязательных поведений, предъявляемых к решению в ОРД, представлена двумя группами требований: к форме и к содержанию.

Во-первых, требования различают в зависимости от формы принятия решения. Так, решение, которое допустимо принимать в любой, кроме документально оформленной (письменной), форме ( например: приказа ), должно быть принято уполномоченным на то законом или иным соответствующим нормативным правовым актом должностным лицом ( как правило, руководителем оперативно-розыскного органа ); отдано внятно и понятно; доведено без искажений до исполнителя и др.

Особые требования предъявляются к каждому решению, которое влечет ограничение конституционных прав человека и гражданина (прослушивание телефонных переговоров, обследование жилища и др.). Оно обязательно оформляется документально, должно иметь соответствующее название, предусмотренное Федеральным Законом об ОРД, и другие необходимые реквизиты.

Во-вторых, требования предъявляют к содержанию решения. Любое решение в ОРД должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Составные части решения (документально оформленного ).

Как правило, такое решение состоит из трех частей:

  1. Вводной, которая включает наименование документа, место и время его вынесения, фамилию, имя, отчество, должность и звание ( воинское, специальное ) руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, а также основания вынесения данного постановления.
  2. Описательной, в которой указывается, в результате какого ОРМ получены материалы и какие именно, для каких целей они представляются (использования в качестве поводов и оснований для возбуждения уголовного дела, подготовки и осуществления следственных и судебных действий, использования в доказывании по уголовным делам), когда и кем санкционировалось конкретное оперативно-розыскное мероприятие, наличие судебного решения на его проведение. Описательная часть заканчивается ссылкой на соответствующую часть ст. 11 и ч. 4 ст. 12 Федерального Закона об ОРД.
  3. Резолютивной части, в которой формулируется решение руководителя органа о направлении оперативно-служебных документов, отражающих результаты ОРД. Здесь же перечисляются подлежащие направлению конкретные документы.

Вступление решения в силу.

Момент вступления решения в силу зависит от ряда факторов и, прежде всего от его формы и субъекта принятия.

Устное решение (например, приказ) вступает в силу, как правило, после его оглашения.

Решение, которое оформлено документально, может вступить в силу с момента:

  • его подписания (в необходимом случае – утверждения);
  • непосредственно указанного в тексте документа;
  • ознакомления с ним непосредственного исполнителя (под роспись).

Момент вступления в силу решения зависит также от субъекта, который его принимает. В данном аспекте различают простого и сложного субъекта. Например, для вступления в силу постановления о заведении дела оперативной проверки достаточно его письменного утверждения руководителем оперативно-розыскного органа, совсем иначе обстоит дело со вступлением в силу решения, которое влечет ограничение конституционного права человека и гражданина. В данном случае недостаточно утверждения постановления о проведении ОРМ (например, контроля телефонных переговоров) руководителем оперативно-розыскного органа, кроме его разрешения необходимо получить разрешение и судьи, которое также должно быть оформлено в виде мотивированного постановления.

Тема 14.
СРОКИ В ОПЕРАТИВНО–РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

1. Понятие сроков в оперативно-розыскной деятельности и их классификация

Под сроками в ОРД понимаются временные пределы (границы), в течение которых могут и должны действовать решения и (или) совершаться те или иные действия.

Большинство оперативно-розыскных сроков предназначены для правового регулирования своевременности действий и решений оперативников (оперативных подразделений). Часть сроков определяет временные рамки деятельности других субъектов ОРД. Эти сроки установлены для подачи жалоб на действия и решения, касающиеся законных прав и интересов участников ОРД и др. однако предназначение всех оперативно-розыскных сроков едино – обеспечить:

во-первых, оперативность и эффективность действий субъектов ОРД;

во-вторых, соблюсти конституционные права и свободы человека и гражданина.

Правовые нормы, определяющие оперативно-розыскные сроки и наделяющие соответствующих субъектов ОРД правом устанавливать такие сроки образуют один из правовых институтов оперативно-розыскного права (в рамках его подотрасли – оперативно-розыскного процесса).

Известны различные критерии систематизации оперативно-розыскных сроков. Так, эти сроки различают в зависимости от:

  • непосредственного отражения в Федеральном Законе об ОРД либо их определение иным способом;
  • субъекта, который их определяет;
  • отнесения к ОРМ или иным действиям и решениям;
  • стадии оперативно-розыскного процесса;
  • исчисления и др.

Прежде чем рассмотреть все перечисленные разновидности сроков, необходимо отметить, что все сроки в ОРД условно можно разделить на две категории. Первую из них составляют сроки, частично предусмотренные в Федеральном Законе об ОРД и рассчитанные на все случаи возникновения однородных правоотношений, включая оперативно-розыскные. Например, согласно ч. 5 ст. 16 время выполнения должностными лицами оперативно-розыскных органов специальных заданий в организованных преступных группах, а также время их службы в должностях штатных негласных сотрудников указанных органов подлежит зачету в выслугу лет для назначения пенсии в льготном исчислении. Вторую – сроки, устанавливающиеся оперативно-розыскными органами (оперативниками), осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, а также иными должностными лицами (например, судьей) в рамках конкретных правоотношений.

Различают сроки:

  • прямо предусмотренные Федеральным Законом об ОРД;
  • указанные в законодательных актах, применяющихся в ОРД;
  • определенные в контракте, который оперативно-розыскной орган заключает с лицом, оказывающим конфиденциальное содействие;
  • установленные в нормативных актах оперативно-розыскных органов.

В Федеральном Законе об ОРД сроки непосредственно указаны в ч. 7 ст. 5, ч. 3 и ч. 4 ст. 8, ч. 1 и ч. 5 ст. 9, ч. 5 ст. 16, ч. 6 ст. 18.

Кроме того, некоторые сроки можно рассчитать путем толкования норм Федерального Закона об ОРД. Так, согласно ч. 3 ст. 23 было предложено Президенту РФ и поручено Правительству РФ привести их нормативные правовые акты в соответствие с Федеральным Законом об ОРД. Разумеется, работа по упорядочиванию актов не может быть бессрочной.

Среди многих законодательных актов, применяющихся в оперативно-розыскной деятельности и содержащих предписания о тех или иных сроках, укажем на Закон РФ от 27 апреля 1993 года “ Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих прав и свобод граждан ” (с изм.) в котором изложены сроки обращения гражданина в соответствующий орган с жалобой.

Нормы Закона об обжаловании в суд в необходимом случае подлежат применению в системе с нормами Федерального Закона об ОРД. Например, вместе с предписанием, указанным в ч. 3 ст. 5, согласно которому лицо, полагающее, что действия органов, осуществляющих ОРД, прокурору или в суд.

В контракте, который заключают согласно ст.17 Федерального Закона об ОРД оперативно-розыскной орган и лицо, оказывающее конфиденциальное содействие, могут оговорить различные сроки (прежде всего срок оказания конфиденциального содействия). Причем государство гарантирует лицам, изъявившим согласие содействовать по контракту оперативно-розыскным органам, выполнение своих обязательств, предусмотренных контрактом (ч. 2 ст. 18 Федерального Закона об ОРД). Эти гарантии распространяются и на обстоятельства, связанные с какими-либо сроками, предусмотренными контрактом.

В нормативных актах оперативно-розыскных органов могут устанавливаться сроки как проведения ОРМ, так и иные (сроки ведения дел оперативного учета и т.д.). Однако эти сроки не должны противоречить тем, которые непосредственно указаны в Федеральном Законе об ОРД.

Виды сроков в зависимости от субъекта, который их определяет.

Разумеется, сроки, устанавливаемые должностными лицами оперативно-розыскного органа (руководителем и оперативником) иными должностными лицами (судьей, прокурором, следователем, органом дознания).отдельные требования к этим должностным лицам при определении ими сроков законодатель непосредственно предусмотрел в Федеральном Законе об ОРД. Так, срок действия вынесенного судьей постановления исчисляется в сутках со дня его вынесения и не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом постановлении (ч. 5 ст. 9).

Вместе с тем предельные сроки, которые полномочны устанавливать оперативник для осуществления оперативно-розыскных мероприятий или другое должностное лицо в ОРД (следователь, прокурор и др.) определяются ими самостоятельно. Так, оперативный сотрудник вправе определить срок подготовки и проведения соответствующего ОРМ (например, опроса), а следователь (орган дознания) может поручить оперативному подразделению производство розыска лица, скрывшегося от следствия, в течение определенного времени.

Эти сроки подлежат соблюдению точно так же, как и установленные Федеральным Законом об ОРД. Однако в случае их нарушения не требуется восстановление или продление специальным актом (постановлением и т.п.).

Сроки, регламентирующие оперативно-розыскные мероприятия, иные действия и решения в оперативно-розыскной деятельности.

Определенную практическую значимость имеет деление сроков на следующие два вида:

  • устанавливающие временные границы осуществления ОРМ;
  • определяющие временные пределы иных действий или решений в оперативно-розыскной деятельности.

В Федеральном Законе об ОРД сроки первого из названных видов предусмотрены в шести предписаниях:

  1. В случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности России, на основании мотивированного постановления одного из руководителей оперативно-розыскного органа допускается проведение оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных ч. 2 ст. 8, с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 часов. В течение 48 часов с момента начала проведения оперативно – розыскного мероприятия орган (подразделение), его осуществляющий, обязан получить судебное решение о проведении такого оперативно-розыскного мероприятия либо прекратить его проведение (ч. 3 ст. 8).
  2. В случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности отдельных лиц по их заявлению или с их согласия в письменной форме разрешается прослушивать переговоры, ведущиеся с их телефонов, на основании постановления, утвержденного руководителем оперативно-розыскного органа, с обязательным уведомлением соответствующего суда (судьи) в течение 48 часов (ч. 4 ст. 8).
  3. Материалы об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении ОРМ рассматриваются уполномоченным на то судьей незамедлительно (ч. 1 ст. 9).
  4. Срок действия вынесенного судьей постановления исчисляется в сутках со дня его вынесения и не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом постановлении. При этом течение срока не прерывается. При необходимости продления срока действия постановления судья выносит судебное решение на основании вновь представленных материалов (ч. 5 ст. 9).
  5. Время выполнения должностными лицами оперативно-розыскных органов специальных заданий в организованных преступных группах подлежит зачету в выслугу лет для назначения пенсии в льготном исчислении (ч. 5 ст. 16).
  6. Получение в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий материалы в отношении лиц, виновность которых в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке, хранятся один год, а затем уничтожаются, если служебные интересы или правосудие не требуют иного. За три месяца до дня уничтожения материалов, отражающих результаты оперативно-розыскных мероприятий, проведенных на основании судебного решения, об этом уведомляется соответствующий суд (судья)(ч. 7 ст. 5).

Сроки второго из рассматриваемых видов предусмотрены Федеральным Законом об ОРД в двух предписаниях. Так, время службы должностных лиц оперативно-розыскных органов в должностных штатных негласных сотрудников указанных органов подлежит зачету в выслугу лет для назначения пенсии в льготном исчислении (ч. 5 ст. 16), а период сотрудничества граждан по контракту с оперативно-розыскными органами в качестве основного рода занятий включается в их трудовой стаж (ч. 6 ст. 18).

Исчисление оперативно-розыскных сроков.

Они исчисляются на основании Федерального Закона об ОРД в часах, в сутках (днями), месяцами и годами. Кроме того, в одном случае Федеральный Закон об ОРД предписывает немедленное совершение соответствующего действия.

При исчислении сроков часами срок истекает в последнюю минуту последнего часа.

При исчислении сроков сутками срок истекает в 12 часов ночи последних суток.

При исчислении сроков месяцами срок истекает в соответствующее число месяца, а если он не имеет соответствующего числа, то в последние сутки этого месяца (например, при вынесении постановления 31 декабря сроком на два месяца этот срок истечет 28 февраля).

При исчислении сроков годами срок истекает в последнее число 12 – го месяца со дня начала исчисления срока.

2. Действие, продление и восстановление сроков в оперативно-розыскной деятельности

Особенности исчисления оперативно – розыскных сроков заключается в том, что начало течения исчисления срока, и начало его исчисления не всегда совпадают. При исчислении сроков в соответствии с Федеральным Законом об ОРД не принимаются в расчет те часы и сутки, которыми начинается течение срока (например, в случае вынесения судьей постановления об ограничения конституционного права гражданина в ходе проведения ОРМ не принимаются в расчет тот час и день, в которые судья вынес соответствующее постановление).

В Федеральном Законе об ОРД предусмотрено только одно предписание, регламентирующее продление оперативно-розыскных сроков. Так, согласно ч. 5 ст. 9 при необходимости продления срока действия постановления, разрешающего проведение соответствующего оперативно-розыскного мероприятия, которое ограничивает конституционные права граждан, судья должен вынести судебное решение на основании вновь представленных материалов. Причем в данном случае предел продлеваемого срока в Федеральном Законе об ОРД не установлен.

В отличие от Федерального Закона об ОРД оперативно-розыскной практике известны различные варианты проведения оперативно-розыскных сроков. Это, прежде всего, касается сроков продления длящихся ОРМ, не требующих разрешения судьи, и сроков требуют вынесения специального решения, которое оформляется, как правило, соответствующим постановлением.

Восстановление срока означает восстановление права, утраченного в связи с пропуском срока на подачу жалобы.

В случае если срок, установленный законом для подачи жалоб, пропущен по уважительной причине (болезнь жалобщика, смерть близкого человека, стихийное бедствие и т.д.), он восстанавливается постановлением соответствующего должностного лица (прокурора, судьи). Срок подачи жалобы не считается пропущенным, если она была до истечения срока на узел почтовой связи. Время сдачи жалобы на почтовое предприятие определяется по штемпелю соответствующего почтового предприятия.

Тема 15.
КОНТРАКТ (ДОГОВОР) В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

1. Оперативно-розыскной контракт и условия его заключения

Согласно ч. 2 ст. 17 Федерального Закона об ОРД оперативно-розыскные органы могут заключать контракты с совершеннолетними дееспособными лицами, независимо от их гражданства, национальности, вероисповедания, пола, имущественного, должностного и социального положения, образования принадлежности к общественным объединениям и политических убеждений.

Контракт есть разновидность договора, волевого соглашения двух субъектов ОРД об установлении субъективных прав и обязанностей – оперативно-розыскного органа и человека, изъявившего сотрудничать с этим государственным органом. Это правовой акт, его заключение и вступление в силу влечет юридически значимые последствия для его участников. Отнесение контракта к договору достаточно определено позволяет считать его разновидностью сделки и, одновременно, юридическим фактом, в результате которого между сторонами возникают специфические оперативно-розыскные правоотношения, которые подлежат урегулированию нормами формирующегося оперативно-розыскного права. Вместе с тем заключение контракта может вызвать к жизни и некоторые другие правоотношения (например, ими могут стать трудовые, гражданско-правовые, семейные отношения.).

Оперативно-розыскной контракт – это основанный на нормах оперативно-розыскного законодательства и выработанный в публичных интересах в итоге добровольного согласования воли двух субъектов оперативно-розыскной деятельности – оперативного подразделения (в лице оперативника) и совершеннолетнего дееспособного человека договор (как правило, документально оформленный), устанавливающий взаимные права и обязанности в связи и по поводу необходимости реализации целей оперативно-розыскной деятельности и решения ее задач.

Особо отметим, что контракт всегда влечет определенные юридически значимые последствия для обеих сторон.

Оперативно-розыскной контракт следует отличать от административного и гражданско-правового договора. Несмотря на присущие им многие общие черты, характерные для любого договора (в частности, наличия общеправовых принципов заключения соглашения, согласования воли сторон, правовых последствий) они не тождественны. Можно сказать, что оперативно-розыскной контракт является частным случаем как административного, так и гражданско-правового договора.

С первым из них его роднит публичный характер (государство в лице оперативно-розыскного органа – обязательная сторона при заключении контракта). Однако контракт заключают не в связи с реализацией административных отношений, а в связи с необходимостью обнаружения преступлений.

Сравнивая оперативно-розыскной контракт и гражданско-правовой договор, отметим, что общим для них выступает равенство сторон (в отличие от административного договора). Вместе с тем коренным отличием контракта в оперативно-розыскной деятельности от любого гражданско-правового договора является его публичный характер,если при гражданской сделки стороны преследуют индивидуальный, частный интерес, то при заключении оперативно-розыскной контракта преследуется достижение общественно значимого результата – защита человека, собственности, общества и государства от преступных посягательств (ст. 1 Федерального Закона об ОРД.).

Для оказания помощи агентами на условиях контракта законодатель установил два условия, дополнительные к общим:

  • достижение агентом совершеннолетия (В соответствии со ст. 60 Конституции Российской Федерации гражданин России может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет.);
  • его дееспособность (Дееспособность – это способность физического лица своими действиями приобретать права и создавать для себя юридические обязанности, а также нести ответственность за совершенное правонарушение (например, совершение преступления в ходе оперативно-розыскного мероприятия, нарушение условий контракта.). Федеральным законом запрещено вступать в договорные отношения с полностью недееспособными лицами, в частности лицами, страдающими психическими расстройствами.).

Контракт заключается с человеком, независимо от его гражданства.

К сотрудничеству может привлекаться:

  • гражданин России (в том числе лицо, имеющие двойное гражданство, т.е. одновременно состоящие в гражданстве другого государства);
  • лицо без гражданства;
  • иностранный гражданин или подданный иностранного государства.

Конфиденциальные отношения с этими лицами устанавливаются независимо от постоянного или временного их нахождения на территории России.

2. Структура и содержание основных элементов оперативно-розыскного контракта

Как правило, в контракте указывают его предмет и срок действия, обязанности и права сторон, условия возмездности, а также условия и порядок его продления.

Предмет контракта. В общих положениях указывают, какие обязательства принимают на себя стороны по решению задач оперативно-розыскной деятельности. Специально оговаривают особенности действия сторон. В частности агент указывает, в чем состоит его содействие при подготовке или проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Перечень взаимных договорных обязательств индивидуален и зависит от ряда условий:

  • личный характер агента;
  • характера выполняемых им заданий;
  • его реальных возможностей по оказанию содействия и т.п.

В контракте запрещается излагать сведения, составляющие государственную тайну.

Обязанности и права сторон. Прежде всего, оговаривают требования к предмету договора, в том числе в какой форме (устно, письменно, в виде образцов документов, изделий и т.п.) агент будет предоставлять информацию. Раскрывают также обязательства оперативно-розыскного органа в создании благоприятных условий для выполнения агентом заданий, в его обучении и подготовки (специальной, психологической и др.). Кроме того, указывают пределы использования оперативной информации и т.д., а также перечисляют обязательства оперативно-розыскного контракта, связанные с обеспечением личной безопасности агента, безопасности членов его семьи, близких и др.

Особо отметим, что предусмотренные в оперативно-розыскном контракте обязанности и права сторон не должны отменять или ущемлять те из них, которые предусмотрены Федеральным Законом об ОРД (ст. 14, 15, 17 и др.).

Возмездность. В контракте, прежде всего, отражают вид, размер и порядок вознаграждения агенту за выполнение взятых им обязательств. Вместе с тем в нем может быть предусмотрена и отражена какая-либо иная форма возмездности (например, предоставление работы или помощь в ее приобретении, передача в собственность движимого и недвижимого имущества, выдача соответствующих документов).

Так как стороны несут обоюдную ответственность за выполнение понесенного в связи с подготовкой или проведением ОРМ материального или морального вреда и др. (например, ограничение какого-либо права агента на тот или иной срок после окончания сотрудничества). Кроме того, в контракте оговаривают меры социального обеспечения агента и (или) членов его семьи и близких, а также другие обстоятельства в соответствии с Федеральным Законом об ОРД и гражданским законодательством.

Особые условия. Контракт должен, в частности, содержать такие условия, которые связаны с использованием результатов ОРД, полученных с участием агента, с сохранением сведений, составляющих государственную тайну, о которых ему стало известно при сотрудничестве, и т.п. в данной связи в контракте могут быть установлены определенные требования к агенту (например, по ограничению его права на выезд за рубеж на определенный срок после окончания сотрудничества).

Требования к оформлению контракта. Его содержание должно быть понятно и недвусмысленно изложено. Как правило, письменный текст контракта составляется в двух экземплярах, подписывается обеими сторонами: агентом и руководителем оперативно-розыскного органа (причем агент вправе получить один экземпляр контракта). Подпись руководителя скрепляют оттиском гербовой печати соответствующего оперативно-розыскного органа.

Вступление контракта в законную силу. Он вступает в силу с момента подписания его обеими сторонами, если иное не указано в тексте контракта.

Окончание действия контракта. Его действие прекращается по истечении оговоренного срока или при наличии основания для досрочного расторжения.

Досрочное расторжение контракта. Оно допускается по различным основаниям.

Типичными являются:

  • досрочная реализация цели, ради которой заключался договор;
  • объективное изменение оперативной обстановки (заболевание агента, утрата им оперативных возможностей, приобретение агентом статуса депутата, судьи, прокурора, адвоката, священнослужителя или полномочного представителя официально зарегистрированного религиозного объединения, и др.);
  • неисполнение условий контракта одной из сторон.

Инициировать досрочное расторжение вправе обе стороны. Например, агент может по собственной инициативе расторгнуть контракт в случае невыполнения другой стороной одного или нескольких обязательств, предусмотренных контрактом. Основанием же для досрочного расторжения контракта с агентом со стороны оперативно-розыскного органа является:

  • разглашение сведений о факте и содержании конфиденциального сотрудничества (в частности, объекту оперативной заинтересованности);
  • совершение агентом преступления или использование конфиденциального сотрудничества для сокрытия преступной деятельности;
  • предоставление заведомо ложной информации;
  • умышленное искажение оперативно значимой информации или ее сокрытие;
  • уклонение от сотрудничества под различными предлогами, и др.

Условия и требования к порядку заключения оперативно – розыскного контракта с агентами излагаются в нормативных правовых актах конкретного оперативно-розыскного органа.

3. Запреты на контрактное сотрудничество

Согласно ч. 3 ст. 17 Федерального Закона об ОРД органам, осуществляющим ОРД, запрещается использовать конфиденциальное содействие по контракту депутатов, судей, прокуроров, адвокатов, священнослужителей и полномочных представителей, официально зарегистрированных религиозных объединений. В этом предписании содержится исчерпывающий (закрытый) список лиц, привлечение которых оперативно-розыскными органами к сотрудничеству на конфиденциальной контрактной основе законодатель не разрешает.

Список включает две категории лиц:

  • представителей власти (депутатов, судей, прокуроров);
  • представителей общественных организаций.

В первом случае запрет вызван тем, что представители власти наделены соответствующими законодательными, судебными и надзорными полномочиями, не совместимыми с конфиденциальным контрактным оказанием содействия органам исполнительной власти, которую они должны контролировать или за которой обязаны надзирать. Кроме того, нельзя допустить, чтобы привлечение к конфиденциальному сотрудничеству указанной категории граждан на контрактной основе использовалось органами, осуществляющими ОРД, для оказания негласного регулирующего воздействия на законотворческую деятельность и работу судов. Согласно ст. 120 Конституции Российской Федерации судьи независимы и подчиняются только Конституции и Федеральному Закону (в частности, обеспечению их независимости согласно ст. 294 УК служит уголовно-правовой запрет на воспрепятствование осуществления правосудия).

Наконец, государственные служащие не вправе заниматься другой (кроме основной) оплачиваемой деятельностью, кроме педагогической, научной и иной творческой (ч. 1 ст. 11 Закона об основах государственной службы.).

Во втором случае запрет во многом обусловлен морально-этическими нормами. В частности, именно по этическим соображениям недопустимо использовать оперативно-розыскным органом специфических отношений, которые возникают между каким-либо человеком и священнослужителем (полномочным представителем официально зарегистрированного религиозного объединения), в результате которого последние становятся обладателями информации о частной жизни лица (например, ставшей им известной из тайной исповеди верующего).

Тема 16.
ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫЕ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ

1. Понятие и основные положения оперативно-розыскных мер пресечения

Оперативно-розыскные меры пресечения – это предусмотренные оперативно-розыскным законодательством (прежде всего - Федеральным Законом об ОРД) и (или) выработанные оперативно-розыскной практикой средства, временно ограничивающие некоторые права и свободы изучаемого в оперативно-розыскной деятельности лица с целью воспрепятствовать продолжать им совершать преступление или уклоняться от применения мер уголовно-процессуального принуждения, а равно не допустить реализацию угрозы государственной, военной, экономической или экологической безопасности России.

В силу того, что эти меры могут повлечь или влекут ограничение конституционных прав человека и гражданина, они являются одним из наиболее “ острых ” оперативно-розыскных средств, которое может и должно применяться в исключительных случаях и при соблюдении необходимых условий.

В Федеральном Законе об ОРД предусмотрены следующие две меры оперативно-розыскного пресечения, которые применяются в ходе оперативно-розыскных мероприятий:

1) изъятие предметов, материалов и сообщений (ч. 1 ст. 15);
2) прерывание предоставления услуг связи в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровья лица, а также угрозы государственной, военной, экономической или экологической безопасности России (ч. 1 ст. 15).

Однако законодатель не указал, что все оперативно-розыскные меры пресечения обязательно перечисляются в Федеральном Законе об ОРД, поэтому допустимо применять те меры, которые упоминаются в некоторых иных законодательных актах (в Законе о милиции и т.п.) или выработаны оперативно-розыскной практикой (в частности, захват с поличным).

При наличии к тому оснований оперативно-розыскные меры пресечения с учетом предписаний, изложенных в ч. 1 ст. 8 Федерального Закона об ОРД, могут применяться к каждому лицу, независимо от гражданства, национальности, пола, места жительства, имущественного, должностного и социального положения, принадлежности к общественным объединениям, отношения к религии и политических убеждений. Вместе с тем отметим, что применение оперативно-розыскных мер пресечения к изучаемому лицу не является обязательным элементом производства ОРМ. Эти меры применяются далеко не во всех случаях.

Принципиальные начала применения оперативно-розыскных мер пресечения.

Суть их заключается в том, что эти меры применяются:

  • только в уголовно-розыскном процессе;
  • только в отношении изучаемых лиц (в оперативно-проверочной административной работе они не применяются);
  • если они соразмерны тяжести преступления, в подготовке или совершении которого подозревается изучаемое лицо, либо адекватны соответствующей угрозе безопасности России;
  • соблюден оперативно-розыскной порядок (процедура) их применения;
  • существует законное основание их применения.

Субъекты, полномочные применять оперативно-розыскные меры пресечения.

Эти меры вправе применять несколько групп участников оперативно-розыскной деятельности, причем в данном случае необходимо различать отдельные этапы применения. Так, прерывать предоставление услуг связи могут оперативно-розыскной орган и его должностные лица (включая соответствующих оперативников); решение на изъятие предметов, материалов и сообщений в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий принимает руководитель оперативного подразделения, а непосредственно реализует эту меру оперативник и лицо, оказывающее содействие в осуществлении оперативно-розыскной деятельности.

Такие меры применяются только при наличии достаточных оснований полагать, что без этого не будут достигнуты цели ОРД (защита от преступных посягательств) и решены ее задачи вследствие активного неправомерного (угрожающего) поведения изучаемого лица. Вместе с тем в Федеральном Законе об ОРД предусмотрено, что отдельные меры пресечения могут применяться только по мотивам одной лишь угрозы защищаемых субъектам.

Определяя возможность и необходимость применения конкретной оперативно-розыскной меры пресечения, следует учитывать и другие обстоятельства, как непосредственно относящиеся к изучаемому лицу (классификация дела оперативного учета, по которому оно проходит, личность изучаемого лица, роль в совершении преступления при соучастии, наличие судимости и т.п.), так и не связанных с ним, но влияющие на оперативно-розыскную ситуацию (наличие оперативных возможностей, динамичность ситуации и т.д.).

Известны различные критерии для выделения определенных групп этих мер. Так, оперативно-розыскные меры пресечения систематизируются в зависимости от:

1) направленности на конечный результат.

Здесь выделяют:

  • меры пресечения преступления состоят в прерывании совершения запрещенных УК общественно опасных деяний путем своевременного вмешательства уполномоченных на то оперативно-розыскным законодательством субъектов. Эта мера предполагает активные действия оперативников и состоит в лишении лица (лиц) реальной возможности продолжить совершение умышленного преступления (его прерывание на стадии приготовления или покушения).
       Кроме того, к этой мере относится и так называемая превентивная мера пресечения развития ситуации, угрожающей перерастанием в преступление. Они заключаются в создании условий, препятствующих совершению неумышленных преступлений путем своевременного вмешательства соответствующих субъектов в развитие ситуации (ликвидация причин и условий для совершения преступления и т.д.);
  • меры пресечения действий, создающих угрозу государственной, военной, экономической и экологической безопасности России. С учетом требований ст. 1 Федерального Закона об ОРД, о защите государства оперативно-розыскными средствами только от преступных посягательств в их число должны входить лишь те, которые могут повлечь совершение преступлений в ущерб безопасности России. Поэтому данная группа мер является частным случаем общего правила применения мер оперативно-розыскного пресечения преступлений;

2) ограничения соответствующих прав и свобод человека и гражданина.

В данной группе выделяют меры пресечения, которые могут повлечь ограничение следующих конституционных прав личности: на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ч. 2 ст. 23 Конституции) – прерывание предоставления услуг связи согласно ч. 1 ст. 15 Федерального Закона об ОРД; на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну (ч. 1 ст. 23 Конституции); на владение, пользование и распоряжение собственностью (ст. 35 Конституции) – изъятие предметов, материалов и сообщений согласно ч. 1 ст. 15 Федерального Закона об ОРД; на личную свободу (ст. 22 Конституции) – захват лица, совершившего преступление с поличным.

Захват - одно из выработанных оперативно-розыскной практикой мер пресечения преступления. Состоит во внезапном задержании лица, совершившего преступление, разыскиваемого или иного изучаемого лица (согласно ч. 2 ст. 22 Конституции Российской Федерации до судебного решения никто не может быть подвергнут задержанию на срок более 48 час.).

Место оперативно-розыскных мер пресечения среди других, применяемых в деятельности правоохранительных органов мер.

Различают три основные группы мер пресечения, применяемых в деятельности правоохранительных органов:

1) уголовно-процессуальные (например, заключение подозреваемого под стражу по решению органа дознания, одновременно являющегося руководителем оперативно-розыскного органа);
2) административные (например, административное задержание лица согласно ст. 240 КоАП);
3) собственно оперативно-розыскные.

Перечисленные выше группы мер пресечения, образующие своеобразный комплекс (систему), нормативно определены в: соответствующих отраслевых законодательных актах (УПК РФ, КоАП РФ и Федеральном Законе об ОРД); “ ведомственных ” законах, т.е. тех, которые призваны регламентировать деятельность определенных государственных органов (Закон о милиции, Федеральные законы об органах федеральной службы безопасности, о пограничной службе, об органах налоговой полиции и т.п.).

Отличие оперативно-розыскных мер пресечения от материально- и процессуально-процедурных мер аналогичного свойства.

Оперативно-розыскные меры пресечения и меры уголовного наказания.

Как меры процессуально-процедурного характера оперативно-розыскные меры пресечения отличаются от мер наказания по своей юридической природе. Они установлены оперативно-розыскным законодательством, а не уголовным законом; ограничивают права изучаемого в оперативно-розыскной деятельности лица, в отношении которого действует принцип презумпции невиновности, а не человека, который осужден (мера наказания которому установлена судебным решением); применяются только на ограниченный срок (в отличие, например, от пожизненного лишения свободы).

Оперативно-розыскные и уголовно-процессуальные меры пресечения.

Меры пресечения в уголовном процессе – это разновидность мер процессуального принуждения, т.е. предусмотренных уголовно-процессуальным законом средств принудительного предупреждения и пресечения неправомерных действий обвиняемого и других лиц для обеспечения установления истины по уголовному делу, применяемых при наличии оснований уполномоченными на то должностными лицами и органами с соблюдением уголовно-процессуальных гарантий.

В отличие от них оперативно-розыскные меры пресечения:

  • имеют иную правовую суть и содержание, так как присущи оперативно-розыскной, а не уголовно-процессуальной деятельности;
  • нормативно определены не в УПК, а в Федеральном Законе об ОРД;
  • не являются разновидностью мер процессуального принуждения, а состоят из оперативно-розыскных процедур;
  • не предназначены для ограничения прав обвиняемого (подозреваемого);
  • их применяют соответствующие субъекты оперативно-розыскной деятельности, а не уполномоченные на то уголовно-процессуальным законом должностные лица (в основном следователь, прокурор и судья), и др.

отличаются они и тем, что к изучаемому в ОРД лицу одновременно могут применяться несколько ОРМ пресечения одного вида (например, изъятие предметов и прерывание предоставление услуг связи), а к обвиняемому (подозреваемому) в уголовном процессе – только одна из предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер (например, только заключение под стражу).

Оперативно-розыскные и административные меры пресечения.

В данном случае следует отличать оперативно-розыскные меры пресечения от мер наказания административно-материального характера (например, штрафа) и мер административно-процессуального свойства. С последними они разнятся, прежде всего, тем, что предназначены для пресечения не административных правонарушений, а преступлений.

Кроме того, изложенный в Федеральном Законе об ОРД правовой режим такой меры пресечения, как изъятие предметов, документов и сообщений, отличен от режимов, которые закреплены в ст. 27.10 гл. 27 “ Изъятие вещей и документов ” Кодекса РФ об Административных Правонарушениях и в других нормативных правовых актах, регулирующих административные правоотношения.

2. Изъятие предметов, материалов и сообщений как оперативно-розыскная мера пресечения

Согласно ч. 1 ст. 15 Федерального Закона об ОРД в ходе осуществления перечисленных в ст. 6 оперативно-розыскных мероприятий оперативно-розыскные органы вправе проводить изъятие предметов, материалов и сообщений.

Изъятие предметов, материалов и сообщений как одна из оперативно-розыскных мер пресечения состоит в лишении изучаемого лица реальной возможности их использования для совершения преступления.

Наряду с этим основной целью данная оперативно-розыскная мера пресечения применяется для создания условий осуществления некоторых оперативно-розыскных мероприятий (например, сравнительного исследования образцов), возможного использования в уголовном процессе изъятых предметов, материалов и сообщений, а также обеспечения их сохранности.

Рассмотрим основные признаки понятия этой оперативно-розыскной меры пресечения.

Под изъятием понимается устранение определенных материальных объектов из обращения или владения ими конкретным субъектом. Законодатель обуславливает такое изъятие наличием лишь необходимости решения задач оперативно-розыскной деятельности.

В оперативно-розыскной практике изъятие объектов проводится как для достижения основной цели – лишение изучаемого лица реальной возможности их использования для совершения преступления, так и для создания условий осуществления некоторых оперативно-розыскных мероприятий (например, сравнительного исследования образцов), возможного использования в уголовном процессе изъятых предметов, материалов и сообщений, а также обеспечения их сохранности.

Не подлежат изъятию почтовые отправления задержанных или заключенных под стражу лиц, а также лиц, арестованных и осужденных, если в отправлениях содержатся предложения, заявления и жалобы, адресованные прокурору, в суд или государственные органы, обладающие правом контроля за деятельностью мест содержания под стражей и уголовно-исполнительных учреждений, а также Уполномоченному по правам человека РФ.

Кроме того, следует учитывать, что при прочих равных условиях предпочтения должно отдаваться уголовно-процессуальному способу изъятия предметов и документов. Это означает, что при наличии соответствующих уголовно-процессуальных предпосылок для изъятия предметов и документов целесообразно в ходе ОРМ создать реальные условия для формирования таких видов доказательств, как вещественные доказательства и иные документы (УПК).

Законодатель не конкретизирует перечень предметов, материалов и сообщений, которые могут изыматься. Следовательно, ими являются любые объекты материального мира, включая информацию.

Предмет – какая-либо материальная вещь, имеющая значение для оптимального решения конкретной задачи и достижения цели ОРД (как правило, это орудие или средство совершения преступления, вещь, изъятия из гражданского оборота: наркотическое средство и т.п.).

Материал – документальный носитель информации (почтовые отправления и др.), который представляет оперативно значимый интерес в связи с необходимостью оптимального решения конкретной задачи и достижения цели оперативно-розыскной деятельности.

Сообщение – носитель информации и одновременно способ ее распространения (передачи).

Законодатель не связывает возможность изъятия предметов, материалов и сообщений с определенным оперативно-розыскным мероприятием. Следовательно, такое изъятие допустимо согласно Федерального Закона об ОРД по каждому оперативно-розыскному мероприятию, которое указано в ст. 6., однако в оперативно-розыскной практике изъятие происходит, как правило, при проведении:

  • сбора образцов для сравнительного исследования;
  • проверочной закупки;
  • обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств;
  • перлюстрации корреспонденции;
  • оперативном внедрении;
  • контролируемой поставки.

Изымаемые в процессе оперативно-розыскного мероприятия материальные объекты обязательно указываются в итоговом оперативно-служебном документе, в котором отражаются условия их изъятия, упаковки и хранения, их детальное описание, и др.

3. Прерывание предоставления услуг связи как оперативно-розыскная мера пресечения

Согласно ч. 1 ст. 15 Федерального Закона об ОРД в ходе осуществления перечисленных в ст. 6 оперативно-розыскных мероприятий оперативно-розыскные органы вправе при определенных в Законе обстоятельствах прерывать предоставление услуг связи.

Прерывание предоставления услуг связи как одна из оперативно – розыскных мер пресечения состоит в одномоментном прекращении предоставления определенной услуги связи или ее приостановлении на определенное время с целью лишения изучаемого лица возможности использовать средства связи для совершения общественно опасного деяния, угрожающего жизни и (или) здоровью человека, а равно создающего угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности России.

Признаки понятия данной оперативно-розыскной меры пресечения.

Прерывание есть резкое, одномоментное прекращение предоставления какой-либо услуги связи или ее приостановление на определенное время. Организационно-технические аспекты прерывания услуг связи нормативно определены в правовых актах оперативно-розыскных органов и некоторых других министерств и ведомств.

Среди услуг связи различают услуги почтовой связи (действия или деятельность по приему, обработке, перевозке, доставке (вручению) почтовых отправлений, а также по осуществлению почтовых переводов денежных средств) и электрической связи (всякая передача или прием знаков, сигналов, письменного текста, изображений, звуков по проводной, радио-оптической и другим электромагнитным системам).

Наряду с необходимостью решения задач ОРД законодатель обусловливает прерывание услуг связи наличием двух случаев:

1) возникновение непосредственной угрозы жизни и здоровью лица;
2) угрозы государственной, военной. Экономической или экологической безопасности России.

Следовательно, непосредственными целями изъятия будут устранение (полное или частичное) указанных в Федеральном Законе об ОРД угроз или их нейтрализация.

Источники угрозы жизни и здоровья лица могут быть различными: действия человека, техногенные аварии и др., такая угроза лицу должна быть непосредственной, т.е. наличной (когда ее реальность не вызывает сомнений) и объективно, закономерно влекущей в случае ее реализации смерть человека или причинение различной тяжести вреда его здоровью. О непосредственности угрозы жизни и здоровью лица может свидетельствовать информация, получения как в ходе предоставления услуг связи, так и иным путем.

Вместе с тем законодатель не связывает наличие угрозы безопасности России с ее непосредственным возникновением. Следовательно, для прерывания услуги связи в данном случае достаточно возникновения даже отдаленной угрозы государственной, военной, экономической или экологической безопасности России.

Тема 17.
НОВЫЕ ПРАВИЛА ДОКУМЕНТИРОВАНИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

1. Общие положения

1. Под результатами ОРД понимаются фактические данные, полученные оперативными подразделениями в установленном Федеральным Законом об ОРД порядке, о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших правонарушение, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших, а также о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

Результаты ОРД отражаются в оперативно-служебных документах (рапортах, справках, сводках, актах, отчетах и т.п.). К оперативно-служебным документам могут прилагаться предметы и документы, полученные при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

В случае проведения в рамках ОРД оперативно-технических мероприятий результаты ОРД могут быть также зафиксированы на материальных (физических) носителях информации (фонограммах, видеограммах, кинолентах, фотопленках, фотоснимках, магнитных, лазерных дисках, слепках и т.д.).

2. Органу дознания, следователю, прокурору или в суд представляются те результаты ОРД, которые могут:

  • служит поводом и основанием для возбуждения уголовного дела;
  • быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий;
  • использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.

Результаты ОРД могут представляться по инициативе органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, либо при выполнении отдельных поручений органа дознания, следователя, указания прокурора или определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве.

Порядок предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных при исполнении запросов международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств, определяется отдельными нормативными правовыми актами.

3. Сотрудники оперативных подразделений, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, при решении вопросов, связанных с предоставлением результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд, обязаны руководствоваться положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, устанавливающими поводы и основания к возбуждению уголовного дела, обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, доказательства, виды доказательств, порядок собирания и проверки доказательств.

4. Результаты ОРД могут служить основой для формирования всех видов доказательств, создавать условия и предпосылки для их установления.

2. Требования, предъявляемые к результатам ОРД, представляемым органу дознания, следователю, прокурору или в суд

Результаты ОРД, представляемые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, должны содержаться достаточные данные, указывающие на признаки преступления, а именно, сведения о том, где, когда, какие признаки и какого именно преступления обнаружены, при каких обстоятельствах имело место обнаружение признаков преступления, сведения о лице (лицах), его совершившем (если оно известно), очевидцах преступления (если они известны), о местонахождении следов преступления, документов и предметов, которые могут стать вещественными доказательствами, о любых других фактах и обстоятельствах, имеющих значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Сведения, содержащиеся в представляемых результатах, должны позволять сделать вывод о наличии события и его противоправности.

Результаты оперативно-розыскной деятельности, представляемые для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, должны содержать сведения о лицах, скрывающихся от органов расследования и суда, о возможных источниках доказательств, лицах, которым известны обстоятельства и факты, имеющие значение для уголовного дела, о местонахождении орудий и средств совершения преступления, денег и ценностей, нажитых преступным путем, предметах и документах, связанных с обстоятельствами предмета доказывания, и о других фактах и обстоятельствах, позволяющих определить объем и последовательность проведения следственных действий, выбрать наиболее эффективную тактику их производства, выработать оптимальную методику расследования по конкретному уголовному делу.

Результаты оперативно-розыскной деятельности, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, представляемых к доказательствам в целом или к соответствующим видам доказательств, и содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на источник получения предполагаемого доказательства или предмета, которым может стать доказательством, а также данные, позволяющие проверить в условиях судопроизводства доказательства, сформированные на их основе.

3. Представление результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд

Представление оперативными подразделениями результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд осуществляется на основании постановления руководителя (должностного лица) органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, и означает передачу в установленном законодательством Российской Федерации и Инструкцией о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд порядке конкретных оперативно-служебных документов, которые после определения их относимости и значимости для уголовного судопроизводства могут быть приобщены к уголовному делу.

При подготовке материалов необходимо учитывать, что сведения об используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах ОРД; о лицах, внедренных в организованные преступные группы; о штатных сотрудниках и о лицах, оказывающих (оказавших) им содействие на конфиденциальной основе, а также об организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну.

Перед представлением материалов эти сведения либо подлежат рассекречиванию на основании мотивированного постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД, либо представляются в соответствии со ст. 16 Закона Российской Федерации “ О государственной тайне ”.

Постановление о рассекречивании утверждается руководителем, имеющим на то соответствующие полномочия.

Представление результатов включает в себя:

  • вынесение руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, постановления о представлении результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд;
  • вынесение, при необходимости, постановления о рассекречивании отдельных оперативно-служебных документов, содержащих государственную тайну;
  • оформление сопроводительных документов и фактическую передачу материалов (пересылка по почте, передача с нарочным и т.п.).

В каждом конкретном случае возможность представления результатов оперативно-розыскной деятельности, содержащих сведения об организации и тактике проведения оперативно-технических мероприятий, используемых технических средствах, штатных негласных сотрудниках оперативно – технических и оперативно-поисковых подразделений, должна в обязательном порядке согласовываться с исполнителями соответствующих мероприятий.

Постановление о представлении результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд состоит из трех частей:

  • вводной, включающей в себя наименование документа, место и время его вынесения, фамилию, имя, отчество, должность и звание (воинское, специальное) руководителя органа, осуществляющего ОРД, а также основания вынесения данного постановления;
  • описательной, в которой указывается, в результате, какого ОРМ получены материалы и, какие именно, для каких целей они представляются (использования в качестве поводов и оснований для возбуждения уголовного дела, подготовки и осуществления следственных и судебных действий, использования в доказывании по уголовным делам), когда и кем санкционировалось конкретное ОРМ, наличие судебного решения на его проведение.
       Описательная часть постановления заканчивается ссылкой на соответствующую часть ст. 11 и ч. 4 ст. 12 Федерального Закона об ОРД.;
  • резолютивной, в которой формулируется решение руководителя органа о направлении оперативно-служебных документов, отражающих результаты ОРД.
       Здесь же подробно перечисляются подлежащие направлению конкретные документы.

В случае необходимости, одновременно с постановлением готовится план мероприятий по защите сведений об органах, осуществляющих ОРД, и безопасности непосредственных участников ОРМ.

Постановление о представлении результатов ОРД подготавливается в одном экземпляре, подписывается руководителем органа и приобщается к материалам дела оперативного учета или соответствующего номенклатурного дела.

Результаты ОРД могут представляться в виде обобщенного официального сообщения (справки – меморандума) или в виде подлинников соответствующих оперативно-служебных документов.

Степень секретности представляемых документов, виды приложений и способ передачи определяются в соответствии с правилами ведения секретного делопроизводства в каждом конкретном случае, в том числе в зависимости от существа полученного запроса (поручения) и наличия сведений, подлежащих засекречиванию.

Представляемые материалы должна сопровождать информация о времени, месте и обстоятельствах изъятия в ходе оперативно-розыскной деятельности предметов и документов, получения видео – и аудиозаписей, кино – и фотоматериалов, копий и слепков, должно быть приведено описание индивидуальных признаков указанных предметов и документов.

Допускается представление материалов в копиях, в том числе с переносом наиболее важных моментов (разговоров, сюжетов) на единый носитель, что обязательно оговаривается в сопроводительных документах (протоколах). Тип носителя определяется инициатором ОРМ.

Оригиналы материалов в этом случае хранятся в оперативном подразделении до завершения судебного разбирательства и вступления приговора в законную силу.

При подготовке и оформлении для передачи органу дознания, следователю, прокурору или в суд результатов ОРД должны быть приняты необходимые защитные меры по сохранности и целостности, представляемых материалов при пересылке их в адрес (защита от деформации, размагничивания, обесцвечивания, стирания и т.п.).

В случаях, не терпящих отлагательства и могущих привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии сведений об угрозе государственной, военной, экономической и экологической безопасности Российской Федерации, результаты ОРД представляются органу дознания, следователю, прокурору или в суд незамедлительно.

Представление результатов ОРД, полученных при выполнении поручения органа дознания, следователя, прокурора или определения суда (постановления судьи) о производстве ОРМ по находящимся в их производстве уголовным делам, осуществляется в соответствии с Инструкцией о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд (Утверждена приказом ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/ 226/ 336/ 201/ 410/ 56. Согласно с Генеральным прокурором РФ 25 декабря 1997 г.).

При отсутствии возможностей проведения ОРМ по поручению органа дознания, следователя, указанию прокурора или определению суда им в течение 3-х дней с момента получения направляется мотивированное письмо за подписью руководителя органа, на которой было возложено исполнение данного поручения.

4. Защита сведений об органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и обеспечение безопасности ее участников

Орган, представивший результаты ОРД, использование которых в уголовном процессе сопряжено с возможностью возникновения реальной угрозы для безопасности участников оперативно-розыскной деятельности, обязан предусмотреть конкретные меры по их защите. При необходимости указанные меры согласовываются с органом дознания, следователем, прокурором или судом, которым представляются указанные результаты.

При возникновении реальной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье или имущество участников оперативно-розыскной деятельности органы, осуществляющие ОРД, обязаны принять необходимые меры по предотвращению противоправных действий, установлению виновных и привлечению их к ответственности, предусмотренной законодательством Российской Федерации.

В целях обеспечения безопасности участников ОРД и членов их семей допускается проведение специальных мероприятий по их защите в порядке, определенном Федеральным Законом “ О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов ”.

В соответствии с ч. 2 ст. 12 Федерального Закона об ОРД предание гласности сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также о лицах, оказывающих или оказывавших им содействие на конфиденциальной основе, допускается лишь с их согласия в письменной форме и в случаях, предусмотренных федеральными законами.

При представлении органу дознания, следователю, прокурору или в суд результатов ОРД, получаемых в процессе длящегося оперативно-технического мероприятия, должны быть приняты исчерпывающие меры, обеспечивающие вопросы конспирации проведения данного мероприятия, вплоть до его прекращения.

Результаты ОРД не представляются:

  • если невозможно обеспечить безопасность субъектов (участников) оперативно-розыскной деятельности в связи с представлением и использованием данных результатов в уголовном процессе;
  • если их использование в уголовном процессе создает реальную возможность расшифровки (разглашения) сведений об используемых или использованных при проведении негласных ОРМ силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах ОРД, о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, а также об организации и тактике проведения ОРМ, отнесенных законом к государственной тайне (кроме случаев, когда указанные сведения предаются гласности в порядке, установленном Федеральным Законом об ОРД.).

Решение о непредставлении результатов ОРД по мотивам, изложенным в данном пункте, оформляется постановлением руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, и приобщается к материалам дела оперативного учета или соответствующего номенклатурного дела. О принятом решении уведомляются инициатор запроса.

ПЕРЕЧЕНЬ НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ, НЕОБХОДИМЫХ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ КУРСА ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

     

  1. Конституция Российской Федерации.
  2. Об оперативно-розыскной деятельности: Федеральный Закон от 12 августа 1995 г. (с изм.).
  3. Закон об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации: Комментарий/ Под ред. А.Ю.Шумилова, М.,Юрид. лит., 1994.
  4. Уголовный кодекс Российской Федерации.
  5. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации.
  6. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации.
  7. Таможенный кодекс Российской Федерации.
  8. О милиции: Закон Российской Федерации от 18 апреля 1991 г (с изм. от 25 июля 2000 г.).
  9. О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации: Закон Российской Федерации от 11 марта 1992 г.
  10. О государственной охране: Федеральный Закон от 27 мая 1996 г. (с изм. от 18 июля 1997 г.).
  11. О государственной границе Российской Федерации: Закон Российской Федерации от 01 апреля 1993 г. (с изм. от 31 мая 1999 г.).
  12. О правительстве Российской Федерации: Федеральный Конституционный Закон от 17 декабря 1997 г. № 2 – ФКЗ.
  13. Закон Российской Федерации “ Об учреждениях и органах, исполняющих наказания в виде лишения свободы ” от 21 июля 1993 г. № 5473 - 1 в ред. Федеральных законов от 17 мая 1996 г. № 73-ФЗ, от 20 марта 1998 г. № 61 - ФЗ, от 3 июля 1998 г. № 117 - ФЗ, от 21 февраля 2001 г. № 25 - ФЗ.
  14. Федеральный закон “ О содержании под стражей, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений ” от 21 июля 1995 г. № 103 - ФЗ в ред. Федерального закона от 3 июля 1998 г. № 117 - ФЗ, от 21 февраля 2001 г. № 25 - ФЗ.
  15. Федеральный закон “ О судебных приставах ” от 4 июля 1997 г. № 118 - ФЗ.
  16. О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов: Федеральный Закон от 20 апреля 1995 г. (с изм. от 6 января 1999 г.).
  17. Федеральный закон “ О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации ” от 13 июня 1996 г. № 64 - ФЗ ред. Федерального закона от 27 декабря 1996 г. № 161 - ФЗ.
  18. Федеральный закон “ О введении в действие Уголовно-исполнительного кодекса РФ ” от 8 января 1997 г. № 2 - ФЗ.
  19. Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений. Утверждены приказом МВД России от 30 мая 1997 г. № 330.
  20. Положение о следственном изоляторе уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации. Утверждено приказом министра юстиции Российской Федерации от 25 января 1999 г. № 20 // Российская газета. 1999. 18 марта.
  21. Минимальные стандартные правила обращения с заключенными. Приняты Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 30 августа 1955 г. (Женева).
  22. О государственной тайне: Закон Российской Федерации от 21 июля 1993 г. № 5485 – 1 (с изм. от 6 октября 1997 г.).
  23. О связи: Федеральный Закон от 16 февраля 1995 г. № 15 – ФЗ.
  24. Об информации, информатизации и защите информации: Федеральный Закон от 20 февраля 1995 г. № - 24 ФЗ.
  25. О средствах массовой информации: Федеральный Закон от 27 декабря 1991 г. № 2124 – 1 ФЗ.
  26. Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации: Федеральный Закон от 3 апреля 1995 г.
  27. О внешней разведки: Федеральный Закон (Фонд НИЛ – 1 ВНИИ МВД России.)
  28. О федеральных органах налоговой полиции: Закон Российской Федерации от 24 июня 1993 г. (с изм. от 17 декабря 1995 г.).
  29. О прокуратуре Российской Федерации: Федеральный Закон от 17 ноября 1995 г.
  30. О наркотических средствах и психотропных веществах: Федеральный Закон от 8 января 1998 г.
  31. О борьбе с терроризмом: Федеральный Закон от 25 июля 1998 г.
  32. О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации: Федеральный Закон от 25 июля 1998 г. № 128 – ФЗ.
  33. О почтовой связи: Федеральный закон от 17 июля 1999 г. № 176 – ФЗ.
  34. Закон Украины “ Об оперативно-розыскной деятельности ”: Научно-практический комментарий/ Кондратьев Я.Ю., Козаченко И.П. , Обушевский И.Ф. и др., Киев: РИО МВД Украины, 1993.
  35. Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации и Минимальным стандартным правилам обращения с заключенными./ Под ред. П.Г.Мищенкова. – М., 1997.
  36. Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации./ Под общ. ред. А.И.Зубкова. – М., 1997.
  37. Законодательные акты и законопроекты: Правовые основы прослушивания телефонных разговоров // Kriminalistik.,1975, № 8, S.336 – 343.
  38. Законодательные и нормативные акты об органах внутренних дел Республики Казахстан. Караганда: МВД Республики Казахстан, 1992.
  39. О мерах по соблюдению законности в области разработки, производства, реализации и эксплуатации шифровальных средств, а также предоставления услуг в области шифрования информации: Указ от 3 апреля 1995 г. № 334.
  40. Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне: утвержден Указом от 30 ноября 1995 г. № 1203.
  41. О мерах по упорядочению разработки, производства, реализации, приобретения в целях продажи, ввоза в Российскую Федерацию и вывоза за ее пределы, а также использования специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации: Указ от 9 января 1996 г. № 21.
  42. О координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью: Указ от 18 апреля 1996 г. № 567.
  43. Концепция национальной безопасности Российской Федерации: утверждена Указом от 26 декабря 1997 г. № 1300.
  44. О реформировании уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации: Указ от 8 октября 1997 г. № 1100.
  45. Об участии Российской Федерации в деятельности международной организации уголовной полиции – Интерпола: Указ от 30 июля 1996г.

     

МЕЖВЕДОМСТВЕННЫЕ И ВЕДОМСТВЕННЫЕ НОРМАТИВНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ

     

  1. Положение о совместных следственно-оперативных группах (бригадах) органов прокуратуры, внутренних дел, безопасности и налоговой полиции для пресечения и расследования деятельности организованных преступных групп: приложение к приказу Генерального прокурора РФ от 17 мая 1995г. № 32, министра внутренних дел РФ от 12 мая 1995 г. № 199, директора ФСБ России от 18 мая 1995 г. № 73 и директора Департамента налоговой полиции РФ от 22 мая 1995 г. № 278.
  2. О порядке внедрения системы технических средств по обеспечению оперативно-розыскных мероприятий на электронных АТС на территории Российской Федерации: приказ Минсвязи РФ от 8 ноября 1995 г. № 135.
  3. Инструкция “ Об основах организации и тактики проведения оперативно – технических мероприятий ”: утверждена приказом ФСБ России, МВД России, СВР России, ФСО России, СБ. Президента России, ФПС России, ФСНП России, ГТК России от 19 июня 1996 г. № 281/ дсп./ 306/ дсп./ 30/ дсп./ 215/ дсп./ 66/ дсп./ 390/ дсп./ 191/ дсп./ 374/ дсп. (зарегистрировано в Министерстве России 16 июля 1996 г. рег. № 1125 (с изм. от 7 апреля 1999 г.)).
  4. О порядке представления органами внутренних дел материалов для осуществления прокурорского надзора за исполнением Федерального Закона об ОРД: указание Генерального прокурора РФ от 29 июля 1996 г. № 44/15 и Министра внутренних дел РФ от 25 июля 1996 г. № 1/ 12812.
  5. Об организации надзора за исполнением Федерального Закона об ОРД: приказ Генерального прокурора РФ от 9 августа 1996 г. № 48.
  6. Соглашение между Министром связи Российской Федерации и ФСБ Российской Федерации по вопросу внедрения технических средств системы оперативно-розыскных мероприятий на сетях электросвязи России: утверждено ФСБ России 20 января 1997 г., Минсвязи России 22 января 1997 г.
  7. О порядке взаимодействия организации связи и органов ФСБ России при внедрении технических средств системы ОРМ на сетях электросвязи России: приказ Минсвязи России от 18 февраля 1997 г. № 25.
  8. О совершенствовании деятельности по раскрытию убийств, связанных с безвестным исчезновением граждан, и розыску лиц, пропавших без вести: указание МВД России от 24 сентября 1997 г. № 1/ 19934 и Генеральной прокуратуры РФ от 20 ноября № 83/36.
  9. Об утверждении Инструкции по взаимодействию правоохранительных органов Российской Федерации при расследовании и раскрытии преступлений, связанных с посягательствами на культурные ценности России: приказ Генеральной прокуратуры, МВД России, ФСБ России. И ГТК России от 25 ноября 1997г № 69/ 777/ 425/ 700.
  10. Инструкция “ О порядке представления результатов оперативно – розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд ”: приложение к приказу ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/ 226/ 336/ 20/ 410/ 56 (зарегистрированный в Минюсте России 3 сентября 1998 г., рег. № 1603).
  11. Об утверждении Общих технических требований к системе технических средств по обеспечению функций оперативно-розыскных мероприятий на сетях (службах) документальной электросвязи: приказ Госкомсвязи РФ от 27 марта 1999 г. № 47.
  12. О технических требованиях к системе технических средств для обеспечения функций оперативно-розыскных мероприятий на сетях электросвязи Российской Федерации: приказ Госкомсвязи РФ от 20 апреля 1999 г. № 70.
  13. Об утверждении инструкции о порядке изъятия из незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществе и их прекурсоров, инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для производства и изготовления наркотических средств и психотропных веществ, а также их учета, хранения, передачи, использования и уничтожения: приказ МВД России, Минюста России, Минздрава России, Минэкономики России, ГТК России, ФСБ России и ФПС России от 9 ноября 1999 г. № 840/ 320/ 388/ 472/ 726/ 530/ 585.
  14. Положение о порядке, общих условиях и принципах использования на территории Российской Федерации систем глобальной подвижной спутниковой связи (ГППСС) и требованиях по обеспечению информационной безопасности для российских сегментов указанных систем: Российской Федерации утверждено приказом Председателя Гостелекома России от 21 июля 1999 г. № 22 (зарегистровано в Минюсте России 15 ноября 1999 г. № 1979).

     

СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

     

  1. Актуальные проблемы теории и практики борьбы с организованной преступностью в России: Сб. М.: Московский институт МВД РФ, 1994.
  2. Актуальные проблемы теории и практики оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел: Сб. М.: Академия МВД России, 1996.
  3. Алексеев А.И. Практика уголовного сыска. Научно-практический сборник., “Лига Разум ”, М., 1999.
  4. Алексеев С.С. Государство и право: Научный курс, М., Юрид. лит.,1993.
  5. Алексеев С.С. Проблемы теории права, Свердловск, 1972.
  6. Бандурка А.М., Горбачев А.В., Оперативно-розыскная деятельность: правовой анализ, Киев: РИО МВД Украины, 1994.
  7. Басков В.И. Оперативно – розыскная деятельность: Учебно-методическое пособие., М.: Изд–во “ Бек ”,1997.
  8. Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики. Саратов: Изд- во Сарат ун – та, 1986.
  9. Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики: Учебное пособие. Волгоград: ВШ МВД РФ, 1993.
  10. Бобков Ф. КГБ и власть. М.: “ Ветеран МП ”, 1995.
  11. Бобров В.Г. Проблемы конфиденциального содействия граждан органам внутренних дел: Тезисы. Проблемы теории и практики ОРД в современных условиях. Материалы научно-практической конференции (Калининград, 27 – 28 мая 1996 г.). Калининград: Калин Актуальные проблемы теории и практикинградская высшая школа МВД России, 1996.
  12. Бородин С.В. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. М.: Наука, 1990.
  13. Бухвалов А.Г., Власихин В.А. Правовые основы свода информации США// Экономика, политика, идеология, 1990, № 7.
  14. Вагин О.А., Горлинов К.К. О правовой защите граждан, оказывающих содействие в осуществлении ОРД. Актуальные проблемы теории и практики ОРД ОВД: Материалы научно-практической конференции, М.: Академия МВД России, 1996.
  15. Васильев Н.Н. Организованная преступность Актуальные проблемы теории и практики и актуальные проблемы взаимодействия криминальной милиции и подразделений ФСБ (оперативно-розыскной аспект)//В сб. Правовые, научные и организационно-тактические проблемы оперативно-розыскной деятельности в современных условиях. М.: Моск.юрид.ин – т МВД России, 1997.
  16. Веретенников В.И. История Тайной канцелярии. 1731 – 1762 г.г., Харьков, 1911.
  17. Видок Э. Записки Видока, начальника Парижской тайной полиции./ Пер. с фран.: В 3-х т.Киев: изд – во СП “ Свенас ”, 1991.
  18. Вилле Д. Служба по сбору информации об организованной преступности в Канаде, № 9, Т. 28, 1971.
  19. Власихин В.А., Бухвалов А.Г. Правовые основы свода информации США// Экономика, политика, идеология., 1990, № 7.
  20. Возгрин И.А. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений: Курс лекций. СПб.: ЮИ МВД России,1992.
  21. Возный А.Ф. Уголовно-правовые и этические проблемы оперативно – розыскной деятельности органов внутренних дел, М.,1980.
  22. Волженкин Б.В. Провокация или оперативный эксперимент.// Законность, 1996, № 6 ( 740 ).
  23. Галахов С.С. Правовое регулирование ОРД в РФ: Лекция, Домодедово: РИПК МВД России, 1997.
  24. Горбачев А.В., Бандурка А.М. Оперативно-розыскная деятельность: правовой анализ., Киев: РИО МВД Украины, 1994.
  25. Горлинов К.К., Вагин О.А. О правовой защите граждан, оказывающих содействие в осуществлении ОРД. Актуальные проблемы теории и практики ОРД ОВД: Материалы научно-практической конференции., М.: Академия МВД России, 1996.
  26. Горяинов К.К., Кваша Ю.Ф., Сурков К.В. Федеральный закон “ Об оперативно-розыскной деятельности ”: Комментарий, М.: Международные отношения, 1997.
  27. Гросс Г. Руководство для судебных следователей, Вып. 1, Смоленск, 1895.
  28. Гуров А.И. Профессиональная преступность: прошлое и современность. М.: Юрид. лит., 1990.
  29. Гуров А.И. Тайна красной ртути. М.: МИКО “ Коммерческий вестник ”, 1995.
  30. Гурлянд И.Я. Приказ великого государя Тайных дел., Ярославль, 1902, Российское законодательство Х – ХХ в.в., В 9-и томах, Т. 4., М., Юрид. лит., 1986.
  31. Гуценко К.Ф., Ковалев М.А. правоохранительные органы: Учебник для вузов., М.: БЕК, 1995.
  32. Даллес А. Искусство разведки. / Пер. с анг. М.: Междунар.отношения; МП “ Улисс ” , 1992.
  33. Денисова И.Б. Проблемы совершенствования информационно–аналитической работы подразделений уголовного розыска ( тезисы )/ Труды Калининградской высшей школы МВД РФ, вып. 1. Калининград: Калининградская ВШ МВД РФ, 1995.
  34. Доля Е.А. Использование в доказывании результатов ОРД. М.: Изд – во “ Сварк ”, 1996.
  35. Зорин В.В. Учет динамики эффективности информационных процессов в сфере борьбы с экономическими проявлениями организованной преступности: Материалы научно-практической конференции “ Актуальные проблемы борьбы с коррупцией и организованной преступностью в сфере экономики ” (18 – 19 апреля 1995 г.). М.: Московский институт МВД России, 1995.
  36. Елинский В.И. Становление и развитие уголовного сыска в России (Х – начало ХХ в.в.), М.: МЮИ МВД России, 1997.
  37. Инструкция о порядке использования полиграфа при опросе граждан. ( Утверждена Приказом МВД РФ от 28 декабря 1994 г. № 437.).
  38. Инструкция по организации и ведению внутреннего (агентурного) наблюдения полиции (Фонд НИЛ - ВНИИ МВД РФ).
  39. Информационное обеспечение управления органами внутренних дел. М.: Академия МВД России, 1996.
  40. История полиции дореволюционной России. М.,1981.
  41. Ишин А.М. Некоторые вопросы использования средств массовой информации в ходе выявления, раскрытия и расследования преступлений // В сб.: Актуальные проблемы правоохранительной деятельности/ Труды Калининградской высшей школы МВД РФ., Вып. 1., Калининград, 1995.
  42. Каманин В.И. Интернет ( общие положения и немного истории )., М.,1996.
  43. Карташов В.Н. Юридическая деятельность: понятие, структура, ценность./ Под ред. Н.И. Матузова. Саратов: Изд – во Саратовского ун – та, 1989.
  44. Кваша Ю.Ф., Сурков К.В., Горяинов К.К. Федеральный закон “ Об оперативно-розыскной деятельности ”: Комментарий, М.: Международные отношения, 1997.
  45. Кваша Ю.Ф., Сурков К.В. Сущность, задачи, правовая основа и принципы ОРД: Лекция, СПб.: Санкт-Петербургский юрид. инс – т МВД России, 1994.
  46. Климов И.А. Предмет теории оперативно-розыскной деятельности., М., 1993.
  47. Крылов И.Ф., Быстрыкин А.И. Розыск, дознание, следствие: Учеб. Пособие. Л.: Изд – во Ленинград. ун – та, 1984.
  48. Кукушин В.М. Полицейская деонтология: Социологический анализ зарубежной концепций. М.: Академия МВД России, 1994.
  49. Курушин В.Д., Минаев В.А. Компьютерные преступления и информационная безопасность. М.: Новый Юрист, 1998.
  50. Лавров В.П. Особенности расследования нераскрытых преступлений прошлых лет. М., 1972.
  51. Лукашов В.А. Теоретические правовые и организационно-тактические основы ОРД органов внутренних дел. Ч.1., Сущность, предмет, задачи и структура теории ОРД внутренних дел. М.: ВНИИ МВД РФ, 1994.
  52. Мамиконов А.Г. Управление и информация. М.: Наука, 1975.
  53. Маркушин А.Г. О правовом регулировании и правоотношениях в ОРД проблемы теории и практики ОРД в современных условиях: Межвузовский сборник научных трудов. М.: МКШМ МВД РФ, 1993.
  54. Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность – необходимость и законность. Н. Новгород: Нижегородская ВШ МВД РФ, 1995.
  55. Мафтик С. Механизмы защиты в сетях ЭВМ./Пер. с англ. М.: Мир, 1993.
  56. Мешков В.М., Попов В.Л. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия. Учебно-практическое пособие., М., 1999.
  57. Михайлов В.И. Контролируемая поставка как оперативно-розыскная операция. Учебно-практическое пособие./ Под ред. Докт.юрид.наук А.Ю. Шумилова, 2-е издание – М., 2000.
  58. Мулукаев Р.С. Полиция в России ( IХ – начало ХХ в.в.). Нижний Новгород, 1993.
  59. Некрасов В.Ф., Борисов А.В., Детков М.Г. и др. Органы и войска МВД России: Краткий исторический очерк. М.: Объединенная редакция МВД России, 1996.
  60. Новые правила документирования результатов оперативно-розыскной деятельности., 2-е издание, исправленное и дополненное., Издатель Шумилова И.И., М., 2000.
  61. Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сб. документов. т. 1., Накануне, Кн. 2 (1 января – 21 июня 1941 г.), М.: АО “ Книга и бизнес ”, 1995.
  62. Очерки истории российской внешней разведки: В 6-и томах, Т.1., От древнейших времен до 1917 года. М.: Международные отношения, 1995.
  63. Основы борьбы с организованной преступностью. Монография / Под ред. В.С. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. М.: ИНФРА – М, 1996.
  64. Петраков А.В., Лагутин В.С. Утечка и защита информации в телефонных каналах. М.: Энергоатомиздат, 1997.
  65. Пещак Я. Следственные версии. Криминалистическое исследование, М., Прогресс, 1976.
  66. Полиция и милиция России: страницы истории / А.В. Борисов, А.Н. Дугин, А.Я. Малыгин и др. М.: Наука,1995.
  67. Попов В.Л., Мешков В.М. Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия. Учебно-практическое пособие., М., 1999.
  68. Попов В.Л. Оперативно-розыскные правоотношения и их виды.// В сб.: Проблемы теории и практики ОРД органов внутренних дел в современных условиях, Калининград: Калининградская ВШ МВД РФ, 1996.
  69. Протасов В.Н. Правоотношение как система, М.: Юрид лит., 1991.
  70. Российское законодательство: проблемы и перспективы. М.: БЕК,1995.
  71. Российское законодательство Х – ХХ в.в. В 9-и томах. Т. 4. М.: Юрид. лит.,1986.
  72. Сборник международных соглашений МВД России / сост. Т.Н. Москальникова, Н.Б. Слюсарь, М., СПАРК, 1996.
  73. Сизиков М.И., Борисов А.В., Скрипилев А.Е. История полиции России (1718 – 1917 г.г.). Вып. 2., М.: А. П. О., 1992.
  74. Слинько М.И. Заказные убийства как вид преступного предпринимательства: Криминалистический анализ. М.: Рос.юрид. издат.дом., 1997.
  75. Смирнов М.П. Полиция зарубежных стран и ее оперативно–розыскная деятельность: Учебное пособие / Под.ред. Е.Ф.Токарева. М.: Академия МВД РФ.
  76. Современный словарь иностранных слов, М., 1993.
  77. Соловей Ю.П. Правовое регулирование деятельности милиции в Российской Федерации, Омск, 1993.
  78. Степашин С.В. Безопасность человека и общества (политико-правовые воросы): Монография. СПб.: Санкт-Петербургский юрид.инс – т МВД России, 1994.
  79. Степашин С.В., Шульц В.Л. Вопросы безопасности в системе государственного и муниципального управления Российской Федерации: Учебник, СПб.,1994.
  80. Степашин С.В. Основы оперативно-розыскной деятельности. Учебник для юрид.вузов.,СПб.,1999.
  81. Сурков К.В., Горяйнов К.К., Кваша Ю.Ф., Федеральный закон “ Об оперативно-розыскной деятельности ”: Комментарий, М.: Международные отношения, 1997.
  82. Сурков К.В. Принципы ОРД и их правовое обеспечение в законодательстве, регламентирующем сыск: Монография, СПб.: Санкт-Петербургский юрид.инс – т МВД России, 1996.
  83. Сурков К.В. Принципы полицейской разведки. СПб.: Санкт-Петербургский юрид.инс – т МВД России, 1995.
  84. Тайны политического сыска: Инструкция о работе с секретными сотрудниками / Предисл.А.В. Островского, публ. З.И. Перегудовой, СПб., 1992.
  85. Теория государства и права. М., 1987.
  86. Торвальд Ю. Сто лет криминалистики. Пути развития криминалистики. М.: “ Прогресс ”, 1974.
  87. Уголовный процесс: Учебник для студентов юрид.вузов и факультетов. М.: Зерцало, ТЕИС, 1996.
  88. Фаткуллин Ф.Н. Проблемы теории государства и права: Курс лекций, Казань: Изд – во Казан. ун-та , 1987.
  89. Халяпин Д.Б., Ярочкин В.И. Основы защиты информации: Учебное пособие. М.: Институт повышения квалификации информационных работников (ИПКИР), 1994.
  90. Хомколов В.П. Оперативно-розыскные аппараты органов внутренних дел в системе уголовной юстиции. Теоретические и прикладные проблемы: Дис. … канд.юрид.наук. М.: Международная академия информатизации, 1998.
  91. Цитш У. Контроль за телефонными разговорами.// Переводы материалов о практике правоохранительных органов зарубежных стран, М., № 3, 1997.
  92. Черников В.В. Правовое обеспечение деятельности органов внутренних дел и Закон РФ “ О милиции ” // Закон РФ “ О милиции ” и совершенствование оперативно-служебной деятельности милиции республики. Омск: Омская ВШМ МВД РФ, 1992.
  93. Шнейкерт Г. Тайна преступника и пути к ее раскрытию, М.,1925.
  94. Шульц В.К. Состояние нормативного регулирование ОРД органов внутренних дел и пути его совершенствования // Правовые и тактические проблемы ОРД органов внутренних дел. Межвузовский сборник научных трудов Московской высшей школы МВД СССР., М., 1986.
  95. Шумилов А.Ю. Закон и ОРД: Толковый словарь понятий и терминов, используемых в законодательстве в области ОРД. М.: Фирма АВС, 1996.
  96. Шумилов А.Ю. Направления совершенствования правового регулирования оперативно-розыскной деятельности. Преступность и правовое регулирование борьбы с ней. М.: Криминологическая Ассоциация, 1996.
  97. Шумилов А.Ю. Основы уголовно-розыскного права ( Правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности )., Учебное пособие, М., 2000.
  98. Шумилов А.Ю. Основы правового регулирования оперативно-розыскной деятельностью. Спецкурс лекций., М., Фирма АВС, 1997.
  99. Экономическая разведка и контрразведка: практическое пособие. Новосибирск, 1994.
  100. Якимов И.Н. Криминалистика.Уголовная тактика., М.,1929.
  101. Ярочкин В.И., Халяпин Д.Б., Основы защиты информации: Учебное пособие. М.: Институт повышения квалификации информационных работников (ИПКИР), 1994.
  102. Ярочкин В.И. Предприниматель и безопасность. Ч. 1., М., “ Экспертное бюро ”, 1994.
  103. Ярочкин В.И. Безопасность информационных систем. М., “ Ось – 89 ”, 1996.

УСЛОВНЫЕ СОКРАЩЕНИЯ

АП - Аналитический поиск
АС
- Агентурное сообщение
Бюллетень Минтруда РФ
- Бюллетень Министерства труда и социального развития Российской Федерации
Бюллетень нормативных актов
- Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти (до июля 1996 года – Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств Российской Федерации)
Ведомости СССР
- Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР
Ведомости РСФСР
- Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР
Ведомости Р
Ф - Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации
ВК
- Воспитательная колония
ВТК
- Воспитательно-трудовая колония
ВТЭК
- Врачебно-трудовая экспертная комиссия
ВК
- Водный кодекс Российской Федерации
ВШ
- Высшая школа
ГК РФ
- Гражданский кодекс Российской Федерации
ГПК РФ
- Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации
ГУИН
- Главное управление исполнения наказания
ГУВД
- Главное управление внутренних дел
ДИЗО
- Дисциплинарный изолятор
ЕПКТ
- Единое помещение камерного типа
ИК
- Исправительная колония
ИТК
- Исправительно-трудовая колония
ИУ
- Исправительные учреждения
ИТУ
- Исправительно-трудовые учреждения
КГБ
- Комитет Государственной Безопасности
КоАП
- Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях
Конституция
- Конституция РФ
КПП
- Контрольно-пропускной пункт
Л/св
- Лишение свободы
ЛУ
- Лечебные учреждения
МБ
- Меры безопасности
МВД
- Министерство Внутренних Дел
М/Ж
- Место жительство
Минтруд РФ
- Министерство труда и социального развития Российской Федерации
МОТ
- Международная организация труда
МСП
- Минимальные стандартные правила обращения с заключенными
М/Х
- Мелкое хулиганство
Н/Л
- Несовершеннолетние
ОВД
- Органы внутренних дел
ООР
- Особо опасный рецидив
ОП
- Оперативная поверка
ОПГ
- Оперативно-поисковая группа
ОРД
- Оперативно-розыскная деятельность
ОРМ
- Оперативно-розыскные мероприятия
ОТМ
- Оперативно-технические мероприятия
ПКТ
- Помещения камерного типа
ПМЖ
- Постоянное место жительств
РФ
- Российская Федерация
РГ
- Российская газета
САПП РФ
- Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации
СИЗО
- Следственный изолятор
СЗ РФ
- Собрание законодательства Российской Федерации
СП
- Собрание постановлений Правительства
СОГ
- Следственно-оперативная группа
СССР
- Союз Советских Социалистических Республик
ТК
- Таможенный кодекс РФ
УИК
- Уголовно-исполнительный кодекс РФ
УК
- Уголовный кодекс РФ
УПК
- Уголовно-процессуальный кодекс РФ
ФЗ
- Федеральный Закон
Федеральный Закон об ОРД
- Федеральный Закон “ Об оперативно-розыскной деятельности ”
ФСБ
- Федеральная Служба Безопасности
ЧК
- Чрезвычайная комиссия
ЧДД
- Частная детективная деятельность
ШИЗО
- Штрафной изолятор
ЮП
- Юридическая помощь
ЮО
- Юридическая ответственность

КРАТКИЙ СЛОВАРЬ ПОНЯТИЙ И ТЕРМИНОВ, ИСПОЛЬЗУЮЩИХСЯ В ОПЕРАТИВНО – РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

 

 

                 

              

            

 
 

ОХРАННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В КАЛУГЕ

ЧОП КАЛУГА

 

Подробнее...

 

Новости          

Система видеонаблюдения из 12 видеокамер установлена в жилом доме в Калуге...

Подробнее...


Система видеонаблюдения из 8 видеокамер на основе видеорегистратора установлена на загородном складе в Калуге....

 

Подробнее...


Ведется монтаж системы видеонаблюдения в г. Калуга по ранее сделанному нами проекту...

 

Подробнее...


Архив новостей

Установка систем охраны периметра в Калуге.......

Охрана периметра в Калуге 89109168532

Подробнее...