Охрана Калуга.

 КАЛУГА

 
     Контакты : Информация о компании : Охрана объектов :  Пультовая охрана : Сопровождение грузов : Инкассация : Видеонаблюдение : Статьи
монтаж систем видеонаблюдения  
 

Охрана Калуга. Видеонаблюдение в Калуге. Контроль доступа в Калуге.

 

Охрана объектов

Пультовая охрана

Сопровождение грузов

Инкассация

Системы видеонаблюдения

Контроль доступа

Охрана периметра

Досмотровое и антитерор-оборудование

Все для защиты информации

Прокладка локальных сетей

Детективное агентство

Заказать монтаж оборудования

Наши услуги

Прайс-лист
 
 


  Rambler's Top100  
  На доработке!!!  
  На доработке!!!  
   

      

 

История микроточки.

Шелков Вадим Антонинович

ИСТОРИЯ "МИКРОТОЧКИ"
Микроточка” в годы “холодной войны”

(Окончание. Начало в 4, 5, 1999)

По окончании второй мировой войны бывшие союзники начали настоящую охоту за немецкой технологией. Прежде всего, это относилось к специалистам в области ракетной техники. Отец “оружия возмездия” Вернер фон Браун и многие его сотрудники оказались в США в научно-исследовательском комплексе в Хантсвилле.

С другой стороны, первая советская баллистическая ракета Р-2 и ее гражданский геофизический аналог В-2 что-то очень напоминали печально известную Фау-2 (V-2).

Похожая ситуация сложилась в общей (фотолюбители старшего поколения помнят великолепный фотоаппарат “Киев” завода Арсенал”, практически повторявший довоенный Contax-II фирмы Zeiss-Ikon. В 1947 из немецких деталей было ано 500 экземпляров с объективами ЗК 2/50 мм (Зоннар-Красногорск). С конца 1949 года стала выпускаться версия “Киев II” (50 000 в год), целиком изготовленная в Киеве. Нам кажется, в таком заимствовании нет ничего обидного. Так, например, японская фирма Nikon, известная сейчас своими зеркалками”, до 1959 года выпускала только дальномерные фотоаппараты серии I (1948), M (1950) и S (1951- 1960) на удивление похожие на Contax.) и специальной фотографии. В этой связи представляет интерес судьба Хельмута Фризера (Helmutt Frieser), специалиста в области физической химии и соратника Э. Голдберга, создателя подлинной” микроточки. С 1937 по 1945 год Х. Фризер исследовал проблему повышения разрешающей способности фотографических эмульсий на фирме Agfa в Леверкузене. После войны судьба на 10 лет забросила его в Советский Союз, где он, подобно другим немецким специалистам, трудился в так называемой “шарашке” и занимался вопросами микрофотографии. В 1955 г. Х. Фризер вернулся в Германию и продолжил работу на фирме Agfa.

Позднее в своих работах он сделал ряд интересных замечаний, проливающих свет на эту ранее неизвестную страницу в истории микроточки. Так, в статье, опубликованной в Вене в 1956 году и посвященной проблеме повышения разрешающей способности светочувствительных эмульсий, используемых в микрофотографии (Frieser, Helmutt, “Resent Studies of Small Details in Photographic Emulsion” Wissentschaftliche Fotografie, 1956), Х. Фризер ссылается на ранние работы советских и чешских исследователей. По всему было видно, что в свое время ему пришлось работать вместе с ними над этой проблемой.

В период “холодной” войны количество официальных подтверждений использования агентами средств микрофотографии резко сократилось. Зато пресса и кино с лихвой компенсировали эту “потерю”.

Когда какие-либо сведения о деятельности разведки становятся достоянием общественности, к ним, как правило, подмешивается изрядная порция дезинформации. Таковы законы жанра: ни одна спецслужба мира никогда полностью не раскрывает свои карты, даже в делах давно минувших дней.

В противостоянии спецслужб всегда следует держать противника в состоянии определенного напряжения. Зачастую напускается столько туману, что даже непосредственным участникам событий порой трудно разобраться, где быль, а где вымысел. Ну а если к этому добавить некоторую “литературную обработку журналистов, с упоением пишущих о шпионском зоопарке”, состоящем из “жучков”, “клопов” и кротов”, то остается только снять шляпу.

То же самое произошло и с микроточкой. Со временем процесс ее изготовления, а тем более оперативного применения оброс различными легендами, одни из которых имеют характер преднамеренной дезинформации, а другие являются плодом воображения не вполне подготовленных, а, по сути своей, технически безграмотных горе-специалистов.

Первым упоминанием об использовании микроточки в 50-е годы стало утверждение о том, что информация о поставках оружия чехословацкого производства в Гватемалу в 1954 году поступила в американский Госдепартамент в виде микроточки (Tulli, Andrew, CIA, The Inside Story, William Morrow: N.Y., N.Y., 1962).

Но наиболее красочно средства микрофотографии были расписаны западной прессой при освещении процессов, связанных с провалами советских нелегалов. За каждой такой драматической историей, как правило, стояли подлость и предательство вспомогательной агентуры, и слава Богу, что во многих случаях удавалось вызволить этих самоотверженных людей.

Когда достоянием общественности стали материалы, связанные с делом знаменитого советского разведчика Рудольфа Абеля (полковника Р. Абеля арестовали в Нью-Йорке после того, как 6 мая 1957 года его помощник Рейно Хейхаген на пути из Европы в США явился в американское посольство в Париже и выдал своего шефа. Позднее Р. Абеля обменяли на Ф.Г. Пауэрса, пилота американского разведывательного самолета U-2, сбитого под Свердловском 1 мая 1960 года), в них, помимо зеркального фотоаппарата Exakta упоминались и специальные фотопластинки высокого разрешения Kodak High Resolution Spectrogaphic (HR) Type 649, которые никак нельзя отнести к материалам для любительской фотографии. Каких-либо специальных устройств и приспособлений найдено не было, во всяком случае, об этом не было заявлено. Но связь с микрофотографией прослеживалась однозначно.

В многочисленных шпионских скандалах имевших место после дела Р. Абеля о микроточках не упоминалось. Лишь в случае с полковником шведских ВВС Стигом Веннертстромом (Stig Wennertstrom), который в 50 – 60-е годы сотрудничал с советской разведкой, упоминалось, что инструкции он получал в виде микроточек. Для передачи военных секретов С. Веннертстром активно использовал микрофильмирование.

Разнообразные фотографические средства фигурировали и в другом деле, связанном с Портладской группой – “Portland Ring”. Ее руководителем (резидентом) был знаменитый нелегал Конон Трофимович Молодый – Гордон Лонсдейл (фото 1), с которого удивительно точно был списан образ советского нелегала в фильме Саввы Кулиша “Мертвый сезон”.

Фото 1.

7 января 1961 Скотланд-Ярд арестовал помощников К.Молодого – семью Элен и Питера Крогеров (они же Моррис и Лона Коэны в США, разыскивавшиеся ФБР по делу Розенбергов передаче русским американских ядерных секретов”. Впоследствии К. Молодый и его помощники Крогеры были обменяны на Гревилла Винна, английского бизнесмена, осужденного в СССР по делу О. Пеньковского), за спиной которых к тому времени были уже многие годы успешной нелегальной работы. В тайнике в ванной комнате было обнаружено несколько фотоаппаратов и большое количество различных фотоматериалов. Мы не будем утомлять наших читателей пространными описаниями из публикаций тех времен (Norman, Bruce, Secret Warfare, Acropolis Books: Washington D.C. 1973). Как и все подобные истории, они содержали массу нелепостей, на которые в свое время обратили внимание и западные специалисты в области специальной фотографии (William White, The Microdot History and Application, Phillips Publication, 1992).

Но одну существенную деталь отметил сам Питер Райт (Peter Wright (1916 – 1995) – ведущий технический специалист британской контрразведки MI-5. Именно он первым понял принцип работы подслушивающего устройства в резном деревянном гербе США, внедренного советскими спецслужбами в кабинет американского посла в Москве в начале 50-х годов (см. журнал Специальная техника” № 1-2, 1999)), знаменитый охотник за шпионами”. В своих воспоминаниях (Wright, Peter, Spy Catcher, Viking Penguin Inc.: N.Y., N.Y., 1987 pp. 137-138), упоминая арест Крогеров, он пишет:

“…Несмотря на неуклюжую работу полицейских, проводивших обыск, было очевидно, что в дом буквально напичкан шпионским оборудованием. Два комплекта различных шифр-блокнотов были закамуфлированы в зажигалке для сигарет, подобной той, что использовалась Г. Лонсдейлом. Были также обнаружены таблицы для приема сообщений из Москвы по трем различным каналам, средства тайнописи, а также принадлежности для изготовления микроточек: соли хромовой кислоты и целлофан.

Миссис Крогер пыталась уничтожить условия связи с другими агентами, выбросив содержимое своей сумочки в унитаз, но была остановлена бдительной женщиной-полицейским.

Но самой интересной находкой, вне всякого сомнения, был план скоростной радиосвязи с Москвой. В банке из-под печенья мы обнаружили пузырек с магнитным порошком, позволявшим сделать видимыми невооруженным глазом точки и тире на магнитной ленте, применявшейся для ускоренной радиопередачи. При этом отпадала необходимость в сложном специальном магнитофоне для замедленного воспроизведения принимаемых и передаваемых сообщений.

Для нас (имеется в виду британская контрразведка. – Прим. авт.) это было совершенно новым оригинальным средством. Теперь становилось понятным, почему на протяжении нескольких месяцев, предшествовавших аресту Крогеров, нам не удавалось перехватить ни одного их сеанса…

Мы обследовали дом в течение девяти дней и, наконец, нашли передатчик. Он был спрятан в тайнике под полом кухни вместе с несколькими фотокамерами и другим фотографическим оборудованием. Все было бережно упаковано в водонепроницаемые пакеты и, вне всякого сомнения, могло храниться продолжительное время”.

Говоря о микроточке, следует упомянуть о Роберте Томпсоне (фото 2), военнослужащем ВВС США арестованном в 1965 году по обвинению в шпионаже в пользу СССР и получившем 30 лет тюрьмы (в 1978 году Р. Томпсон был обменен на израильского пилота, захваченного в Мозамбике).

Фото 2.

В его деле много неясного. При аресте и в ходе следствия он изложил, по крайней мере, три разных версии своего приобщения к советской разведке. Рассказ Р. Томпсона неоднократно повторялся в печати в признаниях типа “Как я шпионил в пользу русских” (например, в “Saturday Evening Post”).

По одним данным он родился в семье небогатого священника в 1935 году в Детройте. Но во время процесса прозвучало, что он появился на свет в 1925 году в Лейпциге. После войны вместе с другими членами молодежной организации гитлер-югенд он был интернирован в СССР, где оказался под опекой спецслужб, прошел соответствующее обучение и в качестве нелегала был заброшен в США.

И хотя Р. Томпсон был достаточно хорошо подготовлен, он, по-видимому, не был источником ценной информации, а играл вспомогательную роль. Внимание, которое мы уделяем его показаниям, объясняется следующим. Пожалуй, это наиболее полное описание способа изготовления микроточки, применявшегося агентами советской разведки, и приведенное в западное печати. Как выяснилось на следствии, Р. Томпсон обучался в Москве использованию тайнописи, а также микрофотографии, в том числе с помощью фотоаппарата Minox.

При аресте у него были изъяты фотоаппарат Minox B и контейнер в каблуке для хранения отснятых микрофильмов (по сложившейся практике для уменьшения объема вложения пустая часть кассеты отламывалась, а в контейнер закладывалась приемная часть с отснятой пленкой ).

По словам Р. Томпсона, в Советском Союзе помимо микрофильмирования его обучили и изготовлению микроточки. Вот что он сам рассказал об этом.

“Документ, подлежащий уменьшению, переснимался с помощью 35-мм однообъективной зеркальной фотокамеры (для изготовления промежуточного негатива Р. Томсон использовал зеркалку Exakta производства ГДР – легендарную фотокамеру высокого класса, истинное произведение инженерного искусства). Для этого достаточно было положить его на ровную поверхность, закрепить фотоаппарат на спинке стула при помощи струбцины и, что очень важно, организовать равномерное освещение оригинала. После проявления промежуточный негатив зажимался между двумя стеклами подобно обычному слайду.

Параллельно с этим из кусочка обыкновенного целлофана при помощи специальных химикатов, которыми агента снабдили его кураторы”, изготавливался светочувствительный материал.

На некоторую горизонтальную поверхность помещался лист белой бумаги, на который устанавливалось специальное устройство, назовем его условно – камера для микроточки или микрокамера (в своих показаниях Р. Томпсон так описал ее: небольшая бронзовая трубка длиной 35 мм, внутри которой размещена какая-то специальная оптическая система). Параллельно этой поверхности на высоте 60 – 80 см располагался промежуточный негатив, зажатый между стекол. На него помещалась обыкновенная лупа силой 2,5 – 3х, выполнявшая роль конденсора. Над негативом устанавливалась электрическая лампа мощностью 100 Вт с прозрачной колбой.

Все это сооружение регулировалось таким образом, чтобы свет от лампы концентрировался лупой и, проходя через негатив, собирался узким пучком в линзовую систему микрокамеры. Приподымая и опуская стекла с негативом, следовало добиться, чтобы пучок света собирался в точку на листе белой бумаги. Это место помечалось крестиком.

После этого лампа выключалась. На место, отмеченное крестиком, помещался кусочек подготовленного указанным образом целлофана, а поверх него микрокамера (поскольку светочувствительный слой для изготовления микроточки имел очень малую светочувствительность, указанные манипуляции можно было выполнять при слабом комнатном освещении). Лампа снова включалась и производилась экспозиция, которая обычно составляла 3 мин. Проэкспонированных фотослой проявлялся в обычном черно-белом проявителе. Изображение представляло собой микроскопическую черную точку (по словам Р. Томпсона обычными размерами микроточки были 1х1 мм. Для ее чтения не требовалось сложных оптических устройств, и в то же время ее легко было спрятать в почтовых отправлениях и других подходящих предметах).

С помощью кусочка бритвенного лезвия с отломанным острым концом эта точка вырезалась и с особыми предосторожностями пряталась в некотором заранее обусловленном с агентом месте (по словам Р. Томсона, у каждого агента было свое заранее оговоренное определенное место, куда он вклеивал микроточку). Обычно для этого использовалась обычная почтовая открытка. Следовало расщепить ее угол на 2 – 3 мм (фото 3), поместить в него микроточку и заклеить клеем из обыкновенной муки. В отличие от других видов клеев он не обладал эффектом люминесценции в ультрафиолетовых лучах и не создавал демаскирующих признаков. Для хранения микроточек могли использоваться различные контейнеры в небольших бытовых предметах (фото 4 5). Для чтения микроточек достаточно было небольшого микроскопа (фото 6) или специального приспособления, закамуфлированного даже в сигарете (фото 7 – 8)”.

Фото 3. Приспособление для расщепления края почтовой открытки

Фото 4. Перстень с контейнером для хранения и транспортировки микроточки

Фото 5. Контейнер-монета для хранения микроточек

Фото 6. Карманный микроскоп, с помощью которого можно читать микроточки

Фото 7. Портативное приспособление для чтения микроточек

Фото 8. Миниатюрное приспособление для чтения микроточек, которое могло быть закамуфлировано в сигарете.

Описанное выше приспособление для изготовления микроточек по понятным причинам не вписывалось в общую гамму предметов обихода, и должно было храниться в специальном контейнере. В качестве него использовалась обычная батарейка для карманного фонаря.

Для убедительности внутри контейнера размещалась настоящая маленькая батарейка, напряжение от которого подводилось к контактам большой батарейки-контейнера. Таким образом, создавалось впечатление, что контейнер представляет собой обыкновенный элемент питания. Разумеется, он не мог быть использован по прямому назначению из-за малой емкости. Но внешне он не вызывал подозрений у окружающих. Для того чтобы вскрыть контейнер, нужно было нажать на его стенку в определенном месте и развинтить его. Контейнер был изготовлен столь тщательно, что Р. Томсон порой сам путал его с обычными батарейками.

В показаниях Р. Томсона было много противоречий, недомолвок и даже нелепостей. Но могли быть и намеренные искажения “редакторов от контрразведки”. Во всяком случае, остается непонятным, как ему удавалось получать высококачественные микроточки столь простым способом, если самому Э. Голдбергу требовалось сложная оптическая конструкция для точной фокусировки. По-видимому, в задачу агента и не входило получение высоких кратностей уменьшения.

Разумеется, советские спецслужбы использовали в своих разработках известные достижения “отцов” микрофотографии. Но в любом случае остается только склониться в знак уважения перед мастерством советских технарей”, снабдивших Р. Томсона столь простым в применении и столь совершенным по качеству специальным техническим средством для изготовления микроточек в “полевых условиях”.

Несколько слов в завершение. Получение микрокопий документов обычно связывают с фотоаппаратом Minox на забытом ныне формате 8х11 мм и на пленке шириной 9,5 мм. При этом достигалось уменьшение всего в 35 раз.

Но мало кто знает, что для этих же целей можно было использовать любительскую кинокамеру 8 или 16 мм с хорошим объективом и возможностью покадровой съемки. Некоторые из таких камер обладали даже синхроконтактом для подключения лампы-вспышки. В качестве фотоматериала можно было использовать фотопленку для микрофильмирования AGFA-СOPEX RAPID. В качестве проявителя рекомендовалось использовать выпускаемый до сих пор знаменитый AGFA-Rodinal, разбавленный сотни раз (в практике автора был случай, когда фотопленка NP-10 производства фирмы ORWO (ГДР) проявлялась в проявителе Rodinal, разбавленном 1:200. Время проявления составило 65 минут (!) при непрерывном помешивании. Но результат превзошел все ожидания: негативы получились исключительно мелкозернистыми с прекрасной тональной передачей).

Вообще говоря, процесс микрофильмирования был достаточно подробно изложен в любительской литературе. Достаточно сказать, что в конце 30-х годов в Америке появилась брошюра, где было обстоятельно описано, как, используя минимум оборудования, получать если не микроточки, то очень маленькие микрокопии оригиналов.

В 1943 году появилась книга Занимательный микроскоп”. В ней просто и доходчиво излагался процесс изготовления если не настоящей микроточки, то, во всяком случае, ультра-микрофильма. Все это происходило в то благодатное время, когда отсутствовали автоматизированные фотолаборатории, фотосервиса как такового не было. Фотолюбители делали все сами и невольно становились исследователями. Одним словом, настоящая “школа молодого бойца для начинающих шпионов”. Но до настоящей микроточки было еще далеко: она, по крайней мере, в 10 раз меньше.

Остановимся вскользь на других способах получения микроточек, описания которых появлялись в то или иное время. Вообще говоря, изготовление микроточки является достаточно сложной задачей, требующей с одной стороны специфического оборудования, наличие которого в обычной жизни трудно легендировать, а с другой достаточно высокой профессиональной подготовки.

В уже цитировавшейся нами книге К. Мэлтона (Keith Melton, The Ultimate Spy Book, DK Publishing Book, NY, NY, 1996) описан так называемый английский двухступенчатый способ изготовления микроточек, когда промежуточный негатив повторно репродуцировался с расстояния 127 см! (фото 9). Все это выглядит малоубедительным, поскольку связано с большими потерями освещенности (как известно освещенность падает пропорционально квадрату расстояния от источника света до объекта. Вспомните, что говорил по этому поводу Э. Голдберг в своей лекции в Париже в 1925 году (см. журнал Специальная техника № 4, 1999)) и разрешающей способности. По-видимому, здесь мы имеет дело с некоторым суррогатным способом получения псевдо-микроточек.

Для изготовления микроточек подходит только специальная пленка для научных целей для спектрографии и астрономических снимков HR (высокое разрешение), а также концентрированная эмульсия Липмана. Последняя значительно сложнее в изготовлении и поэтому реже встречается, в то же время ее разрешающая способность может достигать 6000линий/мм.

Говоря о микроточке, нельзя забывать, что помимо мелкозернистой эмульсии одним из непременных условий успешной работы является высококачественный объектив. Еще в 1925 году отец микроточки Э. Голдберг отмечал необходимость применения объектива от микроскопа с фокусным расстоянием 20 мм и плоским полем изображения. Подобные объективы выпускаются ведущими производителями оптических приборов Leitz, Zeiss, Nikon. Они очень дороги, к тому же, их наличие характерно только для криминалистических или кристаллографических лабораторий, но отнюдь не для фотолюбителей.

Серьезной проблемой при изготовлении микроточек всегда была вибрация оборудования во время продолжительной экспозиции.

Еще одна весьма специфическая проблема возникает из основного свойства и даже достоинства микроточки – ее малозаметности и исключительно малых размеров. Микроскопический кусочек прозрачного целлофана так легко уронить и бесследно потерять! Опыт показывает, что если не знать, где точно спрятана микроточка, или не дай Бог, уронить ее на пол, особенно покрытый ковром, найти ее практически невозможно. Может быть, поэтому микроточка использовалась в шпионской практике в исключительных случаях.

В любом случае получение микроизображений с кратностью уменьшения 1:400 это удел профессионалов из соответствующих лабораторий ведущих спецслужб.

Наш рассказ подошел к концу. Вряд ли когда-нибудь мы узнаем новые подробности о применении такого экзотического фотографического средства, как микроточка. Спецслужбы умеют хранить свои секреты, особенно когда за этим стоят интересы государства и человеческие судьбы “бойцов невидимого фронта”.

Можно, конечно, пофантазировать о перспективах развития этого весьма специфического направления специальной фотографии. Но дело это, как нам думается, абсолютно неблагодарное. С одной стороны, само существование галлоидосеребряной фотографии это вопрос времени: позиции электронных способов получения, хранения, обработки и передачи графической информации с каждым днем становятся все сильнее.

Так давайте оставим некоторый ореол таинственности, который ее всегда окружал микроточку, как и весь арсенал хитроумных технических средств, используемых представителями одной из самых древних профессий.

                 

              

            

 
 

ОХРАННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В КАЛУГЕ

ЧОП КАЛУГА

 

Подробнее...

 

Новости          

Система видеонаблюдения из 12 видеокамер установлена в жилом доме в Калуге...

Подробнее...


Система видеонаблюдения из 8 видеокамер на основе видеорегистратора установлена на загородном складе в Калуге....

 

Подробнее...


Ведется монтаж системы видеонаблюдения в г. Калуга по ранее сделанному нами проекту...

 

Подробнее...


Архив новостей

Установка систем охраны периметра в Калуге.......

Охрана периметра в Калуге 89109168532

Подробнее...